Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 3 (43), 2012
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Фигуровская Н. К.
главный научный сотрудник Центра исследования методологических и историко-экономических проблем Института экономики РАН (г. Москва),
доктор экономических наук, профессор


П.А. Кропоткин о кооперации
К 170-летию со дня рождения. 1842–1921
В статье рассматривается основные вехи жизненного пути П.А.Кропоткина, его вклад в развитие теории и практики кооперации в России. В научный оборот введены забытые работы великого русского мыслителя и революционера, а также давно не переиздаваемые работы о нем
Ключевые слова: П.А. Кропоткин, экономика солидаризма, социализм, кооперация, экономика России, аграрные проблемы
ББК 63.03.(02)   Стр: 374 - 378

Генеральная Ассамблея ООН объявила 2012 год Международным годом кооперативов. Обычно Международный Год объявляется ООН для того, чтобы привлечь внимание к основным мировым проблемам и для поощрения важнейших направлений экономической и социально-политической деятельности. В соответствии с этим резолюция Генеральной Ассамблеи 64/136 от 18 декабря 2009 года отметила заметную роль кооперативов в сокращении бедности, обеспечении занятости и социальной интеграции.
Особо подчеркнут вклад кооперативов в социально-экономическое развитие. Как пишет Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, «благодаря особому акценту на ценностях, кооперативы продемонстрировали, что представляют собой устойчивую и жизнеспособную экономическую модель, способную обеспечить процветание даже в трудные времена. Их успех позволяет многим семьям и местным обществам избежать нищеты».
Международный год кооперативов проходит под лозунгом «Кооперативные предприятия строят лучший мир». Он имеет три основные цели: повысить осведомленность общественности о кооперативах, оказать надлежащее содействие росту кооперативов и выработать достаточно эффективные политические подходы. В ознаменовании Года проходят региональные конференции и многие другие мероприятия. Государства — члены ООН создают Национальные комитеты, которые становятся координаторами в рамках Года.
Россия имеет богатейшую историю развития кооперативных предприятий различных форм. Поэтому она не может не приветствовать данное международное начинание. Наша страна выдвинула яркую плеяду крупнейших деятелей кооперативного движения, теоретиков и практиков. Среди них видное место занимает выдающийся ученый и мыслитель мирового уровня Петр Алексеевич Кропоткин. Весьма знаменательно, что в объявленный ООН Год Кооперативов исполняется 170 лет со дня его рождения. Им заложены фундаментальные основы кооперативной теории. Он пророчески предвидел грядущий расцвет кооперативного строя на Земле. Выдвинутые им теоретические положения и поныне способны содействовать дальнейшему развертыванию кооперативного движения.
Жизнь П.А. Кропоткина [27.11(09.12).1842–08.02.1921] своеобразна и даже уникальна. В молодые годы он увлечённо занимался географией и геологией. Много путешествовал по глухим дебрям Восточной Сибири и северного Китая. Был приглашён работать секретарём отделений Физической и Математической географии Русского Географического общества. Выдвинулся в ряды крупнейших ученых — естествоиспытателей. Потомок великих князей Смоленских, ведущих свой род от первого русского князя Рюрика, камер-паж императора Александра II, Петр Алексеевич отказался от привилегированного положения, которое давала ему родословная и близость к императорской фамилии. Он перешёл в ряды революционеров, стал крупным теоретиком анархического коммунизма, которого русское правительство считало одним из самых страшных своих врагов. По распоряжению императора был заключён в Петропавловскую крепость, но через два года совершил дерзкий побег. Пробыв в эмиграции 40 лет, Кропоткин был признан идейным вождем европейского анархизма.

Процесс формирования П.А. Кропоткина как личности совпал с временем, которое он сам характеризовал, как «эпоху умственного пробуждения России» [1]. Многие важные исторические события и прогресс естественно-технических наук сопутствовали его становлению как ученого и революционера. В частности, нельзя не отметить, что П.А. Кропоткин был ровесником кооперативного движения.
Попытки практического воплощения кооперативных принципов предпринимались с 1830-х годов. В Англии в 1831–1832 гг. были созваны кооперативные конгрессы, в которых самое деятельное участие принимал Р.Оуэн; его идеи играли в этом движении центральную роль.
А через два года после рождения П.А. Кропоткина, в 1844 г., двадцать восемь никому неведомых ткачей выступили с манифестом общества Рочдельских пионеров, создали потребительный кооператив, который положил начало широкому общественному движению, охватившему впоследствии весь мир.
Для того, чтобы понять, как формировалось отношение П.А.Кропоткина к кооперации, необходимо представить картину его времени, ее природу и существо и те ее дальнейшие перспективы, которые намечали ее теоретики и идеологи. Необходимо также понять значение кооперации для России, ее особенности и своеобразие.
Надо сразу оговориться, что то кооперативное движение, которое постепенно проникало и в Россию и которое достигло здесь выдающихся результатов в начале ХХ века, принципиально отличалось от того, что мы наблюдаем сейчас вокруг себя. И это исключительно важно понять, поскольку именно характер современного Кропоткину кооперативного движения объясняет, почему он обратил на него такое внимание.
Кооперация, как новое общественное явление, с самых первых шагов своего существования ориентировалось не только на повышение материального благосостояния своих членов, но и на их духовное благополучие. Как писал известный деятель английской кооперации Н. Нельсон, «Миссия кооперации — сделать нравственными людей и экономические отношения» [2].
Кооперативы имеют огромное социальное значение, — констатировала кооперативная пресса. — Они являются прообразом будущего строя, к которому неизбежно ведет весь ход развития капиталистического общества. Сочетание хозяйственной деятельности, не сводящейся к погоне за прибылью, с широкой культурно-просветительской программой, начала равенства и справедливости, вносимые подлинно кооперативными принципами в экономические отношения, превращало кооперативы в организации, не ограничивавшие себя рамками чисто хозяйственных целей. Именно эта, одна из решающих и сильных сторон кооперативного движения, привлекала к нему многих деятелей русской культуры и науки, в том числе и П.А. Кропоткина.
Симпатии к кооперации проистекали из того, что кооперативные организации не только охраняли экономические интересы преимущественно беднейших слоев населения, но и заботились о духовных запросах, о духовном мире своих членов, были основаны на началах солидарности и самоуправления. Такие общественные организации, которые к тому же стремились быть независимыми от государства, иметь собственный кооперативный финансовый центр и всячески охранять свою внутреннюю жизнь от посягательств и вмешательства властей, не могли не привлечь внимания Кропоткина — особенно в тот период, когда он приступил к разработке созидательной программы анархо-коммунистического общества («насколько его можно предвидеть»). Стремление к научному обоснованию анархических идей заставило Кропоткина «изучить более внимательно некоторые стороны хозяйственной жизни современных народов. Знакомясь... с реальной жизнью, я постоянно имел в виду вопросы: какие формы должно принять производство на социалистических началах, то есть организованно самими трудящимися для лучшего удовлетворения всех нужд населения» [3].
После освобождения из французской тюрьмы П.А. Кропоткин поселился в Англии. Он много ездил по стране, читал лекции в разных городах Англии и Шотландии, активно участвовал в английском социалистическом движении. К тому времени, когда П.А. Кропоткин оказался в Англии, из скромной ячейки, созданной рочдельскими пионерами, развилась сеть потребительской кооперации, раскинувшаяся по всей стране. К началу ХХ века кооперация охватывала 2 млн членов и делала ежегодные обороты на сотни миллионов фунтов стерлингов. В начале века кооперативное движение стало значительной общественной силой, постоянно расширяющей свое влияние и вносящей новые элементы в структуру человеческих обществ. Совершенно естественно, что это не могло не усилить интереса П.А. Кропоткина к идеям провозвестника идей кооперации, первого апостола нового общественного строя, одного из крупнейших английских фабрикантов Р. Оуэна. П.А. Кропоткин писал, что «из трех социалистических направлений, разработанных Фурье, Сен-Симоном и Оуэном, в Англии и Шотландии господствует последнее». «Если сенсимонизм породил социал-демократов, — писал далее П.А. Кропоткин, — фурьеризм дал начало анархизму, а учение Оуэна развилось в Англии и Америке в тред-юнионизм и кооперацию и так называемый муниципальный социализм, причем это движение осталось враждебным государственному социализму социал-демократии, имея при этом точки соприкосновения с анархизмом» [4]. Совершенно естественно, что П.А. Кропоткин положительно оценивал систему взглядов, развитую Р. Оуэном, прямо подчеркивая, что именно теоретические концепции Фурье и Оуэна «вносят свой ценный вклад в прогресс», в отличие от идей социал-демократов, которые, стремясь к «завоеванию власти в существующем обществе», не понимают, что их программа «не может вместить в себе все социалистическое движение» и что единое рабочее движение — «утопия по социал-демократическому образцу» [5].
Кропоткин подчеркивал и то, что именно «Роберт Оуэн и Фурье дали миру свой идеал свободного, органически развивающегося общества» [6]. Идея органически развивающегося общества была исключительно близка П.А. Кропоткину. Он никогда не ставил своей задачей и считал ошибочным «выводить из наших теоретических взглядов, каково должно быть идеальное общество». Он считал плодотворным процесс формирования теоретической концепции и практических форм этого общества «снизу» [7], подчеркивая неизбежную органичность формирования новых устоев человеческого общежития.
Он обращал внимание и на то, что во все времена в человеческих обществах боролись два течения: помимо управления «сверху» и принудительного насаждения хозяйственных форм и отношений, всегда «народные массы вырабатывали в виде обычая ряд учреждений, необходимых для того, чтобы общественная жизнь была возможной, чтобы обеспечить мир в своей среде, улаживать возникающие раздоры и помогать друг другу во всем, что требует соединенных усилий». К этого рода учреждениям он относил сельскую общину, артели, вольные города-республики и многие иные учреждения, «выработанные не законодателями, а самим народным творчеством» [8].
Анархизму была присуща глубокая вера в созидательные, прогрессивные силы народного творчества. Будучи теорией, общественным течением, опирающимся на творческие, созидательные силы самого народа, «стремившегося выработать учреждения обычного права, которые уберегли бы его от желающего властвовать меньшинства», анархизм опирался на народное творчество и народную созидательную деятельность [9]. Будучи «безгосударственниками», анархисты не могли не обратить особого внимания на кооперацию.
Исходя из своей формулы общественного прогресса, критерием которого выступает достижение наибольшей суммы человеческого счастья для каждой из единиц человеческого общества, П.А. Кропоткин применяет этот критерий и при анализе форм человеческого общежития, обращая внимание на то, «какие формы общежития содействуют этой сумме счастья, а, следовательно, и жизненности?» «Какие формы общежития позволяют этой сумме расти и развиваться как количественно, так и качественно, т.е. становиться полнее и разнообразнее?» [10]
Понимая революцию как всеохватывающее народное движение, во время которого в каждом городе и деревне народным массам «придется самим взяться за перестройку общества, за построительную работу на коммунистических началах, не дожидаясь приказов и распорядков свыше», он полагал, что «ломка» «должна совершаться снизу, на каждом пункте территории. Навязать ее законом — невозможно» (в том числе и потому, что «нигде никогда мы не находим в истории, чтобы люди, вынесенные в правительство революционною волною, были на высоте положения; потому что в деле перестройки общества на новых началах отдельные люди, как бы умны и преданы делу они не были — бессильны»), Кропоткин не мог не обращать самое пристальное внимание на хозяйственные формы, выработанные самими трудящимися и ориентированные не только на экономическую эффективность, но и на нравственные начала.
К положительному восприятию кооперативной формы вело и то, что П.А. Кропоткин отрицал «узкое понимание жизни, считавшее прибыль единственным двигателем человеческого общества» [11]. Здесь уместно вспомнить, что одно из кооперативных изречений, отражающих существо кооперации, гласило: «Если кооператив — только лавочка, то это будет плохой кооператив».
Однако кооперация обращала на себя внимание П.А. Кропоткина и как эффективная хозяйственная форма. Он, в частности, отмечал, что именно «кооперативному духу» обязана Дания своими успехами в сельском хозяйстве и, как это ни странно, именно отсутствием кооперативного духа в сельском хозяйстве Англии (при развитости потребительской кооперации) объясняется ее невосприимчивость к новым методам обработки земли [12].
Отмечая высокие хозяйственные результаты датского кооперированного сельского хозяйства и то, что «датское масло управляет ценами на датском рынке», П.А. Кропоткин обращал внимание на то, что достичь такого высокого качества продукции можно было только при производстве в кооперативных маслодельнях. Кропоткин обращал внимание и на мало известный в ту пору факт, что и сибирское масло, также ввозившееся в Англию в очень больших количествах — «тоже плод кооперации и в значительной мере есть отпрыск датской кооперации» [13]. Он обращает внимание и на широкое развитие кооперации во Франции [14]. В то же время Кропоткин не был сторонником гигантских размеров производства, констатируя, что так называемые «мамонтовые фермы» — громадные хозяйства в степных штатах Америки, «в которых социалисты-государственники видели идеал будущего, исчезли...» [15].
Мелкие фермы также не были идеалом П.А.Кропоткина. Отвергая перспективность огромных ферм, обрабатываемых «“рабочими батальонами”, организованными по-военному, как мечтали Бабеф и Кабе, а за ними немецкие коммунисты», он выступал и против другой крайности — возведения в идеал культуры французских крестьян. Если в «мамонтовых фермах», «хотя человеческий труд и уменьшен, но урожайность почвы очень незначительна, и вся система — разбойничья, истощающая почву», то «земледелие на маленьких участках» требует слишком много труда. Выход, «единственно рациональный исход» он видит в объединении труда в сочетании с наилучшими способами обработки земли в рамках общин.
В то же время Кропоткин отмечал исключительную живучесть мелкого производства и в промышленности; он указывал, что это «не признаки прошлого, не безнадежные борцы за проигранное дело», а «сотни производств, полных жизненных сил и способных приспособляться к требованиям данной минуты и данного времени» [16]. Кропоткин исследовал «целый мир промыслов, возникших за последнее время», отмечал многие другие факты, свидетельствующие о сохранении и возникновении новых мелких производств, которые рассеивают «ходячий предрассудок в отношении исчезновения мелких производств». Перспективы мелкого производства он усматривал в том, что «склонность к ассоциации здесь весьма сильна» [17], но к ассоциациям самостоятельных мелких производителей.
Иными словами, исследуя скрупулезно тенденции развития производительных сил, П.А. Кропоткин констатировал, что и в промышленности, и в земледелии положение мелкого производства устойчиво и для своего успешного функционирования требует разного вида объединений, усовершенствований организации и технических средств. И хотя некоторым мелким производствам суждено исчезнуть, однако сохраняются жизнеспособные мелкие формы [18].
К идее кооперации П.А. Кропоткин приходил органично, исходя из краеугольного начала всей системы своих взглядов — закона взаимной помощи, представлений об общественной солидарности, изложенных в его книге «Взаимная помощь». В кооперативных кругах считалось, что «эта чудесная книга должна войти в круг постоянных собеседников мыслящих кооператоров» [19].
Обобщая закон взаимной помощи Кропоткин писал: «Природа не делает ни одного движения, общество не выполняет ни одной цели, космос не подвигается ни на шаг вперед без зависимости от кооперации... Только в соединении друг с другом, — будут ли то соединения атомов, клеточек, животных или человеческих существ, — могут индивидуальные единицы совершать какой-либо прогресс»... Распространяя эту закономерность на историю человечества, он отмечает, что «вся общественная жизнь людей зиждется на сознании, хотя бы инстинктивном, человеческой солидарности, на тесной зависимости счастья каждой личности от счастья всех и на чувстве справедливости» [20].
Перед умственным взором П.А. Кропоткина раскрывается опыт мирового кооперативного движения, он изучал роль кооперации в Англии, Франции, Германии, Голландии, Дании. Он отмечал, что кооперативному движению присущ глубокий характер взаимной помощи, что «наиболее преданные сторонники этого движения проникнуты убеждением, что кооперация ведет человечество к высшей гармонической форме экономических отношений», а в последние годы «среди кооператоров начали появляться более широкие идеалы общего благосостояния и солидарности производителей» [21].
Но и на фоне таких высоких устремлений и гуманистической направленности кооперативного движения, в Западной Европе ставшего крупной силой, П.А. Кропоткин считал, что «Россия представляет наилучшее поле для изучения кооперации в бесконечно разнообразных формах». Особенность кооперации в России он видел в том, что в ней «кооперация, т.е. артель выросла естественным образом» [22] в отличие от формальных, искусственно созданных кооперативных обществ.
В стремительно развивающемся кооперативном движении России П.А. Кропоткин обратил внимание на решение русских кооператоров использовать всю получаемую прибыль только на расширение своих предприятий и на полезные для общества мероприятия — создание в деревенских потребительских лавках культурных центров, распространение образования, улучшение дорог и в целом широкую программу культурного строительства. Он обратил особое внимание на программу кооператоров в отношении «местного строительства», которая охватывала задачи подъема сельского хозяйства, поскольку никакой агрономической организации эта задача не под силу, если на помощь не придет «совместная работа земледельческого населения России через их кооперативные учреждения». Широкую и разнообразную программу местного строительства П.А. Кропоткин оценивал как могущественный фактор активизации человеческих возможностей и направления энергии людей к использованию «спящих еще богатств России» [23].
Построение сети кооперативных организаций П.А. Кропоткин вслед за «великим Фурье» считал необходимым начать с кооперации потребления, с организации потребительских союзов, членами которых бы состояли бы все граждане. Кооператив в качестве предприятия должен быть организован и функционировать как обычное предприятие, и в этом отношении он «ничем не отличается от всякого другого предприятия», ему также присущи и необходимы «капитал, деловая инициатива и руководство». Однако природа кооперативных отношений порождает исключительные, специфические черты такого предприятия, которое невозможно осуществить «без взаимного доверия, взаимного понимания и добровольного сотрудничества всех членов товарищества, являющихся одновременно и собственниками, и клиентами предприятия» [24]. К присущим чертам кооперации относятся также такие фундаментальные ее основания, как неограниченная ответственность товарищества, круговая порука всех членов. Залогом самостоятельного функционирования кооперации является отсутствие руководства со стороны государственного чиновничества[25].
П.А. Кропоткин был убежден, что кооперация подготовляет будущий новый, лучший строй, что она является подготовительной ступенью — «образовательной — к социалистическому строю; жизненным опытом она должна доказать, что в объединении — сила, что в вольных союзах вольных людей лежит разрешение великих задач, поставленных жизнью перед нашим поколением».
Кропоткин верил в исключительную жизненность кооперации, в органичность ее формирования и развития, в непреоборимую силу, заключенную в ней, способную преодолеть все «препятствия на своем пути, но лишь в том случае, если она будет крепко держаться основной мысли старика Роберта Оуэна, от которого пошла кооперация», что ее перспективы — «высшая гармоническая форма человеческих взаимоотношений» [26].
Надо отметить, что кооператоры высоко оценивали книгу П.А. Кропоткина «Взаимопомощь как фактор эволюции». В указателе кооперативной литературы, который в начале века издавал Комитет о сельских ссудо-сберегательных и промышленных товариществах при Московском обществе сельского хозяйства, в разделе «Необходимые пособия для ознакомления с основами кооперации» наряду с книгами ведущих теоретиков кооперации А.И. Чупрова, С.Н. Прокоповича, А.Н. Анциферова, Ш. Жида упомянута и монография П.А. Кропоткина.
Знаменательно, что в ответе на анкету журнала «Вестник кооперации» о значении кооперации крупный исследователь кооперации А.Н.Анциферов писал: «Основа и сущность кооперативной деятельности состоит в свободном, организованном и мирном сотрудничестве для достижения хозяйственных целей, в осуществлении принципа взаимной помощи, а не всеобщей вражды и взаимного нанесения вреда и ущерба, а отсюда вытекает огромное сокращение не только бесполезной, но и всегда вредной растраты сил, [...] а сокращение затраты человеческой энергии на хозяйственные цели создает основу для пробуждения высших духовных интересов человека и человеческого общества, для культурной жизни человечества» [27].
А.Н. Анциферов приводит конкретный пример творческой силы начал взаимопомощи, заложенных в фундамент кооперативных отношений. Он писал о том, что страшное зло, поразившее русскую деревню — ростовщичество — «грозило своими ядовитыми цветами задушить крестьянское хозяйство. Положение становилось невыносимым и привело бы к гибели сельскохозяйственного производства, если бы на сцену не выступила бы кредитная кооперация [...] люди вместо того, чтобы враждовать, стали действовать совместно, вместо того, чтобы вредить, стали помогать друг другу. Великий принцип взаимопомощи и здесь, как и всегда, оказал великую услугу» [28]. Итак, кооперация закономерно привлекла внимание П.А. Кропоткина. «Из того, что кооперация ни над кем не господствует, с логической необходимостью вытекает полное равноправие всех ее участников и принцип самостоятельности и самоуправления каждого кооперативного учреждения как такового и всей совокупности» [29].
Предполагая, что в прогрессивной эволюции общества закон взаимной помощи будет иметь все большее значение, П.А. Кропоткин со временем все большее внимание стал уделять кооперации как собственно экономической форме, в которой воплощаются начала общественной солидарности. С «величайшим удовольствием» Кропоткин наблюдал за развитием кооперации в России, которая, по его же словам, «проникала в самую глубь русской жизни» [30]. 1917–1918 годы были действительно периодом ее стремительного расцвета, колоссального роста.
Заботой о создании беспрепятственных условий для развития кооперативных отношений в разных сферах человече­ской жизнедеятельности было вызвано известное обращение П.А. Кропоткина к В.И. Ленину. Непосредственной причиной послужило административное подчинение кооперации, которое достигло апогея в период военного коммунизма. Оценка положения кооперации и кооператоров в этот период выражена в речи П.А. Кропоткина на XI собрании уполномоченных Дмитровского Союза кооперативов (июль 1919 г.), в которой он говорил: «Вам, товарищи-кооператоры, еще труднее переживать революцию, потому что вы забежали вперед. Вы задались целью перестроить экономическую жизнь народа, не по приказу свыше, а на основах самодеятельности самого населения. Вы хотите пробудить эту самодеятельность, и в этом встречаете серьезные помехи» [31].
В беседах В.И. Ленина и П.А. Кропоткина проявилось столкновение двух различных концепций существа и путей построения нового общества. В.И. Ленин не мог принять позиции П.А. Кропоткина. Она была им воспринята как непонимание существа исторического момента в стране, «которая кипит революцией», в стране, где идёт гражданская война и вынужденно введён «военный коммунизм». Стремления Кропоткина, который «ничего другого не мог придумать, как говорить о кооперативном движении», Ленин оценивал как не отвечающие задачам момента [32].
В заключение нельзя не отметить высочайших морально-нравственных качеств Петра Алексеевича. С лета 1918 года Кропоткин жил в Дмитрове под Москвой. Приближалось окончание гражданской войны. Время было голодное. По распоряжению В.И. Ленина к нему была направлена комиссия врачей во главе с наркомом здравоохранения Н.А. Семашко и управляющим делами Совнаркома В.Д. Бонч-Бруевичем. Оказалось, что больной Кропоткин нуждается в лечении и усиленном питании. Однако Петр Алексеевич решительно отказался от предложенного ему пайка, поскольку был категорическим противником каких бы то ни было привилегий. Вместе с тем скромную продовольственную помощь местных кооператоров принял с благодарностью. В этом помимо всего прочего сказалась его глубокая вера в силу и будущее кооперативного движения [33].


Литература
1. Кропоткин П.А. Записки революционера. - М., 1988. - C. 150.
2. Кооперация. Страницы истории. - М., 1991. - Вып.1. - C.4.
3. Кропоткин П.А. Записки революционера. - М.,1988. - C. 468-469.
4. Там же. C.473, 394.
5. Там же. C.394.
6. Там же. C.392.
7. Там же. C.393.
8. Кропоткин П.А. Современная наука и анархизм. - М., 1906. - C.24.
9. Там же. - C.59.
10. Там же. - C.63-64, 88.
11. Кропоткин П.А. Поля, фабрики и мастерские. - М., 1918. - C.12.
12. Там же. C.52.
13. Там же. C.62.
14. Там же. C.78.
15. Там же. C.82.
16. Там же. C.153, 166.
17. Там же. C.165.
18. Там же. C.176.
19. Кропоткин П.А. Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса. - Пб.; М., 1922. VIII, 342 с.
20. Ударцев С.Ф. Петр Кропоткин. Кооперация и свобода // Дальний Восток. - 1991. - № 12. - C.96.
21. Цит. по: Сборник статей, посвященный памяти П.А.Кропоткина. - Пг.; М., 1922. - С.8.
22. Кропоткин П.А. Взаимная помощь... C.265.
23. Там же. C.327-328.
24. Бюллетень Всероссийского общественного комитета по увековечению памяти П.А. Кропоткина. М., 1924. C.9-10.
25.Благих И.А., Кудинов И.А.Процессы огосударствления кооперации в России после Февральской революции 1917 г. // Проблемы современной экономики.- 2011. - № 1.С.378.
26. Цит. по: Ударцев С.Ф. Петр Кропоткин. Кооперация и свобода. - C. 103-108.
27. Анциферов А.Н. Очерки по кооперации. - М., 1909. - C.79.
28. Там же.
29. Там же. C.32.
30. Вестник Московского областного Союза кооперативных объединений. - М., 1919. - № 9. - C.26-27.
31. Там же. См. также: Хохлов Р.Ф. «С величайшим удовольствием смотрю я на работу кооперации» // Труды Комиссии по научному наследию П.А.Кропоткина. - М., 1992. - Вып.2. - C.38-52.
32. См.: Бонч-Бруевич В.Д. Мои воспоминания о Петре Алексеевиче Кропоткине // Звезда. - 1930. - № 4, 6; Пирумова Н.М. Письма и встречи // Родина. - 1989. - № 1.
33. См.: Голованов В. Проповедь и бунт Петра Кропоткина // Советская культура. - 1988, 17 дек.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия