Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 3 (43), 2012
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Корнейчук Б. В.
профессор кафедры экономической теории Санкт-Петербургского филиала
Национального исследовательского университета — Высшая школа экономики,
доктор экономических наук


Историко-экономические исследования в Петербургском политехническом институте
В статье проанализированы и классифицированы основные историко-экономические работы ученых-экономистов Санкт-Петербургского политехнического института, показана роль этих работ в развитии российской экономической мысли
Ключевые слова: Петербургский политехнический институт, экономическая история России, национальная экономика, С.Ю. Витте, Д.И. Менделеев, М.В. Бернадский, П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановский, А.С. Посников, И.И. Иванюков, С.В. Бернштейн-Коган, С.Г. Струмилин, И.М. Кулишер
УДК 330.101.2; ББК 65.02(2)я2   Стр: 378 - 380

Система общественных наук в XXI в. становится все более специализированной, что сказывается негативным образом на развитии экономики, истории, философии и смежных наук. Вместе с тем в начале века ситуация была принципиально иной: многие ученые обладали энциклопедическими знаниями и не опасались «вторгаться» на территории смежных наук. Так, многие крупные экономисты начала прошлого века публиковали глубокие исследования по истории хозяйственного быта, которые служили основой для теоретических построений и практических выводов. Среди них немало профессоров Санкт-Петербургского политехнического института: А.С. Посников, П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановский и др. Изучение их историко-экономического наследия весьма актуально, поскольку позволяет возродить традиции междисциплинарных исследований и тем самым способствовать становлению единой парадигмы обществознания нового века.
В настоящее время историко-экономические исследования обычно проводятся в рамках экономической истории. Проблема в том, что эта наука по-разному понимается историками и экономистами. Если для историка установление достоверности некоторого исторического факта обычно является конечной целью исследования, то для экономиста исторический материал есть лишь вспомогательное средство для обоснования гипотез и построения теоретических обобщений. Если экономическое исследование базируется на анализе исторических фактов, то мы определяем его как историко-экономическое и противопоставляем чисто историческим и чисто экономическим исследованиям. Основные принципы исторической школы в экономике заложены в книге немецкого экономиста Фридриха Листа «Национальная система политической экономии» (1841) и состоят в следующем. Во-первых, использование индуктивного метода, в отличие от дедуктивного метода классической политэкономии. Во-вторых, отрицание универсальных экономических законов и разработка национальной экономии в противоположность космополитической экономии классиков. В-третьих, отказ от принципа свободы торговли в международных отношениях и поддержка протекционизма.
В научной деятельности ученых-экономистов Петербургского политехнического института историко-экономические исследования занимали важнейшее, если не первое, место. Мы выделяем четыре направления таких исследований: национально-историческое, марксистское, общинное и отраслевое.
Первое направление составляют работы последователей исторической школы, в которых исторический метод применяется для решения принципиальных вопросов развития российской экономики. Поскольку для таких работ характерен национализм, понимаемый в позитивном смысле как производное от понятия «нация» (но никак не от «национальность»), данное направление мы характеризуем как национально-историческое. Сторонниками этого направления были С.Ю. Витте и всемирно известный ученый-политехник Д.И. Менделеев.
Сергей Юльевич ВИТТЕ (1849–1915) в своей работе «Национальная экономия и Фридрих Лист» (1889) дал восторженный отзыв и привел краткое изложение фундаментального труда Листа, который тогда еще не был переведен на русский язык. Особую роль истории в системе общественных наук он обосновывает исходя из тезиса Листа о противоположности философии (т.е. политической экономии) и политики (т.е. национальной экономии). Поскольку философия выражает только будущее, а политика — только настоящее, особая роль истории состоит в том, что она относится одновременно к будущему и настоящему. Витте цитирует Листа: «История явно указывает потребности будущего... Но она в то же время оправдывает потребности политики и национальности... Итак, история указывает на способы взаимного согласования требований философии и политики» [6, с.267–268]. Витте дополняет критику Листа классической школы своими собственными аргументами, которые несут отпечаток естественнонаучного образования ученого (а он имел степень кандидата по физико-математическим наукам). Он пишет: «Требовать же лечения всех экономических недугов страны по рецептам космополитической (т.е. абстрактно-теоретической — Б.К.) экономии так же бессмысленно, как, например, требовать устройства какого-либо двигателя по формулам аналитической (т.е. абстрактно-теоретической — Б.К.) механики, без принятия во внимание качества материалов, условий сопротивления и атмосферических влияний» [6, с.261]. Таким образом, исторический взгляд Витте на экономику есть форма выражения его естественнонаучного мировоззрения, согласно которому основой теоретических обобщений может служить лишь объективный анализ постоянно изменяющихся материальных факторов и условий. Общественным аналогом изменчивых материальных условий служит поток исторических событий, который служит единственно возможной основой для теоретико-экономических обобщений.
Дмитрий Иванович МЕНДЕЛЕЕВ (1834–1907) в своей брошюре «Толковый тариф, или Исследование о развитии промышленности России в связи с ее общим таможенным тарифом 1891 года» (1889–1991) отвергает классический принцип свободы торговли и выступает за протекционизм в международной торговле. Он критикует классическую теорию за то, что она основана на отрывочных наблюдениях и не учитывает многообразие экономических явлений, и приводит в качестве аналогии ошибочные выводы в области теоретической механики, полученные на основе отрывочных наблюдений (например, чем тяжелее тело, тем скорее оно падает). Здесь его позиция полностью совпадает с позицией Витте. Менделеев считает, что отрывочность данных о физических явлениях столь же порочна, как и отрывочность данных об экономических явлениях, которая выражается в отсутствии целостной картины исторического процесса. Он пишет, что «современное нельзя уразуметь правильно, не познакомившись с исторической обстановкой дела», и отмечает, что «как отдельные люди и семьи, государства и народы неодинаковы по своим средствам, условиям, положению и т.п. ... Слить, уничтожить различие или смешать разделившихся нельзя — будет хаос, новое вавилонское столпотворение» [6, с.308–309, 316]. Ученый стремился доказать, что для отстающих стран, в том числе для России, наиболее выгодна протекционная политика. Такая позиция противоречила доминирующей тогда классической доктрине о свободе международной торговле, выдвинутой Адамом Смитом и его школой. Для того чтобы показать слабость классической теории в вопросе о таможенных пошлинах, он проанализировал историю внешней торговли Англии и доказал, что она достигла экономического могущества именно благодаря продуманной системе протекционистских мер. И уже в роли мирового лидера она стала навязывать менее развитым странам принцип фритредерства, как наиболее выгодную для себя форму международной торговли. Таким образом, на основе анализа исторических фактов Менделеев опроверг тезис классиков об универсальности принципа свободы торговли. Он писал: «Нет и быть не может всеобщей неизменяющейся мерки для международной торгово-промышленной политики государств, потому что они находятся в различных природных и исторических условиях и в различной степени промышленного развития» [6, с.344]. Ученый приходит к выводу, что без исторического анализа теоретический синтез невозможен. Он уподобляет исторический анализ операции интегрирования в математике, т.е. сложению бесконечно малых величин, или «исторических атомов», из которых образуется целостная картина мира. Он пишет: «Анализ есть неизбежный предшественник синтеза. Эпоха одного чистого анализа постепенно переходит в эпоху, усложненную синтезом... Как при интегрировании прибавляется постоянное, так и при синтезе жизни, вытекающей из ее анализа, приложится история как неизменное постоянное, и через все это предстоящее незаметно сольется в гармоническую эволюцию с прошлым и современным» [6, с.363].
Профессор Михаил Владимирович БЕРНАЦКИЙ (1876–1944) также относится к сторонникам исторической школы. В своей монографии «Теоретики государственного социализма в Германии и социально-политические воззрения князя Бисмарка» (1911) он пишет: «Прочный фундамент политической экономии начинает шататься. Выдвигается новый угол зрения — исторический. Подобно тому, как на смену школе естественного права (т.е. классической школе — Б.К.) выступает историческая, так конструкции «естественного экономического порядка» (и буржуазного, и социалистического) заменяют концепции, проникнутые историзмом» [1, с.4]. Бернацкий и Витте разделяли идеи экономического национализма, однако расходились в конкретных вопросах, в частности в оценке националистической политики Бисмарка. Бернацкий считал, что на опыте Бисмарка потерпел крах государственный социализм «нездорового типа» [1, с.488], а Витте, наоборот, считал Бисмарка представителем национализма «здорового, убежденного, сильного», который «есть высшее проявление любви и преданности государству» [6, с.259].
К марксистскому направлению историко-экономических исследований мы относим П.Б. Струве и М.И. Туган-Баранов­ского. Ранние работы Петра Бернгардовича СТРУВЕ (1870–1944) характеризуются историко-экономической направленностью. В своей первой монографии «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России» (1894) он полемизирует с народниками и стремится доказать неизбежность капиталистического развития России. Эта книга предвосхищает известный труд В.И. Ленина «Развитие капитализма в России», но между ними имеются принципиальные различия. Во-первых, Струве уже в те годы позволял себе критиковать отдельные положения марксизма. Он отмечал отсутствие прочного историко-философского базиса у концепции исторического материализма, он писал: «Мы не можем не признать, что чисто философское обоснование этого учения еще не дано, и что оно еще не справилось с тем огромным конкретным материалом, который представляет всемирная история... Нужна критика теории на фактах» [7, с.46]. Во-вторых, Струве, в отличие от ортодоксальных марксистов, в положительном смысле упоминает Листа, в то время как, например, в «Капитале» К. Маркса имя немецкого ученого вообще отсутствует в именном указателе. Фактическое игнорирование марксистами работ Листа мы объясняем тем, что его историко-экономическая концепция служит альтернативой абстрактному марксизму, и при этом она более убедительно трактует многие экономические явления. На основании анализа исторических фактов Струве приходит к выводу, который оказывается неожиданно актуальным в наше время, он пишет: «Если вообще Россия способна развиваться в экономическом отношении, то это развитие состоит именно в приближении к тому народнохозяйственному типу, представительницей которого является Американская республика» [7, с.261]. Как известно, Струве был недоволен своей первой монографией, и в первую очередь ее хаотичной структурой и отсутствием четкой логики изложения. На наш взгляд, этот недостаток книги был изначально предопределен попыткой автора соединить две несовместимые экономические концепции: марксистскую (дедуктивную) и историческую (индуктивную). Обычно Струве обращался к фундаментальным исследованиям в периоды, когда не был занят активной политической деятельностью. Так, в 1913 г. он публикует три статьи по истории хозяйственного быта в журнале «Известия Санкт-Петербургского политехнического института», монографию «Крепостное право. Исследования по экономической истории России в XVIII и XIX вв.» и первую часть своего главного труда «Хозяйство и цена», который имеет характерный подзаголовок «Критическое исследование по теории и истории хозяйственной жизни». С 1927 года и до самой своей смерти Струве работал над историко-экономическим сочинением «Социальная и экономическая история России с древнейших времен и до нашего, в связи с развитием русской культуры и ростом российской государственности» (1952), которое так и не было завершено.
Другой представитель марксистского направления — Михаил Иванович ТУГАН-БАРАНОВСКИЙ (1865–1919). В 1894 г. он опубликовал свой труд «Периодические промышленные кризисы», в котором на основе анализа истории английских кризисов разработал первую целостную теорию кризисов, получившую всемирное признание. Опираясь на марксистскую теорию, ученый приходит к выводу, что необходимость кризисов капитализма вытекает из особенностей капиталистического хозяйства, а именно: его антагонистического характера и неорганизованности, а также объективно-обусловленного процесса неограниченного расширения производства. Он заключает, что в известном смысле основной причиной кризисов является народная бедность, низкий уровень потребления трудящихся классов. Заметим, что эти выводы звучат весьма актуально для России в период глобального экономического кризиса 2008–2010 гг. Исторический подход Туган-Барановского к исследованию экономической динамики был развит его учеником Н.Д. Кондратьевым, который дополнил его статистическим анализом. В итоге была создана всемирно известная теория длинных волн экономической конъюнктуры. В 1898 г. выходит в свет первый том монографии ученого «Русская фабрика в прошлом и настоящем». Книга содержит преимущественно описательный материал, поскольку автор предполагал теоретически разработать вопрос о значении фабрики в развитии российского общества во втором томе, который так и не был опубликован. Тем не менее, в монографии сформулированы выводы, поддерживающие тезис марксистов о необходимости развития капитализма в России. Ученый выделяет два основных преимущества капиталистической промышленности в странах с преобладающим натуральным хозяйством сравнительно с промышленно развитыми странами. Во-первых, возможность роста товарного обмена при стационарном или даже сокращающемся производстве. Во-вторых, юный капитализм может расти за счет вытесняемых им старых форм хозяйствования и прилива иностранного капитала, в то время как развитый капитализм — только за свой счет [5, с.90, 92]. Туган-Барановский внес значительный вклад в методологию историко-экономических исследований. Известный экономист-теоретик Й. Шумпетер писал, что «он провел немало исторических исследований высокого качества, он был также и «теоретиком»; более того, он соединил эти два начала (или создал качественно новый их сплав)» [10, с.1481].
В качестве отдельного направления историко-экономических исследований мы выделяем работы, направленные на защиту общинного землевладения в России. Его представителем является Александр Сергеевич ПОСНИКОВ (1845–1922), который в своей монографии «Общинное землевладение» (1875–1877) доказывал, что процветанием своего сельского хозяйства Англия обязана временным владельцам земли (фермерам), а не земельным собственникам. Отсюда он формулирует свое отрицательное отношение к частной собственности на землю. Слабость данного исследования состоит в отсутствии теоретической базы. Так, по мнению П. Цитовича ее автор вовсе не знаком с политической экономией, а между тем «взялся решать вопрос в экономическом смысле» [9]. К представителям «общинного» направления относят также Ивана Ивановича ИВАНЮКОВА (1844–1912) — автора фундаментальных работ «Падение крепостного права в России» (1882), «История экономического быта европейских народов» (1905) и «История хозяйственного быта» (1908).
Четвертым направлением историко-экономических исследований является история отдельных отраслей народного хозяйства. Специфика таких работ состоит в почти полном отсутствии теоретических обобщений, так что они часто являются скорее историческими, чем экономическими. Представитель этого направления — выпускник и впоследствии профессор института Сергей Владимирович БЕРНШТЕЙН-КОГАН (1886–1951). Еще в студенческие годы, в 1910 г. он сформировал и опубликовал сборник лекций П.Б. Струве под названием «Записки по курсу экономии промышленности. Крупная промышленность в историческом освещении». Через два года ученый опубликовал первую часть монографии «Очерк развития современного положения внутреннего водного транспорта в главнейших странах Западной Европы и в Северной Америке». С тех пор большинство своих работ он посвящает истории развития транспорта: в 1929 г. была издана монография «Очерк истории паровозостроительной и вагоностроительной промышленности», в 1954 г. — книга «Волго-Дон. Историко-географический очерк». Однако главным увлечением ученого являлись вопросы экономической географии, при рассмотрении которых он применял исторический подход. Так, излагая свою концепцию экономических районов, он писал: «Ясно, что исторический элемент должен здесь играть большую роль, а потому как сама классификация районов, учение об их типах, так и ... построение районов должны быть генетическими» [2, с.11–17]. Следует отметить, что обращение к вопросам истории транспорта в последние двадцать лет жизни ученого было во многом вынужденным: в начале 30-х годов он был репрессирован как «буржуазный ученый» и отбывал срок на строительстве канала имени Москвы. После освобождения он не публиковал теоретических и методологических работ, а ограничивался более «безопасными» описательными работами.
Другой представитель отраслевого направления историко-экономических исследований — выпускник института и создатель отечественной школы экономики труда академик Станислав Густавович СТРУМИЛИН (Струмилло-Петрашкевич) (1877–1974). Тема его выпускной работы во многом предопределила «историко-статистический» характер его будущих научных работ — «Договор займа в древнерусском праве. Опыт историко-юридического исследования» (1914). В предвоенные годы он опубликовал ряд статей о промышленных кризисах в России в период 1847–1907 гг., а также идеологически-выдержанную рецензию на очередное издание «Русской фабрики» М.И. Туган-Барановского (1938), в которой он писал: «В свете новых фактов, при более глубоком изучении нашей экономики достоинства этой незаурядной книги тускнеют, а дефекты становятся все заметнее и уязвимее» [8, с.156]. В послевоенный период ученый опубликовал ряд монографий, таких как «История черной металлургии в СССР» (1954) и «Очерки экономической истории» (1960).
И, наконец, говоря об историко-экономических исследованиях в Политехническом институте нельзя не упомянуть Иосифа Михайловича КУЛИШЕРА (1878-1934) — одного из основоположников отечественной экономической истории. Известно, что он участвовал в работе историко-социологической секции, созданной при экономическом факультете в конце 1926 г. [3, с.352]. Спустя несколько лет было сфабриковано так называемое «Академическое дело», жертвой которого стала большая группа известных историков. На этом фоне в 1931 г. выходит 8-е издание «Истории экономического быта Западной Европы» Кулишера, в предисловии к которому автор назван «типичным эклектиком» и «ползучим эмпириком» [4, с.169]. Этот год можно считать последним годом свободных историко-экономических исследований в Петербургском политехническом институте. Впоследствии были искажены этические принципы и утрачены многие методологические традиции объективных историко-эмпирических исследований, которые предстоит восстанавливать и развивать новому поколению ученых-экономистов.


Литература
1. Бернацкий М.В. Теоретики государственного социализма в Германии и социально-политические воззрения князя Бисмарка. - СПб., 1911.
2. Бернштейн-Коган С.В. Очерки экономической географии. 3-е изд. - М., 1925.
3. Известия экономического факультета. Ленинградский политехнический институт им. М.И. Калинина. - 1928. - № I (XXV).
4. История экономической мысли России в лицах. Словарь-справочник: учебное пособие / Под ред. Н.Н. Думной и О.В. Карамовой. - М.: КНОРУС, 2007.
5. Корнейчук Б.В. Экономические воззрения М.И. Туган-Барановского. - СПб.: Наука, 2008.
6. Лист Ф. Национальная система политической экономии; Витте С.Ю. По поводу национализма. Национальная экономия и Фридрих Лист; Менделеев Д.И. Толковый тариф, или Исследование о развитии промышленности России в связи с ее общим таможенным тарифом 1891 года. - М.: Изд-во «Европа», 2005.
7. Струве П.Б. Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России. Вып. 1. - СПб.: Типография И.Н.Скороходова, 1894.
8. Струмилин С.Г. М.И.Туган-Барановский. Русская фабрика в прошлом и настоящем // Историк-марксист. - 1938. - № 4.
9. Цитович П. Новые приемы защиты общинного землевладения. По поводу сочинения: Общинное Землевладение А. Посникова. - Одесса, 1878.
10. Шумпетер Й. История экономического анализа: В 3-х т. / Пер. с англ. под ред. В.С. Автономова. - СПб.: Экономическая школа, 2001. Т.3.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия