Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (47), 2013
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Некрасова Е. А.
аспирант кафедры экономической теории экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета


Инновационный фактор при принятии решений по сделкам экономической концентрации
В статье дан анализ взаимосвязи конкуренции, инноваций и концентрации, теоретических концепций и практического обоснования влияния сделок экономической концентрации на инновационную активность компаний на основании зарубежных и российских исследований, а также европейской правоприменительной практики. Предложены практические рекомендации по включению инновационного фактора в анализ сделок слияний в России
Ключевые слова: антимонопольное законодательство, конкуренция, конкурентная политика, посткризисное развитие экономики, инновации, государственная инновационная политика
УДК 338.22.01; ББК 65.012.2   Стр: 116 - 120

В настоящее время мировая экономика находится в стадии развития инноваций, базирующихся на достижениях IT-революции, которая ознаменовала начало пятой технологической волны. Для эффективного функционирования экономики страны необходимы меры по развитию опережающего инновационного характера. По мнению британского ученого К. Перес, начало шестой технологической волны следует ожидать через два десятилетия, после приближения существующего технологического потенциала к стадии исчерпания[1]. Одним из направлений модернизационной политики может стать развитие инновационных отраслей на базе природных ресурсов России, а также ориентация на потребительский спрос для расширения внутреннего рынка, наряду с финансированием исследований и разработок в направлениях, способных стать драйверами инновационного роста. Инновационные стратегии, таким образом, могут стать связующим звеном между задачами расширения внутреннего рынка с целью снижения зависимости экономики страны от импорта, развития технологий эффективного использования природных ресурсов и создания конкурентоспособных на мировом рынке компаний, производящих новые высокотехнологичные виды продукции. Для того, чтобы реализация описанной выше комплексной стратегии стала возможной, необходимо активное участие государства. Инновационные стратегии должны стать частью, в том числе и конкурентной политики страны. Важной функцией государственной политики является создание новых и поддержание существующих отраслей, которые составляют основу для реализации инновационных стратегий. Одной из форм подобного рода поддержки может стать включение мер по поддержанию инновационного развития в состав конкурентной политики.
Развитие представлений о взаимосвязи рыночных структур и инноваций происходило от неоклассических взглядов на проблему, постулатом которых являлось положение о том, что совершенная конкуренция является идеальной средой для развития инноваций, поскольку они создают конкурентные преимущества, а рынок совершенной конкуренции является идеальной моделью конкурентной борьбы. Развитие и оформление данного взгляда на взаимосвязь совершенной конкуренции и инноваций представлено в работах таких ученых, как Дж. Эрроу и Дж. Бейн [2]. Новый взгляд на влияние рыночной структуры на инновации предложил Й. Шумпетер в 1942 году [3]. Й. Шумпетер раскрыл преимущества крупных компаний и монопольной структуры рынка для инновационной активности, сделав вывод о том, что экономия от масштаба издержек НИОКР, свойственная крупным фирмам, дает им конкурентное преимущество. Инновации стимулируют конкуренцию за счет усиления конкурентной борьбы, так как фирмы, производящие инновации, получают временную монопольную прибыль, что стимулирует их к дальнейшей инновационной деятельности с целью сохранения прибыли [2].
Более поздние исследования, проведенные рядом ученых, показали, что с точки зрении роста инновационной активности, наиболее эффективной является олигополистическая структура рынка, так как конкурентное давление стимулирует фирмы-олигополистов к инновационной деятельности. Наряду с этим у подобных фирм есть средства к финансированию исследований и разработок. Дальнейший анализ выявил некоторую неоднозначность данного заключения, исследователи пришли к выводу о том, что при оценке инновационного процесса следует ориентироваться на совокупность факторов, включающих рыночный спрос, технологические возможности отрасли и условия закрепления прав на инновационные технологии [2]. Вторым важным направлением анализа в данной области является обратный механизм: воздействие инновационных процессов на структуру рынка. Современные исследования, таких ученых, как Дж. Саттон, В. Коуэн, Р. Левин1 показали, что, с одной стороны, с ростом инновации происходит увеличение концентрации фирм в отрасли, с другой стороны, более концентрированные отрасли имеют больше возможностей для инновационной активности. Данные выводы послужили основой для включения оценки инновационного фактора в конкурентный анализ, проводимый в рамках политики поддержки конкуренции в странах Евросоюза и США. Дается более подробный анализ аспектов конкурентной политики Европейского Союза с точки зрения инновационных стратегий.
В странах Европейского союза регулирование сделок экономической концентрации осуществляется на основании Директив ЕС по слияниям, последняя версия которых была принята в 2004 году. Контролирующим органом, принимающим решения по сделкам слияний/поглощений, является Еврокомиссия, конкретно, Генеральный директорат Европейской Комиссии по вопросам конкуренции. Современные директивы по слияниям ЕС включают в себя оценку инновационных эффектов при принятии решений по сделкам экономической концентрации [6, par.29, 78]. При принятии решений по сделкам Генеральный директорат рассматривает их возможные последствия, как положительные, так и отрицательные, для конкуренции. Эффекты, возникающие в результате сделки, согласно классификации, представленной в Директивах, можно разделить на две группы: статические эффекты, которые ведут к снижению переменных и предельных издержек, и динамические эффекты, результатом которых может стать экономия постоянных издержек и рост инвестиций [7, c.2]. Инновации традиционно относят к динамическим эффектам, хотя они могут вести и к снижению как переменных, так и предельных издержек [см., например, 8]. Кроме того, все эффекты должны отвечать следующим требованиям для принятия положительного решения по сделкам: во-первых, они должны принести пользу потребителям, во-вторых, должны быть непосредственно связаны со сделкой слияния, имеющей место, и, в — третьих, должны быть эмпирически доказуемы [6, par.78, p.194]. Директивы по слияниям рекомендуют анализ следующих факторов при принятии решений по сделкам экономической концентрации для оценки их воздействия на инновационную активность:
— изучение тенденций и интенсивности исследований и разработок на рассматриваемых рынках и в компаниях-участниках сделки;
— рассмотрение направлений технологического развития данных рынков за определенный период времени (включая развитие продуктов и услуг, производственных процессов, систем сбыта и т.д.);
— анализ основных инноваций, произведенных на данных рынках, и их производители;
— изучение цикла производства инноваций и роли компаний — участников сделки в данном цикле [6, с.71–72].
Если обратиться к практике Европейской комиссии в области рассмотрения инновационного фактора при принятии решений по сделкам экономической концентрации, можно выделить ряд закономерностей для периода с 2004 по настоящее время. Бремя доказательств эффективности инновационного фактора и его положительного влияния на общественное благосостояние ложится на стороны, участвующие в сделке, кроме того, сложилась практика учета данного фактора в случае прямого указания на его наличие одной из сторон-участниц2, причем для сделок, требующих второго этапа рассмотрения контролирующих органов. Контролирующие органы не проводят исследований в области наличия инновационного эффекта и его последствий по всем сделкам, что может привести к отсутствию комплексной картины будущих последствий сделки, исключив инновационный фактор и его как положительные, так и отрицательные последствия. Другая тенденция в сфере учета инновационных эффектов заключается в малом удельном весе данных эффектов при принятии решений, так как сложно выполнить условие наличия эмпирических доказательств будущих эффектов от инноваций, что ведет к незначительности данного фактора при принятии решений [7, c.3–5]. Согласно исследованию, проведенному бельгийским ученым Р. Войгелерс, на протяжении восьми лет в период с 2004 года 42 случая сделок слияний потребовали рассмотрения на втором этапе, из них инновационные эффекты были заявлены в 4 случаях, из которых только один был принят Генеральным директоратом, но не имел влияния на вынесенное решение по сделке [7, c.3–5] (продажа бумажного бизнеса Aker Kvaerner компании Metso в 2006 году).
Более широко используется анализ инновационного фактора при принятии решений по фактам злоупотребления доминирующим положением. В частности, решение, вынесенное Еврокомиссией по делу Microsoft в 2004 году (компанию обязали раскрыть информацию о сервере для документирования протоколов с целью обеспечения взаимозаменяемости), учитывало инновационный фактор. Более того, Microsoft изначально заявило о негативных последствиях решения для инновативной активности компании, но результатом проведенного Еврокомиссией исследования стал вывод о том, что раскрытие информации увеличит стимулы компаний-конкурентов Microsoft к инновационной активности и окажет положительный эффект на общественное благосостояние, перевесив потери Microsoft. Кроме того, компания продолжит получать монопольную ренту от создания первоначального продукта на рынке программного обеспечения, поэтому ее стимулы к инновациям, предположительно, снизятся незначительно [9, pp.64–67]. Таким образом, включение инновационного фактора в анализ на практике чаще применяется при рассмотрении Еврокомиссией случаев злоупотребления доминирующим положением, так как доказательная база в подобных случаях значительно больше. Однако, как нам представляется, необходимо применение данного опыта и его адаптация для анализа сделок M&A, поскольку отсутствие учета инноваций при принятии решений может привести к существенным потерям общественного благосостояния в среднесрочном и долгосрочном периодах. Как контролирующие органы, так и стороны-участники, а также экспертное сообщество сталкиваются с трудностями при включении инновационного фактора в анализ. Наибольшую сложность представляют эмпирические методы доказательств будущих выгод от инновационных эффектов, так как данные выгоды прослеживаются в средне- и долгосрочном периодах, что снижает вероятность их учета при рассмотрении сделок.
Если обратиться вкратце к законодательству и правоприменительной практике таких стран, как США и Канада, наблюдается тенденция, аналогичная Европейской: при принятии решений по сделкам экономической концентрации рекомендуется рассмотрение их влияния на инновационную активность рынков и фирм, при этом данный фактор оценивается преимущественно при заявлении сторон-участников о его наличии3.
К числу положительных эффектов M&A можно отнести синергетический эффект в области R&D, когда снижаются суммарные издержки фирм-участниц и повышается качество полученных результатов и количество разработок. Кроме того, за счет снижения издержек в результате слияния происходит высвобождение средств, которые возможно использовать на финансирование научно-исследовательской деятельности, что повышает стимулы компаний к инновациям, особенно в тех отраслях, где они дают ключевые компетенции в конкурентной борьбе. Возможные негативные эффекты включают снижение инновационной активности и финансирования данной области, если инновации не были приоритетной целью сделки, и финансовые потоки необходимо перераспределить на другие цели. Кроме того, возможно снижение конкуренции в области исследований и разработок, если фирмы-участники до слияния были конкурирующими инноваторами, и в отрасли отсутствуют другие сильные игроки, способные вступить в борьбу в этой области. Таким образом, в результате проявления инновационных эффектов в средне- и долгосрочном периоде, а также возможности их как негативного, так и позитивного влияния на общественное благосостояние представляется сложным оценить с высокой долей уверенности, каким же будет эффект от сделки с учетом инновационного фактора. Тем не менее, в настоящее время существует ряд исследований, предлагающие различные методы подобной оценки4.
Одним из предложенных методов является рассмотрение характера зависимости между рынками, на которых оперируют фирмы — участники сделки5. Для фирм, имеющих замещающие технологии и работающих в одной технологической сфере, характерна тенденция к снижению активности в области исследований и разработок в результате слияния, в то время как компании, обладающие дополняющими технологиями более склонны к увеличению объема исследований и разработок после объединения. Аналогично, слияние компаний — бывших конкурентов на рынке, как правило, негативно сказывается на области R&D, в то время как компании, работающие на смежных рынках, увеличивают инновационную активность. Таким образом, наибольший позитивный эффект достигается, если компании не являются прямыми конкурентами на продуктовом рынке, и не оперируют на одном технологическом поле, как правило такие сделки не являются горизонтальными. Однако, данная закономерность не является универсальным правилом без исключений, поэтому контролирующий орган должен взять на себя бремя доказательства наличия негативных инновационных эффектов в результате рассматриваемой сделки. Кроме того, решение может быть принято с наложением дополнительных условий, нивелирующих отрицательное влияние на инновации, и соответственно, общественное благосостояние, например, условия, запрещающего значительное сокращение суммарного объема R&D компаний, снижение качества и скорости внедрения разработок и т.п. Дополнительными факторами, оказывающими влияние на инновационную активность в результате слияний, являются наличие сговора между компаниями до сделки, трансграничный характер сделки, финансирование сделки преимущественно за счет заемных средств и др. Для определения удельного веса каждого фактора необходимы исследования тенденций на разных рынках, которые можно использовать для присвоения баллов фактору, как с учетом каждой конкретной сделки, так и общих закономерностей для данного типа рынка. Для оценки как основных, так и дополнительных факторов также можно использовать эконометрическую модель симуляции слияния, которая позволяет на основе имеющихся данных по различным фактором сделать предположение о ситуации на рынке после слияния6.
Одним из направлений национальной инновационной политики, согласно Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 г. № 2227-р, является создание условий для развития конкуренции, стимулирование инновационной деятельности негосударственных компаний реального сектора экономики и финансовых институтов[16]. Так как политика в области контроля экономической концентрации представляет собой составную часть конкурентной политики, одной из задач данного направления должна быть оценка воздействия сделок слияний и поглощений на инновационную активность компаний-участников сделки. В настоящее время конкурентная политика России в целом, и политика в области контроля экономической концентрации, в частности, не учитывают возможные эффекты, которые оказывает изменение инновационной активности в результате сделок слияний на общественное благосостояние. Однако, для эффективной реализации инновационной стратегии развития и подготовки к наступлению шестой технологической волны, инновационный фактор должен учитываться при формировании конкурентной политики. Соответственно, важна оценка влияния решений, принимаемых в рамках конкурентной политики, на инновации.
Таким образом, в России необходимо формирование законодательной базы и последующей правоприменительной практики в сфере оценки возможного влияния инновационного эффекта на общественное благосостояние в результате слияний компаний и возможного увеличения рыночной концентрации. Необходимо сформировать порядок оценки возможных отрицательных и положительных эффектов слияния компаний с точки зрения увеличения технологических возможностей для инновационной активности фирм и отрасли в целом, влияния возникших инновационных эффектов на развитие отрасли, повышение конкурентоспособности компаний на мировой арене, стратегического влияния данной отрасли на инновационное развитие экономики в рамках задач, возникающих в связи с грядущей шестой технологической волной, а также возможности развития инноваций пятой волны. Кроме того, необходимы инструменты одновременной оценки влияния последствий сделок на структуру отрасли и потери общественного благосостояния в результате снижения конкуренции и их сопоставление с положительными инновационными эффектами для выбора приоритетов. Также следует законодательно закрепить инструменты построения прогноза стимулов компании к инновациям в результате сделки и возможному отсутствию и намеренному снижению инновационной активности в ее результате в случае, если целью фирмы является увеличение рыночной доли, не сопровождающееся усилением инновационной активности.
При оценке воздействия сделок экономической концентрации на инновационную активность компаний возможен следующий алгоритм:
1 стадия: Определение типа рынка, к которому относится компания (если рынок относится к инновационным, необходим дальнейший анализ сделки в данном направлении).
2 стадия: Выбор типа рынка, наиболее близкого по своим характеристикам к рынку, на котором оперируют участники сделки, для использования оценки последствий сделок, имевших место на данном рынке, для инновационной активности7.
3 стадия: Определение возможных стратегий поведения компаний — участников сделки после ее заключения.
4 стадия: Анализ влияния данных стратегий на инновационную активность компаний с использованием эконометрических методов для построения моделей возможного развития ситуации и данных о подобных сделках на рынках, выбранных на второй стадии.
5 стадия: Принятие решения об отказе/одобрении сделки, либо ее одобрении на определенных условиях, нивелирующих негативные последствия для инновационной деятельности компаний.
В настоящее время в России нет единого Реестра инновационно-активных предприятий, однако такие реестры существуют на региональном уровне, например, в Москве, Пензенской, Томской областях. Кроме того, в 2012 году Министерство экономического развития в своем постановлении [17] утвердило создание перечня компаний, отнесенных к инновационному сектору экономики. В данный перечень входят малые и средние компании-эмитенты, торгующиеся на бирже. Критерии, согласно которым компания относится к инновационному сектору, включают объем отгруженных товаров собственного производства и их долю в общем объеме в годовом исчислении, долю инновационной продукции (не менее 30%), затрат на исследования разработки, а также наличие патентов. Таким образом, при определении необходимости более глубокого анализа инновационного фактора через отнесение предприятия к высокотехнологичным рынкам можно использовать совокупность таких параметров, как включение компании в существующие реестры, доля финансирования R&D в обороте предприятия, наличие и количество патентов, доля инновационной продукции в общем объеме произведенных товаров, специфика рынка, на котором оперирует предприятие. В качестве инструмента анализа возможного влияния сделок экономической концентрации на будущую инновационную деятельность следует использовать, в том числе, эконометрические модели (например, модель симуляции слияния, о которой кратко упоминалось ранее). Кроме того, учитывая описанные ранее исследования, необходимо изучение характера взаимосвязи компаний-участников сделки (конкурентные отношения, смежные или конкурирующие технологии и т.п.), который можно установить при помощи использования информации о патентах, опросов других рыночных игроков. Еще одним этапом анализа должен стать учет дополнительных факторов, описанных в первой части статьи. Для поддержания устойчивости положительных эффектов от инноваций в случае слияния также необходима четкая спецификация прав собственности и правоприменительная практика в области разрешения споров в сфере патентного права для снижения транзакционных издержек, связанных с установлением права собственности и возможными действиями фирм-имитаторов инноваций.
Таким образом, включение инновационного фактора в анализ конкурентной среды и последствий сделок экономической концентрации позволит значительно усовершенствовать законодательную базу принятия решений по подобным сделкам в России.


Литература
1. Перес К. За двадцать лет до бума // http://expert.ru/expert/2012/02/za-dvadtsat-let-do-buma (Дата обращения: 12.07.2013);
2. Пахомова Н. В., Казьмин А. А. Структура рынка, технологические возможности и инновационная активность: что важно учесть при модернизации конкурентной политики // Проблемы современной экономики. 2009. № 2. С. 111-115 // http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=2612 (Дата обращения:05.07.2013);
3. Шумпетер Й.А. Капитализм, Социализм и Демократия: Пер. с англ. / Предисл. и общ. ред. В.С. Автономова. - М.: Экономика, 1995. - 540 с;
4. Sutton J. Technology and Market Structure: Theory and History. MIT Press. Cambridge: MA, 1998;
5. Cohen W. and Levin R. Empirical studies of innovation and market structure,1989 // R. Schmalensee and R. Willig (ed.) Handbook of Industrial Organization (Elsevier Science Publishers), vol. II, pp. 1059-1107;
6. http://ec.europa.eu/competition/mergers/legislation/merger_compilation.pdf (Дата обращения - 11.07.2013);
7. R. Veugelers. Innovation in EU Merger control: walking the talk.//Bruegel policy contribution. ISSUE 2012/04. February 2012;
8. D. Neven, P. Seabright. Synergies and dynamic efficiencies in merger analysis. Final Report to DG ECFIN, August, 2003. Brussels;
9. B. Lyons (ed.). Cases in European Competition Policy. The economic Analysis. Cambridge University Press. USA, 2009;
10. http://www.ftc.gov/speeches/starek/orlando.shtm (Дата обращения: 21.07.2013);
11. http://www.competitionbureau.gc.ca/eic/site/cb-bc.nsf/eng/02376.html (Дата обращения: 21.07.2013);
12. L. Röller, J. Stennek and F. Verboven. Efficiency gains from mergers // European Commission: European Economy. Directorate-General for Economic and Financial Affairs. № 5, 2001 // http://ec.europa.eu/economy_finance/publications/publication7612_en.pdf (Дата обращения: 20.07.2013)
13. Valentini, G. Measuring the effect of M&A on patenting quantity and quality // Strategic Management Journal. 33. 2012. PP.336-346.
14. Cassiman B., M. G. Colombo, P. Garrone and R. Veugelers. The impact of M&A on the R&D process: an empirical analysis of the role of technological- and market-relatedness. 2003 // http://www.iese.edu/research/pdfs/DI-0500-E.pdf (Дата обращения - 17.07.2013);
15. Davis, E. Garces. Quantitative Techniques for Competition and Antitrust Analysis. Princeton University Press.USA.2010;
16. http://minsvyaz.ru/ru/doc/?id_4=685 (Дата обращения - 26.07.2013);
17. Постановление Правительства РФ от 22 февраля 2012 г. № 156 «Об утверждении Правил отнесения акций российских организаций, обращающихся на организованном рынке ценных бумаг, к акциям высокотехнологичного (инновационного) сектора экономики» // http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70043044/ (Дата обращения: 15.07.2013).

Сноски 
1 См., например, [4,5]
2 В некоторых случаях участники сделки не указывают наличие инновационного эффекта, так как он может быть отрицательным, соответственно, необходимо ввести норму об указании подобных эффектов и возможных путей их предотвращения при разработке поправок в законодательные акты, регулирующие оценку конкурентной среды для сделок экономической концентрации в России.
3 См., например, [10], [11].
4 См., например, Roller et al (2001)[12], Valentini (2012)[13].
5 Выводы получены на основании исследования 31 сделки горизонтальных слияний на высоко и среднетехнологичных рынках [14]
6 Впервые подобная модель была использована Еврокомиссией для анализа слияния компаний Volvo и Scania в 1999-2000 гг. Модель использовалась для прогнозирования спроса на грузовики на основании данных о потребительских предпочтениях [15, с.420-425]
7 Для того, чтобы включить данную стадию в анализ, необходимо предварительное многофакторное исследование рынков, их типологии и имевших место сделок для того, чтобы обобщенные выводы о влиянии совершенных сделок на инновации на разных типах рынков можно было использовать при принятии решений по текущим сделкам

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия