Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (44), 2012
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Гарипова Ф. Г.
ведущий экономист ООО «ТПК Регион»,
соискатель кафедры экономической теории Казанского национального исследовательского технического университета им. А.Н. Туполева (КАИ)


Стратегия модернизации российской экономики — основа реализации новых инновационных программ развития
В статье рассмотрена эволюция технологических укладов, определивших исторические этапы цивилизации. Раскрыта взаимообусловленность процессов модернизации и инновации
Ключевые слова: технологический уклад, инновации, модернизация
УДК 330.34; ББК 65.01   Стр: 26 - 28

Экономика, как мировая хозяйственная система, как и человеческое общество в целом, находится в постоянном развитии, усложняется ее структура. Происходящие изменения требуют от общества и человека решения новых задач. Процесс развития не однороден по своей динамике, он сопровождается кризисами, спадами, подъемами и т.п. Одним из последних кризисов, затронувших большую часть мира, стал кризис 2008 года. Выявляя фундаментальные причины экономического кризиса, начавшегося в 2008 году, ряд ученых трактуют его «как канун очередной технологической революции, как знаменующий начало мирохозяйственной структурной перестройки на основе нового технологического уклада» [3].
Понятие «технологического уклада» было введено в науку российскими экономистами Д.С. Львовым и С.Ю. Глазьевым. По определению С.Ю. Глазьева «технологический уклад — это макроэкономический воспроизводственный контур, охватывающий все стадии переработки ресурсов и соответствующий тип непроизводственного потребления. В рамках одного технологического уклада осуществляется добыча первичных производственных ресурсов, прохождение всех стадий их переработки и выпуск набора конечных продуктов, удовлетворяющих соответствующему типу общественного потребления» [5]. В экономической литературе выделяют пять технологических укладов или пять волн:
первый — технологический уклад «новых текстильных технологий» (1770–1830 гг.) сложился на основе передовых технологий в текстильной промышленности, использовании энергии воды. Появляется паровой двигатель, что привело к развитию машиностроения и, в свою очередь, к появлению тяжелой промышленности;
второй — технологический уклад «технологий паровой энергетики» (1830–1880 гг.) характеризуется развитием железнодорожного транспорта и морских путей, механизацией производства. Основное производство концентрируется на производстве паровых двигателей, пароходов, паровозов;
третий — технологический уклад «технологий электроэнергетики» (1880–1930 гг.) основывается на использовании в промышленном производстве электроэнергии, развитии тяжелого машиностроения, электротехнической промышленности, внедряются радио и телеграф. Развиваются автомобиле- и самолетостроение;
четвертый — технологический уклад «нефтехимических технологий и энергетики двигателей внутреннего сгорания» (1930–1980 гг.) базируется на развитии энергетики, основанной на использовании нефти и нефтепродуктов, газа; средств связи; появлении и использовании синтетических материалов. Появляются и получают распространение компьютеры и программное обеспечение для них;
пятый — технологический уклад «технологий информатики и микроэлектроники» (начало с 1980 гг. — по настоящее время) — этап информационных и коммуникационных технологий, он основывается на передовых достижениях в областях микроэлектроники, информационных технологий, биотехнологий, генной инженерии, новых видов энергии, роботостроения, систем оптико-волоконной и космической связи, новых поколениях военной техники, плазменных, мембранных и малоотходных технологиях. Пятый технологический уклад вступил в фазу зрелости, что ускорило разработку приоритетных направлений шестого технологического уклада — генной инженерии, фотоники, наноэлектроники и т.д. По различным прогнозам, шестой технологический уклад, при сохранении нынешних темпов технико-экономического развития, вступит в фазу распространения в 2010–2020 гг., затем в фазу зрелости в 2040-е гг.[5].
Данная концепция появилась на основе учения Н.Д. Кондратьева об экономических циклах. По расчетам ученого конец пятого цикла приходится на 2011–2013 гг., что ознаменуется наступлением экономического кризиса. Расчет, произведенный около ста лет тому назад, оказался точным. Таким образом, можно сделать вывод, что мир стоит на пороге шестого технологического уклада, который характеризуется распространением нанотехнологий, биотехнологий, вложений в человеческий капитал, системы образования нового уровня, новое природопользование и т. д.
Анализируя экономические циклы, зарубежные ученые Бреснахан Т.Ф. и Трайтенберг М. в 1995 году ввели понятие «технология широкого применения» (ТШП). ТШП — это технология, которая допускает многочисленные усовершенствования, имеет различные варианты использования, применима во многих секторах народного хозяйства и способна сочетаться с другими технологиями, существенно повышая их эффективность [7]. Используя данную концепцию, ученые описывают гипотезу об инновационной паузе, в соответствии с которой причинами кризиса, начало которого приходится на 2008 год, являются два фактора:
1) существенное снижение эффективности потока технологических инноваций, вызванное тем, что действующие ТШП — компьютеры и Интернет — уже в основном исчерпали свои возможности как мотор экономического роста, а новые ТШП запоздали и пока не готовы взять на себя эту роль;
2) формирование безоглядной веры в непрерывный технический прогресс, поддерживаемой длительным предшествующим периодом быстрого развития и биржевыми механизмами [7].
Следуя логике, приведенных выше теорий, прошедший кризис связан с истощением возможностей повышения производительности труда 5-ого технологического уклада, технологий информатики и микроэлектроники, и запаздыванием широкого применения технологий следующего технологического уклада. По мнению В. Полтеровича, последствием данной ситуации станет стагнация экономик развитых стран, что потребует от них корректировок своих экономических программ в таких аспектах как увеличение роли государства в экономике, ужесточение регулирования финансовых рынков, усиление протекционистских мер для защиты собственных рынков [7].
России необходимо использовать данную ситуацию для концентрации усилий на проведении модернизационной политики с тем, чтобы на этапе следующей технологической волны занять достойное место среди стран — лидеров мировой экономики. Анализируя стадии жизненного цикла технологий, В. Дементьев [3] отмечает возможность для развивающихся стран бросить вызов лидерам технологического развития на фазах зарождения технологии и зрелости, значительной стандартизации технологии производств.
Быстрому распространению новейших технологий в странах лидерах, предыдущего технологического уклада, могут препятствовать требующие соответствующей отдачи прошлые инвестиции в ранее появившиеся технологии, причем это относится к инвестициям не только в «физический» капитал, но также в подготовку соответствующей квалифицированной рабочей силы и в исследования по совершенствованию уже существующих технологий. Замедлять переход на новую технологическую базу способны также взятые ранее договорные обязательства, заключенные контракты. Кроме того, наличие реальных возможностей улучшения прежних технологий в течение некоторого времени поддерживает их конкурентоспособность и снижает привлекательность относительно непроверенной им альтернативы [3]. Данное заключение позволяет сделать вывод о некоторых преимуществах стран, где инерционное влияние прежних технологий менее значительно. Открываются так называемые «окна возможностей», использование которых становится критически важным для экономики страны, чтобы данный период не остался в истории периодом «окон упущенных возможностей» [3]. Образование «окон возможностей» также связано с изменением барьеров входа на рынок и изменением структуры затрат на разных стадиях технологического цикла.
Однако в истории не многочисленны примеры, когда странам удается воспользоваться преимуществами, возникающими на границах технологических укладов. Успешным примером является Япония в 60-е — 70-е годы. Она вышла на лидирующие в мире позиции по производству автомобилей, электроники и станков с программным управлением (а позднее — и в производстве компьютеров) в значительной степени на основе быстрого распространения и развития импортированных технологий. Японский путь далее отчасти повторила и Южная Корея.
Процесс преобразования используемых в процессе производства технологий, общественных и политических институтов с целью преодоления технологического разрыва с ведущими странами мира определяется как процесс модернизации.
«В социальных науках «модернизация» в самом общем виде означает процесс перехода тех или иных стран к современным обществам, предполагающий заимствование или создание базовых институтов по западному образцу [2]».
Сегодня «модернизация рассматривается как комплексное изменение технологического, экономического и социально-политического уклада с целью формирования постиндустриального общества с инновационной экономикой» [1, c. 273].
В процессе своего исторического развития Россия неоднократно проходила процедуры модернизации. На ранней стадии индустриализации развитых стран ее провел Петр I, затем последовали столыпинская модернизация, и модернизация в 30-х гг. ХХ века. Все приведенные выше примеры модернизаций проходили под жестким авторитарным руководством находившихся у власти людей. Модернизация, необходимая стране сегодня, направлена главным образом на развитие человеческого капитала, стране необходимы люди способные создавать и реализовывать инновационные проекты, что требует создания условий поддержки частной инициативы. Вместо жесткой регламентации со стороны государства уместными становятся программы частно-государственного партнерства. Вместе с тем разработка стратегии, направлений модернизации остается прерогативой высших государственных структур.
В ряде своих статей В. Полтерович предлагает следующие меры по реализации стратеги модернизации:
1) заимствование западных технологий;
2) увеличение абсорбционной способности страны;
3) сбалансированная политика открытости;
4) ориентация на внутренний рынок
5) повышение эффективности банковской системы;
6) самоограничение элиты и меры налоговой политики;
7) развитие ипотеки;
8) создавать и поддерживать проекты, а не фирмы: система интерактивного управления ростом;
9) создание межотраслевых проектов модернизации.
В качестве долгосрочной цели следует рассматривать внедрение технологий, которые в течение 5–10 лет станут мотором экономического роста развитых стран. Прежде всего речь идет о нанотехнологиях.
Задача заимствования западных институтов, технологий и методов хозяйствования с одной стороны кажется простой, заимствование требует меньше издержек на реализацию и имеет подтвержденный положительный результат в стране своего первоначального применения. Однако исторический опыт показывает, что подавляющее большинство стран с ней не справляются. Для успешного внедрения заимствованных технологий необходима высокая абсорбционная способность страны — способность распознавать, усваивать, воспроизводить наиболее перспективные для себя технологии. Во многом абсорбционная способность экономики зависит от уровня человеческого капитала, фундаментальной науки и инфраструктуры передачи идей от науки к практике. Со стороны правительства абсорбционная способность страны зависит от регулирования импорта оборудования, новых технологий, лицензий и т.д., прямых инвестиций, как в страну, так и из нее, процесса создания совместных предприятий, стимулирования аутсорсинга. Кроме того, важными инструментами в процессе заимствования технологий являются освоение новых методов организации производства, взаимодействие с зарубежными специалистами, организация обучения у зарубежных специалистов, совместных исследований и т.д.
Импортозамещение, расширение внутреннего рынка, увеличение производительности труда уместны именно в период инновационной паузы. В качестве исторического примера справедливости данного вывода можно привести Россию и Японию в период Великой депрессии «В обеих странах 1930-е годы — период быстрой индустриализации, основанной на заимствовании западных технологий. Так, в течение 1881–1930 гг. реальный душевой доход в Японии составлял 25–29% аналогичного показателя США, а в 1930–1938 гг. он вышел на средний уровень 37,7%; при этом резко выросла производительность труда в промышленности» [3].
Эффективная работа банковской системы необходима для финансирования и разделения рисков в процессе реализации инновационных проектов. В условиях плохого инвестиционного климата на первый план выступает необходимость непосредственной работы заемщика и кредитора. Для этого необходима развитая система кредитования. Эффективная система кредитования невозможна без политики поощрения склонности к сбережению.
Необходимость модернизации российской экономики на правительственном уровне была озвучена еще исполняющим обязанности президента РФ В.В. Путиным в начале 2000-х годов. Однако стратегии и программы ее реализации в последующем создано не было. Рост российской экономики осуществлялся за счет сырьевых доходов. Так, доля топливно-энергитичесикх товаров возросла более чем на 20% с 1995 года, достигнув своего пика в 2008 году — 69,8%. В 2011 г. значение показателя составило 69,2%. Таким образом, в послекризисной российской экономике формирование основных доходов бюджета осуществляется за счет реализации на мировом рынке сырья. Как отмечает Л.С. Бляхман «Россия, где восстанавливается прежняя нерациональная структура экономики, как и другие развитые страны, попала в заколдованный круг. Ликвидация дефицита бюджета требует сокращения его расходов, но уменьшение госинвестиций неминуемо приведет к замедлению экономического роста» [1, c. 243].
В феврале 2008 года президент выступил с программной речью, которая касалась приоритетов развития РФ до 2020 года. В речи отмечена необходимость реализации инновационного сценария развития, в качестве важнейшей цели развития современного общества выдвигается развитие человека. В качестве ключевых проблем, которые необходимо учесть при разработке социально-экономической политики, выделены следующие:
1) создание равных возможностей для людей.
2) формирование мотивации к инновационному поведению.
3) радикальное повышение эффективности экономики, прежде всего, на основе роста производительности труда.
Распоряжением Правительства РФ от 17 ноября 2008 года была утверждена Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Как отмечено в тексте документа «цель разработки Концепции — определение путей и способов обеспечения в долгосрочной перспективе (2008–2020 гг.) устойчивого повышения благосостояния российских граждан, национальной безопасности, динамичного развития экономики, укрепления позиций России в мировом сообществе». Однако, усиление мирового экономического кризиса поставило под сомнение достижимость целей и показателей Концепции в установленные в ней сроки. В связи с чем, в течение 2011 года, по поручению российского правительства, 1000 экспертов под руководством ГУ Высшая школа экономики и Российской академии народного хозяйства и госслужбы разрабатывали обновленный вариант Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 года (КДР).
В первоначальном тексте Концепции было отмечено, что «особенность перехода к инновационному социально ориентированному типу экономического развития состоит в том, что России предстоит одновременно решать задачи и догоняющего, и опережающего развития». Концепцией определялся модернизационный переход к инновационной экономике.
13 марта 2012 года на официальном сайте «Стратегия 2020» опубликован текст Итогового доклада о результатах экспертной работы по актуальным проблемам социально-экономической стратегии развития России на период до 2020 года. Задачей реализации «Стратегии 2020» стал выход на траекторию устойчивого и сбалансированного роста в целях модернизации и догоняющего развития, перехода к инновационной стадии экономического развития и создания соответствующей ей инфраструктуры постиндустриального общества.
В тексте Итогового доклада определяются два основных направления стратегии — новая модель экономического роста и новая социальная политика. Докладом определяется необходимый количественный показатель экономического роста — 5% в год, обязательный для достижения поставленной в Стратегии задачи[4]. Однако, как отмечается авторами Доклада, экономический рост должен быть определенного качества. Продолжение финансирования экономики за счет сырьевых доходов приводит к «гипертрофированной роли государства в экономике, подавлению и искажению рыночных стимулов, доминированию рентоориентированных и иждивенческих установок в обществе»[4]. Для осуществления данной задачи планируется задействовать факторы конкурентоспособности, которые были недоиспользованы в прошлом периоде, а именно высокое качество человеческого капитала. Таким образом, в Докладе выделены два «краеугольных камня новой модели роста»:
1) человеческий капитал. В рамках данного направления предполагается наряду с реализацией традиционных задач, направленных на поддержку наиболее незащищенных групп населения, новая социальная политика, которая должна полнее учитывать интересы тех слоев общества, которые способны реализовать потенциал инновационного развития.
2) улучшение делового климата. Определяя данное направление, предполагается снижение участия государства в экономике, деятельность властей будет направлена на содействие рыночному перераспределению ресурсов, а не предлагать альтернативы такому распределению, содействию проявления частной инициативы.
Таким образом, новая Стратеги 2020 ориентирована на поддержание, развитие и использование человеческого капитала в целях модернизации экономики Российской Федерации. Также обозначены направления в области формирования «экономики предложения» за счет повышения деловой активности и роста конкуренции на внутреннем рынке, что может способствовать в дальнейшем импортозамещению, усилению позиций российских предприятий на мировом рынке; на формирование высокой нормы сбережений и инвестиций.
Обобщая, представленные выводы, важно отметить, что происходящая смена технологических укладов и возникшая в связи с запаздыванием широкого внедрения новых технологий инновационная пауза дает уникальную возможность для сокращения технологического разрыва между Россией и развитыми странами. На научном и государственном уровне широко обсуждаются меры, которые необходимо принять для перехода в следующий технологический уклад в числе лидеров мировой экономики, разрабатываются различные стратегии модернизации. На всех уровнях дискуссии подчеркивается необходимость проведения модернизационной политики, как политики направленной на уменьшение технологического, социально-экономического разрыва с западным миром, а также важность использования человеческого капитала страны для формирования инновационной экономики, поддержание и развитие его как важнейшего конкурентного преимущества страны.


Литература
1. Бляхман Л. С. Три цвета экономического времени: свершения и проблемы российской экономики. - СПб.: ИПЦ СПГУТД, 2011. - С. 218.
2. Гельман В. Тупик авторитарной модернизации. - режим доступа - http://www.polit.ru/article/2010/02/23/gelman/#_edn1
3. Дементьев В. Догоняющее развитие через призму теории «длинноволновой» технологической динамики: аспект «окон возможностей» в кризисных условиях. - режим доступа - http://www.cemi.rssi.ru/publication/e-publishing/dementiev/REJ1-2-2009.pdf
4. Итоговый доклад о результатах экспертной работы по актуальным проблемам социально-экономической стратегии России на период до 2020 г. - режим доступа - http://2020strategy.ru/data/2012/03/14/1214585998/1itog.pdf
5. Клейман Ю. А. Смена технологических укладов в контексте экономического развития. - режим доступа - http://lomonosov-msu.ru/archive/Lomonosov_2007/24/klja@rambler.ru.doc.pdf
6. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года - режим доступа -http://www.ifap.ru/ofdocs/rus/rus006.pdf
7. Полтерович В. Гипотеза об инновационной паузе и гипотеза модернизации // Вопр. экономики. - 2009. - № 6 - С.4-22.
8. Полтерович В. Региональные институты модернизации // Экономическая наука современной России. - 2011. - № 4(55). - С. 17-29.
9. Полтерович В. Стратегии модернизации, институты и коалиции // Вопросы экономики. - 2008. - № 4. - С. 4-24.
10. Путин В.В. Нам нужна новая экономика // Ведомости. - 2012, 30 янв.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия