Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (44), 2012
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Половникова Н. А.
доцент кафедры экономики и менеджмента в строительстве
Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета,
кандидат экономических наук


Роль трансакционных издержек при взаимодействии участников инвестиционно-строительного комплекса
В статье рассмотрены понятия трансакция и трансакционные издержки, показана сущность трансакционных издержек в деятельности участников инвестиционно-строительного комплекса
Ключевые слова: инвестиционно-строительный комплекс, трансакция, трансакционные издержки
УДК 330.837.2; ББК 65.011   Стр: 288 - 291

Инвестиционно-строительный комплекс (ИСК) является неотъемлемым элементом любого города, региона и страны в целом. Он играет важную роль в достижении стратегических целей, связанных с решением целого комплекса задач в экономике, социальной сфере, экологии, развитии инфраструктуры. В частности, он способствует созданию комфортных условий проживания, повышению качества и уровня жизни населения, модернизации жилищно-коммунального хозяйства, развитию транспортной системы, реорганизации производственных территорий, сохранению и преобразованию технологического промышленного потенциала, вводу в эксплуатацию вновь возводимых и модернизированных производств.
Понятие инвестиционно-строительный комплекс появилось в период развития рыночных отношений. В плановой экономике инвестиционно-строительная деятельность представляла процесс освоения государственных капитальных вложений, направленных на расширенное воспроизводство государственной собственности, единственным инвестором в которое являлось само государство.
В данных условиях деятельность по созданию строительных объектов рассматривалась как строительная. Основные процессы строительства были разобщены между собой и входили в компетентность различных министерств и ведомств, у участников не было заинтересованности в эффективности конечного результата строительной деятельности. Однако именно в этот период были сформированы этапы строительного процесса и состав его основных участников, с закрепленными за ними функциями на каждом из этапов реализации проектов.
При переходе к рыночным отношениям произошло изменение организационных форм инвестиционно-строительной деятельности, в функциях ряда ее субъектов, появилась другая трактовка понятия капитальных вложений, под которыми стали понимать инвестиции в основной капитал (основные средства). В это понятие входят затраты на новое строительство, расширение, реконструкцию и техническое перевооружение действующих предприятий, приобретение машин, оборудования, инструмента, инвентаря, проектно-изыскательские работы и другие затраты. С момента рассмотрения экономической компоненты процессов строительства возникло и само понятие инвестиционно-строительный комплекс. В настоящее время существует много различных понятий ИСК. Так, по мнению А.И. Романовой: ИСК — это совокупность экономических взаимоотношений субъектов по поводу накопления или заимствования инвестиционных ресурсов и их последующего эффективного использования с целью создания, реконструкции и технического перевооружения основных фондов экономики страны [7].
Расширился и круг участников. В настоящее время основными субъектами договорных отношений в строительстве являются инвесторы, застройщики, заказчики, проектировщики, подрядчики, пользователи. Помимо перечисленных, к субъектам строительной деятельности относятся: учреждения, выполняющие экспертизу проектов и результатов инженерных изысканий; органы, выдающие разрешение на строительство и ввод объектов в эксплуатацию; органы государственного строительного надзора; организации, осуществляющие эксплуатацию сетей инженерно-технического обеспечения; органы государственной регистрации прав на недвижимое имущество; суды; банки; страховые компании; инвестиционные фонды; риэлтерские конторы, девелоперы и другие организации институциональной структуры, транспортные организации, производители материально-технических ресурсов, логистические фирмы, консалтинговые фирмы, предприятия ЖКХ, предприятия транспорта, предприятия топливно-энергетического комплекса и другие.
В настоящее время в инвестиционно-строительном комплексе занято более 2 млн. участников. Это и производственные компании, и инвестиционные структуры, и предприятия обеспечивающие строительство ресурсами, и инфраструктурные организации государственного и регионального значения. Только в виде экономической деятельности «строительство» в 2010 году было задействовано 431812 организаций. Поэтому, на наш взгляд, на эффективность функционирования инвестиционно-строительного комплекса оказывает влияние не только рациональное использование ресурсов, но и выстраивание эффективных экономических связей и взаимоотношений между участниками ИСК. Издержки, сопровождающие взаимоотношения между участниками ИСК называются трансакционными.
Прежде чем рассмотреть природу и особенности данного класса издержек остановимся на понятии трансакция. В самом общем виде трансакция означает перемещение экономического блага или прав на него от одного субъекта к другому. Понятие трансакция связано с исследованиями целого ряда ученых. Согласно определению Дж. Коммонса трансакция это не просто обмен между индивидами и группами индивидов, а «отчуждение и приобретение индивидами прав собственности и свобод, созданных обществом» [12]. Он выделил три основных идеальных типа трансакций: трансакции сделки, управления, рационирования. По мнению О. Уильямсона трансакция имеет место тогда, когда товар или услуга переходит от заключительной точки одного технологического процесса к исходной точке другого, смежного с первым. Заканчивается одна стадия деятельности и начинается другая [8]. Он в свою очередь выделяет четыре типа трансакций: разовая сделка с участием активов общего назначения, повторяющаяся сделка с участием активов общего назначения, разовая сделка с участием специфических активов, повторяющаяся сделка с участием специфических активов.
К рыночным трансакциям относятся и такие виды деятельности, как передача информации и пакетов знаний, например консультационные услуги (в строительстве данные услуги разделяют на две группы управленческие, в содержание которых входит управление ключевыми характеристиками проекта, такими как стоимостные показатели проекта, сроки и качество работ и услуг, ограниченные узкоспециализированными областями, оказание которых не призвано воздействовать напрямую на ключевые характеристики проекта), образовательные услуги, исследования и разработки и т.д.
На объем осуществляемых трансакций влияют трансакционные издержки, характерные для любой системы экономиче­ских отношений.
Введение в экономический анализ нового класса издер­жек — трансакционных издержк было осуществлено неоинституционализмом, благодаря признанию платности информации. Признание «небесплатности» процесса взаимодействия между хозяйствующими субъектами позволило совершенно по-новому осветить природу экономической реальности, понять, как работает экономическая система и продуктивно проанализировать целый ряд возникающих в ней проблем. Понятие трансакционных издержек было введено Р. Коузом в 1937 г., в статье «Природа фирмы он пишет, что без трансакционных издержек нет никакой экономической основы для существования фирмы. Статья Коуза стала классической, а имя ученого неразрывно связывают с основами трансакционных издержек. В работе «Фирма, рынок, право» Коуз обращает внимание на то, что мир, не знающий трансакционных издержек, обладает своеобразными свойствами. И далее приводит слова Стиглера о «теореме Коуза»: «Мир с нулевыми трансакционными издержками оказывается столь же странным, как физический мир без сил трения» [3]. И далее ученый пишет, что в отсутствие трансакционных издержек не имеет значение правовая система: люди всегда могут договориться, не неся никаких издержек по приобретению, подразделению и комбинированию прав так, чтобы в результате увеличилась ценность производства.
Несмотря на то, что понятие трансакционные издержки было введено в экономическую науку достаточно давно, до сих пор не существует единого определения данной категории издержек, каждый ученый, занимающийся исследованиями в данной области, стремится дать свое определения и предложить свою классификацию.
К. Эрроу определил трансакционные издержки как «затраты на управление экономической системой» [8].
А.Н. Нестеренко в одной из своих работ отмечает: «Сохраняя верность ряду фундаментальных принципов неоклассики, неоинституционализм, благодаря признанию платности информации, вводит в анализ совершенно новый класс издержек — трансакционные издержки» [5].
Д. Норт считает возможным переинтерпретировать эту категорию в марксистских терминах: издержки производства суть издержки, обусловленные состоянием производительных сил; издержки трансакции суть издержки, обусловленные характером производственных отношений [6]. А.Алчиан и Г.Демсец в составе трансакционных издержек, уделяют особое внимание информационным издержкам и считают, «что благодаря потокам информации, стекающимся к работодателю, фирма приобретает характеристику эффективного рынка, на котором информация о производительных качествах большого количества специфических ресурсов становится доступной с меньшими издержками» [1].
Широкое распространение получило определение К. Далмана, согласно нему «трансакционные издержки — это издержки сбора и обработки информации, издержки проведения переговоров и принятия решений, издержки контроля и юридической защиты выполнения контракта».
По определению О. Уильямсона, трансакционные издержки — это издержки, не связанные с процессом производства. Он пишет, что «полезно различать трансакционные издержки ex ante и ex post» [8]. Первые включают в себя затраты на составление проекта контракта, проведение переговоров и обеспечение гарантий реализации соглашения. Издержки ex post встречаются в нескольких формах. Они включают: во-первых, издержки, связанные с плохой адаптацией к непредвиденным событиям, затраты, имеющие место при нарушении соответствия механизма сделок обстоятельствам их реализации; во-вторых, расходы на тяжбы, сопровождающие двухсторонние усилия по устранению сбоев в контрактных отношениях; в-третьих, организационные и эксплуатационные расходы, сопряженные с использованием структур управления; в-четвертых, затраты, связанные с точным выполнением контрактных обязательств.
Наиболее интересное определение принадлежит, вероятно, С. Чену: «В самом широком смысле слова «трансакционные издержки» состоят из тех издержек, существование которых невозможно себе представить в экономике Робинзона Крузо». По мнению С. Чена, в экономике с двумя и более участниками к трансакционным издержкам следовало бы отнести все затраты, возникающие сверх и помимо собственно издержек производства [11].
П. Милгром и Дж. Робертс выделили трансакционные издержки двух типов — издержки координации и издержки мотивации [4]. К первым относятся затраты, направленные на то, чтобы обеспечить временное и пространственное соответствие участников трансакции. Ко вторым относятся затраты на обеспечение контроля, мониторинга, сбора информации о соблюдении партнерами взаимных обязательств в рамках контракта и пр. Они связаны с двумя факторами — неполнотой и несовершенством информации и оппортунизмом участников.
Чаще всего, к трансакционным издержкам относят «издержки по обмену правами собственности», «издержки по осуществлению и защите контрактов», «издержки получения выгод от специализации и разделения труда», «издержки координации и мотивации деятельности экономических агентов и др.
На наш взгляд, наиболее полная классификация трансакционных издержек — классификация Норта-Эггертсона [10], согласно которой выделены следующие виды трансакционных издержек: издержки поиска информации, издержки ведения переговоров, издержки составления контракта, издержки мониторинга, издержки принуждения к исполнению контрактов, издержки защиты от третьих лиц. Но достаточно сложным представляется разделение трансакционных издержек на издержки ведения переговоров и составления контракта, слишком тонкая между ними грань.
Э. Фуруботн и Р. Рихтер [9] разделили трансакционные издержки по сферам их возникновения на: рыночные (издержки поиска и информационные издержки, издержки ведения переговоров и принятия решений, издержки мониторинга и обеспечения контрактов), управленческие, политические.
Среди отечественных ученых можно отметить классификацию, предложенную Р. Капелюшниковым [2], согласно ей трансакционные издержки делятся на издержки поиска информации, ведения переговоров, измерения, спецификации и защиты прав собственности, оппортунистического поведения.
Учитывая все многообразие трансакционных издержек, правильнее бы было их разделить на четыре части, в зависимости от момента их возникновения. Предварительные трансакционные издержки, которые осуществляются до совершения сделки (сбор и применение информации). Другая часть приходится на момент ее оформления (ведение переговоров и заключение контракта). Третья часть связана с издержками произвольного вмешательства в частные дела предпринимателей (издержки по преодолению административных барьеров). Четвертая часть носит постконтрактный характер (оценка и контроль качества и меры по защите от оппортунистического поведения, меры по восстановлению нарушенных прав собственности).
На уровень и структуру трансакционных издержек влияют технологические, правовые и культурные факторы функционирования экономической системы, а зависят они в первую очередь от размера рынка, необходимости изменений, системы принуждения и идеологических установок и представлений участников.
Деятельность всех хозяйствующих субъектов, в том числе участников инвестиционно-строительного комплекса невозможно представить без взаимодействия с другими участниками и контрактных отношений между ними, поэтому считаем необходимым, представить классификацию трансакционных издержек с учетом особенностей инвестиционно-строительного процесса (табл. 1).

Таблица 1
Состав и структура трансакционных издержек в ИСК
Структура трансакционных издержекСостав трансакционных издержек
Издержки поиска и применения информацииИздержки на исследование: рынка, конкурентов, поставщиков, партнеров, потребителей (включая затраты на персонал, оборудование и программное обеспечение)
Издержки на применение информации (организация снабжения и сбыта, реклама).
Издержки произвольного вмешательства в частные дела предпринимателейИздержки на устранение административных барьеров при обмене правами собственности.
Издержки на ведение переговоров и оформление контрактовПредставительские расходы.
Издержки переговоров.
Издержки на участие и проведение торгов (командировки, подготовка документации, регистрация и размещение информации на электронных площадках и пр.).
Издержки мониторинга, оценки и контроля качестваМониторинг действий партнера.
Мониторинг качества.
Контроль качества (проектов, материалов, конструкций, изделий, оборудования, скрытых работ, строительной продукции).
Издержки на внедрение системы менеджмента качества (СМК).
Издержки спецификации и защиты прав собственностиСудебные издержки.
Государственная регистрация недвижимости.
Выкуп, аренда имущества.
Издержки оппортунистического поведенияВ форме «морального риска».
В форме «вымогательства».

В настоящее время ощутимый удельный вес в трансакционных издержках занимают издержки оппортунистического поведения. В статье под оппортунистическим поведением понимается любое уклонение хозяйствующим субъектом от соблюдения условий контракта или устного соглашения. В связи с чем, неисполнение работниками своих обязанностей и неподчинение законным распоряжениям администрации предприятия — такая же форма оппортунистического поведения, как и поставка некачественной продукции.
Уильямсон различает две основных формы оппортунистического поведения. Первая носит название «морального риска», а вторая «вымогательство»[8]. «Моральный риск» возникает в том случае, когда одна сторона по договору рассчитывает на другую сторону, а получение реальной информации об ее поведении требует больших издержек или невозможно. Это самый скрытый и, с точки зрения экономической теории, самый интересный элемент трансакционных издержек, к которым относят издержки, связанные, в первую очередь, с более или менее замаскированным уклонением (но не прямым отказом) участников сделки от выполнения взятых на себя обязательств. Примером «морального риска» является отлынивание, когда сотрудник не выполняет свои обязанности в полном объеме и выявление такого факта зачастую требует создания дорогостоящих и малоэффективных систем контроля со стороны администрации. Тем не менее, одной из задач в работе управленческого аппарата как раз и является снижение такого рода издержек. Также примером таких издержек является преднамеренное невыполнение контрагентом своих обязательств по договору. К издержкам оппортунистического поведения относят и расходы, связанные с вымогательством. Под вымогательством понимается ситуация, при которой ведение бизнеса по технологическим или иным причинам возможно только при наличии определенных факторов. Если один из этих факторов вдруг будет выведен из общего процесса, то в результате этого могут возникнуть существенные потери для остальных хозяйствующих субъектов.
Оппортунистическое поведение свойственно всем участникам инвестиционно-строительного процесса, начиная от инвесторов, заказчиков, застройщиков и заканчивая потребителями строительной продукции.
Нельзя не согласиться с Хайеком в том, что выигрывает не то общество, которое производит больше продукции с меньшими затратами сырья и материалов, а то, которое производит продукцию с меньшими удельными затратами трансакционных издержек.
Трансакционные и производственные затраты находятся в функциональной зависимости, технологический процесс определяет структуру трансакционных издержек, а они в свою очередь ограничивают альтернативы технологий. Граница между ними весьма условна, большинство хозяйствующих субъектов, неся те или иные затраты, зачастую даже не подозревают, что эти затраты являются трансакционными и снизить их как производственные за счет внедрения новой техники, совершенствования технологию производства, применения прогрессивных материалов, невозможно.
Проблема снижения трансакционных издержек гораздо сложнее, если учесть, что увеличение таких издержек сопровождает развитие различных форм предпринимательских отношений, происходящих в рамках общественного прогресса. Главный путь к их снижению, на наш взгляд, это уменьшение неопределенности среды за счет устойчивых и эффективных социальных институтов, которые с позиций неоинституционализма являются экзогенными ограничениями предпринимательской деятельности, с одной стороны, а, с другой стороны, создают условия для эффективной предпринимательской деятельности.


Литература
1. Алчиан А., Демсец Г. Производство, информационные издержки и экономическая организация. Истоки: Экономика в контексте истории и культуры / Редкол.: Я.И. Кузьминов (гл. ред.), В.С. Автономов, О.И. Ананьин и др. — М.: ГУ ВШЭ, 2004.
2. Капелюшников Р.И. Экономическая теория прав собственности. — М., 1990.
3. Коуз Р. Фирма, рынок и право: Пер. с англ. — М.: «Дело ЛТД» при участии изд-ва «Catallaxy», 1993.
4. Милгром П., Робертс Дж. Экономика, организация и менеджмент: В 2 т. Т.1. СПб.: Экономическая школа, 1999.
5. Нестеренко А.Н. Экономика и институциональная теория /Отв. ред. акад. Л.И. Абалкин. — М.: Эдиториал УРСС, 2002.
6. Норт Дуглас. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики /Пер. с англ. А.Н. Нестеренко; Науч. ред. Б.З. Мильнера. Фонд экономической книги «НАЧАЛА». — М., 1997.
7. Романова А.И. Методологические проблемы экономического развития инвестиционно-строительного комплекса в условиях конкурентной среды на примере приволжского федерального округа: Дис. ... д-ра экон. наук: 08.00.05. — М.: РБГ, 2003.
8. Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма: Фирмы, рынки, «отношенческая» контрактация / Науч. ред. и вступ. статья В.С. Катькало. — СПб.: Лениздат; СEV Press, 1996.
9. Фуруботн Э.Г., Рихтер Р. Институты и экономическая теория: Достижения новой институциональной экономической теории / Пер. с англ. под ред. В.С. Катькало, Н.П. Дроздовой. — СПб.: Изд. дом Санкт-Петерб. гос. ун-та, 2005.
10. Эггертссон Т. Экономическое поведение и институты. — М.: Дело, 2001.
11. Cheung S. The Transaction Costs Paradigm: 1998, Presidential Address, Western Economic Association // Economic Inquiry. — 1998. — Vol. 36. — N 4. — P. 514–521.
12. Commons J. Institutional Economics //American Economic Review. — 1931. — Vol.21. — P. 648–657.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия