Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (44), 2012
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Гребенюк Д. В.
аспирант кафедры отраслевых экономик Сибирского университета потребительской кооперации (г. Новосибирск)

Консолидация торговли как основа развития потребительского рынка в проблемных регионах
В статье рассмотрены вопросы консолидации и корпоративной структуризации основных участников процесса товароснабжения северных территорий России, доказан дефицитный характер рынка продуктов питания для ряда субъектов Федерации, раскрыто значение единой региональной торговой системы при формировании равновесного локального рынка продовольственных товаров
Ключевые слова: уровень потребления, продукты питания, товарное предложение, региональный потребительский рынок, торговля, уровень консолидации
УДК 339.133.017; ББК 65.9(2) 421.20   Стр: 313 - 317

Среди наиболее острых региональных проблем России выделяется проблема устойчивого продовольственного обеспечения населения северных территорий.
Относительно низкие объемы товарного сельскохозяйственного производства в северных российских регионах, отсутствие альтернативы существовавшей системы централизованного товароснабжения и финансирования поставок на Север, значительное увеличение транспортных тарифов на грузовые перевозки и ряд других причин привели к резкому уменьшению объемов товарной массы, поставляемой в рамках северного завоза, и её значительному удорожанию. В начале 90-х стоял даже вопрос о физическом выживании северян. Сейчас ситуация с продовольственным обеспечением несколько стабилизировалась, но сама проблема еще далека от разрешения.
На основе выделенных автором восьми базовых оценочных индикаторов уровня потребления пищевых продуктов были произведены расчеты по всем субъектам Российской Федерации и сделаны соответствующие сопоставления. В результате каждому территориальному образованию приписано определенное место. В десятку субъектов Российской Федерации с наихудшими показателями наряду с республиками Северного Кавказа входят северные и восточные районы страны: Чукотский, Ямало-Ненецкий и Ненецкий автономные округа, республики Бурятия, Тыва, Хакасия, Ингушетия, Дагестан, Карачаево-Черкесская республика, Забайкальский край. А в число тридцати субъектов Федерации с наихудшими показателями входят Магаданская и Камчатская области, Республика Саха (Якутия).
Произведенные сопоставления позволяют дать крайне неудовлетворительную оценку уровню питания населения практически всего Российского Севера и особенно Северо-Востока, по сравнению со среднероссийскими показателями. И это при том, что для данного региона характерны повышенные, в сравнении с южными территориями, нормы потребления пищевых продуктов. По оценкам специалистов, суточная калорийность питания населения Северо-Востока составляет 2060 ккал. [10], что соответствует уровню самых отсталых стран мира. В развитых государствах калорийность питания составляет от 3100 до 3700 ккал, а формула сбалансированного питания предусматривает потребность взрослого человека, равную 2750–2850 ккал.
Заметим, что так называемые «рациональные» и «минимальные» нормы потребления продуктов питания для «северных» зон, на наш взгляд, являются заниженными. Об этом косвенно свидетельствует сравнение данных норм с фактическим среднедушевым потреблением продуктов питания в развитых странах с близкими к Российскому Северу природно-климатическими условиями (США, штат Аляска; Канада; Скандинавские страны; Дания, территория Гренландии).
Недостаточный уровень питания населения является одной из причин того, что средняя продолжительность жизни северян на 4–5 лет ниже, чем в среднем по стране, а у коренного населения Севера — на 10–12 лет. Детская заболеваемость, наоборот, выше в 2–2,5 раза. Так, в 2010 г. по сравнению с 1990 г. почти в 1,5 раза возросла смертность и на одну треть снизилась рождаемость. В 2010 г. заболеваемость на 1000 человек населения (количество зарегистрированных больных с диагнозом, установленным впервые в жизни) при среднероссийском значении 735,7 составила: в республике Саха (Якутия) — 752,1; в Камчатской области — 754,9; в Магаданской области — 792,5; в Чукотском автономном округе — 805,1. По болезням органов пищеварения заболеваемость в Чукотском АО в 2010 г. составила 81,5 на 1000 человек населения при среднероссийском значении 32,5 чел.
Возникает вопрос: какова причина сложившейся ситуации? Ответ на него может дать только анализ состояния регионального продовольственного рынка.
Поскольку продовольственные товары — это товары жизнеобеспечения, то переключения спроса под влиянием роста цен не происходит, а увеличивается доля продовольствия в структуре расходов населения и усиливается недопотребление продуктов питания. Так, с 1990 г. по 2010 г. в РФ доля товарооборота розничной торговли, приходящаяся на продовольственные товары, повысилась с 43,1 до 46,5% (табл. 1).

Таблица 1
Структура розничного товарооборота в административно-территориальных образованиях Северо-Востока, % от общего объема розничного товарооборота (по данным Росстата [15])
Продовольственные товарыНепродовольственные товары
1990 год2000 год2010 год1990 год2000 год2010 год
В фактически действовавших ценах
Российская Федерация43,146,546,556,953,553,5
Республика Саха (Якутия)54,251,756,245,848,343,8
Магаданская область66,065,562,134,034,537,9
Камчатская область59,461,053,640,639,046,4
В ценах 1990 года
Российская Федерация43,141,440,856,958,659,2
Республика Саха (Якутия)54,240,840,145,859,259,9
Магаданская область66,043,942,534,056,157,5
Камчатская область59,439,840,740,660,259,3

Если же посмотреть на структуру розничного товарооборота административно-территориальных образований Северо-Востока (в фактических ценах), то заметно существенное превышение доли продовольственных товаров по сравнению со среднероссийскими показателями. И до начала рыночных преобразований в этом регионе наблюдалась та же картина. За годы рыночных реформ, в отличие от Российской Федерации, эта доля возросла незначительно, а по некоторым административно-территориальным образованиям (Камчатской и Магаданской областям) — даже снизилась.
Если же пересчитать структуру розничного товарооборота в ценах 1990 г., доля продовольственных товаров в розничном товарообороте Магаданской области сравнима со среднероссийской, а в республике Саха (Якутия) и в Камчатской области — даже ниже ее. Таким образом, на региональном уровне, несмотря на значительное недопотребление продуктов питания, доля продовольственных товаров в товарообороте розничной торговли не только не повышается, а даже имеет устойчивую тенденцию к снижению. Все это происходит на фоне значительных (по сравнению со среднероссийскими) денежных доходов и расходов населения, а также заметного превышения доходов населения над расходами в северо-восточном регионе.
Северные районы страны всегда входили в число территорий Российской Федерации с самыми высокими уровнями душевого дохода и заработной платы населения. Несмотря на это, за счет более высоких цен на товары народного потребления, в первую очередь на продовольственные товары, наблюдался паритет покупательной способности доходов.
И на сегодняшний день «северные» цены практически на все продукты питания на 40–80% превышают среднероссийские. Более того, практически по всем группам продуктов питания в тройку городов с максимальными уровнями цен по стране входят города Северо-Востока (Якутск, Магадан, Петропавловск-Камчатский). В публикуемых статистических обзорах нет поселка Анадырь (административный центр Чукотского автономного округа с населением в 10 тыс. человек). По эмпирическим оценкам автора, он уверенно занимает первое место в стране по уровню цен на большинство продовольственных товаров.
Несмотря на относительно высокие цены, товарный эквивалент среднемесячного денежного дохода в республике Саха (Якутия) составлял в 2010 г. 61,5 кг говядины против среднероссийского значения в 47,6 кг, по рыбе мороженой — 139,4 кг против 70,3 кг и т.д. (табл. 2). Даже в Чукотском автономном округе, с его максимальными ценами на продовольствие, покупательная способность по ряду продуктов питания также выше, чем в среднем по Российской Федерации.

Таблица 2
Покупательная способность среднедушевых денежных доходов населения по основным продуктам питания в 2010 г., в месяц, кг (по данным Росстата [15])
Продукты питанияРоссийская
Федерация
Республика
Саха (Якутия)
Магаданская
область
Камчатская
область
Говядина (кроме бес-костного мяса)47,661,542,335,9
Рыба мороженная (без деликатесной)70,3139,4135,2163,2
Масло сливочное33,945,730,228,6
Масло под-солнечное92,9108,690,188,0
Молоко цельное298,1269,9157,2173,8
Яйца, шт.1626176110241129
Сахар-песок178,2216,5185,0164,0
Мука пшеничная273,3325,9227,8229,2
Хлеб и булочные изделия из пшеничной муки217,4264,3191,1178,2
Рис152,6202,2228,3229,7
Макароны129,7138,7113,1109,9
Картофель375,6385,8243,0256,4

За последнее десятилетие произошли изменения в структуре расходов населения на продовольствие. По материалам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств республики Саха (Якутия), с 2000 г. по 2010 г. значительно увеличилась доля расходов на ценные и наиболее важные продукты. По мясу и мясопродуктам, соответственно, с 17,0 до 27,6%, молоку и молокопродуктам — с 8,2 до 13,0%, маслу растительному — с 1,4 до 4,3%.
Темпы роста среднедушевых доходов в республике Саха (Якутия), в Магаданской и Камчатской областях хоть и незначительно, но все же превышают темпы роста стоимости минимального набора продуктов питания. Это свидетельствует о постепенном росте покупательной способности доходов. Несмотря на это, темпы роста среднедушевых расходов на продукты питания также отстают от темпов роста среднедушевых доходов. Учитывая крайне низкий и даже опасный для здоровья уровень среднедушевого потребления продуктов питания на Северо-Востоке, такое отставание может быть следствием только недостаточного предложения.
Можно сделать два важных вывода. Первый — наблюдается недопустимо низкий уровень потребления пищевых продуктов в северо-восточном регионе. Второй — денежных доходов населения региона достаточно для обеспечения платежеспособного спроса на продовольственные товары в соответствии с физиологическими потребностями. Доходы населения Северо-Востока России никак не лимитируют потребление продуктов питания, таким лимитирующим фактором остается дефицит продовольственных товаров.
Большинство авторов, занимающихся проблемами продовольственного снабжения северных территорий (среди них не только научные работники, но и представители законодательной и исполнительной власти федерального и регионального уровней), считают, что имеющаяся диспропорция — следствие таких причин, как крайне низкая продовольственная самообеспеченность северных регионов и бессистемность северного завоза. Полностью согласимся с ними, хотя есть и еще одна, на наш взгляд, важнейшая причина.
Дело в том, что в северных субъектах Федерации практически не осталось крупных предприятий торговли, которые могли бы выполнять функции регионального оптового посредника. Это предполагает, прежде всего, наличие достаточных складских мощностей в пунктах перевалки товаров с круглогодичного транспорта на сезонный, которые бы позволяли концентрировать значительную товарную массу именно к открытию непродолжительной навигации. Кроме того, нужны значительные мощности для межнавигационного хранения товаров в пунктах реализации. Перечисленные функции под силу лишь системообразующим игрокам, каковых на Северо-Востоке практически не осталось. По нашим оценкам уровень консолидации продовольственной розничной торговли в северных регионах в настоящий момент не превышает 5% при среднероссийском значении — 11%. Доля современных форматов в продовольственной рознице северных территорий — не выше 17–18% (в среднем по России — 35%). Между тем, только консолидированными усилиями можно решить весь комплекс проблем по формированию равновесного рынка продовольственных товаров на Северо-Востоке России.
В основополагающих научных работах, посвященных проблемам сферы товарного обращения северных территорий страны [1, 2, 11], делается однозначный вывод о сохранении в данном регионе даже в самой отдаленной перспективе преимущественно сезонных путей сообщения. Сезонный характер поступления продовольственных товаров в пункты реализации, разное время начала и окончания речных и морских навигаций, а также движения по дорожной сети, заметно удлиняют время пребывания товаров в пути от поставщика до склада в пункте реализации и значительно повышают нормы товарных запасов. Так, в некоторых улусах Республики Саха (Якутия) запасы по ряду товаров превышают 300–400 дней. Повышенные нормы товарных запасов в северном регионе требуют, соответственно, повышенных мощностей по хранению этих товарных запасов. Поэтому степень соответствия региональных мощностей по хранению продовольственных товаров фактическим продовольственному потоку и досрочным товарным запасам должна стать основным (а может, и единственным) критерием обеспеченности региона этими мощностями.
Для расчета обеспеченности региональной торговли складскими мощностями за основу можно взять «Методические указания по перспективному планированию развития и размещения сети предприятий оптовой торговли» [3]. В этих указаниях содержатся научно обоснованные нормативы складских мощностей, дифференцированные по экономическим зонам и рассчитанные на 1 тонну товарных запасов в разрезе отдельных групп товаров. Именно эти нормативы позволяют сделать научно обоснованный расчет обеспеченности мощностями для хранения в регионах с преимущественно досрочным завозом товаров. Все прочие нормативы строились исходя из потребности в складской сети на 1 тыс. человек населения [5]. Такой подход не учитывает региональной специфики. При его использовании можно сделать неправильный вывод об относительно благополучном положении со складскими мощностями в северных регионах.
Выполненные расчеты выявили катастрофическое несоответствие региональной инфраструктуры хранения фактическому объему товарных потоков в рамках досрочного завоза на Северо-Восток. Так, коэффициент обеспеченности площадями продовольственных складов в Республике Саха (Якутия) составляет 21%, емкостями холодильников — 29%, емкостями хранилищ — 19%. И это — самые лучшие показатели по Северо-Востоку. Значительно хуже обстоят дела в Магаданской, Камчатской областях, в Чукотском автономном округе. При существующей структуре инвестиций в основной капитал по отраслям экономики региона (табл. 3) период достижения нормативной обеспеченности помещениями для хранения ввозимой в рамках досрочного завоза товарной массы (по оценкам автора) лежит за пределами 2040 г.

Таблица 3
Структура инвестиций в основной капитал по отраслям экономики регионов, % (по данным Росстата [15])
ОтрасльРоссийская
Федерация
Республика
Саха (Якутия)
Магаданская
область
Камчатская
область
Промышленность
2008 г.
38,961,576,945,6
2009 г.37,268,158,841,9
2010 г.38,356,161,930,0
Транспорт
2008 г.
14,19,89,610,2
2009 г.18,58,326,829,7
2010 г.21,57,429,446,0
Торговля
2008 г.
2,52,60,10,0
2009 г.2,40,90,11,9
2010 г.2,31,30,40,6

Неудовлетворительно и состояние существующих мощностей хранения. Так, в отдаленных улусах Республики Саха (Якутия) это, в основном, неотапливаемые сооружения из досок, реже из бревен. На большинстве складов нет самого элементарного оборудования. Товары хранятся навалом на полу, в лучшем случае на подтоварниках. О качественном состоянии основных фондов сферы товарного обращения красноречиво свидетельствуют и данные региональных органов статистики (табл. 4).
Из-за катастрофической нехватки складских мощностей средства, предназначенные для финансирования досрочного завоза, идут на оплату разовых поставок товаров авиатранспортом. Повышенные затраты на авиатранспортировку, в свою очередь, быстро «съедают» лимиты целевых субсидированных средств. Поэтому, в условиях неразвитости инфраструктуры хранения проблема устойчивого завоза продовольствия на Северо-Восток не решена и не может быть решена в корне. Решению проблемы может способствовать создание единой региональной торговой системы, основанной на объединении информационных, логистических и технических решений, торговой и закупочной политики.
Принято считать, что недостатки в снабжении населения северных территорий товарами первой необходимости связаны лишь с несовершенством организации северного завоза. Передача большинства вопросов по организации завоза в компетенцию субъектов Федерации не принесла пока желаемых плодов. В связи с этим можно все чаще услышать предложения о необходимости большего регулирующего воздействия государства на процесс доставки товаров на Север.

Таблица 4
Отраслевая структура и уровень износа основных фондов по отраслям (по данным Росстата [15])
ОтрасльРеспублика
Саха (Якутия)
Магаданская
область
Камчатская
область
Стоимость основных фондов (по полной балансовой стоимости) на начало 2011 г., млн руб.
Промышленность908990157620138390
Торговля44340594015520
Отраслевая структура основных фондов на начало 2011 г., %
Промышленность41,234,522,3
Торговля2,01,32,5
Уровень износа основных фондов по отраслям на начало 2011 г., %
Промышленность39,342,531,3
Торговля50,962,347,5
Удельный вес полностью изношенных основных фондов на начало 2011 г., %
Промышленность11,712,210,5
Торговля13,524,86,0

Предполагается концентрировать большую часть товарного потока и практически все финансовые потоки из федерального бюджета в руках одной государственной корпорации. На эту роль претендуют, прежде всего, концерн «Североторг», ставший в свое время правопреемником Главсевероторга (в настоящий момент является самостоятельной организацией, которая работает на коммерческой основе), и ОАО «Росконтракт».
Между тем, мировой опыт освоения зарубежного Севера (Аляска, Север Канады) показал, что эффективное функционирование предприятий торговли даже в условиях северных территорий предполагает их практически полную самостоятельность [12, 13, 14]. Но из-за отсутствия достаточных финансовых ресурсов и крайне неудовлетворительного состояния материальной базы немногие предприятия торговли Северо-Востока России способны стать связующим звеном между производителем и потребителем. Альтернативой же безграничному усилению регулирующего воздействия государства может стать объединение основных участников товарно-финансовых потоков в рамках северного завоза в корпоративную структуру.
Можно использовать зарождающийся отечественный опыт сотрудничества крупных предприятий промышленности с крупными оптовыми предприятиями, результатом которого стало создание первых торгово-промышленно-финансовых групп. Однако собственные торговые сети, принадлежащие крупным товаропроизводителям и их объединениям, скорее исключение, чем правило. Торговые структуры (зависимые и независимые) не привлекаются товаропроизводителями к выработке стратегических ориентиров перспективы развития производства. Между тем имеется обширный зарубежный опыт, когда торговые структуры помимо чисто торговых функций, переходят к финансированию разработок и производства товаров на основе предварительного изучения и подготовки рынка сбыта.
В России количество торгующих организаций, располагающих значительными собственными финансовыми ресурсами, крайне невелико. Для Северо-Востока такие организации вообще являются исключением (ОАО «АЛРОСА-Якутснаб», Якутреспотребсоюз «Холбос», ЗАО УОТК «Северовостокзолото»). Представляется целесообразным образование региональных финансово-торговых групп, включающих кредитно-финансовые компании, производственные и торгующие предприятия. Они будут объединять материальные и экономические ресурсы участников для организации северного завоза и развития инфраструктуры регионального продовольственного рынка (прежде всего — инфраструктуры хранения). В дальнейшем такие группы смогут финансировать разработку и внедрение в производство продовольственных товаров в так называемом «северном исполнении». Только в составе финансово-торговых групп возможна реализация схем консолидированного залога, получение гарантий региональных органов власти, перестрахование рисков.
Участниками финансово-торговой группы при реализации приоритетных программ, прямо или косвенно связанных с северным завозом, должны предоставляться субсидии из Федерального фонда финансовой поддержки субъектов РФ, средства из регионального фонда финансовой поддержки северного завоза товаров, а также льготные кредиты. Не исключено и предоставление государственных гарантий для получения зарубежных инвестиций.
В рамках создаваемых корпоративных групп уменьшить дефицит финансовых ресурсов для северного завоза можно за счет привлечения внешних источников финансирования. Здесь перспективно формирование межрегионального северного пула, участниками которого могут стать российские регионы, специализирующиеся на сельскохозяйственном и пищевом производствах и поэтому заинтересованные в устойчивых поставках продовольственных товаров в северные районы. Целесообразно создавать и внутрирегиональные фонды северного завоза. Рента за добычу природных ресурсов Северо-Востока должна поступать не в федеральный бюджет, а в региональные фонды развития северных территорий, из средств которого и будут формироваться фонды северного завоза.
В этой связи уместно упомянуть опыт формирования системы государственной помощи северным и арктическим районам в США и Канаде. Основной акцент в этой системе от прямых мер все более смещается к косвенным. Одним из важнейших методов государственного регулирования северных районов стало создание региональных фондов (на Аляске такой фонд называется «постоянным»). Фонды формируются за счет отчислений с налогов добывающих предприятий в размере 10–30%, причем государство также делает самостоятельные взносы. В настоящее время фонды аккумулировали существенные финансовые ресурсы. Так, подобный фонд на Аляске составляет около 10,5 млрд долл.
В рамках создаваемых корпоративных групп координация действий участников северного завоза может производиться через создание новых структур — транспортно-экспедиционных фирм и региональных распределительных складских центров [4, 6, 7, 8, 9].
Транспортно-экспедиционным фирмам по силам комплексное решение всех проблем, связанных с задержками грузов в портах перевалки и на станциях железной дороги. Также они смогут контролировать продвижение и очередность погрузки контейнеров на судна и своевременность доставки товаров в регион.
Поставщики и получатели товаров смогут заключать договоры на экспедирование своих товаров с транспортно-экспедиционными фирмами. Последние же сконцентрируются на заключении договоров на оказание услуг по перевозке и переработке грузов со всеми участниками процесса товародвижения (морскими портами и пароходствами, железнодорожными станциями). Они также могут предоставлять целый ряд дополнительных услуг. Среди них — погрузка и выгрузка, проверка количества и состояния груза, уплата сборов, услуги по хранению, перезатариванию и маркировке, накопление контейнерных отправок для перевалки на судна и т.д.).
Самостоятельной функцией транспортно-экспедиционной фирмы будет оплата услуг водного транспорта на момент постановки судна под погрузку, а также портам перевалки за услуги, связанные с фактической переработкой и предстоящим хранением товаров. К примеру, в Магаданской области это позволит решить проблему взаимных неплатежей между портами Ванино, Восточный и портом Магадан. В качестве учредителя транспортно-экспедиционной фирмы способно выступить ОАО «Магадантрансагентство». На данную организацию уже частично возложены функции подобной фирмы. Соучредителями транспортно-экспедиционной фирмы могут выступить региональное морское пароходство, региональная железная дорога, Магаданский морской торговый порт, а также поставщики и крупные торговые сети Магаданской области.
Наиболее проблемным остается снабжение потребительскими товарами именно глубинных районов региона. Товароснабжение отдаленных поселков осуществляется мелкими игроками (в большинстве своем — индивидуальными предпринимателями). Ассортиментный перечень завозимых товаров весьма скуден. Небольшие торговые предприятия районного уровня не могут с достаточной эффективностью осуществить сложные операции, связанные с закупкой и доставкой товаров с «большой земли». Чтобы улучшить снабжение отдаленных населенных пунктов, на Северо-Востоке, целесообразно создание региональных распределительных складских центров. Такие центры могут быть учреждены региональными торговыми сетями и формироваться на базе мощных складских комплексов бывших многочисленных УРСов. После упразднения большинства УРСов их складское хозяйство не используется и постепенно приходит в негодность.
Снабжение отдаленных территорий Северо-Востока федеральными и крупнейшими региональными торговыми сетями через региональные складские центры в конечном счете приведет к сокращению текущих затрат, связанных с товародвижением и, как следствие, снижению розничных цен. Расчеты автора доказывают, что удельные издержки обращения при складской форме снабжения значительно меньше. При закупке товаров от поставщиков напрямую, территориально отдаленные предприятия торговли наряду с огромными транспортными расходами несут значительные издержки, связанные с хранением товаров. Немаловажно и то, что соблюдение контейнерных норм отгрузок вынуждает предприятия торговли закупать непомерно крупные для них партии однотипных товаров, что удлиняет сроки их реализации.
Создание региональных распределительных складских центров позволит обеспечивать закупку товаров народного потребления в необходимом количестве и ассортименте, осуществлять их централизованную доставку в самые отдаленные районы. Функционирование центров приведет к балансу спроса и предложения на продовольственные товары в регионе, к созданию товарных резервов для быстрого устранения диспропорций на потребительском рынке и поддержки социально-незащищенных групп населения, организации товарных интервенций с целью нормализации уровня цен. В конечном итоге создание сетевых предприятий по типу регионального распределительного центра приведет к возникновению оптового звена федерального уровня в общей цепи товароснабжения глубинных районов Северо-Востока.
Финансово-торговый союз участников товародвижения в рамках корпоративных групп позволит, в конечном итоге, консолидированными усилиями решить весь комплекс проблем по формированию равновесного рынка продовольственных товаров на Северо-Востоке России.


Литература
1. Бернвальд А.Р. Региональные проблемы товарного обращения (в районах Сибири и Дальнего Востока). — Новосибирск: Наука, 1984. — 208 с.
2. Богер И.Б. Формирование ресурсов продовольственного рынка российского Севера. — Новосибирск: Наука, 2003. — 316 с.
3. Методические указания по перспективному планированию развития и размещения сети предприятий оптовой торговли. — М.: Центросоюз, 1986. — 56 с.
4. Макеева О. Логистический подход к развитию сетевого ритейла в России // РИСК: Ресурсы, информация, снабжение, конкуренция. — 2010. — № 3 — С. 64–67.
5. Новоселов А. С. Региональный потребительский рынок. Проблемы теории и практики. — Новосибирск: Сибирское соглашение. 2002. — 364 с.
6. Ритейл класса «люкс» в России // Современная торговля. — 2010. — № 5 — С. 31–33.
7. Романов М. Есть плацдарм для роста в будущем // Российская торговля. — 2010. — № 3 — С. 32–37.
8. Салун О. И., Клейменов Д. О. Торгово-розничные сети: экспансия и инновации // Российское предпринимательство. — 2010. — № 8 (Вып.2) — С. 133–139.
9. Хромова Е. Матросова Е. Розничная торговля в России: итоги кризиса и новые тенденции // Рынок ценных бумаг. — 2010. — № 8 — С. 48–50.
10. Чернуха А.Д., Чернуха А.А., Никитин Ю.П. Медико-социальные и демографические проблемы народностей Азиатского Севера // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. — 2003. — № 2. — С. 30–38.
11. Шнипер Р.И. Регион: диагностика и прогнозирование. — Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 1996. — 354 с.
12. Dawson J. (ed) Retail Geography. — L., 1990.
13. Hallsworth A. The New Geography of Consumer Spending. — N.Y., 2002.
14. Ohmae K. The End of the Nation State: The Rise of Regional Economics. — N.Y., 2005.
15. http://www.gks.ru

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия