Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (47), 2013
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Фитуни Л. Л.
заместитель директора Института Африки РАН (г. Москва),
доктор экономических наук, профессор


Африка в современной мировой системе товарной торговли
Статья содержит комплексный анализ проблем участия Африки в мировой торговле. Проанализированы новейшие явлении в динамике, структуре и географическом распределении африканского экспорта и импорта, торговой политики стран континента, интеграционных процессов, характер конкурентной борьбы мировых центров экономической силы за африканские рынки. Впервые дается подробный анализ российско-африканских торговых связей, основных проблем и задач, стоящих перед отечественным бизнесом
Ключевые слова: Африка, Россия, внешняя торговля, торговая политика, сырьевые рынки, региональная интеграция
УДК 339.5; ББК 65.428 + 65.5   Стр: 148 - 154

Система внешнеэкономических связей (ВЭС)1 стран Африки имеет некоторые особенности по сравнению с другими регионами мира. Как известно, еще с середины 20 века мировой оборот фиктивного капитала (то есть, суммарный объем международных сделок с ценными бумагами и производными финансовыми инструментами) начал превышать по стоимости оборот мировой торговли реальным товаром. Африка в этом отношении по сей день отстает от общемирового тренда. Экспортно-импортная торговля остается базисным элементом ее системы внешнеэкономических связей. По стоимости оборот реального товара все еще превышает величину трансграничного движения капитала, не связанного с обслуживанием товарного экспорта и импорта.
Правда, и в этой части света роль движения капитала в составе ВЭС быстро растет. Особенно велика для Африки значимость международного содействия экономическому развитию («внешняя помощь»), а с точки зрения оттока финансовых ресурсов — вывоз прибылей иностранными инвесторами, обслуживание внешнего долга, «бегство капитала», теневой, полулегальный и нелегальный вывод средств коррумпированными элитами и предпринимателями.

Изменение места и роли Африки в МЭО
С точки зрения экономической науки и коммерческой практики, современная международная торговля — трудноразделимый сплав торговли товарами и услугами. Экспортно-импортные товарные операции неотделимы от связанных с ними услуг — страхования, фрахта, складирования и проч. В этом смысле африканская внешняя торговля мало отличается от общемировых моделей. Однако в области торговли не реальным товаром, а собственно услугами (финансовыми, юридическими, страховыми, коммуникационными, сервисными и т.п.) Африка сильно отстает не только от развитого мира, но и от всех других развивающихся регионов. Учитывая это, можно говорить и об еще одной особенности торговых отношений Африки с внешним миром — доминирующей роли собственно товарной торговли (merchandise trade), которой и посвящена эта статья.
Африке присущи существенные региональные различия в товарной структуре, объемах и ценовой динамике внешней торговли. Особенно глубоки они между арабскими государствами Севера континента (в основном крупными нефтегазоэкспортерами, поставляющими также на внешние рынки достаточно широкий ассортимент промышленной продукции) и государствами Субсахарской Африки (ССА), в целом менее развитыми и, по преимуществу, бедными.
Особняком в числе стран континента стоит ЮАР — наиболее развитая в экономическом отношении африканская страна, обладающая диверсифицированной экономикой, развитым сельским хозяйством и мощной промышленностью. Некоторые промышленные производства ЮАР (например, оборудование для горнодобычи и др.) до сих пор удерживают лидирующие позиции в мире. Страна является крупнейшим африканским поставщиком промышленной продукции на внешние рынки. Однако основу ее экспорта, как и у многих других стран континента, составляет минеральное сырье.
Таким образом, еще одной особенностью международной торговли Африки является четкая дифференциация трех экономико-геграфических ареалов — Северной Африки, Африки южнее Сахары (АЮС) и ЮАР. Они сильно отличаются друг от друга базисными характеристиками: объемами товарооборота, условиями торговли, уровнем диверсификации географического распределения и товарной структуры экспорта и импорта.
Наконец, четвертая особенность состоит в том, что, как будет показано ниже, сохраняющаяся «реальная товарность» африканской внешней торговли позволяет странам континента практически впервые за всю историю независимого развития менять в свою пользу иерархии экономических отношений с развитым миром. В условиях трансформации модели мирового экономического развития в начале 21 века страны континента впервые перестают быть лишь объектом сформированных без учета их интересов экономических отношений в мировом хозяйстве2.
На протяжении почти четырех десятилетий независимого развития принципиальных изменений, с точки зрения положения африканских государств в системе мирового товарного обмена, практически не происходило.
Африка воспринималась и продолжает воприниматься многими только как отсталый и подчиненный периферийный регион мира. Действительно, по основным макроэкономическим показателям и индикаторам человеческого развития большинство стран континента все еще остаются на невысоких местах в мировых рейтингах (доля континента в мировом ВВП не превышает 2%, в торговле — 3%, а в инвестициях — 5%)3. Внутренние и межгосударственные (часто вооруженные) конфликты, обострение проблем бедности, голода, распространения инфекционных заболеваний на континенте заставило мировое сообщество внести африканскую тематику в число глобальных проблем человечества.
Однако, в последние годы, ведущие мировые державы и центры экономической силы синхронно пришли к осознанию высокой значимости ресурсного, человеческого и нарастающего экономического потенциала Африки в формирующейся новой модели глобального развития и мировой экономики. Следствием этого понимания стало усиление экономической экспансии в данный ресурснобогатый регион всех без исключения государств, претендующих на роль весомого игрока на мировой арене и значимой силы в будущей мировой экономике. Их задача — гарантировать свои позиции в регионе путем инвестирования в имеющиеся и складывающиеся экономические цепочки. Это даст возможность в будущем не ограничиваться лишь торговыми связями с африканскими странами, а закрепиться в Африке на перспективу. При этом они гарантируют себе приток существенного объема ее ресурсов, необходимых для собственного развития в новых экономических условиях ресурсного дефицита.
Прогнозы Всемирного банка и МВФ утверждают, что в нынешнем веке Африка будет самым динамично развивающимся регионом мира, от которого во многом будет зависеть характер и темпы роста в развитых государствах, их обеспеченность сырьем, энергетическими ресурсами и человеческим капиталом4. Для ЕС проникновение на африканские рынки и интеграция хозяйственных потенциалов Старого Света и Африки — едва ли не обязательное условие сохранения своего геополитического веса и уровня благосостояния в XXI веке. Кроме того, это единственный путь обеспечить баланс потенциалов двух сторон в случае успеха планируемого создания зоны свободной торговли, а в перспективе и начала других экономических интеграционных проектов объединенной Европы с США. Для последних, а также для Китая, России, других стран БРИКС важны как ресурсная, так и геополитическая составляющие в иерархии национальных интересов, делающие сотрудничество с Африкой настоятельно необходимым.
Уже сейчас Африка — самый экономически быстро растущий континент в мире. А субрегион Африки южнее Сахары (АЮС) в последние 12 лет уступал по ежегодным темпам прироста ВВП только субрегиону Восточной Азии. По прогнозам МВФ, в течение ближайшего десятилетия средние темпы роста экономики АЮС будут превышать 6%. В период с 2001 по 2012 гг. экономика 9 стран региона АЮС росла темпами 7% в год и выше. В том числе среднегодовые темпы прироста ВВП Экваториальной Гвинеи в этот период превысили 20%, Анголы — 12, Сьерра-Леоне — 10, Нигерии — 9, Эфиопии — 8 процентов. По прогнозам эта тенденция сохранится длительное время5.
Африка развернулась в сторону активного привлечения иностранных инвесторов, которым создаются все более благоприятные условия. По некоторым расчетам, в ближайшее десятилетие политика активного привлечения иностранных инвестиций может в среднем прибавить еще порядка 2% к ВВП континента6. Страны Запада, раньше всех закрепившиеся в регионе, изменили содержание и риторику относительно сущности экономического сотрудничества с ним. Произошло смещение акцента от «помощи развитию» к «партнерству» (partnership), то есть совместному использованию ресурсов и возможностей континента с четко выраженной выгодой для обеих сторон. C западными центрами экономической силы на равных соперничают новые игроки, часто опережая и обыгрывая их.
Крушение однополярного мира, «восхождение» новых экономических гигантов — Китая, Индии, Бразилии и других, резко обострило борьбу за сырьевые ресурсы Африканского континента. По целому ряду их видов (особенно тех, которые сегодня материально обеспечивают наиболее перспективные направления научно-технического прогресса) страны Африки фактически являются монополистами мирового уровня. Среди других регионов мира Африка занимает первое место по запасам руд марганца, хромитов, бокситов, золота, платиноидов, кобальта, ванадия, алмазов, фосфоритов, флюорита, второе — по запасам руд меди, асбеста, урана, сурьмы, бериллия, графита, третье — по запасам нефти, газа, ртути, железной руды; значительны также запасы титана, никеля, висмута, лития, тантала, ниобия, олова, вольфрама, драгоценных камней и др.
Поскольку острота сырьевой проблемы в обозримом будущем будет только нарастать, то и позиции Африки в мировой торговле имеют все шансы к укреплению. Тенденции последнего десятилетия подтверждают это предположение. Первая волна текущего мирового финансово-экономический кризиса почти не уменьшила ни абсолютные доходы африканских стран от экспорта, ни физические объема вывоза7. МВФ прогнозировал, что в силу относительной оторванности от процессов глобализации Африка и впредь не будет в серьезной мере ощущать последствия этого кризиса8. Однако, как мы показали в предшествующих публикациях, в том числе и на страницах данного журнала, последствия второй волны могут оказаться более серьезными9.
В силу падения производства в развитом мире несколько ослаб спрос на некоторые товары африканского сырьевого экспорта, особенно на главном рынке сбыта — в странах ЕС. Это привело к ухудшению условий торговли для многих стран континента. Из-за падения мировых цен на многие виды сырья для получения целевых объемов валютной выручки требовалось продавать большие физические объемы товара, в то время как кризисные явления оказывали подавляющее воздействие на мировой спрос на них. Впрочем, хотя снижение валютных поступлений от экспорта и осложнило макроэкономическую ситуацию, общий тренд роста ВВП у большинства стран континента сохраняется уже почти пятнадцать лет.

Динамика и тенденции внешнеторгового оборота
Для большинства стран Африки товарный экспорт — основной источник инвалютных доходов. С 1980-х гг. по сей день доля Африки в мировой торговле примерно остается на одном уровне — с некоторыми колебаниями в районе трех процентов и по импорту, и по экспорту. Это ниже, чем в колониальный период. (Табл.1).
Другим словами, в колониальные времена континент играл куда более весомую роль в мировом товарообороте, чем сейчас. В конце 1980-х — начале 1990-х гг. на большинстве сырьевых рынков произошел катастрофический обвал цен, связанный с избытком предложения (который, кстати, накрыл и нашу страну). Он резко уменьшил по стоимости (но не по физическим объемам) удельный вес Африки в мировом товарном экспорте и импорте.

Таблица 1
Динамика доли стран Африки в мировой торговле, %
ГодыЭкспортИмпорт
Африкав т.ч. ССААфрикав т.ч. ССА
19507,25,15,14,6
19605,64,56,24,2
19704,93,64,43,3
19805,93,84,63,2
19903,02.02,61,6
20002,31,52,01,2
20103,32,33,12,0
20123,42,33.32,1
Источник: Values and shares of merchandise exports and imports, annual, 1948–2012 http://unctadstat.unctad.org/TableViewer/tableView.aspx

Падение доли Африки в мировой торговле удалось остановить лишь к началу ХХI в. С тех пор она медленно, но неуклонно растет. В 2012 г. стоимость суммарного товарного экспорта из 54 стран континента по данным ЮНКТАД составила 626 249 млн долл., или почти 3,42 % от мирового показателя, а товарного импорта — 604 098 млн долл (3,27%)10.
Общее представление о динамике африканского экспорта и импорта, сальдо торгового баланса для континента в целом и для стран Африки Южнее Сахары (АЮС) за весь постколониальный период дает Таблица 2.
Данные таблицы позволяют сделать ряд небезынтересных выводов. Во-первых, за время независимости стоимость экспорта и импорта выросла в текущих ценах как для континента в целом, так и для так называемой Черной Африки, приблизительно в 90-100 раз. Однако, с учетом падения реальной покупательной способности американского доллара за рассматриваемый период примерно в 9,5 раза11, реальный рост составил лишь порядка 9–10,5 раза.
Во-вторых, небезынтересно и то, что единственным временем, когда отрицательное сальдо торгового баланса имело место и в АЮС, и на континенте в целом, было десятилетие 1950-59 гг. Тогда почти все страны континента пребывали в колониальной зависимости от европейских метрополий, которые могли внеэкомическими методами заставлять африканцев экспортировать и импортировать товары по ценам и на условиях, диктуемых их европейскими столицами.
Наконец, в-третьих, обращает на себя внимание устойчиво положительное сальдо торгового баланса у более бедных стран АЮС, сохранявшееся на протяжении всего периода независимого развития. В то же время у континента в целом в основном из-за резкого снижения нефтяных доходов стран Северной Африки в 1980-е и 90-е гг. сальдо было отрицательным.
С конца 1990 гг. мировая конъюнктура начинает медленно улучшаться. Растет и спрос на африканское сырье. Увеличиваются поступления от экспорта, что позволяет многим странам континента развернуть новые проекты развития. Особенно благоприятным становится пятилетие непосредственно предшествовавшее кризису — с начала 2004 по конец 2008 г включительно.
Понятно, что среди африканских стран были те, которые сильно выигрывали от роста цен на энергоносители, минеральное сырье и продовольствие, но были и те (главным образом беднейшие нетто-импортеры указанных товаров), чье положение от такой ценовой динамики ухудшалось. Однако, даже и у этих последних, макроэкономическая ситуация не была безвыходной. Именно на указанный период пришлось решение стран G-8 оказать существенную помощь странам континента в рамках специальной инициативы. Ряду беднейших стран были списаны многомиллионные суммы внешнего долга, что существенно улучшило их макроэкономические показатели.
После существенного снижения в течение 2009 г вслед­ствие глобального финансово-экономического кризиса, африканский экспорт быстро восстановился и продемонстрировал скачок в 25% в 2010, (по сравнению со среднемировыми 21%). Рост импорта был также значительным, хотя и несколько скромнее — 15,6%. В последующие годы темпы прироста начали замедляться, хотя оставались достаточно высокими. В 2012 г. африканский экспорт в целом по континенту вырос на 4,7%, а импорт на 7,5%. Экспорт из стран АЮС сократился на 2,5%, а импорт вырос на 4,3%. Положительное сальдо в 2012 г. торгового баланса удалось сохранить. Однако приведенные цифры свидетельствуют о наметившихся разных по силе неблагоприятных трендах во внешней торговле.
Поскольку большинство товаров африканского экспорта, как правило, имеют низкую добавленную стоимость, экспортные доходы Африки сильно зависят от колебаний цен на товарных рынках, что усиливает восприимчивость континента к внешним шокам. С другой стороны, относительная малая вовлеченность африканских экономик в процессы глобализации и слабая интегрированность в мировые производственные цепочки работают в противоположенном направлении, делая хозяйства стран континента при прочих равных условиях менее зависимыми от изменчивости мировой конъюнктуры.

Таблица 2
Среднегодовая стоимость африканского экспорта и импорта, сальдо торгового баланса
(текущие цены) в млн долл. США
ВСЯ АФРИКААЮС
экспортимпортсальдоэкспортимпортсальдо
1950–59*5988,85992,9-4,14688,74751,0-62,3
1960–69*10187,49798,3389,17639,47138,0501,4
1970–79*43064,638475,14589,528250,725061,03189,7
1980–89*87333,589885,3-2551,855569,254256,51312,7
1990–99*107328,8112794,9-5466,172735,571510,31225,2
2000–09*292498,1260946,131552,0188545,7172486,916058,8
2010510736,8476641,234095,6344376,6307974,136402,5
2011598049,6562222,635827,0436667,3379825,556841,8
2012626249,3604098,122151,2425608,0395782,329825,7
* В среднем в год за указанные 10 лет
Источник: рассчитано автором на основе Values and shares of merchandise exports and imports, annual, 1948-2012 http://unctadstat.unctad.org/TableViewer/tableView.aspx

Новое в структуре и географии экспорта и импорта
Давая обобщенную характеристику положению Африки в пост-кризисной мировой экономике и международных экономических отношениях, можно сказать, что оно не претерпело радикальных изменений. Африка по-прежнему играет достаточно скромную роль в мировой торговле. В 2009–2012 гг. ее удельный вес в глобальном экспорте практиче­ски не изменился по сравнению со средними докризисными показателями и составил 3,4%, в импорте — 3,3%. В области торговли услугами эта доля и вовсе незначительна.
Товарная структура экспорта все также складывается почти исключительно из сырьевых товаров или продукции невысоких степеней переработки сырья. Как свидетельствуют данные таблицы, на сырьевые товары приходится львиная доля экспорта. При этом налицо тенденция к сокращению в нем доли несырьевых товаров от года к году. В импорте же более равномерно представлены все товарные группы, начиная с продукции обрабатывающих отраслей промышленности до продовольствия и сырья. (табл.3 )

Таблица 3
Структура африканского экспорта и импорта в разбивке по товарным группам 4-й редакции Международной стандартной торговой классификации (МСТК) ООН (%).
Разделы МСТК19952000201020112012
ЭКСПОРТ
Пищевые продукты и живые животные12,68,57,36,96,4
Напитки и табак1,51,10,80,70,7
Сырье непродовольственное, кроме топлива9,26,96,97,37,5
Минеральное топливо, сма-зочные масла и аналог. товары37,952,158,158,962,2
Животные и растительные масла, жиры и воски0,60,40,30,40,4
Химические вещества5,03,73,53,63,4
Промышленные товары, по виду материала17,113,310,99,99,0
Машины и транспортное оборудование6,35,45,65,14,8
Различные готовые изделия7,36,63,33,12,8
Товары и операции, не включенные в другие категории МСТК.2,52,003,34,12,8
ИМПОРТ
Пищевые продукты и живые животные12,311,9310,112,611,9
Напитки и табак1,11,261,01,01,1
Сырье непродовольственное, кроме топлива3,93,523,03,43,1
Минеральное топливо, смазочные масла и аналог. то-вары8,411,5013,814,715,0
Животные и растительные масла, жиры и воски1,71,371,41,91,6
Химические вещества11,310,8710,110,110,5
Промышленные товары, по виду материала17,516,5716,715,616,4
Машины и транспортное оборудование31,531,8132,529,029,1
Различные готовые изделия7,67,836,66,16,2
Товары и операции, не включенные в другие категории МСТК.4,53,354,85,55,0

Надо отметить, что МСТК ООН не всегда дает представление о степени переработки товара и его назначении. Так, например, в Раздел 3 — «Минеральное топливо, смазочные масла и аналогичные товары» входит торговля электроэнергией, и нефтепродуктами высоких уровней переработки. В Раздел 0 — «Пищевые продукты и живые животные» включает пищевые продукты с достаточно высокой добавленной стоимостью (например, растворимый кофе). Это несколько затрудняет, например, определение соотношение доли сырья и готовой продукции в экспорте и импорте. Для его определения необходимо знание нюансов классификации и перегруппировка товаров по степени обработке и размеру добавленной стоимости.
Проведенные нами перерасчеты показали, что в 2012 г. на в стоимости африканского экспорта на первичное сырье приходилось чуть менее 56%, Остальное приходилось на переработанное сырье, полуфабрикаты, продукцию черной и цветной металлургии, нефтехимии, химической, машиностроения, текстильной, кожевенно-обувной и пищевой промышленности и проч.
В условиях мирового кризиса ахилессовой пятой африканских экономик, как и у России, стала низкая диверсификация их экспорта. Речь идет как о географическом распределении вывоза, так и его товарной структуре. В настоящее время у 8 африканских стран более 75 стоимости экспорта обеспечивается за счет продаж всего лишь одного товара, у 5 — за счет двух. Наименее диверсифицирована товарная структура экспорта Анголы, у которой почти 98% стоимости экспорта составляет сырая нефть. Между тем, накануне независимости (в первой половине 1970-х гг.) страна была крупным мировым производителем не только нефти, но и кофе, и алмазов, и железной руды. В 2012 г. вывоз этих товаров суммарно не дотягивал до 2% общей стоимости ангольского экспорта. Не намного отстали от Анголы два других экспортера сырой нефти — Чад (95% экспорта) и Судан (93%). В Алжире более 83%экспорта приходятся на 3 формально разные, но близкородственные товарные группы — сырую нефть (63%), продукцию нефтепереработки (10,5%) и сжиженный природный газ (10%).
Наиболее диверсифицированной товарной структурой экспорта на континенте в 2010 г. обладали ЮАР (75% вывоза складываются из 102-х товарных позиций), Тунис (из 82), Марокко (из 72 позиций), Египет (из 68). В Тропической Африке показатели намного скромнее. С далеким отрывом от остальных впереди всех по этому показателю оказалась Кения (51 наименование).
В целом же по всей Африке есть всего 15 стран, у которых количество наименований товарных статей экспорта выражается двухзначным числом. Три из них расположены в Северной Африке.
Само по себе разнообразие номенклатуры экспорта еще не является гарантией профицита торгового баланса. Важно чтобы на товары экспорта на мировых рынках сохранялся устойчивый спрос. В Африке наименее диверсифицирована структура вывоза у стран-нефтеэкспортеров. Единственное исключение из этого правила — лишенная запасов углеводородов Гвинея-Бисау. У нее 91% вывоза приходится на неочищенные орехи кешью.
Обращает на себя внимание ряд изменений и трендов в структуре внешней торговли континента. Во-первых, бросается в глаза существенное возрастание удельного веса сырьевых товаров в общей структуре как африканского импорта, так и экспорта (за период с 1995 по 2012 гг. — на 5,4 и 3,3% соответственно). В этой связи целесообразно пояснить, что речь здесь идет не о качественных переменах, а подвижках, вызванных существенным возрастанием цен на сырье за рассматриваемый период.
Второй интересный момент связан с относительным снижением доли продовольствия в общеафриканском экспорте (почти вдвое в рассматриваемый период). При этом доля продовольствия в импорте осталась почти неизменной — на уровне 8. На наш взгляд, такое положение объясняется рядом факторов: ростом внутренних потребностей в продовольствии, прежде всего из-за сохраняющихся высоких темпов прироста населения, с одной стороны, и меняющейся структурой и предпочтениями со стороны стран-потребителей.
В целом же африканские экономики по-прежнему остаются крайне зависимыми от взлетов и падений мировых цен на сырье. В последние годы почти 2/3 роста стоимости африканского экспорта обеспечивалось именно за счет удорожания сырья. Недоучет этого фактора может приводить к искаженной интерпретации макроэкономических процессов на континенте. Проиллюстрируем эту мысль реальным примером, основанном на анализе статистических данных Экономической комиссии ООН для стран Африки.
Согласно им, стоимость африканского экспорта в 2009 г. упала на 31%, но в 2010 г., выросла на 25%. При этом физический объем экспорта в 2009 г. сократился лишь на 11%, но в следующем году увеличился лишь на 9%. Простой пересчет показывает, что две трети роста стоимости экспорта, таким образом, произошло лишь благодаря взлету мировых цен на товары африканского экспорта.
В сравнении с экспортом импорт менее подвержен колебаниям, как по объемам, так и в структурном отношении, что объясняется низкой эластичностью импортного спроса в странах континента. На пике первой волны кризиса африканский импорт сократился в наименьшей степени в сравнении со всеми остальными регионами мира. В какой-то степени этому способствовали понижательные тенденции на мировых рынках продовольствия в 2009 г. Однако, сущест­вуют и другие, более фундаментальные объяснения. Так, А. Аризе и С. Ниппани склонны видеть в качестве причины этого узость валютно-финансовой базы развивающихся стран. По их мнению, в подобных случаях неизбежно будет наблюдаться разрыв в динамике экспорта и импорта12.
За годы, прошедшие с начала нынешнего века, произошли качественные перемены в географическом распределении внешней торговли стран Африки. Они касаются переориентации товарных потоков с так называемых зрелых рынков на развивающиеся страны.
Географическая диверсификация африканской внешней торговли особо ярко проявилась по трем направлениям. Во-первых, это рост физических объемов и качест­венное изменение структуры товарообмена «Юг-Юг». С 2008 г. Африка стала импортировать из развивающихся стран товаров больше, чем из развитых. В 2012 г. удельный вес этих двух групп государств в африканском импорте была соответственно 52,06 и 45,24%. Во-вторых, интенсифицируются экономические интеграционные процессы на африканском континенте, что благотворно сказывается на росте межафриканской торговли, которая сегодня достигла почти 12% от всего товарооборота. В третьих, крупные многонаселенные и быстроразвивающиеся государства, такие как страны БРИКС, последовательно занимают позиции, ранее принадлежавшие исключительно развитым государствам Запада.
Сегодня в Африке насчитывается более 200 организаций регионального сотрудничества (в том числе 160 межгосударственных). Значительная их часть малоактивны. Их функции и задачи нередко взаимно перекрываются или дублируются. Из 55 африканских государств только 6 являются членами одной группировки, 26 — двух, 21 — по крайней мере, трех, а Руанда — четырех13.
Основными региональными объединениями континента, «столпами» интеграции признаны восемь организаций: Экономическое сообщество государств Западной Африки (ECOWAS), Общий рынок Южной и Восточной Африки (COMESA), Сообщество развития Юга Африки (SADC), Союз Арабского Магриба (UAM), Экономическое сообщество государств Центральной Африки (ECСAS), Сообщество стран Сахеля и Сахары (CEN-SAD), Межправительственная организация развития (IGAD) и Восточноафриканское сообщество (EAC). Именно на эти экономические объединения возлагается реализация интеграционных проектов, разрабатываемых в рамках Африканского Союза и ЭКА ООН.
Все основные объединения декларируют цель в течение 10-20 лет пройти все пять поступательных этапов интеграционного процесса, но добиться этого не удалось пока ни одному африканскому интеграционному объединению. Несколько дальше других продвинулись по этому пути 4 объединения: SADC (на него приходится 34% суммарного товарооборота всех интеграционных группировок), CEN-SAD (26%), ECOWAS (15%) и COMESA (11%). Хуже всего дела обстоят у UАМ (6%), EАС (4%) и ECСAS (1%)14.
Потенциал взаимной торговли далеко не исчерпан. Расчеты ЭКА ООН показывают, что в Западной и Центральной Африке задействовано лишь 43% от потенциала внутрирегиональной торговли, в то время как в Восточной и Южной Африке –75%15.
Межафриканская торговля имеет некоторые особенности. В обороте более высока доля готовых изделий. В целом ее качественные характеристики (доля товаров с более высокой добавленной стоимостью и т.д.) выглядят лучше, чем в торговле в другими регионами мира. Скорее всего, это объясняется тем, что в силу однотипности экономик, страны континента меньше торгуют друг с другом товарами традиционного экспорта. Кроме того, долговременные попытки африканских стран добиться структурной диверсификации своих хозяйств, наконец, начали, наконец, давать первые плоды. Как следствие, появилась возможность предложить соседям новые, ранее не предлагавшиеся на экспорт промышленные и сельскохозяйственные товары, которые находят спрос на региональных рынках.
Несмотря на зримые успехи стран Африки на пути диверсификации экспорта, в целом, развитые страны продолжают сохранять доминирующие позиции в качестве покупателей африканских товаров. Правда, эти позиции ощутимо слабеют. В 2012 г. доля высокоразвитых экономик в экспорте из Африки была равна 45,64% от общей стоимости (в 1995 — 51,28%), в то время как на развивающиеся страны пришлось 26,95% стоимости экспорта (1995 г. — 15,12%). Остальное приходилось на страны с переходной экономикой.
Особенно заметно сокращение позиций старых европейских контрагентов, в особенности, бывших колониальных держав. Суммарная доля в импорте Африки прежних основных партнеров — 27 стран, объединенных ныне в ЕС, снизилась с 46,98% в 1995 г. до 33,35% в 2012 г. При этом удельный вес каждой из двух некогда важнейших колониальных метрополий — Франции и Англии, уменьшился почти вдвое. Если в 1995 г. удельный вес 27 стран, ныне входящих в ЕС, в африканском экспорте составлял 33,59%, то в 2012 г. только 27,41%. На показатели европейских стран, несомненно, существенное влияние оказал нынешний кризис. Пока нельзя сказать точно, насколько необратимы произошедшие изменения. Однако перемены налицо, и они имеют тенденцию к закреплению.
Ведущие экономики мира как «старые», так и «новые» всеми средствами борются за право доступа к африканскому топливному и минеральному сырью. Несмотря на описанные выше потери, суммарно позиции бывших колониальных метрополий и США все еще являются однозначно доминирующими на континенте. Брюссель и Вашингтон изыскивают новые формы «вовлечения и удержания» стран Африки в сложившейся в прошлом системе экономических и политических связей. В США, например, с 2000 г. действует закон АГОА (АGOA Act), с одной стороны законодательно оформивший систему мер, содействующих американскому бизнесу, работающему в Африке, а с другой, привязывающих африканские страны к США с помощью политически и экономически обусловленной системы преференций16. У стран ЕС, крупнейшие из которых в прошлом были колониальными метрополиями, подобная система преференций, содействия и ассоциирования еще более многообразная и изощренная. Страны Африки опутаны различными формами ассоциации c EC (Ломейские, Яундские соглашения, соглашения Котону, АКТ и т.п.), договорами о зонах свободной торговли, «партнерствами», соглашениями о «соседстве» и т.д. Интерес здесь самоочевиден. Ведь даже каждый вложенный евро помощи Африке (подчеркиваю «помощи», а не коммерческих инвестиций!) возвращается донорам примерно с эффективностью 1,87 евро отдачи17.
Однако новые игроки (Китай, Индия, Бразилия, Юж.Корея, Турция, Саудовская Аравия и др.) теснят «стариков» (США, ЕС). Уже сегодня Китай вышел на позиции главного торгового партнера Африки. Основные товары, импортируемые КНР из Африки, — сырая нефть, цветные и редкие металлы, древесина. Структура китайского экспорта весьма разнообразна — от дешевого ширпотреба до сложных машин и оборудования. Большая часть китайского экспорта связана с реализацией крупных инвестиционных и строительных проектов КНР в Африке. С 2000 г. КНР участвовала в реализации более 1700 проектов на континенте, выделив на эти цели по ориентировочным оценкам более 75 млрд долл. (официальные китайские данные на этот счет отсутствуют, но существуют альтернативные западные «независимые» подсчеты, оценивающие китайские инвестиции в 90 и 125 млрд долл). Товарооборот Китая с Африкой в 2012 г. составил примерно 200 млрд долларов, а еще через 2 года достигнет 325 миллиардов18. Китай создал четко функционирующий механизм государственной институциональной, финансовой и политической поддержки своей торгово-экономической активности на континенте. Сложился ритмично работающий афро-китайский экономический механизм, который очень беспокоит Запад.
Отношения с Россией. В последние несколько лет Россия предпринимает усилия к расширению торгово-экономических отношений со странами Африки. Однако, рост хотя и имеет место, но происходит неровно. На него сильно влияют различные неэкономические и субъективные факторы. Например, торговля с субрегионом Северной Африкой существенно упала с началом «арабской весны». Как показывает практика, заметный взлет отношений происходит накануне и сразу после официальных визитов в Африку российских лидеров, после чего активность начинает постепенно затухать.
Между Россией и странами Африки складываются сложные отношения сотрудничества и конкуренции. Россия заинтересована в Африке как в поставщике многих видов сырья и, одновременно, выступает конкурентом последней на мировом рынке энергетических ресурсов. Существуют и объективные моменты, заставляющие восстанавливать и расширять сотрудничество с Африкой. После распада СССР за границей оказались месторождения многих стратегически важных видов сырья. За счет импорта или использования накопленных резервов приходится покрывать потребности отечественной промышленности в марганце — почти на 100%, природном уране — на 80%, потребности сырья при производстве феррохрома — 55–60%, в бокситах на 55–60%. В значительных объемах ввозится сырье для производства олова, вольфрама, титана (более 90%), феррониобия, циркония, что может создать проблемы при обеспечении национальной безопасности нашей страны19. Часть из перечисленного уже ввозится нами из Африки, но ко многому утерянный по недальновидности в годы перестройки доступ приходится восстанавливать.
Среднегодовой оборот России со странами Африки в последние 5 лет оставался в среднем в районе 4–5 млрд долларов. Однако с некоторыми странами (ЮАР, Египет, Марокко, Гана, Эфиопия) торговый обмен за 2012 г. активизировался. В ряде государств (Гвинея, Гана, Ангола, ЮАР, Нигерия, Мадагаскар) российские компании вложили немалые по отечественным меркам средства. Некоторые ведущие российские корпорации (Русал, Алроса, Ренова, Лукойл и др.) имеют крупные африканские активы в виде инвестиций в добычу нефти, бокситов, уранового сырья и др.
Для реалистической оценки места Африки во внешней политике России стоило бы отметить следующее: ни в настоящее время, ни в ближайшем будущем нашу страну нельзя считать одним из главных действующих лиц на африканской сцене.
К сожалению, сегодня отсутствует даже достоверная всеобъемлющая статистика по торговым отношениям РФ со странами Африки. РОССТАТ и таможенные органы придают гласности лишь выборочные данные по некоторым африканским партнерам — ЮАР, Египту и др. Во многом эта ситуация объясняется тем, что в большинстве случаев российский бизнес ведет торговлю не непосредственно с африканскими контрагентами, а через зарубежные фирмы-посредники. Поэтому в числе крупнейших поставщиков в Россию традиционно африканских товаров — какао, кофе, специй, бананов, ананасов, живых цветов и т.д. оказываются европейские и иные развитые государства, офшоры, и географически удаленные юрисдикции. Сходная ситуация сложилась и с российским экспортом в Африку. Данные ЮНКТАД, МВФ и национальной статистики стран континента по стоимости импорта из России и экспорта в РФ неизменно отличаются от показателей отечественного учета, обычно в сторону увеличения.
По данным ЮНКТАД, весь российский экспорт в Африку в 2012 г. составил чуть более 7,2 млрд долл. (в 2000 г. — 1,1 млрд), импорт — 2,1 млрд (2000 г. — 0,37 млрд долл.). Торговля с континентом имеет положительное сальдо в пользу России в 5,1 млрд долл. Главные товары российского экспорта: топливо, зерно, удобрения, прокат черных металлов и металлоизделия. Из сложных технических изделий в 2012 г. самый большой доход был получен от продаж телекоммуникационного оборудования (42 млн долл), но в общей стоимости российского экспорта в Африку на него приходилось всего 0,52%.
Такая структура экспорта говорит о том, что отечественный бизнес и прежде всего промышленность недооценивает возможности африканского рынка. Проведенные в Институте Африки РАН исследования показывают, что продукция наших обрабатывающих отраслей на нем достаточно конкурентоспособна. Вопрос в том, чтобы отечественный бизнес вооружился имеющимися знаниями и информацией и начал осмысленно и последовательно осваивать имеющиеся на данном быстрорастущем рынки свободные ниши.
В российском импорте из Африки доминирует группа продовольственных товаров (почти 53% в 2012 г.), минеральное сырье и энергоносители (19%). Обращает на себя внимание довольно значимая доля товаров группы «Машины и транспортные средства» (ок. 11%). Интересно, что примерно таков же удельный вес товаров данной группы в отечественном экспорте в Африку.
Но если учитывать наши отраслевые интересы и выигрышные позиции в некоторых странах континента, то уже в ближайшие годы необходимо наращивать усилия на африканском направлении, не говоря о долгосрочной стратегии. Здесь важна и поддержка государства. Как и у наших конкурентов, она должна носить институциональный характер. На африканском направлении должны заработать механизмы и институты, которые столь успешно способствуют африканской экспансии как западного бизнеса, так и делового сообщества наших партнеров по БРИКС: системы экспортного кредитования, страхования внешнеторговых сделок, информационная, дипломатическая и правовая поддержка.
В складывающихся условиях возрастает значение государственной поддержки политическими, дипломатическими и иными средствами, в особенности средствами государственной внешнеэкономической политики коммерческих и инвестиционных усилий российского бизнеса в Африке. Создание и функционирование специализированных финансовых институтов, в задачи которых будет входить оказание разнообразной квалифицированной и эффективной поддержки российским инвестициям в Африке является, таким образом, назревшим приоритетом для обеспечения стратегических интересов Российской Федерации не только в регионе, но и в формирующейся новой модели мирового экономического развития.

Таблица 4
Россия в сравнении с 10 ведущими торговыми партнерами Африки по экспорту и по импорту
Ранг в 2012 г.Страна199520002005201020112012
Доля страны в общеафриканском экспорте
1США14,8717,2921,5116,7115,9214,62
2Индия2,262,861,625,666,178,26
3КНР*1,253,236,6812,0112,817,63
4Италия9,9811,089,487,245,996,60
5Испания5,106,616,715,335,185,96
6Франция9,368,587,616,116,295,58
7Великобритания7,526,304,693,583,744,93
8Нидерланды3,743,203,523,743,664,13
9ФРГ7,285,774,523,603,664,12
10Япония3,502,542,672,232,343,09
32Россия0,320,200,240,300,300,30
Доля страны в общеафриканском импорте
1КНР*2,663,447,3411,7812,0212,04
2США9,498,607,066,606,916,74
3Франция12,1211,709,307,476,846,17
4ФРГ9,007,377,085,455,165,12
5ЮАР5,766,325,274,794,714,83
6Индия1,451,642,463,804,374,68
7Италия5,996,114,954,974,254,15
8Испания2,822,882,812,762,923,47
9Саудовская Аравия2,793,283,312,472,613,10
10Великобритания6,035,814,292,952,952,99
35Россия0,921,211,551,101,401,45
*без учета Гонконга и Макао


1 В систему внешнеэкономических связей принято включать международную (внешнюю) торговлю, валютно-финансовые и кредитные отношения с зарубежными странами, международное движение капиталов и торговлю услугами, научно-техническое сотрудничество, трансграничное движение человеческого капитала и интеллектуальной собственности, а также другие формы экономических отношений между государствами.
2 Фитуни Л.Л., Абрамова И.О. Закономерности формирования и смены моделей мирового экономического развития // Мировая экономика и международные отношения. - 2012. - № 7 - С. 3-15.
3 Рассчитано по UNCTAD Statistics: http://unctad.org/en/Pages/Statistics.aspx на 01.07.2013
4 IMF. World Economic Outlook. April 2013 http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2013/01/
5 Ibid.
6 CUA. Annuaire Statistique pour l’Afrique. 2013. Addis-Abeba. 2013
7 Фитуни Л.Л. Место Африки в посткризисной мировой экономике. // Азия и Африка сегодня - 2011. - № 1. - С. 15-20.
8 IMF. World Economic Outlook. April 2011. Tensions from the Two-Speed Recovery: Unemployment, Commodities, and Capital Flows. http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2011/01/index.htm
9 Абрамова И.О., Фитуни Л.Л., Экономика Африки в условиях надвигающейся второй волны мирового экономического кризиса // Проблемы современной экономики. - 2012. - № 4. - С. 105-112.
10 Здесь и далее, если не оговорено иначе, статистические данные по внешней торговле стран Африки, включая расчетные данные таблиц, приведены по базе статданных ЮНКТАД. - UNCTADSTAT, ИСТОЧНИК: http://unctadstat.unctad.org
11 По оценке Федерального резервного банка Миннеаполиса http://www.minneapolisfed.org/index.cfm?
12 Arize A.C. and S. Nippani. Import demand behaviour in Africa: some new evidence // The Quarterly Review of Economics and Finance. - 2010. - № 3. - P. 254-263.
13 Можаров А.Н. Африка, укрепить региональную экономическую интеграцию // Азия и Африка сегодня. - 2009. - № 11
14 Документ ЭКА ООН E/ECA/CTRCI/8/3 от 7.09.2012 С.5
15 Ibid.
16 http://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2013/06/210508.htm
17 Abramova I., Fituni L. Competing for Africa’s Natural Resources // International Affairs: A Russian Journal of World Politics, Diplomacy and International Relations. 2009. Т. 55. № 3. С. 47-58.
18 Bergen Peter.Obama’s goal in Africa: Counter China // http://edition.cnn.com/2013/06/26/opinion/bergen-obama-china-trip
19 Государственный доклад «О состоянии и использовании минерально-сырьевых ресурсов Российской Федерации в 2011 г. // http://www.mnr.gov.ru/news/detail.php?ID=131016

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия