Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (44), 2012
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Миткинов Р. Е.
аспирант кафедры экономики организации и управления Восточно-Сибирского
государственного университета технологий и управления


Интеграционные структуры как фактор конкурентоспособности региона
В статье рассмотрены интеграционные интересы предприятий региона. Раскрыты проблемы продовольственного рынка. Показано, что вертикальные интеграционные структуры позволяют обеспечить конкурентоспособность и устойчивость регионального рынка
Ключевые слова: интеграция, вертикальные инвестиционно-технологические (интеграционные) структуры, уровни стратегических интересов, субъект региональной экономики, региональный продовольственный рынок
УДК 338; ББК 65.441   Стр: 270 - 273

Глобализация экономики неизбежно приведет к росту напряженности на рынке товаров и услуг, ранее находившихся за рамками прямой конкуренции. В условиях открытости внутрирегиональных рынков для товарных потоков извне (в том числе импорта), важным преимуществом является не только соотношение цен и качества, но и степень инновационности и наукоемкости, близости к потребителю и традиционные связи.
Реакцией систем на прямую конкуренцию должен стать инструмент инновационного развития рынка, включающий в себя как внутреннее совершенствование экономических систем (продукции, технологии и т.д.), так и развитие внешнее, включающее связи с потребителями, поставщиками, конкурентами и т.д.
Помимо прямой конкуренции, которая проявляется, прежде всего, на рынках товаров, возникает и косвенная конкуренция, заключающаяся в возможности сравнения потребителями цен, качества и других показателей, предоставленных на региональном рынке товаров и услуг с другими регионами. Косвенная конкуренция ведет к возникновению виртуального выбора производителей, который при определенных условиях становится реальным. Покупатели уходят к новым игрокам на рынке, предварительно имея их оценку в рамках косвенной конкуренции. Реакцией системы на косвенную конкуренцию, по мнению автора, является инструмент маркетингового мониторинга, позволяющий отслеживать конкурентные преимущества производителей других регионов и разрабатывать стратегию развития производства.
Косвенная конкуренция превращается в прямую, не только вследствие экономических факторов (уменьшение трансакционных издержек как барьера входа в рынок), но также под воздействием институциональных изменений, слияния регионов. Интеграционные изменения определяют формирование новых условий функционирования и развития региональных социально-экономических подсистем. Очевидно, что социально-экономические подсистемы в результате слияния обладают совершенно новыми признаками, которые не просто являются суммой признаков объединяющихся подсистем, но и обладают новыми характеристиками. Причиной этого является проявление синергетического эффекта, заключающегося в непропорциональном увеличении возможностей новой системы в результате сложения возможностей отдельных подсистем.
В качестве критерия управляемости интеграционного процесса предлагается обеспечение баланса интересов участников. Под балансом интересов понимается возможность выбора наиболее эффективного варианта интеграции, на каждом его этапе удовлетворяющей интересы всех участников. Основной задачей обеспечения баланса интересов будет такая организация интеграции, при которой на каждом этапе процесса будет возможным установление единых целей и критериев выбора как для всех участников в отдельности, так и обобщенных критериев.
Изменение цели и критериев интеграционного процесса у участников инвестиционного процесса происходит из-за смены текущих и стратегических интересов и потребностей участников [1]. Стратегические потребности и интересы участника обусловлены долгосрочными целями развития экономики государства в целом и укрепления своего места в ней.
Автор считает, что в интеграционном процессе присутствуют четыре уровня стратегических интересов субъектов (рис.1).
Рис. 1. Уровни выявления потенциала интеграции
На первом этапе приоритет отдается изучению финансовых аспектов деятельности социально-экономической системы. Основным критерием оценки потенциала интеграции, по мнению автора, будет стратегическая прибыль субъекта. Под стратегической прибылью понимается чистый доход в рамках сроков персонификации ответственности за бизнес субъекта экономики, такие сроки могут варьировать для разных субъектов от нескольких лет (для частного и индивидуального предпринимательства) до бесконечности (для общества в целом и государства).
Второй этап выявления потенциала предполагает анализ материально-ресурсных потоков и процессов. На данном этапе критерием будет объемно-стоимостные показатели имеющихся ресурсов и процессов их использования. На уровне предприятий это будет анализ активов и их оборачиваемости, на мезо уровне это движение производственных фондов и выпуск продукции. При этом финансовые интересы субъектов определенные на базовом уровне должны соблюдаться, и выступают как ограничения.
На третьем этапе выявления потенциала интеграции предполагается анализ экономико-политических интересов субъектов. На уровне предприятия это выражается в изучении конкуренции и доле рынка, на мезоуровне это показатели концентрации бизнеса.
И на четвертом, заключительном, этапе выявления потенциала интеграции определяются социальные приоритеты субъектов. На уровне предприятия это организационная культура, имидж, а также наличие брэнда (нематериальных активов), на мезоуровне это степень инновационности отрасли.
Формирование вертикальных интегрированных структур обеспечивает надежность снабжения продовольствием населения региона и прибыльность компаний, действующих на продовольственном рынке.
Под вертикальной инвестиционно-технологической структурой (ВТС) будем понимать в дальнейшем группу производителей продукции (услуг), связанных между собой единой технологической цепочкой (последовательностью), финансовыми, материальными и другими потоками, отношения между которыми имеют соответствующее юридическое (договорное) оформление, т.е. относительно стабильны во времени [2]. Главной особенностью таких структур является взаимоувязанность инвестиционно-инновационного развития. Предприятие, входящее в такую структуру ощущает необходимость в развитии в независимости от внутренней стратегии. Сила воздействия общего изменения ситуации в ВТС на инвестиционно-инновационную стратегию каждого предприятия как раз и будет определять принадлежность предприятия к ВТС. В какой-то мере все предприятия являются элементами данных структур. Но лишь часть предприятий ощущает влияние ВТС с такой силой, чтобы извлечь из этого определенные инвестиционные преимущества.
Важнейшими задачами создания вертикальных инвестиционно-технологических структур ВТС являются:
— концентрация инвестиционных ресурсов на приоритетных направлениях развития экономики;
— обеспечение финансовыми ресурсами сферы промышленных НИОКР, ускорение научно-технического прогресса;
— повышение экспортного потенциала и конкурентоспособности продукции отечественных предприятий;
— осуществление прогрессивных структурных изменений в промышленности;
— формирование рациональных технологических и кооперационных связей в условиях рыночной экономики, развитие конкурентной экономической среды.
Формирование ВТС базируется на следующих основных принципах. Во-первых, это индивидуальный характер проекта формирования каждой ВТС. Во-вторых, ВТС может образовываться различными путями, включая добровольное вхождение предприятий (организаций) в ее состав. В-третьих, возможно разнообразие форм интеграции финансового, промышленного и торгового капитала. Обязательным условием здесь выступает взаимная заинтересованность в результатах совместной деятельности. Один из важнейших принципов создания ВТС — это наличие технологических и кооперационных связей предприятий, входящих в нее.
В целом ВТС является более мягким видом финансово-промышленных групп (ФПГ), обладая их преимуществами. Поэтому создание ВТС может идти примерно по тем же путям, что и создание ФПГ.
Первый вид ВТС может формироваться по инициативе финансовых институтов, заинтересованных в надежном и достаточно прибыльном вложении инвестиционных средств.
Второй вид ВТС может возникнуть при необходимости обеспечить производственно-технологическое развитие группы промышленных предприятий и научно-исследовательских организаций, имеющих общие интересы в технологическом взаимодействии по созданию определенной продукции и освоению новых технологий. Раньше для этих целей создавались крупные производственно-хозяйственные комплексы, которые могли быть организационно оформлены в производственные или научно-производственные объединения, а также путем установления устойчивых кооперационных связей, оформленных договорными отношениями, в том числе и ФПГ.
Третий вид ВТС возникает в результате реализации стратегических интересов государства при проведении политики регионального инвестирования. Данный вид ВТС является наиболее интересным для изучения возможности привлечения государственных средств на развитие предприятия.
Предприятие имеет определенные преимущества, вступая в тесные кооперационные связи с другими предприятиями технологической цепочки, но, не переходя с этих отношений на белее тесную юридическую консолидацию. Например, на уровне ФПГ речь идет уже о взаимной финансовой ответственности (через управляющий орган), о взаимовлиянии результатов деятельности. В этом отношении предприятия, входящие в ВТС, более гибки в договорных обязательствах и, следовательно, в возможности альтернативных связей. Предприятия удерживаются в ВТС экономическими факторами, но при этом приобретают ряд преимуществ ФПГ, т.е. преимуществ юридического лица. Основным таким преимуществом является повышение инвестиционной привлекательности предприятий за счет проведения единой инновационной политики, позволяющей использовать эффект синергизма в объединении инвестиционных усилий.
Предприятию ВТС, являющемуся лидером инновационного развития, приходится «подтягивать» за собой остальные предприятия цепочки, в противном случае эффективность от его усилий по инновациям снижается. Это же дает возможность другим предприятиям цепочки «требовать» инвестиции на развитие для повышения эффективности работы цепочки в целом. Особенно сильно такая возможность проявляется в случае государственных капиталовложений или государственных гарантий для предприятия-лидера.
Предприятие, изыскивая инвестиционные ресурсы, может надеяться на поддержку государственных органов только в случае совпадения целей инвестиций предприятия и целей социально-экономического развития региона. Одна из таких целей — максимальное использование предприятий республики по мощности, чему могут способствовать внутриреспубликанские кооперационные связи. Одним из предложений по созданию таких связей является создание вертикальных технологических структур на базе предприятий-лидеров, уже имеющих достаточные инвестиции в развитие.
Рассмотрим пример формирования ВТС на продовольственном рынке Республики Бурятия. Продовольственный рынок региона в условиях либерализации внешней торговли включает в себя как резидентов, так и не резидентов заинтересованных в сбыте своей продукции и обеспечивающих конкуренцию.
Конкурентоспособность продовольственного рынка определяется на уровнях конкурентоспособности продукции представленной на нем, обеспечивающей требования по качеству для потребления, конкурентоспособностью предприятий региона, формирующих устойчивость рынка, а также показателями развития рыночной инфраструктуры, обеспечивающими привлекательность рынка.
В 2009–2011 году спрос населения с различным уровнем доходов предприятиями перерабатывающей промышленности и сельскохозяйственными производителями на рынке Республики Бурятия удовлетворен: по хлебу и хлебным продуктам — на 92,1%, мясу и мясопродуктам — на 65,4%, молоку и молочным продуктам — на 54,4%, яйцу — на 102,4%, рыбе и рыбным продуктам — на 35,1%, картофелю — 105%, маслу растительному и маргариновой продукции — на 87,1% [3]. Данные свидетельствуют о недостаточном уровне самообеспечения местными сельскохозяйственными предприятиями внутреннего рынка отдельными категориями продовольственной продукции. В результате чего дефицит продовольствия постоянно растущего спроса покрывается за счет продовольственных товаров, ввозимых в республику из-за рубежа и регионов России.
Как положительный момент следует отметить, что в 2009–2011 году сократился объем ввоза из-за пределов республики полуфабрикатов мясных на 75,5%, колбасных изделий — на 42,2%, консервов мясных — на 63,4%, масла животного — на 22,4%, макаронных изделий — на 3,3%, минеральной (питьевой) воды — на 7,8%, безалкогольных напитков — на 7,6%, рыбных консервов — на 47,3%.
На данную ситуацию существенное влияние оказало увеличение объемов выпуска и поставок на собственную территорию отдельных видов продовольствия предприятиями пищевой и перерабатывающей промышленности республики по ценам ниже, чем на аналогичные продовольственные товары, завозимые из других регионов.
Основными регионами, осуществляющими поставку продовольствия в республику через оптовые структуры, являются: г. Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Челябинская, Свердловская, Самарская, Омская, Томская, Новосибирская, Иркутская, Читинская области, Красноярский, Алтайский края, Монголия, Китай.
Сотрудничество со странами СНГ и регионами Российской Федерации позволяет не только насытить рынок Бурятии необходимыми товарами, но и обеспечить сбыт продукции местных товаропроизводителей.
Анализ состояния конкуренции на продовольственном рынке позволяет зафиксировать определенные тенденции [4]:
— усиливаются позиции сетевых структур на розничных рынках;
— снижаются объемы реализации продовольствия через розничные рынки;
— растет доля продукции, произведенной крупными и средними предприятиями пищевой промышленности, и снижается доля продукции других видов предприятий, что свидетельствует об укрупнении производства в отрасли;
— расширяется деятельность объединений переработчиков и сельхозпроизводителей.
Влияние отмеченных тенденций на конкуренцию в сфере производства и реализации пищевой продукции в Республике Бурятия является неоднозначным, однако в целом прослеживается ухудшение состояния конкурентной среды. Это проявляется в следующих процессах:
— в уменьшении доли малых и средних предприятий в сфере производства и реализации продовольственных товаров;
— в укреплении позиций профессиональных объединений участников рынков продукции предприятий сельского хозяйства и пищевой промышленности, что, в свою очередь, также увеличивает вероятность осуществления ими согласованных действий, приводящих к ограничению конкуренции между ними.
В качестве причин ухудшения состояния конкурентной среды на республиканском продовольственном рынке можно назвать:
неразвитость транспортной инфраструктуры Республики Бурятия, что затрудняет субъектам малого предпринимательства на селе осуществлять транспортировку собственной продукции потребителям;
неразвитость системы кредитования субъектов малого предпринимательства в сфере производства, переработки и поставки сельскохозяйственной и пищевой продукции, что, прежде всего, относится к вновь создаваемым предприятиям;
неразвитость специализированных сельскохозяйственных рынков, которая приводит к ограничению возможностей малых предприятий, осуществляющих производство и реализацию сельскохозяйственной и пищевой продукции, получить доступ к розничному потребителю;
низкую квалификацию кадров на селе, что затрудняет создание новых высокоэффективных современных хозяйств.
Из проведенного анализа следует, что в настоящее время функционирование хозяйствующих субъектов осуществляется в сложных условиях внешней среды. Велико значение внешних факторов воздействия среды прямого и косвенного влияния.
Одной из целей реструктуризации экономики является насыщение товарного рынка, достижение чего невозможно без поддержки местных товаропроизводителей и производств, работающих в условиях замкнутых на рынке республики связей.
Поддержка местных товаропроизводителей преследует цель обеспечения стабильности региональной экономики, ее стратегической независимости от внешних рынков, концентрации в ней финансовых потоков и, как следствие, обеспечение стабильности бюджета. Сложившаяся структура товарообмена с внешним рынком имеет явные диспропорции. Изменение баланса в сторону внутреннего производства и потребления не означает замкнутости рынка и отсутствия кооперационных связей, что нереально при любом уровне развития производства. Речь идет о корректировке связей, устранении диспропорций между ввозом и вывозом продукции с точки зрения ее общественной полезности и влияния на экономику региона.
Создание кооперационных структур в виде максимально замкнутых в пределах республики технологических цепочек производителей продукции позволит с точки зрения предприятия обеспечить загрузку производства, снизить издержки, получить экономию на налогах. Регион будет иметь выгоду в виде социально-экономического эффекта от увеличения объема производства и занятости населения.
В рамках ВТО государственная помощь предприятиям агропромышленного комплекса делится на меры «желтой» и «зеленой» корзины. «Желтая» корзина подразумевает прямые дотации сельхозпроизводителям, то есть меры, оказывающие искажающее воздействие на торговлю. К ним относятся адресная бюджетная поддержка сельхозпредприятий, конкретные дотации, льготы, программы закупок сельхозпродукции у фермеров по ценам выше рыночных, займы с льготными процентными ставками, лизинг и прочее.
«Зеленая» же корзина содержит косвенные меры, не оказывающие искажающего воздействия на торговлю. К ним относятся — социальное развитие села, меры по повышеню плодородия, услуги по развитию инфраструктуры, проведение научных исследований, меры по сохранению и защите природной среды, борьба с вредителями и болезнями сельскохозяйственных культур и животных. Такие меры применяются без ограничения. При вступлении в ВТО Россия должна сократить меры именно «желтой» поддержки.
Вместе с тем, агропромышленный комплекс Бурятии, как и России в целом, остается наиболее уязвимым сектором экономики и в первую очередь подвергнется давлению извне.
Среди мер снижающих такую уязвимость необходимо осуществление следующих: внедрение современных производственных и управленческих технологий, государственная поддержка малых предприятий агропромышленного комплекса с использованием финансовых инструментов, разрешенных правилами Всемирной торговой организации, повышение конкурентоспособности выпускаемой продукции на уровне мировых стандартов, развитие транспортно-логистической и производственной инфраструктуры, подготовка квалифицированных кадров.
Автор считает, что создание интегрированных структур, способствующих привлечению инвестиций для приобретения современной сельскохозяйственной техники и оборудования, повышению управляемости и технологической дисциплины на производстве будет способствовать устойчивости и конкурентоспособности продовольственного рынка региона.


Литература
1. Беломестнов В.Г., Богданова О.П., Беломестнова И.А. Межрегиональная интеграция: перспективы и проблемы: — Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2010.
2. Беломестнов В.Г. Методология управления потенциалом региональных социально-экономических систем. — СПб: НПК РОСТ, 2005.
3. Республика Бурятия и регионы России. Статистический бюллетень № 01-01-09 / Бурятстат, — Улан-Удэ, 2011.
4. Республиканская программа мероприятий развития конкуренции на продовольственном рынке Республики Бурятия на 2009–2011 гг. (Постановление Правительства РБ от 24.11.2008 № 507. «Бурятия», № 221, 27.11.2008, Официальный вестник № 125)

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия