Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (45), 2013
ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ В СФЕРЕ УСЛУГ
Бородина М. В.
соискатель Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова (г. Москва)

Современные тенденции развития сферы услуг и перспективы формирования кластеров
В статье рассматриваются особенности тенденций развития сферы услуг, начиная от этапа её реформирования в начале 90-х годов прошлого столетия до становления крупных розничных торговых сетей в посткризисный период. Логическим завершением процесса преобразований на потребительском рынке может стать формирование кластеров, основа которых заложена в современной модели функционирования потребительского комплекса. До недавнего времени кластеры характеризовали схему развития производственного сектора. Для торговли и сферы услуг подобное направление является не менее перспективным, особенно в отдельных локальных сегментах потребительского рынка, и, в первую очередь, в крупных городских агломерациях
Ключевые слова: сфера услуг, потребительский рынок, розничные торговые сети, кластер, городская агломерация, монополистическая конкуренция, общественное питание
УДК 339.1; ББК 65   Стр: 188 - 190

Социально-экономическая система в современном обществе должна быть ориентирована на удовлетворение материальных, духовных и иных потребностей населения. При всём многообразии социальных проявлений на основе определённых количественных и качественных параметров можно сформировать представление об условиях жизнедеятельности граждан страны, региона и определённых социальных групп, а также об отношении жителей к достигнутому в обществе социально-экономическому потенциалу. Совокупность различных социальных и иных условий существования образует систему показателей качества жизни. Среди этих параметров важнейшее место занимает торговля и сфера услуг: рациональное питание, безопасность, комфортное жильё, отдых и медицинское обслуживание, образование и многое другое, так или иначе связанное с потребительским комплексом страны.
Однако нынешнее относительно динамичное развитие торговли и сферы услуг не сразу достигло порога стабилизации, тернистый путь этой системы в основных тенденциях можно проследить с начала рыночных преобразований. В конце 80-х — первой половине 90-х годов прошлого столетия на потребительском рынке произошли кардинальные изменения, связанные с процессом массового кооперативного движения, затем — коммерциализации и последовавшей за ней приватизации объектов торговли, общественного питания и сферы бытовых услуг. Причём, если брать в расчёт услуги, речь могла идти только о реформировании в бытовом обслуживании, т.к. других отраслей услуг, подлежащих трансформации из плановой экономики в рыночный сектор, почти не существовало, они стали формироваться позднее как частные субъекты хозяйствования.
В этом можно отметить одну из особенностей генезиса потребительского рынка. Только в популярном ныне туристском бизнесе уже в начале 2010 г. насчитывалось 6897 турфирм, в подавляющем большинстве частные структуры, образованные в последние 15–20 лет [6, с.305, табл.9.29]. Значительный рост числа предприятий на основе частной инициативы наблюдается в секторе услуг по ремонту и обслуживанию транспортных средств, гостиничном хозяйстве и т.д. В середине 1990-х годов появились принципиально новые виды услуг, к которым можно отнести сотовую подвижную связь, начавшую функционировать в нашей стране с 1995 г. [6, с.503, табл.18.5].
На первоначальном этапе реформирования торговли и сферы услуг — после приватизации — в экономический оборот вошло достаточно большое число предприятий частной формы собственности, как индивидуальных, так и коллективных. Однако вплоть до завершения известного августовского кризиса (1998 г.) полноценная конкурентная среда на потребительском рынке отсутствовала.
В условиях ограниченной денежной массы и крайне низких доходов подавляющего большинства населения особую роль играли не стационарные предприятия, а продовольственные, вещевые и смешанные рынки, в основе деятельности которых наблюдались преимущественно методы ценовой конкуренции. Их бурное развитие продолжалось вплоть до 2006 г. [6, с.525, табл.20.1]. Несколько ранее начался стабильный рост доходов населения и приток нефтедолларов в экономику страны, а одновременно с этим последовали значительные качественные изменения и в структуре потребительского комплекса.
На втором этапе преобразований в сфере услуг, условно, 1999–2005 гг., сформировалось новое видение рынка самим предпринимательским сообществом, возросли требования покупателей, стал богаче ассортимент товарного предложения. Одновременно на данном этапе впервые за долгие годы в крупных городах страны возникает реальная конкуренция отечественному бизнесу со стороны известных зарубежных торговых марок и брендов — компаний Метро с подразделением РЕАЛ — Гипермаркет, Ашан, ИКЕА, Леруа Мерлен, Рамстор (до 2007 г.) и др. Параллельно с ними начинают бурное развитие отечественные розничные торговые сети, среди которых в продуктовом сегменте выделяются «Перекрёсток», «Пятёрочка», «Магнит», «Дикси», «Лента», c 2005 г. — сеть гипермаркетов «Карусель», а в непродовольственном — М.Видео, Эльдорадо, Техносила, группа компаний «Спортмастер» и ряд других.
Экспансия торговых сетей в потребительский сектор крупных городов кроме элемента конкуренции обеспечила и новое направление в развитии торговли и сферы услуг. В плане архитектурно-планировочных решений начали появляться торговые и торгово–развлекательные комплексы, насыщенные многообразными предприятиями сферы услуг и предоставляющие таковые не только как отдельно взятый продукт, но и во взаимодействии с розничной торговлей на этапе продажи товаров, допустим, списание со счетов покупателей через пластиковые карты в процессе приобретения товаров.
Третий этап развития торговли и сферы услуг можно охарактеризовать как «взлёт — падение»: предкризисный потребительский бум сменился снижением ряда показателей отраслей потребительского комплекса, особенно в период активной фазы кризиса — 2008-2010 гг. Так, в 2009 г. оборот розничной торговли на душу населения в сопоставимых ценах в сравнении с предыдущим годом снизился на 5%, а по непродовольственным товарам — на 8% [6, с.531, табл.20.10].
В настоящее время сфера услуг постепенно переходит в стадию т.н. умеренно стабильной динамики, с приростом не более 7–8% в год [7]. Основной показатель развития потребительского рынка — объём оборота розничной торговли — следует за темпами роста номинальной зарплаты с корректировкой на сбережения и инвестиции. В целом чрезмерный потребительский спрос остался в прошлом, и в настоящее время происходит более стабильное развитие рынка. Одновременно возрастают требования к качеству товаров и услуг, их комплексному предоставлению. Особыми темпами развиваются розничные торговые сети, в мировой практике т.н. ритейл: по некоторым оценкам в 2012 г. их удельный вес в обороте розничного сектора России превысил 35%. В крупных городских агломерациях, в первую очередь в Москве и Санкт-Петербурге, заметно сокращается деятельность различных типов рынков. Это требует оперативной замены комплекса предоставляемых ранее услуг, но на более качественной основе, в стационарной сети и с углублённым ассортиментом. В этой связи следует отметить, что объективная почва для развития кластерного направления в сфере услуг имеет серьёзную практическую основу. Рассмотрим это несколько подробнее.
Как следует из многочисленных источников посткризисного периода (после 1998 г.), в конце 1990-х — начале 2000-х годов продолжение ускоренного развития рыночного вектора в национальной экономике потребовало уже тогда поиска конструктивного и осмысленного применения иной схемы экономического взаимодействия. Это касалось объективного повышения монетизации и использования имеющихся конкурентных преимуществ в определённых отраслях хозяйственной деятельности, главным образом в промышленности. Среди ряда апробированных в то время в мировой практике новаций имелась и т.н. кластерная концепция развития, успешно принятая на вооружение бизнес-сообществом во многих конкурентоспособных экономиках мира.
В этой связи следует отметить работы Майкла Портера (Гарвардская школа бизнеса), ведущего специалиста в области экономической конкуренции, подробно рассматривавшего кластерный подход в национальных экономических системах. Он считается основоположником и популяризатором теории кластерного развития [2;3].
Теоретическое понятие кластер встречается не только в экономике, но и в химии, информационных технологиях, математике, астрономии, градостроительстве и ряде других отраслей знаний. Так, применительно к градостроительству трактовка кластера может быть представлена следующим образом: это территориальное образование внутри мегаполиса, представляющее относительно автономную единицу, обеспечивающую своим жителям полный набор городских функций (жилищную, административно-деловую, торгово-развлекательную, рекреационную). В экономике кластер представляет собой сконцентрированную на некоторой территории группу взаимосвязанных компаний. В общем виде экономическое определение кластера, по мнению автора, может быть сформулировано следующим образом: группа компаний, которых объединяет территориальное соседство и общность деятельности.
Формирование кластера позволяет национальной отрасли поддерживать и развивать свои конкурентные преимущества, а не отдавать их тем странам, которые более склонны к обновлению. Предприятия кластера, благодаря взаимной ориентации на близкий продуктовый ряд, становятся носителями одной и той же «коммерческой идеологии», и играют роль не только точек роста внутри национального рынка, но и базы для выхода на рынки других стран. Мировая практика свидетельствует, что кластер нельзя запрограммировать «сверху», т.к. у него не внешняя (экзогенная), а в большей степени внутренняя (эндогенная) природа. При прочих равных условиях, кластер может только развиться — территориально и в объёмных показателях, однако он не может сузиться по каким-либо причинам.
Наиболее известный в РФ кластер сформировался в Республике Татарстан на базе предприятий автомобилестроения, многие из которых были построены ещё во времена плановой экономики. Здесь производят грузовые и легковые автомобили, а также автокомпоненты. Однако на первоначальном этапе своего формирования и уточнения специализации многие задачи данного кластера были решены при активном участии правительства Республики Татарстан. Но это, скорее исключение, чем общее правило современного направления развития кластеров. В последние годы активно формируется кластер и в сфере авиастроения и современных авиационных технологий на базе комплекса предприятий, расположенных в г. Уфа.
Теоретические особенности формирования кластеров в сфере услуг в настоящее время, по мнению автора, пока не столь очевидны, хотя наглядное их проявление уже ощущается в крупных городских агломерациях. Как было отмечено выше, силовое ускорение процесса создания кластерных образований не имеет практического смысла. И на потребительском рынке формирование подобных структур происходит на вполне объективной основе, не требуя какого-либо вмешательства извне. В теоретическом плане указанное восходит к понятийному аппарату монополистической конкуренции. Именно к ней можно отнести большинство производственных и торговых структур в мире, в особенности тех, что связаны с потребительским комплексом.
Монополистическая конкуренция — тип рыночной структуры несовершенной конкуренции. Это очень распространённый тип рынка, наиболее близкий к совершенной конкуренции. Как известно, монополистическая конкуренция является не только наиболее распространённой, но и наиболее трудно изучаемой формой отраслевых структур. Для подобной отрасли не может быть построено точной абстрактной модели, как это можно сделать в случаях чистой монополии и чистой конкуренции. Многое здесь зависит от конкретных деталей, характеризующих продукцию и стратегию развития производителя или коммерсанта, предсказать которые практически невозможно, а также от перспектив будущего выбора, имеющегося у фирм данной категории. Таким образом, большинство предприятий мира можно отнести к категории монополистической конкуренции.
Если рассматривать более подробно свойства рынка монополистической конкуренции, то они характеризуются следующими особенностями:
— наличие множества продавцов и покупателей (рынок состоит из большого числа независимых фирм и их потенциальных клиентов), но не больше, чем при совершенной конкуренции;
— невысокие барьеры для вступления в отрасль. Это, однако, не означает, что открыть монополистическую конкурентную фирму очень легко. Сложности в оформлении регистрации, патентов и лицензий имеют место в ряде стран и поныне;
— чтобы выжить на рынке в долгосрочном периоде, монополистически конкурентной фирме необходимо производить разнородную дифференцированную продукцию, отличную от той, которую предлагают фирмы-конкуренты;
— совершенная, практически полная для принятия решений информированность продавцов и покупателей об условиях рынка;
— преимущественно неценовая конкуренция, здесь крайне незначительно можно влиять на уровень цен. Рекламирование продукции имеет особое значение.
Розничная торговля и сфера других услуг как нельзя отчётливее представляют рынок монополистической конкуренции. Об этом красноречиво свидетельствуют количественные показатели развития отрасли в последние годы. Так, по данным ФСГС России [6, с.525, табл.20.1], в нашей стране к началу 2010 г. функционировало около 300 тыс. предприятий розничной торговли, 45 тыс. предприятий общественного питания и 3,5 тыс. рынков почти на один миллион рабочих мест. Огромный потенциал этой сферы услуг подтверждают показатели участия в создании валового внутреннего продукта страны: в 2011 г. удельный вес розничной, оптовой торговли и общественного питания в ВВП достиг 20%, а розничный товарооборот приблизился к 20 трлн. руб. [7]. Налицо множество продавцов и покупателей, что позволяет отметить сложившуюся и ярко выраженную модель монополистической конкуренции. Сама монополистическая конкуренция и перспективы кластерного развития в сфере услуг, на первый взгляд, связаны незначительно. Но попытаемся в этом разобраться чуть глубже.
Дело в том, что, согласно известному мнению М.Портера, «...самая прочная конкурентная позиция на рынке, как правило, складывается в результате кумуляции положительных факторов в многочисленных областях деятельности» [3, с.17]. Возможно, для торговли и всей сферы потребительских услуг, это высказывание характерно в большей степени и имеет особые перспективы. По мнению многих зарубежных экономистов [4;5], современная розничная торговля необходима конечным потребителям для личного использования или применения в домашнем хозяйстве. Приблизительно так же трактует это понятие и федеральное законодательство [1, ст.1, п.5]. Более того, как считают известные западные эксперты, «...граница между сервисными ритейлорами и другими провайдерами потребительских услуг является “размытой”. Экономическое и социальное давление побуждает многих провайдеров услуг рассматривать себя как ритейлоров, соответственно адаптируя процесс розничной торговли для обслуживания потребителей» [4, с.21].
Подобное восприятие розничной торговли как сердцевины всей сферы услуг, своеобразном консолидирующем элементе для повышения экономической и социальной эффективности потребительского рынка явственно прослеживается в трудах и других зарубежных экономистов. В частности, Кент Тони и Омар Оджери (Великобритания) считают, что «развитие... услуг в секторе розничной торговли даёт компаниям возможность устанавливать более тесные взаимоотношения с клиентами. Компании решили внедрить такие услуги в условиях необычайно насыщенной конкурентной среды, в которой возможности для роста на рынке основной продукции серьёзно ограничены» [5, с.8]. По сути, это и есть не что иное, как кластерный вектор в современном развитии сферы услуг, обоснованный теоретически и уже получивший определённое практическое воплощение.
В России формирование сферы услуг и её важнейшей составляющей — розничной торговли — происходило в последние годы под воздействием кардинальных социально-экономических изменений. Ускорение данному процессу, кроме ранее проведённой реформы цен и приватизации, придаёт массированное вхождение на рынок крупных городских агломераций зарубежных партнёров, с одной стороны, и концентрация отечественной оптово-розничной сети — с другой. К этому следует добавить и оживление в секторе многочисленных видов услуг, в первую очередь общественного питания, бытового обслуживания, развлекательно-досуговых и оздоровительных, фармацевтических, туристских, финансовых, связи и т.д. Во многих случаях это дополнялось развитием сети небольших и средних по размеру предприятий непродовольственной торговли.
В данном случае практические начинания набирают ход гораздо быстрее, чем их теоретическое осмысление. Неценовая конкуренция на рынке объективно требует формирования своеобразного потребительского ядра, вокруг которого могут получить развитие другие направления бизнеса на рынке товаров и услуг. Так образуется своего рода кластер для усиления воздействия на покупателя и его привлечения в свою сеть. Исторические особенности концентрации отечественной розничной торговли свидетельствуют об активном развитии продуктового направления в российских кластерах сферы услуг и формировании на их основе дружественных групп конкурентоспособных хозяйствующих субъектов на потребительском рынке.
Начало формирования продуктовых кластеров в сфере услуг можно отнести, условно, к 2005–2007 гг., т.е. к периоду активной фазы докризисного развития экономики. В этот период в большинстве городских агломераций, а в Москве и Санкт-Петербурге ещё ранее, начали массовую экспансию т.н. отечественные и зарубежные продуктовые сети в формате гипер- и супермаркет, о которых упоминалось выше. В менее крупных городах, от 100 до 500 тыс. жителей, кроме супермаркетов, значительное развитие получают сети минимаркетов под аналогичными брендами, многие из которых в настоящее время функционируют на основе франчайзинга.
Постепенно подобные продуктовые сети начали формировать в своём окружении разнообразные виды дополнительных услуг, одновременно повышая привлекательность основного вида бизнеса. Первоначально это касалось только ассортимента непродовольственных, т.н. сопутствующих товаров. Однако современные технологии продаж и появление принципиально новых видов сервисных услуг потребовали оперативного размещения под одной крышей, в едином по архитектурному замыслу отдельно стоящем комплексе, разнообразных видов коммерческого бизнеса. Следует особо подчеркнуть, что при этом ядром, вокруг которого собственно и формируется весь бизнес-процесс в указанных торговых комплексах, чаще всего является именно продуктовая сеть определённого формата, соответствующая спросу населения и другим факторам размещения на данной городской территории.
В настоящее время с полным правом можно утверждать, что теоретическая основа кластерного подхода в сфере услуг, и в первую очередь в её продуктовом секторе, имеет практическое подтверждение. При этом достаточно активно формируется и сама система кластеров в продуктовом комплексе, каждый из них имеет свои особенности, но вместе с тем они связаны в сходный экономический и организационно-технологический организм. В основе кластеров, функционирующих в продуктовом сегменте сферы услуг, уже определились своеобразные центры будущей «кумуляции» различных видов бизнеса. К ним можно отнести:
— розничные продовольственные торговые сети, включая оптовые и распределительные центры. Здесь имеет место бесспорный синергетический эффект от практического развития кластерного подхода в сфере услуг;
— региональную систему оптово-розничной торговли на рынке продуктов питания;
— крупные предприятия общественного питания (рестораны и кулинарии, предприятия, обслуживающие население по месту работы).
По мнению автора, объективный учёт принципа ведущего звена на последующих этапах продвижения кластеров, известного в отечественной экономике уже на протяжении десятков лет, может придать дополнительный импульс для поступательного развития всей сферы услуг в России.


Литература
1.Федеральный закон - ФЗ-381 «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (2009 г., с изм. и доп.).
2. Портер М. Международная конкуренция. Конкурентные преимущества стран. - М.: Международные отношения, 1993. - 896 с.
3. Портер М. Конкурентное преимущество. Как достичь высокого результата и обеспечить его устойчивость. - М.: Альпина Бизнес Букс, 2005. - 715 с.
4. Ньюмен Э, Кален П. Розничная торговля: организация и управление. - СПб: Питер, 2005. - 416 с.
5. Кент Тони, Омар Оджени. Розничная торговля: Учебник для студентов вузов. Пер. с англ. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. - 719 с.
6. Российский статистический ежегодник. 2010: Стат. сб. Росстат. - М., 2010. - 813 с.
7. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. Режим доступа: www.gks.ru

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия