Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (46), 2013
ЭКОНОМИКА АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА
Фигуровская Н. К.
главный научный сотрудник Центра исследования методологических и историко-экономических проблем Института экономики РАН (г. Москва),
доктор экономических наук, профессор

Булах Е. В.
соискатель кафедры экономики и предпринимательства Балтийской академии туризма и предпринимательства (г. Санкт-Петербург)
Благих И. А.
профессор кафедры истории экономики и экономической мысли экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук, профессор


Инструменты эффективной социально-экономической политики в современных условиях (на примере АПК)
В процессе рыночных реформ агарный сектор российской экономики потерял 1/3 пахотных площадей, 1/2 численности крупного рогатого скота, лишился более половины работников и специалистов. По технической вооруженности он отброшен к уровню 1960-х годов. Были ликвидированы агропромышленные и животноводческие комплексы, агрофирмы. Вследствие указанных потерь Россия, в обмен на энергоносители, закупает более половины необходимых для внутреннего потребления продовольственного сырья и готовых продуктов.
Современным руководством страны выдвинута задача создания «эффективного сельского хозяйства» и амбициозного проекта, реализация которого позволит России «кормить весь мир». В статье рассмотрены основные пути повышения эффективности аграрного сектора экономики, представлены механизмы и практические рекомендации по их реализации.
Ключевые слова: АПК, агропромышленный комплекс, сельское хозяйство, экономическая политика
УДК 334.02; ББК 65.05   Стр: 299 - 302

В пореформенный период аграрный сектор экономики оказался перед серьезными социально-экономическими проблемами. Особенно пострадало в процессе рыночных преобразований отечественное животноводство: даже после реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК» оно, увеличившись в полтора раза по производству мяса и птицы, составило менее 50% от уровня не самого успешного для советской экономики 1990 года. За годы реформ поголовье крупного рогатого скота по сравнению с 1990 г. уменьшилось с 57 до 36 млн голов (на 63,16%), свиней — на 22,1 млн голов (на 57,7%). В крупных российских городах доля импортного мяса на рынке достигла в двухтысячные годы 70%[1]. Значительно превышает разумные пределы ввоз других видов продовольствия, что в значительной мере обусловлено низким качеством отечественной продукции. В условиях сокращения собственного производства как никогда остро встал вопрос о продовольственной безопасности России, повышении эффективности аграрного сектора российской экономики. По сути, это вопрос не только сохранения данной отрасли, но и всей страны.
Повышение эффективности аграрного производства — задача комплексная и решить ее исключительно усилиями субъектов рыночных отношений в современных условиях крайне сложно. В большинстве экономически развитых стран государство прибегает к целенаправленному воздействию на конкурентную рыночную среду, проводя экономическую политику аграрного протекционизма. Данная политика направлена на защиту национальных производителей от импорта, что позволяет им реализовывать агропродовольственную продукцию по более высоким ценам, чем в ситуации «свободной торговли» и наращивать объемы выпуска.
Вопросы так называемого «государственного вмешательства» в теории и практике экономической политики относятся к той области, где наиболее четко проявляется наличие двойных стандартов в экономической науке. В то время как в теории господствует либеральный подход к внешней торговле и конкуренции, который осуждает любые проявления протекционизма, как затрудняющие действие якобы безупречных рыночных регуляторов, на практике меры по защите и поддержке национального производства (в первую очередь — аграрного) применяются повсеместно. Протекционизм стал замаскированным, неявным, в значительной мере нетарифным по своей сущности, но его распространение от этого не стало меньшим [2].
Таким образом, при переходе к прагматической парадигме в экономической политике, подразумевающей государственный протекционизм в аграрной сфере, особую актуальность приобретают следующие проблемы:
– уточнения или поиска нового содержания понятий «эффективное сельское хозяйство» и «аграрный протекционизм», которые отвечали бы современному уровню развития экономики и экономической мысли;
– о целях государственной экономической политики в аграрной сфере и критериях достижения целей;
– о конкретных инструментах эффективной экономической политики государства в аграрной сфере, оптимального сочетания рыночных и плановых механизмов.
При этом необходимо вначале предварительно определить границы таких понятий как «защита внутреннего рынка», «поддержка отечественного производителя», «аграрный протекционизм». В определении границ указанных понятий некоторые отечественные экономисты, неоправданно, как нам кажется, стремятся эти границы расширить, включая в состав мер поддержки сельхозпроизводителей и меры по защите внутреннего рынка как такового, вплоть до смешения данных понятий. Так, О.Н. Михайлюк отмечает, что поддержка может быть реализована «...через регулирование экспорта и импорта сельскохозяйственной продукции, установления различного рода запретов и ограничений»; аналогичные положения можно найти у некоторых других отечественных экономистов[3].
Таким образом, в понятие поддержки отечественного производства включается, независимо от экономической сущности, любое мероприятие, положительно влияющее на производственную составляющую. Подобный подход представляется не бесспорным с точки зрения методологии, поскольку понятия защиты внутреннего рынка и поддержки национального производства разграничиваются нечетко, частично перекрывают друг друга, и в определенных условиях могут использоваться как синонимы. По нашему мнению, целесообразно «развести» данные понятия на единой методологической основе. В качестве подобной основы предлагается использовать критерий влияния той или иной регулирующей меры на конкурентоспособность продукции (отечественной и импортной), обращающейся на российском рынке.
К мерам защиты внутреннего аграрного рынка предлагается отнести комплекс управляющих воздействий (в рамках государственного регулирования АПК), которые уменьшают конкурентоспособность импортной продукции (относительно отечественной), поступающей на российский рынок, то есть объектами воздействия являются иностранные поставщики (импортные товары).
Государственную поддержку АПК, напротив, предлагается определять как комплекс принимаемых субъектами поддержки (органами власти всех уровней в пределах своей компетенции) мер по повышению конкурентоспособности национальных производителей в сфере АПК таким образом, что объектами воздействия (получателями поддержки) являются национальные производители (поставщики).
В таком случае, аграрный протекционизм можно представить как процесс сознательного и планомерного государственного управления конкурентоспособностью национального производства, комплексный вид государственного регулирования, при котором важнейшие экономические параметры во всех сферах АПК (издержки, доходы, прибыль, тип воспроизводства) регулируются как с помощью инструментов поддержки (субсидии, дотации, льготное кредитование и пр.), так и с помощью инструментов защиты внутреннего аграрного рынка с целью достижения положительного экономического эффекта.
Ответ на вопрос о целесообразности проведения в современной России политики аграрного протекционизма необходимо подводит к вопросу о том, к каким результатам должно привести осуществление подобной экономической политики. С точки зрения сохранения и расширения предложения продукции отечественных товаропроизводителей, очевидно, что эффективная экономическая политика должна быть нацелена, прежде всего, на достижение расширенного воспроизводства в покровительствуемых отраслях.
При рыночном способе организации экономики расширенное воспроизводство возможно лишь при наличии известной прибыли. Так, по оценкам экспертов, в сельском хозяйстве современной России для расширенного воспроизводства необходим уровень рентабельности 35–40%, а с учетом необходимости компенсировать «потерянное десятилетие» экономических реформ 90-х гг. — не менее 55–60% [4]. Следовательно, при реализации комплекса мер по возрождению сельского хозяйства вообще и животноводства в частности, целесообразно использовать указанный уровень доходности аграрного производства в качестве важнейшего целевого показателя, а степень достижения данного показателя — как индикатор результативности аграрной экономической политики в целом.
Экономическую эффективность от проводимых государством мероприятий, предлагается определять как отношение прироста доходов национального производства, вызванного данными мероприятиями, к дополнительным затратам на их осуществление.
Учитывая сложный состав системы мер по защите внутреннего рынка и одновременной поддержки производства, закономерен вопрос об инструментах эффективной экономической политики. По нашему мнению, целесообразно, прежде всего, учитывать характер воздействия инструментов на конечный результат (доходность производства). Инструменты должны обладать не только заранее определенными свойствами, но и быть прогнозируемыми по своему воздействию на будущий период. В частности они должны:
• быть гибкими, обладать способностью оперативно изменяться вместе с внешней средой;
• обладать избирательностью воздействия;
• время наступления реакции на применение инструмента (продолжительность лага ожидания) должно быть прогнозируемо.
В соответствии с установленными критериями эффективная экономическая политика в аграрном секторе видится следующим образом.
Меры по защите внутреннего рынка должны быть нацелены на установление «общего фона» доходности защищаемых отраслей, который формируется в результате достижения своеобразного баланса интересов общества и производителей (с учетом соответствующих ограничений). Защита внутреннего рынка призвана обеспечить уровень рентабельности производства в среднем по защищаемой отрасли на уровне 10—15% за счет дополнительных издержек конечных потребителей на поддержку национального производства, вмененных в цены товаров в соответствии с законами действия рыночного механизма. Защита внутреннего рынка путем достижения минимального уровня рентабельности объясняется следующими причинами.
Во-первых, относительно невысокой избирательностью действия данного компонента политики аграрного протекционизма: набор мер по сдерживанию импорта един для всех регионов страны, как и их уровень; в результате наращивание уровня защиты может привести к неэффективному распределению дополнительного дохода по регионам страны, к формированию экономически нецелесообразных сверхдоходов там, где они, возможно, и не требуются.
Во-вторых, меньшей гибкостью системы защитных мероприятий, по сравнению с мерами прямой поддержки производства.
В-третьих, непопулярностью мер, приводящих к росту цен на агропродовольственную продукцию сверх некоторого «общественно приемлемого» предела.
Защита внутреннего рынка является залогом текущего выживания отрасли, своеобразной платой общества за недопущение импортной монополии на рынке незаменимого продукта. При этом в структуре защитных мероприятий в сфере внешней торговли представляется целесообразным выделить группы инструментов, в разной степени влияющих на тех или иных иностранных поставщиков в зависимости от их характеристик. В упрощенном варианте их можно сгруппировать в две группы. Первую группу составляют меры, увеличивающие издержки импорта, либо расходы конечных потребителей ввозимой продукции, в частности, таможенные пошлины и затратные процедуры подтверждения соответствия техническим, санитарным и иным требованиям (сертификация).
Данные инструменты обладают повышенной эффективностью по сдерживанию импорта от поставщиков, действующих с минимальной прибылью. Минимальная прибыль, получаемая экспортерами, делает их чувствительными к росту цен на свою продукцию на внешних рынках, так как при прочих равных условиях их возможности по переносу удорожания продукции на конечных потребителей невелики, а, следовательно, приходится снижать отпускные цены. Очевидно, в условиях относительно небольшого «зазора» между ценой и себестоимостью данные иностранные производители вынуждены будут покинуть «подорожавший» российский рынок.
Вторая группа мер внешнеторговой политики прямо, либо косвенно регулирует количественные характеристики импорта агропродовольственной продукции. Данную группу формируют простые квоты, тарифы в рамках квоты, таможенные формальности, «добровольные» ограничения экспорта в странах-партнерах, а также технические, санитарные и ветеринарные барьеры, приобретающие особую важность в условиях присоединения России к ВТО и продолжающейся научно-технической революции. Характерной особенностью второй группы инструментов внешнеторгового протекционизма является эффективное сдерживание импорта агропродовольственных товаров из стран, обладающих существенными сравнительными преимуществами (например, говядины из Аргентины, свинины из Бразилии), которые в силу значительной разницы между ценой на российском рынке и полной себестоимостью (затраты по производству, транспортировке и распределению), менее чувствительны к таможенным пошлинам.
Что касается мер непосредственной поддержки национального производства, то их задачей является обеспечение прироста уровня рентабельности еще на 35–40% дополнительно к тому уровню, о котором речь шла выше (достигаемому с помощью общих мер защиты внутреннего рынка). Причем в силу масштабности данной задачи и потенциально огромной величины распределяемых ресурсов, для повышения эффективности экономической политики представляется целесообразным видоизменить ее структуру, в первую очередь, в части реализации государственной поддержки производства. Что имеется ввиду?
Как известно, государственная поддержка агропромышленного сектора, принимая экономическую форму субсидий, призвана компенсировать часть расходов товаропроизводителей на производство продукции, либо на осуществление капиталовложений. В то же время, субсидирование производственных издержек или товарной продукции несет в себе значительные риски и не лишено недостатков: при наращивании объема поддержки увеличиваются стимулы к ее недобросовестному освоению, вплоть до «соблазна» завышения издержек; ослабляются стимулы получателей к экономному и рациональному использованию производственных ресурсов; компенсация производственных издержек «конвертируется» в прирост прибыли, и, следовательно, капиталовложений, с учетом нормы накопления, значительно меньшей единицы; классическое субсидирование не несет с собой каких-либо дополнительных стимулов к осуществлению инвестиций и инноваций [5]. Для преодоления указанных рисков нам представляется целесообразным выделить в структуре мер поддержки два компонента.
Первый компонент (меньший) представляет собой классические безвозвратные безвозмездные компенсации части текущих производственных издержек, начисляемые на товарную продукцию. Второй компонент (больший) — безналичная целевая субсидия, которую получатели смогут использовать исключительно на инвестиции в модернизацию производства в частности, на:
— приобретение основных средств, в том числе на выплаты по полученным в данных целях кредитам;
— строительство, реконструкцию и капитальный ремонт (силами подрядных организаций) объектов основных средств;
— проведение прикладных научных исследований (выплата грантов исследовательским коллективам на проведение изысканий по повышению эффективности производственно-хозяйственной деятельности организаций-получателей субсидий);
— погашение задолженности перед бюджетами всех уровней.
Первый (меньший) представляет собой классические безвозвратные безвозмездные компенсации части текущих производственных издержек, начисляемые на товарную продукцию. Второй (больший) компонент — безналичная целевая субсидия, которую получатели смогут использовать исключительно на инвестиции в модернизацию производства. По нашему мнению, подобная структура государственной поддержки обладает рядом преимуществ. В частности, ослабляются стимулы к неэффективному освоению поддержки, в частности, к бесхозяйственному отношению к ресурсам и завышению издержек; появляется дополнительная возможность влиять на инвестиционную активность субъектов АПК; становится принципиально возможным определить круг поставщиков средств производства в счет субсидии, включив в него, в первую очередь, отечественные промышленные предприятия. Представляется целесообразным установить порядок расходования средств второго компонента, при котором приобретаются (в порядке убывания очередности):
— капитальные блага, поставляемые промышленностью субъекта Федерации, в котором находится сельскохозяйственная организация — получатель субсидии;
— капитальные блага, поставляемые промышленностью федерального округа;
— поставляемые отечественной промышленностью из других федеральных округов;
— поставляемые по импорту — в исключительных случаях, при отсутствии функциональных аналогов, производимых в России.
Кроме того, удается «вывести» основную массу субсидий из-под понижающего влияния нормы накопления, поскольку субсидии второго компонента, в отличие от прибыли, конвертируются в капиталовложения в соотношении 1:1. Следовательно, предлагаемый вариант делает доступнее капиталоемкие инновации для получателей поддержки.
Установка на субсидирование товарной продукции, а не издержек, объясняется стремлением «отвязать» объем поддержки от произведенных получателями затрат. С одной стороны, это в какой-то мере ослабляет соблазн завышения издержек (возникающий при увеличении объема поддержки); с другой стороны, позволяет при необходимости устанавливать требуемую величину второго компонента субсидии на значительно более высоком уровне.
Известно, что часть субъектов экономики (точнее, их менеджмент) обладает определенным предубеждением против инноваций и перемен в целом[6]. В некоторых случаях этот субъективный фактор, сочетаясь со склонностью к бездействию, может сдерживать инвестиционную активность организаций, тормозить их развитие. Мерой экономического принуждения, способствующей изживанию подобных ситуаций, может служить предоставление первого компонента субсидии исключительно при условии участия в программах субсидий второго компонента.
Поскольку второй компонент субсидии представляет, в сущности, часть государственных капиталовложений в АПК, представляется целесообразным учет специфики этого вида капиталовложений. В частности, значительная ресурсоемкость и обусловленная этим потребность в крупных финансовых вливаниях диктуют желательность как можно большего объема субсидирования, а способность приносить владельцу доход позволяет оперировать с данным понятием в категориях окупаемости.
Синтез указанных особенностей позволяет выдвинуть предложения относительно характера второго компонента государственной поддержки производства, отличающие его от классического варианта субсидирования. В качестве важнейшего отличия выступает возмездный характер субсидирования. Одним из вариантов реализации данной особенности, например, в отношении хозяйственных (в частности, акционерных) обществ, может быть следующий: каждый рубль второго компонента субсидии, полученный предприятием, увеличивает его капитал на ту же величину, но при этом определенная часть относится на долю субъекта поддержки в данном капитале, что дает ему возможность претендовать на участие в прибыли получателя поддержки. В результате с течением времени затраты на субсидирование окупятся, учитывая гарантированный минимальный уровень рентабельности, обеспеченный защитой внутреннего рынка от импорта. По мере возвращения затраченных на поддержку средств появляется возможность в дальнейшем опять их реинвестировать в аграрную сферу, постепенно наращивая объем поддержки.
Поскольку модернизация аграрного производства связана со значительными капиталовложениями, обеспечить условия для их поступления в сельское хозяйство можно, по нашему мнению, следующим образом.
Во-первых, установить на возможно более высоком уровне долю субъекта поддержки в прирастающем капитале (коэффициент перехода), что позволит в перспективе осуществлять значительный объем поддержки из доходов от участия в капитале ранее поддержанных предприятий.
Во-вторых, увязать размер удельной субсидии (на единицу товарной продукции) и коэффициент перехода таким образом, чтобы при повышении последнего размер второго компонента поддержки равноускоренно увеличивался от минимального до максимального значения.
Поддержка национального производства по данному варианту должна основываться, наряду с прочими, на следующих принципах, призванных сохранить товарно-денежный характер регулирования экономики: принципе добровольности участия в программах второго компонента и на принципе опосредованного характера государственного регулирования. Даже если субъект поддержки в результате становится, например, мажоритарным акционером и получает возможность назначать менеджмент предприятия, он не может напрямую руководить (администрировать) объект поддержки, за исключением оговоренных случаев.
В качестве положительных следствий организации государственной поддержки аграрного производства по рассмотренному варианту можно выделить следующие. Во-первых, появление дополнительных стимулов к рациональному укрупнению хозяйств, чему способствует субсидирование.
Во-вторых, сочетание рыночных и нерыночных стимулов к повышению эффективности обусловливает сохранение материальной заинтересованности предприятий в увеличении прибыли и объема выпуска.
В-третьих, создаются предпосылки к централизованному решению вопросов паритетного ценообразования в отраслях сельского хозяйства. И, наконец, стимулирование собственников и менеджмента организаций-получателей поддержки к более активной инвестиционной политике, к повышению нормы накопления и реинвестированию прибыли в производство. В противном случае, если коэффициент перехода будет составлять более 50–60%, их доля в капитале будет постепенно уменьшаться.
Попытки отдельных получателей поддержки избежать этого за счет участия в субсидировании с меньшим, чем у конкурентов коэффициентом перехода приведут, в долгосрочной перспективе, при прочих равных условиях, к вытеснению первых с рынка и укреплению позиций вторых, в силу меньшего размера удельной субсидии (а, следовательно, и доступных для вложения инвестиций) при уменьшении коэффициента перехода.
Сочетание в экономической политике элементов аграрного протекционизма, мер по защите внутреннего рынка и рациональной поддержки национального производителя, несомненно, создаст предпосылки для повышения эффективности аграрного сектора российской экономики. Возросшая доходность аграрного производства сделает возможным ускорение технического перевооружения, внедрение в производство достижений научно-технического прогресса, а встроенные в систему протекционизма экономические и административные регуляторы позволят сгладить присущую рыночным отношениям стихийность, сохранив, в то же время, способность рыночной экономики к санации неэффективных экономических субъектов.


Литература
1. Российский статистический ежегодник. 2012: Стат. сб. / Росстат. - М., 2012. - 817 с.
2. Буздалов И.Н. Обеспечение устойчивости сельского развития как особый приоритет экономической политики. [Электронный ресурс]. URL: http://www.council.gov.ru/files/journalsf/item/20100218143938.pdf. (дата обращения: 10.02.2013).
3. Михайлюк О.Н. Три формы - три важнейших элемента системы государственной поддержки сельского хозяйства // Аграрный вестник Урала. - 2009. - № 6. - С. 14-18.
4. Фигуровская Н.К. Исторические особенности и опыт участия России в мировом продовольственном рынке // Аграрная Россия. - 2003. - № 1. - С.27-29.
5. Благих И.А., Хан И.Р. Развитие экономико-математических инструментов для оценки конкурентоспособности предприятий сферы услуг // Вестник Национальной академии туризма. - 2011. - № 4. - С.66-69.
6. Эпштейн Д.Б. Рыночный фундаментализм в аграрной политике в России и вступление в ВТО. [Электронный ресурс]. URL: http://kubpicheprom.ru/articles/fundamentalizm-v-agrarnoj-politike.html (дата обращения: 04.02.2013).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия