Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (46), 2013
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Газизуллин Ф. Г.
профессор кафедры экономической теории и права
Казанского государственного технического университета (КАИ) им. А.Н. Туполева,
доктор экономических наук,
заслуженный деятель науки Республики Татарстан

Газизуллин Н. Ф.
главный редактор журнала «Проблемы современной экономики»,
профессор Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук,
заслуженный деятель науки Республики Татарстан


Инновационные и институциональные прорывы-доминанты развития экономики России в условиях новой индустриализации
В статье рассматривается проблема модернизации российской экономики, даётся анализ основных направлений её трансформации
Ключевые слова: институт, инновации, новая индустриализация
ББК У30(2Р)+У9(2)-18(2Р)   Стр: 28 - 29

Модернизация экономики, ставшая ведущим принципом экономической политики нашего государства, означает новое качественное развитие экономики, полагающее соответствие современным требованиям новой индустриализации.
К таковым относятся: трансформация структур собственности и экономики; системы факторов экономического роста; технологического уклада; взаимодействия государства и бизнеса; науки и образования; правотворчества. А также созидания во всей полноте институциональной среды, востребованной экономикой знаний.
Как явствуют исследования мирохозяйственной ситуации, реформа собственности — это ключевой фактор трансформации социально-экономической системы, инициирования новых типов хозяйственной деятельности. Эффективность функционирования последних зависит от уровня и характера спецификации прав собственности, от четкого разделения прав и обязанностей между экономическими агентами.
В настоящее время отчетливо обнаруживается, что эффективность производства, а, следовательно, и качество жизни населения напрямую не зависят от формы собственности. Определяющее значение имеют тип хозяйствования (Волович В.Н., 2011), механизм реализации отношений собственности, четкое разделение прав и обязанностей между собственниками (Чэнь Хао, 2013), совокупность мер (система) стимулирования рабочих и инженерно-технического персонала фирмы к высокопроизводительному труду и социальному партнёрству.
В развитых странах происходит социализация экономики, частной собственности, поиск таких форм организаций производства, которые позволяли бы работающим реально почувствовать свою причастность к собственности и создаваемому продукту. В США существует около 20 тысяч таких частно-коллективных предприятий. Их нормальная деятельность защищена законом, нормативно-правовыми актами.
Сокращается доля собственности, принадлежащей отдельным лицам. Напротив, возрастает удельный вес собственности, владельцами которой становятся различные фонды, как-то: инвестиционные, пенсионные, страховые и др. Так, в США таким организациям принадлежит 46% собственности страны. Существуют и другие формы спецификации прав собственности, теоретическое их обоснование содержится в трудах Р. Коуза, А. Алчияна, Д. Норта. Всё это достойно нашего внимания, изучения, но механическое их копирование, без учета исторической специфики страны, её экономики, менталитета, безответственно.
В современных условиях и общемировая практика, и практика абсолютного большинства государств стоит перед выбором: какая экономическая модель способна обеспечить устойчивый рост и развитие?! До мирового экономического кризиса 2008–2009 гг. западная экономика, основанная на либеральных и неолиберальных ценностях, развивалась сравнительно ровно. И поэтому, в том числе, возведенный в ранг единственно правильной теории «экономикс», объявленный «мэйнстримом», насаждался и в экономической науке, и в экономической политике, считаясь универсальным стандартом. Однако, экономический кризис буквально обвалил мировую экономику и его последствия настолько болезненно отразились на лидерах мировой экономики и втянутых в их орбиту огромном количестве государств, что со всей остротой и в глобальном, и в национальных масштабах встал вопрос о переосмыслении ценностей экономического развития, экономической науки, выполнении ею своих «обязанностей» и ответственности перед обществом, о выборе новых направлений и форм социально-экономического развития. С перемещением мирового центра экономической активности в Юго-Восточную Азию стало необходимым изучать и творчески использовать позитивный опыт передовых государств этого региона. Весьма показателен, в этой связи, опыт реформ экономики Китая.
Российская и китайская экономики до соответствующих реформ имели примерно одинаковые стартовые позиции, но результаты реформирования оказались очень разными. Достаточно сказать, что за годы реформ объем ВВП Китая увеличился в 16 раз, среднегодовые темпы роста ВВП достигли десяти и более процентов, Китай вышел на 3-е место в мире по объему ВВП, сократил бедность сельского населения с 250 млн до 15 млн человек. Эти и другие достижения Китая во всем мире признаны историческими, заслуживающими самого серьезного изучения. Они оказались достигнутыми, прежде всего, благодаря эволюционному реформированию отношений социалистической собственности, которое продолжает непрерывно и творчески развиваться, соотнося цели и результаты, постоянно корректируя экономическую политику, позволившую создать многоукладную экономическую структуру в интересах всех слоев общества. Кроме того, в годы кризиса именно Китай, несмотря на некоторое снижение, смог сохранить высокие темпы роста, возглавив список стран, отказавшихся от деиндустриализации и догоняющей модели развития (Китай, Индия, Вьетнам, Малайзия, Сингапур и др.). Опыт Китая важен и для развития российской экономической науки, и для объективного соизмерения китайского и российского опыта реформирования экономики, и для выбора пути, по которому должна пойти российская экономика на этапе ее модернизации и трансформации в инновационную.
Особенно актуальным, с нашей точки зрения, был бы учет глубинной черты проведения реформ отношений собственности в КНР — это синтез экспериментальной практики и глубокой научно-теоретической проработки реальных административно-организационных шагов, предпринятых руководством Китая в целях создания многоукладной экономики как необходимой основы для перехода к эффективным рыночным отношениям.
Во все времена проблема отношений собственности, их развития, реформирования, трансформации, поиска оптимальных форм, способствующих прогрессивному, поступательному развитию общества, являлось и является краеугольным камнем социально-экономического движения любого социума, выбора им адекватной траектории экономического развития. Но, если раньше, в эпоху индустриальной стадии развития цивилизации, решающее значение имела собственность на средства производства и создаваемые материальные потребительские стоимости, то ныне, в условиях становления экономики знаний, важнейшее значение обретает интеллектуальная собственность, её ресурсы, результаты как основы новых технологий, совершенствования системы управления материальным производством и сферой услуг.
С изменением отношений собственности и технологического уклада происходят преобразования в отраслевой структуре экономики.
Разработка структурной политики — прерогатива государства, должного определять приоритетные направления в развитии экономики. По мнению Р. Гринберга и А. Рубинштейна: «Разумеется, в приоритеты структурной политики следует закладывать те направления развития, применительно к которым Россия ещё сохраняет конкурентные преимущества — реальные или теперь уже в большей мере потенциальные» [4].
Следует также подчеркнуть, что происходят сдвиги в соотношении между материальным производством и сферой услуг в пользу последней, значимость которой неуклонно возрастает. Сфера услуг становится крупным заказчиком рабочей силы и важным фактором роста ВВП. Подобный процесс наблюдается и в соотношениях крупного, среднего и малого предпринимательства в хозяйстве. Они становятся более гибкими, реактивными к новациям, к кооперативному сотрудничеству, образованию холдингов, кластеров, сетей и других организационных форм. Это способствует снижению себестоимости продукции, росту синергетического эффекта, повышению экономической, социальной и экологической эффективности.
Общепризнанно, что технологический уклад есть становой хребет экономики. Её реальной основой может быть лишь функционирующая полномасштабная промышленность с базовыми отраслями. Безусловно, ориентированными на новейшие достижения науки и техники.
Формирующийся ныне новый, нанотехнологический уклад выступает родовым признаком формирующейся инновационной экономики. В свою очередь всевозрастающие запросы самого производства становятся побудительной силой ускорения научно-технического прогресса. Налицо конкретная форма диалектической взаимосвязи и взаимообусловленности явлений.
Острие конкурентной борьбы в глобальной экономической системе сегодня переносится в сферу новых технологий — информационно-коммуникационных и иных инновационных технологий.
Лидирующие позиции в ней, как в производстве, так и реализации принадлежит США — 36%, Японии — 30%, Германии — 16%. Удельный вес России пока незначителен. Однако её научно-технический потенциал, сохранившиеся конкурентные преимущества в таких базовых отраслях как авиация, космонавтика, атомная энергетика, лазерная, плазменная, информационная и биотехнология, вселяют уверенность в преодолении существующего разрыва. Равно как на новом научно-техническом уровне идей восстановление разрушенных в 90-е годы электроники, приборостроения, машиностроения, укрепляющих инновационность и конкурентоспособность национальной экономики.
Большое значение имеет и возрождение на новом уровне исконно-традиционных отраслей производства, например, находившейся недавно в состоянии обреченности угольной промышленности. Сегодня она уже достигла доперестроечного уровня добычи угля. Утверждена программа её развития до 2030 года. В отрасль будут вложены три триллиона рублей, что позволит укрепить и совершенствовать материально-техническую базу угольной промышленности, сделать её более безопасной по условиям труда. Добыча угля возрастёт до 430 млн тонн.
Растёт актуальность создания пионерных отраслей и производств, адекватных новым прорывам в науке и технике на основе использования опыта высокоразвитых стран, осуществляющих переход от 5-го к 6-му технологическому укладу.
Инновационные изменения охватывают и систему факторов экономического роста. Расширяется её структура, приоритетная роль переходит к новым факторам развития, их комбинациям. На центральное место выдвигается интеллектуальный капитал. Это могучее многогранное явление, воплощённое в достигнутых знаниях и их материальных завоеваниях, в рациональной организации институциональной среды, структуры производства, форм собственности, системы управления всех уровней, в совершенствовании морально-этического кодекса, образовательного процесса, укрепления социального ресурса.
В США интеллектуальный капитал обеспечивает 80% прироста ВВП, в среднеразвитых странах — 50%, в России — 15%. Как видно, «гром грянул» и, к счастью, мужик-россиянин уже «перекрестился». Значит, экономика знаний, т.е. экономика, сотканная из знаний, станет явью. Залог — государственное обеспечение механизмов превращения науки в непосредственную производительную силу, воспитания человека как творческой личности, генератора новаций, носителя высших моральных идеалов.
Государственное регулирование необходимо в научно-технической сфере, где зарождаются инновации. Их коммерциализацией, в первую очередь, должен заниматься предпринимательский корпус, используя рыночный механизм.
Если современная наука сможет стать эпохой, схваченной в мыслях, то это будет означать качественный скачок в развитии общества, его вступление в этап функционирования инновационной модели цивилизации.
Научная мысль является, таким образом, и источником инноваций, и катализатором их реализации. Она наиболее продуктивна, когда представляет результат интеграции, сплав различных областей знания, их современных достижений. В этом качестве наука образует новую производительную силу и знаменует переход от натурных (вещественных) экспериментов к исследованию компьютерных моделей (Бляхман Л.С., 2011). Формируется новая, так называемая качественная методология (Рязанов В.Т., 2012), позволяющая систему познания поднять на новый уровень и усилить возможности приложения теории к практике.
В технике происходит переход от воздействия средств труда на поверхностные свойства предметов труда к воздействию на их внутренний, структурный уровень.
Одним из примеров осуществления государственной инновационной политики можно считать создание Инновационного центра «Сколково». Но для формирования в стране единого, общего инновационного пространства, одного федерального проекта «Сколково» недостаточно. Это сегодня осознаётся на федеральном уровне, обществом в целом. Уже создаются и реализуются новые программы и проекты, охватывающие российские регионы. Так, 29/XI — 2012 года в Казани состоялось открытие первого, из запланированных 11–12 по стране, Инновационного центра нанотехнологий. Он будет специализироваться: 1) на производстве полимерных и композитных материалов; 2) на биотехнологии; 3) на фармацевтике. Это новая организация послужит инструментом (механизмом) коммерциализации инновационных проектов и оказания предприятиям полного спектра услуг. Создаваемое благо явится продуктом синергизма науки, бизнеса и власти.
Инновационные технологии в Республике Татарстан приумножаются и за счёт строительства на территории Верхне-Услонского и Лаишевского районов Иннополиса — Инновационного городка с численностью населения в 150 тысяч человек.
Отрадно отметить первые положительные результаты функционирования инновационных технологий в Республике Татарстан. Так, отраслью информации и связи получен валовый доход в 2012 году в размере 44 млрд рублей, что на 10% превышает показатель 2011 года.
Институциональная среда своё конкретное обогащение получает и в обновляющихся, совершенствующихся Гражданском, Бюджетном, Налоговом и других кодексах и нормативно-правовых актах. Они ориентированы на творческое усвоение экономическими агентами инновационного мышления и адекватного духу времени делового поведения, на движение от узкокорыстных корпоративных целей — наращиванию прибыли, к решению социальных задач, на обеспечение устойчивого и динамичного развития общества, на инновационную активность и инвестиционную привлекательность как российского, так и зарубежного бизнеса.
В условиях глобализации очень важно подходить к рассмотрению институционализации инновационных процессов на уровне межгосударственных интеграционных отношений. И в этой связи несущей конструкцией новой индустриализации российской экономики, а следовательно и реализации программы перехода к инновационной экономике является создание Евразийского экономического союза. Это не только усилит информационный обмен, но самое главное — согласованность в действиях, взаимовыгодное сотрудничество, возможность обогащения техники, технологии и управленческой структуры новациями всех входящих в новый Союз государств.


Литература
1. Бляхман Л.С. Три цвета экономического времени: свершения и проблемы российской экономики. - СПб., 2011 г.
2. Волович В.Н. Стратегия развития российской экономики в XXI веке // Проблемы современной экономики. - 2012. - № 2, с. 13-16.
3. Рязанов В.Т. Политическая экономия из прошлого в будущее (часть 2) // Проблемы современной экономики. - 2012. - № 3.
4. Гринберг Р.С., Рубинштейн АЯ. Экономическая социодинамика: политэкономический взгляд: статья // Горизонты экономики. - 2012. - № 2, с. 39-44.
5. Гизатуллина К. Инновации с отдачей: статья // Республика Татарстан. - 2013, 14 февр.
6. Чэнь Хао. Реформа отношений собственности в условиях строительства в КНР социалистической рыночной экономики: автореф. Дисс. ... канд. экон. наук. - СПб., 2013.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия