Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (44), 2012
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ. ПРОБЛЕМЫ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ В СТРАНАХ СНГ И БАЛТИИ
Миропольский Д. Ю.
заведующий кафедрой общей экономической теории
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, профессор


Гипотеза двойственности трудовой стоимости в контексте неомарксистского синтеза
В статье обосновывается, что трудовая теория стоимости в том виде, в каком она существует на сегодняшний день является односторонней и не позволяет соотносить затраты и результаты. Выдвигается идея, что стоимость и потребительная стоимость переходят друг в друга и это является основой формирования как стоимости затрат, так и стоимости результата. Доказывается, что образование стоимости затрат и результата распространяется на предметы потребления, средства производства и рабочую силу
Ключевые слова: двойственность трудовой стоимости, стоимость затрат, стоимость результата, стоимость предметов потребления, стоимость средств производства, стоимость рабочей силы
УДК 330; ББК 65.01я73-1   Стр: 34 - 37

Нормальное развитие науки предполагает критическое преодоление существующих теорий и, тем самым, превращение их в подчиненные моменты более сложной синтетической теории. Сегодня наиболее разработанными экономическими теориями являются марксизм и маржинализм. Они разработанные потому, что каждая имеет внятную концепцию стоимости (ценности). В то же время и марксизм, и маржинализм на сегодняшний день продемонстрировали свою односторонность как в отношении к практике, так и в смысле решения теоретических проблем. Поэтому актуальной и естественной является проблема преодоления обеих теорий и создания синтетической теории, более универсальной и системной. Мы исходим из того, что такая работа будет осуществлена на базе марксистской методологии, как методологии на порядок более сильной и развитой, чем маржиналистская. Идеологическое доминирование маржинализма сегодня ничего не значит и является временным.
К.Маркс в письме Ф.Энгельсу от 8 января 1868 г. писал: «...Никакая форма общества не может помешать тому, чтобы рабочее время, имеющееся в распоряжении общества, тем или иным путем регулировало производство»1. Из этой идеи можно сделать двоякий вывод. Либо марксистская политэкономия должна была признать, что есть товарная форма стоимости, а есть нетоварная, либо выработать категорию более общую по отношению к стоимости, а стоимость тогда была бы частной категорией товарно-капиталистического хозяйства. Так как эта работа по развитию категории стоимости не была проделана, мы в данной статье занимаем первую возможную позицию и считаем стоимость всеобщей категорией, присущей разным обществам и принимающей разные формы.
Избавившись от привязки стоимости к товарно-капиталистической форме хозяйства, рассмотрим простейший пример (рис. 1).
Рис. 1
На рисунке 1 представлена первобытная община, обладающая определенной совокупной рабочей силой.
Предположим, что не используя никаких орудий труда, эти люди производят пищевой набор А. На производство данного пищевого набора они израсходовали 100 часов общественно-необходимого труда. Соответственно, пищевой набор А стоит 100 часов труда. По истечении рабочего дня пищевой набор А общинниками потребляется. Так как набор А стоит 100 часов труда, то, согласно Марксу, стоимость совокупной рабочей силы тоже будет ровна 100 часам труда. Съеденная пища восстанавливает совокупную способность к труду в размере 100 часов и эта способность реализуется в следующем процессе производства, где производится пищевой набор В. Мы получаем замкнутый процесс воспроизводства, описанный с позиции ортодоксальной марксистской теории.
Зададимся вопросом, насколько эффективно производство набора А? Эффективность в наиболее общем виде есть отношение результатов к затратам. Видно, что ни в процессе производства, ни по его окончании, мы ничего не можем сказать о его эффективности. Совокупный работник затратил 100 часов общественно-необходимого труда и, соответственно, набор А стоит 100 часов этого труда. Затратная составляющая эффективности есть, результирующей нет. Эффективность производства мы можем оценить лишь за пределами производства, когда набор А поступил в потребление, был съеден и восстановил способность к труду равную 100 часам. Лишь тогда мы можем заявить, что на набор А было потрачено 100 часов, а восстановил он способность к труду тоже равную 100 часам и эффективность равна единице. Посмотрим на рис. 2.
Рис. 2
Ситуация на рис. 2 отличается от рис. 1 тем, что в процессе потребления набора С выяснилось, что он способен восстановить способность к труду равную не 100 часам, а только 50 часам. То есть, производство набора С было не эффективным. Он даже не покрывает стоимость рабочей силы. Но, исходя из марксистской интерпретации событий, первобытные люди выяснили это слишком поздно, когда производственный процесс закончен и изменить ничего нельзя. Если такого рода производство будет повторяться регулярно, то община вообще погибнет. А регулярное возникновение такой ситуации вполне возможно, ибо никакого ориентира эффективности это производство не имеет и достаточная эффективность становится делом случая.
Кроме этой теоретической трудности, есть еще одна. На рис. 1 набор А восстановил способность работать в течении 100 часов. На рис. 2 набор С восстановил способность работать только 50 часов. Почему при равных затратах труда пищевые наборы восстанавливают способность трудиться, различающуюся именно в 2 раза? На этот вопрос ортодоксальный марксизм тоже не дает никакого ответа. С точки зрения данной теории просто заявлялось бы, что набор А нормально удовлетворяет потребности людей, а набор С — ниже нормы. Но никаких точных количественных оценок здесь не существует. Почему общинники съев набор С восстановили способность работать в течении 50 часов, а не 25 или 75? Поэтому мало того, что проблема эффективности решается задним числом, она еще и не имеет достаточного научного обоснования.
Каким образом можно ликвидировать обозначенные смысловые пробелы в классической марксистской теории?
Фундаментальной идеей марксизма является идея о диалектике производительных сил и производственных отношений. Диалектика предполагает переход категорий друг в друга. В этом случае определенные производительные силы переходят в соответствующие им производственные отношения и наоборот. Потребительная стоимость и стоимость товара (продукта) являются элементарными формами выражения производительных сил и производственных отношений. Диалектика потребительной стоимости и стоимости есть простейшее выражение диалектики производительных сил и производственных отношений. А если это так, то, подобно тому как производительные силы и производственные отношения переходят друг в друга, потребительная стоимость и стоимость тоже переходят друг в друга. Остановимся на одном из аспектов этого перехода (рис. 3).
Рис. 3
Чем отличается рис. 3 от рис.1? Главное отличие заключается в том, что набор А получил двойственную стоимостную характеристику. С одной стороны, как уже отмечалось, общинники затратили на добывание набора А 100 часов труда. Эту стоимость назовем стоимостью затрат. Но, с другой стороны, набор А своими потребительными свойствами, когда он поступит в процесс потребления, сможет произвести запас рабочей силы, равный 100 потенциальным часам труда. Эту величину назовем стоимостью результата. Двойственность стоимости состоит в том, что она есть стоимость затрат и стоимость результата. Стоимость результата возникла потому, что потребительная стоимость набора А перешла в стоимость (стоимость результата).
Определение стоимости как двойственного понятия разрешает те противоречия классического марксизма, которые были обозначены выше.
Во-первых, эффективность производства получает адекватное выражение в самом процессе производства. Производя набор А, дикие люди, конечно, соотносят на практике стоимость результата и стоимость затрат, каким бы интуитивным и грубым ни было это соотношение в первобытной общине. Соотносят и корректируют свой производственный процесс в случае, если стоимость результата оказывается ниже стоимости затрат.
Рис. 4
Во-вторых, двойственное определение стоимости позволяет адекватно описать процесс потребления (рис. 4). На рис. 4 древним охотникам и собирателям не удалось откорректировать производственный процесс и стоимость результата набора А (50 час.) оказалось ниже стоимости затрат (100 час.). Набор А перешел в фазу потребления и, так как стоимость его результата равна 50 час., то и восстановил он рабочей силы именно на 50 час., а не на 25 и не на 75 часов. В следующем цикле ослабленные и полуголодные люди проработали, соответственно, только 50 часов, но им повезло: они убили жирного большого зверя, потребительная стоимость которого способна восстановить рабочую силу в размере 150 часов.
В этом пункте возникает, по меньшей мере, три непростых вопроса. Первый вопрос состоит в следующем. Если говорить о пищевом наборе А, то в ситуации, представленной на рис. 4, он имеет стоимость затрат равную 100 часам труда и стоимость результата равную 50 часам труда. Далее стоимость результата набора А (50 часов) становится стоимостью затрат совокупной рабочей силы (50 часов). Мы сталкиваемся с диалектикой затрат и результатов, когда затраты переходят в результаты, а результаты в затраты. Подробный разбор этой диалектики необходим, но выходит за рамки данной статьи.
Второй вопрос связан с тем, что в марксистской теории стоимость это экономическое отношение. Сохраняет ли стоимость характер экономического отношения в случае, если мы рассматриваем ее как двойственную стоимость затрат и результата? Что касается стоимости затрат, то здесь расхождений с классическим марксизмом нет. Относительно стоимости результата следует заметить, что и она является экономическим отношением. Во-первых, в экономике существует проблема сведения индивидуальных результатов труда к общественно-необходимым. Во-вторых, есть отношение между величиной затраченного труда и труда восстановленного.
Третий вопрос касается двойственного характера труда. Стоимость затрат продукта образуют затраты абстрактного труда, потребительную стоимость формирует конкретный труд. Когда речь идет о потреблении, то можно ли говорить о труде? Это сложная проблема и мы далеки от ее окончательного решения. Но рассуждая чисто логически, если есть производительный труд, то должен быть и потребительный. Конкретный потребительный труд — это те приемы, которые потребитель использует для целесообразного потребления продукта. Абстрактный труд — усилия, осуществляемые в процессе потребления. Если конкретизировать наш условный пример и представить, что пищевой набор А — это съедобные земляные орехи, то надо понимать, что усилия, осуществляемые дикарями в процессе потребления орехов несопоставимы с усилиями по их выкапыванию. Усилия в процессе потребления несущественны. Гораздо существеннее то, что осуществляя конкретный потребительный труд, то есть целесообразно употребляя орехи, дикие люди переносят результирующую стоимость орехов на свою рабочую силу. Иначе говоря, рациональное потребление орехов ведет к тому, что дикарь создает у себя необходимый запас рабочей силы.
Изложенное выше касается только предметов потребления. Мы показали, что стоимость предметов потребления двойственна — это стоимость затрат и стоимость результата. Но в составе продукта имеется еще рабочая сила и средства производства. Рассмотрим подробнее рабочую силу. То что уже написано о рабочей силе в этой статье не является исчерпывающим анализом, так как там расходуется и восстанавливается готовая рабочая сила. Нам же надо исследовать полное изготовление рабочей силы. Но так как у людей с рождением и выращиванием детей всегда все очень сложно, мы исследуем условно этот процесс в условиях «марсианской экономики». Там все «проще»2.
По данным американских межпланетных космических аппаратов, типичной для Марса общиной охотников и собирателей является община, состоящая из трех марсиан: двух мужчин и одной женщины. Весь марсианский хозяйственный цикл укладывается в 24 часа. Проснувшись утром, мужчины вопрошают духов, кто должен оплодотворить женщину. После оплодотворения они уходят копать красные марсианские орехи. Накопав достаточное количество орехов, мужчины возвращаются на стоянку, где женщина выносила и родила троих детей — двух зелененьких мальчиков и одну зелененькую девочку. Мать начинает кормить детей выкопанными в предыдущем хозяйственном цикле орехами, воспитывать их и обучать. При этом взрослые марсиане выкопанные сегодня орехи уже не едят. Они питались вчера орехами, добытыми их родителями. К концу дня оба мужчины и женщина умирают, а их уже взрослые дети ложатся спать, чтобы к утру набраться сил для начала нового хозяйственного цикла. У марсиан все не как у людей.
Марсианский хозяйственный цикл изображен на рис. 5. В верхнем левом углу рис. 5 символически обозначен первый марсианский мужчина. Он проработал 9 часов (α1). Производимый им продукт — это красные орехи. Орехи имеют стоимость затрат — 9 часов труда, затраченного марсианином (β1) — и стоимость результата (α2). Количественно стоимость результата совпадает со стоимостью затрат (β1 = α2). Но по сути, как выяснилось выше, процесс ее образования противоположный: орехи, выкопанные первым мужчиной, в процессе их потребления произведут у марсиан способность трудиться в течение 9 часов (α2).
Экономическое поведение второго собирателя ничем не отличается от поведения первого. Совместно они накопали такое количество орехов, которое могло бы обеспечить труд их потомства в течение 18 часов. Об этом свидетельствует стрелка β3, идущая от собирателей в блок, где расположены рожденные мальчики и девочка.
Рис. 5
Займемся теперь зеленой марсианской женщиной. Она трудилась над созданием новой рабочей силы в течение 9 часов (стрелка α5), включая вынашивание, роды, уход и воспитание. В этом пункте возникает важная деталь, требующая специального внимания. Орехи участвовали в создании новой рабочей силы. Женщина тоже участвовала. Но существует одно принципиальное различие между орехами и женщиной. Орехи, обладая определенной потребительной стоимостью, смогли произвести рабочую силу на 18 часов. Будучи рационально потребленными (общественно- необходимым образом), орехи и произвели рабочей силы на 18 часов. Иначе говоря, стоимость результата орехов и стоимость результата рабочей силы марсианина, выращиваемой при помощи этих орехов одинакова:
9α2+9α4 =18β3= 6(β3)1 + 6(β3)2 +6(β3)3 = 6(α6)1+6(α6)2+6(α6)3
Мать, рационально организовав потребление орехов детьми, просто перенесла стоимость их результата на детей.
Женщина же отличается от орехов тем, что работала над доведением детей до трудоспособного состояния 9 часов (α5).
Рабочая сила выросших детей, в той части в какой оно создавалось именно матерью, а не орехами, имеет стоимость затрат 9 (β4) часов и стоимость результата 18 часов (6(α7)1+6(α7)2+6(α7)3). То есть, девятичасовые усилия матери привели к тому, что ее дети могут работать не 9 часов, а 18 часов, помимо способно­сти к труду 18 часов, произведенной орехами (β3).Такая разница между марсианкой и орехами проистекает оттого, что бедная женщина трудится, а орехи — нет. Она тратит энергию, а они пассивно отправляются в инопланетный рот.
Затраты «мозга, нервов, мускулов, органов чувств» образуют ее абстрактный труд. Конкретный труд (материнское умение), помимо переноса результирующей стоимости орехов, создают потребительную стоимость ее детей. То есть, их дальнейшую способность выполнять работу необходимой квалификации. Потребительная же стоимость детей как потенциальных работников переходит в их результирующую стоимость. А именно — способность трудиться 18 часов. Выходит, что способность трудиться 18 часов является следствием того, что мать затратила на уход, воспитание и обучение своих детей 9 часов абстрактного труда. Абстрактный труд — это количественное выражение ее конкретного труда.
К чему ведется весь этот разговор? Он ведется для объяснения того, что стоимость затрат и стоимость результата в случае с производством работников есть и они тоже могут расходиться, как и в случае с предметами потребления (орехами). Мать потратила на каждого марсианчика по 3 часа труда (9 час. : 3 чел.). Съеденные орехи перенесли на каждого по 6 часов (18 час. : 3). Итого получается, что стоимость затрат каждого зелененького ребеночка составляет 9 часов (3 часа + 6 часов). Трудиться же они, когда вырастут, смогут 12 часов каждый: шестичасовую способность трудиться создали орехи, а еще шестичасовую — усилия матери. В итоге стоимость результата рабочей силы выросших детей превышает стоимость затрат на 3 часа. Согласно рис. 5, в новом хозяйственном цикле повзрослевшие дети затратят только 9 часов труда. Три лишних часа уйдут в жир.
Мы рассмотрели образование стоимости предметов потребления и работников (рабочей силы). Выяснили, что и предметы потребления и работники имеют стоимость затрат и стоимость результата, и эти величины могут и должны расходиться. Однако есть еще одна разновидность продукта — средства производства. Может быть, у них процесс образования стоимости идет не так?
Для изучения этого вопроса обратим снова свой взор на небо. Предположим, что американские космические станции зафиксировали, что одна из марсианских общин перешла от копания орехов руками к копанию их палками-копалками. Как осуществлялся этот переход, пока не известно. Но в законченном виде экономика общины, использующая палки-копалки, выглядит так как показано на рис.6. По сравнению с ситуацией, изображенной на рис. 5, на рис. 6 произошло разделение функций между двумя мужчинами. Первый марсианский мужчина оставил копание орехов и полностью посвятил себя изготовлению палки-копалки. Второй мужчина, как и прежде, копает орехи, но уже при помощи палки-копалки. При этом общинник изготавливает палку-копалку не для своего товарища — копателя орехов, а для подрастающих детей, которые используют ее в следующем хозяйственном цикле. Сегодняшний же копатель использует копалку, сделанную его отцом. Как и раньше, выкопанные орехи также предназначены для детей. Оба мужчины и одна женщина сами не едят, они сыты орехами, выкопанными предшествующим поколением марсиан.
Как же идет процесс образования стоимости с учетом того, что есть палка-копалка?
По рис. 6 видно, что палка-копалка потребовала затрат 6 часов труда первого мужчины (α1). При этом стоимость результата произведенной палки-копалки равна 9 часам (α2). Что это значит? Это значит, что палка-копалка данной конструкции (потребительной стоимости) в процессе ее нормального употребления сэкономит 9 часов живого труда общинников (α2). Если бы второй субъект покупал палку-копалку, его интересовали бы не затраты на ее производство, а экономия труда, которую она принесет и оплачивал бы он именно эту экономию. Чистая экономия труда от использования палки-копалки составит 3 часа труда (9 час. — 6 час.). Палка-копалка, произведенная для потомков, абсолютно тождественна той, которую использует второй марсианин в текущем хозяйственном цикле, поэтому α2 = α4.
Копатель орехов производит работу в размере 9 часов (α3). Орехи, созданные живым трудом работника, имеют стоимость затрат, равную 9 часам (β2).
Рис. 6
Однако копатель теперь работает не голыми руками, а с помощью палки-копалки. Палка-копалка экономит 9 часов труда. Что означает экономия девяти часов труда? С одной стороны, это означает, что из данного производства высвобожден труд продолжительностью 9 часов. Если до внедрения палки-копалки оба марсианина работали по 9 часов, то после ее внедрения всю работу может выполнить один работник. Однако эта его девятичасовая работа не тождественна прежней девятичасовой. Ведь теперь он выкапывает орехов в два раза больше. И если бы он это возросшее количество добывал по-прежнему голыми руками, ему пришлось бы работать 18 часов.
Но он уже работает 9 часов. Чтобы получить эти 9 часов, мы должны из 18 часов вычесть экономию, возникающую от употребления палки-копалки (18–9). Именно экономия от палки-копалки и дает новое время труда второго копателя.
С другой стороны, экономия 9 часов труда означает, что кто-то эту работу выполняет за марсианина. Значит, экономия труда своей оборотной стороной означает выполнение работы, эквивалентной 9 часам марсианского труда. Следовательно, машина производит стоимость так же, как работник или орехи. Поэтому, α2= α4 = 9 часам — это стоимость результата палки-копалки как продукта. При этом следует специально подчеркнуть, что заявление о создании стоимости орехами или палкой-копалкой не означает отхода от трудового принципа образования стоимости, ибо критерием эффективности орехов и палки-капалки является труд человека.
Палка-копалка, выполнив работу, эквивалентную 9 часам живого труда (α4), произвела орехов со стоимостью результата 9 часов. Это значит, что палка-копалка произвела орехов в таком количестве, что их потребительные стоимости в дальнейшем произведут способность трудиться в течение 9 часов.
В итоге получается, что копатель с помощью палки-копалки произвел орехов в 2 раза больше, чем, если бы он работал голыми руками. Он произвел орехов со стоимостью результата равной 18 часов труда (α5). Из этих 18 часов половина приходится на его живой труд, половина — вклад палки-копалки.
Как отмечалось, палка-копалка дала марсианской общине конечную экономию труда, равную 3 часам: первый мужчина изготавливает палку-копалку за 6 часов, а труд при копании орехов она экономит на 9 часов. Если бы мы говорили о современной экономике, то встал бы еще отдельный вопрос, кому и как достается эта экономия. Но так как у нас рассматривается первобытная родовая община, да притом еще и марсианская, то общинники просто обязали первого мужчину его высвобожденные силы в количестве трех часов потратить на сооружение лодки (α10), чтобы плавать по марсианским каналам. Однако лодка у него не получилась, и поэтому полезный эффект от нее оказался равным нулю (β6).
Экономическое поведение марсианской женщины во втором случае никак не изменилось по сравнению с первым.
Мы последовательно рассмотрели предметы потребления, рабочую силу и средства труда и убедились, что у всех трех разновидностей продукта имеется стоимость затрат и стоимость результата. Если мы продолжим исследование вопроса и отдельно рассмотрим не только средства труда, но и предметы труда, а также действие сил природы, это не изменит данного основного вывода.


Литература
1. Вишневский В., Теория стоимости в экономической науке // Экономист. — 2007. — №5. — С. 35–45.
2. Водомеров Н.К. К вопросу о количественной оценке общественной полезности результатов воспроизводства // Экономическая теория: истоки и перспективы — М.: ТЕИС, 2006. — С. 225–232.
3. Егоров Д. О возможности синтеза классической и неоклассической теорий: трактовка категории «стоимость» // Мировая экономика и международные отношения. — 2008. №3. — С. 24–31.
4. Ельмеев В.Я. Социальная экономия труда. Общие основы политической экономии. — СПб.: Изд-во С-ПбГУ, 2007.
5. Зяблюк Р.Т. Трудовая субстанция полезности // Экономическая теория: истоки и перспективы. — М.: ТЕИС, 2006. — С. 244–251.
6. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд-е 2-е. — М.: Политиздат, 1964. — Т. 32. — С. 9.
7. Николаев А.Б. Теория трудовой стоимости К. Маркса и проблема потребительной стоимости // Философия хозяйства. — 2000. — №2. — С. 89–108.
8. Философия экономической ценности / Под ред. И.К. Смирнова, Н.Ф. Газизуллина. — СПб.: НПК «РОСТ», 2012.
9. Шухов Н.С. Ценность и стоимость. — М., 1994. Т.1.

Сноски
1 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд-е 2-е. — М.: Политиздат, 1964. — т. 32 — С.9
2 Предложенная модель является, естественно, условной и используется для упрощения примененного в статье анализа

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия