Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (44), 2012
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Назарова В. В.
доцент кафедры финансовых рынков и финансового менеджмента Санкт-Петербургского филиала Высшей школы экономики,
кандидат экономических наук


Оценка рисков реализации инвестиционных проектов в лесном секторе России
В статье приводится описание и оценка основных несистематических рисков инвестиционных проектов в лесном секторе России, оценена конъюнктура рынка лесозаготовки. На основе проведенного опроса представителей лесного сектора выявлены причины низкой инвестиционной привлекательности лесного сектора и предложены мероприятия по нивелированию выявленных рисков
Ключевые слова: несистематические риски, лесной сектор, инвестиционная привлекательность, государственная инфраструктура, нивелирование специфических рисков
УДК 336.647   Стр: 431 - 435

В настоящий момент, обладая четвертой частью всех запасов древесины, Россия в мировом лесопромышленном производстве занимает лишь 2,3%, а по удельному весу в лесной торговле только 2,8%.
При ежегодном приросте леса в 800 млн м3 и расчетной лесосеке около 540 млн м3 использование лесного потенциала составляет около 20%. Все это отрицательно сказывается на валовом продукте: на долю ЛПК приходится примерно 3,8% всего выпуска продукции и около 4% валютной выручки всего промышленного комплекса. В странах с развитой лесной промышленностью этот показатель в четыре раза выше [1].
Основной причиной такого состояния дел считается высокий уровень изношенности и неконкурентоспособность производств, вызванные в первую очередь недостатком инвестиций в модернизацию и развитие отдельных направлений лесного сектора страны. Эта ситуация усугубляется несмотря на докризисный и уже начинающийся посткризисный рост мировых рынков лесопродукции, что должно было бы создавать хорошие возможности для развития российского лесного сектора.
В инвестировании решающую роль играет вопрос стоимости денег. Именно этот показатель определяет объем, состав и структуру создаваемых и реконструируемых производств, их окупаемость, рентабельность, конкурентоспособность и финансовую стабильность. Показатели окупаемости отдельных производств при этом являются наиболее точными индикаторами развития всего лесного сектора экономики страны. Нежелание инвесторов идти в лесной сектор в значительной степени связано с отраслевыми особенностями и рисками, которые влияют на дифференциацию стоимости денег для инвестирования в данную, конкретную, отрасль. Стоимость денег здесь служит именно тем инструментом, который в действительности оценивает все те особенности и риски связанные с реализацией того или иного инвестиционного проекта в конкретных условиях. При этом конечно важно иметь в виду, что в рыночных условиях стоимость денег, в значительной степени, категория конъюнктурная, напрямую зависящая от состояния финансовых рынков в определенный период времени. Однако эта зависимость прослеживается только на макроэкономическом уровне (страновые различия, различия в отраслях экономики на мировом уровне). Выбор инвестора обуславливается соотношением доходности проекта и его потенциальных рисков. Эти риски закладываются при расчете ставки дисконтирования и, как правило, отражаются в модели CAPM в части дополнительной нормы дохода за риск инвестирования в конкретную компанию.
Большая часть этих рисков свойственна практически всем предприятиям лесного сектора России; различается только вес каждого риска для конкретных условий, для каждой отдельной компании, и каждого отдельного инвестора. Все это сильно осложняет процесс принятия решений по инвестированию в конкретный проект, а упростить этот процесс могло бы государство, взяв на себя определенные обязательства по снижению этих рисков для отрасли, в особенности при реализации комплексных проектов по заготовке и переработке древесины. В то же самое время стоимость снижения рисков должна быть адекватной для государства при стимулировании развития лесного сектора страны и отдельных федеральных округов России.
Сказанное определяет актуальность выявления оценки рисков в лесозаготовительной и лесоперерабатывающих отраслях с учетом особенностей лесного сектора России.
Лесной сектор России представляет собой совокупность предприятий лесозаготовки (включая лесное хозяйство), лесопиления, деревопереработки (механическая переработка древесины), лесопереработки (химическая переработка древесины). Каждая группа предприятий выпускает однородную продукцию. В общем виде лесной сектор представлен на рис.1.
Рис.1. Структура лесного сектора России
В 2011 г. по предварительным данным в России было заготовлено 173 млн м3 древесного сырья и при этом около 80% сырья было переработано на различные продукты (как правило полуфабрикаты), а 20% вывезено в круглом виде (рис.2).
Рис. 2. Динамика объемов производства лесопродукции в России, 2005–2011 гг., тыс. м3
(версия ЕЭК ООН, 2011 год — предварительные данные) [5, 6]
Объем рынка лесных товаров России в 2010 г. составил 4 млрд долл. (без древесного топлива, отходов, щепы и стружки). В структуре рынка преобладают необработанные лесоматериалы (деловой круглый лес, включая пиловочник, балансовую древесину и прочие сортименты), на которые приходится около 40%.
Предприятия лесного сектора страны работают в условиях роста цен на энергию и сырье. Рынки полуфабрикатов развиваются медленно, поэтому Россия вряд ли в короткие сроки может значительно увеличить производство данной продукции. При этом государство теряет огромные ресурсы вследствие несовершенных экономических механизмов ускорения темпов освоения производственных мощностей и рынка, а также развития инвестиционной активности. В то же самое время иностранные производители поставляют в Россию качественные виды лесопродукции и конечной продукции из древесных материалов (древесные плиты, мебель, клееные материалы, продукцию деревянного домостроения, бумагу и картон), произведенные, в том числе, из отечественного сырья. Значительная часть лесопродукции изготавливается на устаревших производствах. Себестоимость производства на таких производствах высокая, а качество продукции — низкое. Они не могут составить конкуренции современным предприятиям с современными технологиями. Выпускаемая на них продукция реализуется исключительно на российском рынке, и с течением времени будет иметь проблемы со сбытом не только на экспортных рынках, но и в России, в т.ч. вследствие роста отдельных статей себестоимости, устаревания оборудования и постепенного роста требований потребителей к готовой продукции.
Главным конкурентным преимуществом российского лесного сектора является количество и качество российской древесины. Однако ни в одном регионе России не осваивается весь лесной ресурс. Основные причины к этому: труднодоступность мест где находится большая часть лесосек, отсутствие инфраструктуры, преимущественная разработка лесосек по наиболее рентабельным сортиментам, изношенность материально-технической базы.
Для повышения эффективности работы и снижения затрат лесозаготовительной промышленности необходимо: снижение доли ручного труда, повышение технической оснащенности за счет внедрения новых высокопроизводительных машин, укрупнение предприятий, расширение объема дорожного строительства.
За период кризиса инвестиционная привлекательность российского лесного сектора значительно снизилась, и увеличилось число убыточных производств. Только по официальной статистике в лесозаготовке доля убыточных предприятий выросла на 3%, в обработке древесины и производстве изделий из дерева доля убыточных предприятий увеличилась на 7%. Более всего кризис ударил по предприятиям по производству плит, фанеры и шпона (доля убыточных организаций выросла с 29% до 52%). Доля убыточных целлюлозно-бумажных предприятий практически не изменилась и составляла около 30%. Кроме того в период кризиса прекратила работу значительная часть производств лесного сектора (прежде всего лесозаготовительные и лесопильные предприятия).
Основные причины низкой инвестиционной привлекательности лесного бизнеса лежат в следующих сферах: рыночная конъюнктура, нормативно-правовое регулирование и ресурсное обеспечение. Как правило, эксперты относят к вопросам связанным с рыночной конъюнктурой две основные проблемы — отсут­ствие уверенности в улучшении общей экономической ситуации, рост конкуренции на рынке лесопродукции.
Самый большой блок вопросов представлен в сфере ресурсного обеспечения; сюда относятся нестабильность цен на сырье и материалы, кадровые проблемы (как высококлассного управленческого персонала, так и операторов сложных промышленных комплексов), зависимость от ключевых контрагентов, недоступные кредитные ресурсы, проблемы связанные с развитием инфраструктуры. Некоторые проблемы, относящиеся к инфраструктуре, относятся к сфере нормативно-правового регулирования. Поскольку лесной ресурс находится в государственной собственности проблемам совершенствования лесного законодательства уделяется особое внимание при рассмотрении низкой инвестиционной привлекательности лесного сектора России. Ну и так как лесной ресурс имеет природную основу, для многих, и, прежде всего, лесозаготовительных предприятий, важное значение имеют вопросы связанные с возникновением непредвиденных природных и чрезвычайных антропогенных ситуаций.
Рассмотрим более детально основные риски, которые приводят к снижению инвестиционной привлекательности лесного сектора страны.
1. Риск ухудшения общей экономической ситуации.
Экономический кризис, начавшийся в 2008 году, продолжает вызывать опасения как среди потенциальных инвесторов, так и среди представителей лесного сектора страны. Скачкообразное движение рынков лесопродукции, закрытие неконкурентоспособных лесных предприятий в Восточной Европе, медленный рост цен на лесопродукцию низкого передела и более быстрый рост цен на основные составляющие затрат (прежде всего ГСМ и заработная плата) являются серьезными факторами, препятствующими развитию инвестиционной активности в отрасли. Такая неопределенность экономической ситуации повышает риск невозврата инвестиций в проекты ЛПК. В то же самое время более активная поддержка проектов лесного сектора государством (например реализация программ связанных со строительством нового и реконструкцией ранее построенного жилья (в т.ч. с применением современных материалов на основе древесины)) могла бы прибавить уверенности потенциальным инвесторам.
2. Риск усиления конкуренции в лесном секторе.
Российский ЛПК преимущественно ориентирован на выпуск сырьевых полуфабрикатов с низкой добавленной стоимостью (круглый лес, доска, щепа, целлюлоза). Здесь важными конкурентами на мировом рынке являются страны с низкой стоимостью древесного сырья и более дешевой рабочей силой (азиатские страны и страны тропической зоны). Именно они с каждым годом предлагают на мировой рынок все больше лесопродукции по более низким ценам. Важным конкурентом здесь являются страны Северной Америки, которые имеют производства лесопродукции более конкурентоспособные по себестоимости и качеству (и выигрывающие в т.ч. за счет масштаба производства).
Продукция более глубокой переработки также постепенно осваивается азиатскими странами (в первую очередь — Китаем), которые инвестируют в создание современных производств на европейском оборудовании (или аналогах ведущих европейских производителей оборудования).
Что касается российских рынков, то как для сырьевой, так и для несырьевой продукции их инфраструктура требует модернизации. Объемы лесопродукции внутри страны (в особенности по продукции углубленной переработки) реализуются небольшие и система сбыта этой продукции на рынке представлена в основной части иностранными производителями с прямым (или непрямым коротким) каналом сбыта. Так что здесь важным двигателем является реализация государственных программ, которые завязаны на лесопродукцию и каналы ее продвижения.
3. Риск изменения законодательства.
Продукция лесного сектора (особенно лесного хозяйства) имеет, пожалуй, самый длинный цикл производства — цикл лесовосстановления с момента вырубки до возможности проведения новой вырубки составляет, как правило, от 60 до 100 лет. Реализация проектов по созданию современных лесоперерабатывающих производств длится от 2 до 3 лет (в ЦБП от 6 до 10 лет); окупаемость таких проектов с момента начала операционной деятельности, как правило, 4–8 лет. Это долговременные проекты, требующие стабильной законодательной базы. В то же самое время действующее лесное законодательство ежегодно меняется, причем эти изменения зачастую не предсказуемы и влекут за собой большие издержки со стороны лесного сектора страны. Например, тот же Лесной кодекс страны полностью меняется в течение 10 лет. Последний Лесной кодекс, принятый в 2006 году на сегодняшний момент насчитывает 9 редакций.
Современные недостатки лесного законодательства страны во многом обусловлены отсутствием национальной лесной политики, которая должна обеспечить стабильность лесного законодательства и предсказуемость его изменений в долгосрочной перспективе.
Для лесозаготовительных и перерабатывающих предприятий важное значение имеют механизмы государственной поддержки. Можно получать льготы по налогам на прибыль и на имущество, возмещать часть процентной ставки по кредитам, сокращать плату за лесопользование, получать освобождение от таможенных пошлин на оборудование. Однако не всегда это работает. Иногда господдержка заложена на бумаге, но денег в бюджете нет и проектам, особенно крупным, в поддержке отказывается чисто по бюрократическим причинам (законодательство здесь все еще размытое).
Следует отметить и то, что условия господдержки постоянно меняются. В Республике Карелия, например, в 2009 году налог на прибыль для предприятий лесного сектора с учетом льгот был 17%, а с 2010 года 18% [1]; увеличился и налог на имущество, что не способствует инвестиционной привлекательности лесного сектора.
Также для улучшения инвестиционной привлекательности отрасли следует дать реальную возможность регионам софинансировать инфраструктуру к площадке. Около 80% проектов реализуются на Greenfield (чистая площадка), что объясняется прежде всего тем, что лесной ресурс располагается в отдалении от крупных городов. При этом ни один проект в лесном секторе не окупится, если на него переложить всю инфраструктуру до площадки.
4. Риск возникновения природных и чрезвычайных антропогенных ситуаций.
В последние годы человечество испытывает большие неудобства от многочисленных природных катастроф — наводнений и паводков, ураганных ветров и обильных ливней, экстремальных температур, пожаров. Их неожиданное возникновение наносит значительный ущерб лесному хозяйству и лесозаготовительному производству. А последствия этих явлений могут приводить к дестабилизации в лесопереработке. Например, в пожароопасный сезон 2010 года многие лесоперерабатывающие предприятия имели дефицит с поставками древесины, поскольку усилия лесозаготовителей были направлены на предотвращение и ликвидацию пожаров (в частности вырубку древесины, которая не могла быть использована нигде, кроме как в качестве топлива).
Развитие системы страхования в лесном секторе, а также глобальной системы предупреждения возникновения природных катастроф могла бы снизить риски инвестирования. Возврат на государственный уровень полномочий по охране леса от пожаров, защите от вредителей и болезней также мог бы способствовать увеличению инвестиционной привлекательности лесного сектора России.
5. Риск роста цен на сырье и материалы.
Лесозаготовка, охрана и защита леса имеют сезонный характер. Заготовка древесины, как правило, осуществляется в зимний и летний период времени; охрана и защита леса — только в летний. Именно в летний период происходит рост цен на топливо; причем это увеличение спроса на топливном рынке происходит за счет роста строительства и вследствие роста поставок топлива сельскохозяйственным организациям (которые, как известно, поддерживаются государством, в т.ч. за счет компенсации части стоимости). Такая поддержка имеет дискриминационный характер для лесного сектора страны.
Большой проблемой для переработки древесины остается рост цен на услуги естественных монополий. Ежегодный рост железнодорожных тарифов, а также цен на тепло- и электроэнергию, газоснабжение, несопоставимый с ростом цен на продукцию лесопереработки приводит к постоянному снижению добавленной стоимости в стоимости продукции. Это не может не сказываться негативно на инвестиционной привлекательности лесного сектора страны.
6. Риск управленческого персонала.
Создание современных производств в настоящее время возможно только на базе зарубежных техники и технологий (прежде всего европейских и североамериканских стран). Российское оборудование и технологии остаются неконкурентоспособными, а в большинстве случаев вообще отсутствуют. Таким образом, высший управленческий персонал должен иметь успешный опыт работы на современных лесозаготовительных и перерабатывающих предприятиях (даже по отдельным направлениям производств — технология, оборудование, маркетинг и т.п.). Сложность, а иногда и невозможность подбора такого персонала на высшие управленческие должности как для реализации проекта на инвестиционной стадии, так и на операционной стадии приводит к росту рисков связанных с реализацией проектов, а зачастую и к отказу от них.
Возрождение системы проектирования в лесном секторе, а также развитие механизмов проектного финансирования с развитием рынка EPCM-контрактов (engineering, procurement, construction management — инжиниринг, поставки, управление строительством) снижают риски реализации проекта. Фактически здесь подрядчик, который полностью выполняет инвестиционный проект, принимает на себя риски по управлению проектом с момента проектирования и до момента передачи готового объекта заказчику (включая выполнение гарантийных обязательств).
7. Зависимость от ключевых контрагентов
Ключевыми контрагентами в лесных проектах являются, прежде всего, поставщики древесного сырья (лесозаготовители). Реализация новых инвестиционных проектов зависит от наличия дополнительных лесных ресурсов, которые могут быть использованы для переработки. Основные лесные ресурсы, доступные для освоения, находятся в азиатской части страны, и представлены специфической для России лиственницей (которую мы не умеем в большинстве своем перерабатывать). Имеющиеся в европейской части страны лесные ресурсы представлены низкокачественными, разобщенными насаждениями (с низким запасом на гектар и непривлекательным составом насаждений) и требуют значительных инвестиций как в подбор и оценку, так и в организацию их использования.
8. Инфраструктурный риск
Создание крупных современных производств с переработкой 1 млн. м3 круглого леса в год возможно в отдаленных, как правило, неосвоенных территориях, и требует значительного развития внеплощадочной (дороги, мостовые сооружения, площадки, ЛЭП, газопроводы) и социальной инфраструктуры (жилые микрорайоны с развитой инфраструктурой). Здесь главным фактором выступает развитие государственно-частного партнерства, механизмы которого в лесном секторе не отработаны.
9. Риск доступности капитала
По оценкам экспертов при реализации инвестиционных проектов наиболее доходными будут комплексные проекты по организации производств по переработке пиловочника с производствами по переработке балансов и техсырья. Среди производств по переработке балансов наиболее перспективными являются древесностружечные производства. Кроме того, перспективными являются производства по переработке лиственницы с выпуском, пиломатериалов, фанеры или шпона для емких азиатских рынков.
Однако подобные проекты достаточно дорогие (оцениваются от 60 млн. долл. США) и срок окупаемости у них не менее 5 лет. При неразвитости в России рынка «длинных денег» и недостаточном уровне финансирования лесного сектора финансовый фактор становится определяющим. Исходя из средней продолжительности инвестиционной фазы в два года — ежегодно инвестору потребуется до 30 млн долл. США. При рентабельности лесного бизнеса в 5–15% годовых подобные проекты в докризисный период могли бы реализовывать только крупные вертикально-интегрированные структуры или иностранные компании. Однако, в связи с убыточностью лесного бизнеса в период кризиса (даже в рамках крупных вертикально-интегрированных структур и в том числе иностранных компаний) и росте заемных средств в структуре капитала — реализация подобных инвестиционных проектов в лесном секторе в ближайшей перспективе становится проблематичной.
Значительной помощью в модернизации лесного сектора могло бы стать проектное финансирование. Однако использование этого инструмента в российских условиях сильно затруднено: возможность кредитования появляется только после получения разрешения на строительство; получение разрешения на строительство возможно после проведения государственный экспертизы; проведение государственной экспертизы возможно только после выполнения проектной стадии. То есть к началу переговоров по кредиту уже должно быть потрачено до 10% от стоимости проекта: выполнена предпроектная стадия, бизнес-планирование, инжиниринг, стадия запуска проекта.
10. Недостаток квалифицированного персонала на операционной стадии
Создание современных производств требует наличия высококвалифицированных работников, которые могут работать с высокопроизводительным оборудованием. Лесной ресурс располагается в отдаленных районах страны, а высококвалифицированный персонал сконцентрирован в крупных городах, (иногда и за пределами страны), это требует развития специальных программ по обучению и подбору персонала. И эта проблема касается не только инженерно-технического, но и высшего управленческого персонала, который требуется тщательно подбирать на самых ранних стадиях реализации инвестиционного проекта.
После качественной оценки рисков реализации инвестиционных проектов в лесном секторе страны приведем результаты их статистической оценки. По данным проведенного интервьюирования1 представителей лесозаготовительной, лесопильной, деревообрабатывающей промышленности северо-западной части России и последующей статистической оценки признаков на их однородность, вариацию и проверку фактического распределения значений признаков на близость к нормальному, были получены следующие выводы:
Наибольшая вариация по всем производствам характерна для показателя «Риск роста цен на сырье и материалы». Наиболее высокий уровень неопределенности характерен для показателя «Инфраструктурный риск», а наименьший уровень для показателя «Риск усиления конкуренции».
Основным сдерживающим фактором инвестиционной активности отрасли по данным анкетирования является недостаточный уровень развития инфраструктуры (как правило, это дороги для лесозаготовительных производств и энергетическая инфраструктура до перерабатывающих производств). В то же самое время экспертами признается высокий потенциал рынков для возможности модернизации, расширения существующих мощностей и создания новых.


Литература
1. Ежегодный обзор рынка лесных товаров 2010–2011 годы. — Женева: ЕЭК ООН / ФАО, 2011. — 214 с.
2. Лесной комплекс Российской Федерации и зарубежных стран. Статистический сборник. — М.: ГОУ ВПО МГУЛ, 2008. — 392 с.
3. Мосягин В.И. Проблемы экологизации лесного комплекса. — СПб.: ИПО ЛТА, 1999. — 375 с.
4. Российский рынок лесоматериалов в 2009–2010 гг., прогноз до 2013 г.. Аналитический обзор. — М.: РосБизнесКонсалтинг, 2010. — 144 с.
5. Production, consumption and trade in forest products in the Russian Federation in 2008-2011. — UNECE / FAO, 2011.
6. The European Forest Sector Outlook Study II 2010-2030. — UNECE / FAO, 2011.
7. De Swaan J., A. Liubych, 1999. Determining the cost of equity in emerging markets// WP, No28, Oct. 2003, www.ksg.harvard.edu/PAE.
8. Estrada, J. The Cost of Equity in Emerging Markets: a downside risk approach // Emerging Markets Quarterly, 2000, pp.19–30.

Сноски 
1 Опрос подготавливался и проводился в период 2011-2012 гг. и был реализован посредством личного общения, общения с использованием средств связи (интернет, телефон). На основе опроса был составлен массив данных, который был тестирован с использованием статистического аппарата на возможность использования этих данных в дальнейшем исследовании.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия