Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (45), 2013
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Зейналов В. З.
докторант Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук


Институт финансового надзора как фактор стабильности банковской системы: международный опыт и азербайджанская практика
Статья посвящена поиску путей совершенствования системы банковского надзора, который в современных условиях является особым предметом научного теоретического и практического исследования. Построение эффективного банковского надзора в Азербайджане является необходимым условием стабильности развития банковской системы и устойчивого развития экономики страны в посткризисный период
Ключевые слова: финансовый кризис, финансовый риск, мегарегулятор, институт банковского надзора, финансовая реформа
УДК 336.71; ББК 65.05   Стр: 96 - 98

Глобализация банковского бизнеса и ускорение международного движения капитала обусловили формирование международных правил и норм банковского надзора. Международная экономическая интеграция приводит к усилению зависимости финансовых рынков многих стран друг от друга. По этой причине кризисные явления, возникшие в одной стране, распространяются на всю экономически интегрированную систему.
Многие отечественные и зарубежные специалисты сходятся во мнении, что основной причиной прошедших масштабных финансовых потрясений во многих странах мира послужило недостаточное качество банковского регулирования и надзора [1, c. 45].
Типы органов, осуществляющих банковский надзор, в разных странах различны, что объясняется различными институциональными, культурными и административными условиями, а также уровнем развития экономики и емкостью рынков капитала. В некоторых странах существует единый орган надзора и регулирования ЦБ, в других эти функции осуществляют специальные органы надзора, которые тесно сотрудничают между собой, поскольку функции разработки денежно-кредитной политики и банковского надзора переплетаются. В зависимости от институциональных подходов, используемых в разных странах, указанные функции различным образом распределяются между различными органами, уполномоченными государством на осуществление надзора за деятельностью финансового сектора страны.
В данной связи необходимо учитывать и национальные особенности регулирования, поскольку в разных странах функции банковского регулятора возложены либо на центральный банк, либо на другой орган — министерство или специально создаваемую комиссию. В частности, функции по регулированию банковской сферы в Австралии выполняет Служба по финансовому надзору, в Бельгии Комиссия по банкам, финансам и страхованию, в Великобритании — Управление финансовых услуг, в Германии — Федеральная служба финансового надзора, в Канаде — Министерство финансов, в Люксембурге — Министерство бюджета и казначейства, во Франции Комитет по кредитным институтам и инвестиционным фондам, в Швейцарии — Федеральная банковская комиссия, в Японии — Финансовая служба и Банк Японии и т.д. Центральный банк, наряду с формированием и реализацией денежно-кредитной политики, регулирует банковские учреждения в Болгарии, Греции, Италии, Литве, Нидерландах, Новой Зеландии, Португалии, Словакии, странах СНГ [2, c. 300].
По данным МВФ, в 80% случаев банковский надзор в странах осуществляется центральными банками, в 4% случаев — Министерством финансов, в 20% — структурами смешанного типа. Последний вариант реализуется, например, во Франции, где надзор осуществляется специально созданным органом — Банковской комиссией (Commission Bancaire) совместно с национальным Центральным банком (Банком Франции, Banque de France). Идею пруденциального надзора, закрепленного исключительно за национальными банками, настойчиво поддерживает Европейский центральный банк.
Регуляторы фондового рынка во многих странах работают параллельно с банковскими регуляторами. Такова, к примеру, Россия, где роли лидирующих звеньев в системе органов надзора равноправно выполняют Центральный банк Российской Федерации и Федеральная служба по финансовым рынкам. Во Франции также Банковская комиссия работает параллельно с Комиссией по биржевым операциям и Советом по финансовым рынкам. В Японии фондовые рынки курируются Financial Services Agency (FSA), Japan, а Банк Японии регулирует банковский сектор[3, c. 12].
Европейским парламентом 22 сентября 2010 г. было одобрено проведение реформы финансовой системы Евросоюза (ЕС), в рамках которой был принят ряд законодательных инициатив, направленных на обеспечение ее устойчивости и стабильности за счет совершенствования архитектуры и институциональной структуры регулирования финансовых рынков, устранения проблемы фрагментированного индивидуального анализа рисков на национальном уровне, а также развития системы раннего обнаружения и предупреждения системных рисков.
Вообще, можно выделить несколько моделей разделения функций между надзорными органами:
Модель 1. Основывается на законодательном закреплении за центральными банками исключительных полномочий в сфере регулирования и надзора банковской деятельности. Именно эта модель исторически была доминирующей, хотя и не единственной, с момента возникновения надзорной практики в области банковского дела. К сегодняшнему дню она, хотя и утратила свои господствующие позиции, но по-прежнему востребована жизнью.
Модель 2. «Смешанная». Функции надзора и контроля выполняются специализированными органами при непосредственном участии центрального банка и министерства финансов. Классический пример — США. За коммерческими банками и финансовыми институтами Америки помимо Федеральной резервной системы надзор осуществляют: Федеральная корпорация страхования депозитов, занимающаяся страхованием депозитов в банках и других кредитных институтах, и Управление контролера денежного обращения (бюро министерства финансов). Все три органа в свое время договорились об исключении двойной работы.
Модель 3. Надзор за банковской деятельностью осуществляется независимыми специализированными органами в тесном взаимодействии с министерством финансов при участии центрального банка. Эта модель присуща банковским системам Канады и в меньшей степени — Австрии и Германии.
Модель 4. Объединяет страны, принявшие законодательные решения о создании мегарегулятора на рынке финансовых услуг. По пути реформирования системы государственного регулирования финансового рынка путем создания мегарегулятора финансовых рынков в свое время пошел ряд развитых и развивающихся стран. Впервые мегарегуляторы были созданы в Сингапуре в 1982 г. и Норвегии в 1986 г. Впоследствии интегрированный финансовый надзор был внедрен в Скандинавских странах, а затем в той или иной форме — во многих странах Европейского союза. За пределами Европы мегарегуляторы созданы в Австралии, Корее, Японии и ряде других стран.
Модель 5. Международная или наднациональная. Из всех международных финансовых организаций наиболее значимыми с точки зрения роли в области надзора являются Европейский центральный банк (ЕЦБ), Базельский комитет по банковскому надзору, Международный валютный фонд и Мировой банк [4, c. 127].
По данным исследования Всемирного банка, органы частично или полностью интегрированного финансового надзора (осуществляет надзор за основными сегментами финансового рынка, включая банковский сектор, сектор страховых услуг и рынок ценных бумаг, получившего название мегарегулятор) функционировали в 30% стран — членов этой международной финансовой организации. Объединение надзора и контроля за всеми секторами финансового рынка — явление не уникальное. Британское Управление по финансовому регулированию и надзору (Financial Services Authority- FSA) — центральный орган надзора за рынком финансовых услуг Великобритании. FSA является независимым негосударственным органом, ответственным за регулирование и надзор за деятельностью всех инвестиционных, финансовых и банковских компаний, осуществляющих деятельность на территории Великобритании. Деятельность FSA полностью финансируется за счет участников рынка — поднадзорных организаций. При этом FSA подотчетно Министерству финансов и Парламенту. В то же время, несмотря на наличие в стране FSA, Банк Англии по-прежнему вынужден заниматься управлением рисками и даже увеличить штат сотрудников, осуществляющих мониторинг и оценку деятельности кредитных организаций. В июне 2010 г. правительство Королевства объявило о планах по переходу на новую архитектуру системы регулирования финансовых рынков. Новая архитектура влечет за собой трансформацию существующей системы в лице Управления по финансовым услугам в Управление финансовым поведением (Financial Conduct Authority — FCA), а также замену в конце 2012 г. трехсторонней системы регулирования — FSA, Банк Англии и Казначейство Ее Величества — новой структурой, состоящей из Комитета по финансовой политике (Financial Policy Committee — FPC), Управления пруденциального регулирования (Prudential Regulation Authority — PRA) и Управления защиты прав потребителей и рынка (Consumer Protection & Markets Authority — CPMA), являющегося дочерней структурой Банка Англии[5]. Обязанности вновь создаваемых органов будут очень широкими. Так, планируется, что стратегическими целями FCA будут защита финансовой системы Великобритании и повышение доверия к ней. Еще три оперативные цели — обеспечение надлежащей степени защиты потребителей, повышение эффективности рынка финансовых услуг, а также сохранение целостности национальной финансовой системы.
Федеральное управление финансового надзора Германии (BaFin), — центральный орган надзора за финансовыми услугами Германии. BaFin является частью Федерального Правительства ФРГ. Правовой статус и функции BaFin определены в «Законе о Федеральном управлении финансового надзора», «Законе ФРГ о банковской деятельности» и другими специальными законами. При выполнении функций в области надзора за банками и инвестиционными компаниями BaFin тесно сотрудничает с Немецким федеральным банком[6].
Важным событием в Турции после кризиса стало создание по типу британской Financial Service Authority при непосредственном участии и поддержке Международного валютного фонда нового органа банковского надзора — Banking Regulatory & Supervisory Agency of Turkey (BDDK). Это полностью независимая структура (до кризиса ВDDK был в структуре казначейства страны), пользующаяся высоким доверием со стороны всех участников финансового рынка. BDDK функционирует самостоятельно и законом ему даны следующие полномочия: контроль за деятельностью банков; регламентирование работы кредитных организаций; принятие на законных основаниях решений по разным аспектам деятельности банков (вплоть до их закрытия) и защита прав вкладчиков; создание условий для эффективной работы финансовой системы и управление Турецким Фондом страхования депозитов (TMSF) [7, c.91].
BDDK сосредоточил контролирующие функции над всеми банковскими институтами, в том числе над исламскими банками. При этом председателю «Совета по регулированию и надзору за банками» предоставлялись исключительные полномочия в вопросах признания финансовой деятельности банков и в выборе схемы их ликвидации.
Вместе с тем, следует отметить, что далеко не все развитые страны пошли по пути создания мегарегуляторов своих финансовых рынков. Несмотря на существующие тенденции к созданию полностью интегрированных надзорных органов, во многих странах сохраняется традиционная функциональная структура финансового надзора, предполагающая наличие отдельных секторальных надзорных органов.
Зародившийся в США в 2007–2008 гг. финансовый кризис еще раз раскрыл имеющиеся недостатки в регулировании системного риска и финансовых институтов, что, в свою очередь, обусловило необходимость реформирования институциональных структур финансового регулирования и надзора. Как следствие проводимой реформы финансового регулирования Президентом США 21 июля 2010 г. был подписан основополагающий закон Додда — Франка. Он предполагает самое значительное изменение американской финансовой нормативно-правовой среды со времен Великой депрессии, влияющее на всю систему регулирующих органов и затрагивающее практически все стороны индустрии финансовых услуг страны. В частности, Закон предполагает изменение институциональной структуры регулирования, появление системы надзора и мониторинга системных рисков, усиление контроля за деятельностью системообразующих компаний и предоставление надзорным институтам ряда новых полномочий по санированию и ликвидации проблемных финансовых компаний, а также включение в систему регулирования небанковских финансовых учреждений и прочих структур, входящих в холдинг с данными компаниями.
Для реализации полномочий по мониторингу и устранению системных рисков создан новый Совет по надзору за финансовой стабильностью (The Financial Stability Oversight Council — FSOC), а также изменены полномочия Федеральной резервной системы. Основные задачи FSOC: определение системно важных институтов и пробелов в регулировании; сбор информации и мониторинг рынка финансовых услуг с целью выявления потенциальных рисков; разработка более жестких стандартов регулирования деятельности системообразующих банковских и небанковских финансовых учреждений и холдингов с размером активов, превышающим 50 млрд долл.; реструктуризация и ликвидация организаций, несущих в себе повышенные риски для всей финансовой системы[8].
В России только в 2011 г. началась реализация инициативы по построению системы макропруденциального регулирования в лице вновь созданного Департамента финансовой стабильности в Банке России. Кроме того, произошло законодательное дробление функций регулирования на рынке ценных бумаг: регулирующие функции закреплены за Министерством финансов, а надзор и контроль — за ФСФР, в том числе и в сфере страхования. С 2012 г. ФСФР возвращены некоторые важные законотворческие функции. В банковской сфере в январе 2012 г. одобрена реорганизация Департамента банковского регулирования и надзора Банка России в два самостоятельных департамента с целью отделения методологии надзора (нормотворчества) от практического надзора (оценки финансового состояния конкретных банков и надзорного реагирования). Это, безусловно, ликвидирует основу для конфликта интересов при сочетании регулирующих и надзорных функций.
В настоящее время в Азербайджане на различных уровнях активно обсуждается вопрос о создании единого государственного органа по регулированию различных сегментов финансового рынка — суперведомства или, так называемого, «мегарегулятора», к полномочиям которого были отнесены все аспекты регулирования и надзора за финансовым рынком [9].
Однако, нынешняя система не обеспечивает принцип единства регулирования, контроля и надзора в финансовых секторах. За профучастниками фондового рынка присматривает Государственный комитет Азербайджана по ценным бумагам, за страховыми компаниями — служба Госстрахнадзор при Минфине Азербайджана, за инвестированием пенсионных накоплений — государственный социальный фонд, а за банками — Центральный Банк Азербайджана. Мы считаем, что следить за всеми рисками лучше в рамках общего надзора.
Однако в специальном банковском законодательстве соответствующие вопросы проработаны недостаточно подробно. В соответствии со Статьей 48 Закона Азербайджанской Республики «О Центральном Банке Азербайджанской Республики»«: Центральный Банк Азербайджана является органом банковского регулирования и контролю за деятельностью кредитных организаций и осуществляет следующее: принимает акты нормативного характера по банковской деятельности; устанавливает пруденциальные нормативы, а также методы их расчета и порядок их применения; устанавливает порядок расчета и формирования специального резервного фонда, создаваемого банками, местными филиалами иностранных банков и небанковскими организациями для возмещения возможных убытков по кредитам и активам; на основании отчетов и проверок оценивает финансовое положение кредитных организаций и на этом основании отдает кредитным организациям обязательные к исполнению указания о внесении соответствующих исправлений в финансовые отчеты; устанавливает стандарты корпоративного управления в банках и местных филиалах иностранных банков; в случаях и порядке, установленных законом, проводит проверки в кредитных организациях, а также в их дочерних хозяйственных обществах; поднимает перед компетентным государственным органом вопрос с целью предотвращения монопольной деятельности на рынке банковских услуг; применяет меры воздействия (исправления) и санкции против кредитных организаций и их администраторов в случаях и порядке, установленном законодательством; в случаях, когда требуют результаты проведенных в соответствии с законом мероприятий по контролю, участвует в качестве наблюдателя на заседаниях управленческих органов кредитных организаций, проводит консультации с администраторами кредитных организаций; в случаях, предусмотренных законом, в рамках мероприятий по финансовому оздоровлению банков определяет особые условия выполнения их кредитных обязательств перед Центральным Банком; в случаях, предусмотренных законом, назначает банкам и местным филиалам иностранных банков временного администратора, в необходимых случаях обращается в суд о применении моратория по обязательствам банка; принимает в отношении банков и местных филиалов иностранных банков, у которых аннулированы лицензии, меры в соответствии с законодательством; осуществляет другие полномочия, предусмотренные законодательством. При установлении пруденциальных нормативов для кредитных организаций Центральный Банк может установить различные нормативы и методы их расчета по типам кредитных организаций.
Данные полномочия позволяют Центральному Банку выполнять целевые ориентиры, направленные в том числе на развитие и укрепление банковского сектора страны. Осуществляя надзор за деятельностью коммерческих банков путем постоянного наблюдения и проверок на предмет ее соответствия законодательно установленным правилам и нормативным актам, Центральный Банк защищает интересы вкладчиков и кредиторов, обеспечивает стабильность деятельности кредитных организаций.
Центральный Банк Азербайджана не вмешивается в оперативную деятельность кредитных организаций, за исключением случаев, предусмотренным законам «О Центральном Банке Азербайджанской Республики».
Мы считаем, что в 2013 г. приоритетом в финансовой системе Азербайджана станет модернизация регулирования банковской системы на базе самых последних (современных) международных стандартов и опыта. В перспективе единая система финансового надзора должна быть направлена, как мы полагаем, на повышение качества управления финансовыми организациями собственными рисками, оценку их способности по своевременному выявлению и устранению (снижению) этих рисков.


Литература
1. Zeynalov V. Maliyyə böhrani və antiböhran idarəetmə siyasəti (глобальный финансовый кризис и антикризисная политика). Bakэ, Azərnəşr. - 2012. - 228.
2. Maliyyə bцhranэ» anlayiюinin elmi юərhi // AMEA-nэn xəbərləri. Эqtisadiyyat seriyasэ. 2012. - № 2. s. 11-23.
3. Голодова Ж.Г. Банковский надзор и регулирование: страновые особенности и направления совершенствования в условиях кризиса // Экономические науки. - 2009. - № 9. - 300 c.
4. Дворецкая А.Е. Модификация банковского надзора с учетом уроков мирового кризиса // Деньги и кредит. - 2012. - № 5.
5. Мамедов З. Влияние кризиса на логику реформирования банковской системы. - СПб: Изд-во СПбГУЭФ, 2005. - 127 с.
6. http://ru.wikipedia.org.Управление_по_финансовому_регулированию_и_надзору_Великобритании.
7. http://www.bafin.de/DE/Startseite/startseite_node.html
8. Зейналов В.З. Антикризисная политика в банковской сфере: Турция, Российская Федерация и Азербайджан (сравнительный анализ) // Экономика и управление Санкт-Петербургский Университет Управления и Экономики. - 2011. - № 7. - С. 88-94.
9. Каурова Н.Н. Макропруденциальное регулирование финансовых рынков // Финансовый журнал. - № 1. - 2012.
10. Мамедов З. В Азербайджане предлагают создать новую структуру для усиления банковского надзора. - Baku, 14 апр - www.1new.az

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия