Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (47), 2013
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Абрамова И. О.
заместитель директора Института Африки РАН (г. Москва),
доктор экономических наук, профессор


Ресурсный потенциал африки: структура, параметры, значимость для мировой экономики и внутреннего развития
В статье исследуется структура, динамика и значение африканских ресурсов для внутреннего развития государств Африки и для мирового хозяйства в целом. Дается комплексная оценка различных видов ресурсов Африканского континента, как природных (сырьевых, водных, земельных и т.д.), так и хозяйственных (трудовых, инвестиционных, интеллектуальных и т.д.). Показывается вклад каждого вида ресурсов в экономическую модернизацию Африки
Ключевые слова: мировая экономика, ресурсный потенциал, Африканский континент, природные ресурсы, хозяйственные ресурсы, инвестиции, человеческий капитал
УДК 327; ББК 66.4   Стр: 155 - 161

При бесспорном обилии российской исследовательской литературы, посвященной изучению конкретных видов экономических ресурсов Африканского континента (природных, минеральных, водных, финансовых, людских и т.д.) крупных работ общего плана, рассматривающих значимость ресурсного фактора для развития африканской экономики, хозяйственного роста, ускорения развития — единицы1.
Исследователи Института экономики РАН в коллективном труде «Ресурсный потенциал экономического роста», отмечают, что ресурсы общества являются объективной основой реализации целей социально-экономического развития, и вместе с тем они подвергаются целенаправленному изменению, исходя из поставленных целей. Поэтому цели и ресурсы образуют неразрывное единство, целостный объект прогнозирования социально-экономического прогресса. Ресурсный потенциал в существенной мере определяет способность экономики производить товары и услуги для удовлетворения конечного спроса.
Общественное производство материальных благ и услуг есть преобразование ресурсов, имеющихся в распоряжении общества, в продукцию определенного объема, состава и качества. Эта продукция, в свою очередь, идет на пополнение производственных ресурсов и на обеспечение непроизводственных нужд общества2.
Одинаковые по количеству и качеству ресурсы могут обладать различным потенциалом в зависимости от степени их использования. Таким образом, ресурсный потенциал характеризует не только различные виды ресурсов, но и степень их использования, их способность создавать полезный эффект3.
Понятно, что, характеризуя позиции Африки в мировой экономике, мы, конечно же, в первую очередь подразумеваем хозяйственные ресурсы. Однако для полноты анализа следует упомянуть, что на прочность позиций субъектов мирохозяйственных отношений влияют не только экономический, но и военно-политический потенциал, климатические условия и т.д. Анализируя ресурсный потенциал стран Африки, важно также не забывать, что понятие потенциала несет в себе аспект изучения не только реально присутствующего уже сегодня количества и качества ресурсов, но и будущие перспективные возможности их приращения и развития.
Неотъемлемое свойство любого вида экономических ресурсов — их ограниченность. Собственно, само понятие потенциала в этом плане уже предполагает наличие неких количественных ограничителей. Естественными ограничителями некоторых видов ресурсов является их исчерпаемость в природе. В других случаях ограничения накладывают экономическая эффективность доступа к ресурсу (трудные для добычи условия разработки), нестабильность его поступления или рискованность эксплуатации, политические, военные ограничители, различного рода эмбарго и т.д.
Количественные характеристики ресурсов определяют их объем и темпы изменения, качественные характеристики ресурсов отражают потенциальную способность каждой единицы ресурсов удовлетворять потребность в них. Качественная неоднородность ресурсов означает, что различные их виды имеют достаточно широкий диапазон характеристик. Трудовые ресурсы характеризуются уровнем образования, половозрастной структурой, квалификацией и др. Оборудование, материалы, энергоносители — совокупностью различных технических свойств. В частности, оборудование характеризуется техническим уровнем, «возрастным составом», степенью физического и морального износа. Минеральное сырье характеризуется содержанием полезного компонента в руде и т.п. Земельные ресурсы различают по содержанию гумуса, плодородию почвы и т.п.
Краткий анализ структуры ресурсного потенциала Африки в начале XXI века дает нам следующую обобщенную картину.
Природные ресурсы — элементы природы, используемые в хозяйстве, вовлеченные в хозяйственный оборот, в процессе воспроизводства составляющие предметы труда. По некоторым данным Африка обладает примерно 35% разведанных мировых запасов минерального сырья.
За последние десятилетия Африка выдвинулась в число крупнейших производителей минерального сырья. Доля ее в мировой горнодобывающей промышленности составляет примерно 1/7, но в производстве алмазов, золота, кобальтовых, марганцевых руд, хромитов, урановых концентратов, фосфоритов она значительно больше. Добывается также много медной и железной руды, бокситов, нефти и природного газа. Добавим, что Африка доминирует на рынке таких «металлов XXI в.», как ванадий, литий, бериллий, тантал, ниобий, германий. Почти все добываемое сырье и топливо вывозится из Африки в экономически развитые страны, что ставит ее экономику в очень большую зависимость от мирового рынка. В особенности это относится к таким странам, как Алжир, Ливия, Гвинея, Замбия, Ботсвана, где горнодобывающая промышленность обеспечивает более 9/10 всего экспорта4.
Большие объемы подтвержденных запасов, высокие средние содержания полезных компонентов в рудах, относительно простые горно-геологические и природно-климатические условия, наличие инфраструктуры в ряде стран, дешевая рабочая сила — все это обуславливает высокую рентабельность добычи и обогащения.
Особое место в группе природных ресурсов занимают земельные и водные ресурсы Африки. Надо отметить, что в Африке существует явный дефицит плодородных земель: лишь 19% почв континента характеризуется высоким плодородием и на 43% пригодных для обработки площадей возможно богарное земледелие. Почвы континента отличаются пониженной устойчивостью и легко подвергаются эрозии.
В настоящее время почти все пригодные для сельскохозяйственного назначения земли в Африке находятся в обороте. Увеличение размеров землепользования возможно лишь при условии перераспределения земли (что требует дальнейших аграрных реформ). 14 стран Тропической Африки, по территории составляющих 1/3 этого региона и половину его населения, являющегося перенаселенными по отношению к наличному количеству обрабатываемых земель и при существующей системе потребительского хозяйства не могут прокормиться. В расчете на душу населения в странах Тропической Африки количество пахотной земли упало за тридцать лет (с 1980 по 2010 гг.) с 0,4 га на человека до 0,18 га. Немалую роль в этом быстром процессе сокращения подушевого земельного клина (2% в год) играет деградация земельных ресурсов, превратившаяся в последние десятилетия в острую экологическую проблему Африки5. Основные параметры этой проблемы: все возрастающее давление на землю в результате человеческой деятельности; ухудшение качества земли; деградация почв; промышленное развитие и неуправляемый рост городов; уничтожение лесных массивов. В Сахеле неуклонная деградация почв и опустынивание грозят превращением части земельных ресурсов в невозобновимые. На протяжении второй половины XX в. страны Сахеля ежегодно теряют в среднем до 20 тыс. кв. км продуктивных земельных ресурсов. Следствием, естественно, является увеличение нагрузки на оставшиеся площади. Нерациональное освоение земель порождает опустынивание. Согласно оценкам ЮНЕП, процесс опустынивания охватил 73% продуктивных земель засушливых районов Африки. В наибольшей мере он распространен в зонах пастбищных и богарных земель. В отличие от других регионов мира процесс деградации пастбищных угодий все более приобретает самые тяжелые формы — сильного и острого опустынивания. Ежегодно 1,5–2 млн га пастбищ, 1,6–1,8 млн га богарных и около 0,1 млн га орошаемых земель Африки приходит в состояние полной деградации6.
Несмотря на имеющиеся значительные земельные ресурсы и поголовье скота, доля стран Африки в мировом производстве многих основных видов сельскохозяйственной продукции незначительна (особенно в производстве зерновых, сахара, мясомолочной и рыбной продукции), а по объему производства не обеспечивает полностью внутренние потребности стран. В мировом сельском хозяйстве развивающаяся Африка выступает как крупный производитель продуктов тропического земледелия — какао-бобов, кофе, сизаля, корнеплодов, некоторых тропических видов фруктов и орехов, т.е. продукции, имеющей ограниченное продовольственное или промышленное потребление.
В условиях слабого развития вещественных элементов производительных сил особое значение приобретает потенциал природных экологических систем. Традиционные системы земледелия Африки, сохраняющие потенциал окружающей природы, вопреки распространенному мнению, обладают достаточными резервами продуктивности7. Модернизация в африканском аграрном секторе должна предполагать не разрушение традиционной системы земледелия, а ее адаптацию и включение в систему мирового сельского хозяйства.
Что касается проблемы обеспечения водными ресурсами африканского населения, то она с каждым годом все более обостряется. Общий годовой объем поверхностного стока в Африке — 5400 млрд куб.м. в год — в среднем вдвое меньше, чем в Северной Америке, Азии и Европе и вчетверо меньше, чем в Южной Америке. При этом ресурсы пресной воды на континенте распределены крайне неравномерно. Громадное большинство поверхностных вод сосредоточено в бассейнах крупных рек Конго, Нил и Замбези, а также озере Виктория, втором по величине пресноводном озере мира. На бассейн реки Конго, где проживает только 10% населения Африки, приходится третья часть среднегодового поверхностного стока материка. В то же время, такие обширные районы как Сахара и Сахель на севере, а также Южная и Восточная Африка, являются крайне засушливыми. Положение усугубляет весьма нестабильный режим распределения осадков по годам. Так, в Сахеле в течение последних 25–30 лет наблюдается неуклонное снижение количества осадков, что привело к сокращению поверхностного стока рек и обмелению озера Чад. Продолжительные — до двух и более лет — засухи принимают в отдельные периоды размеры гуманитарной катастрофы.
В то же время, темпы роста населения в Африке, а, следовательно, и рост потребностей в воде — питьевой, воде для удовлетворения санитарно-гигиенических нужд и воде, необходимой для поддержания сельского хозяйства и обеспечения продовольственной безопасности — самые высокие в мире. Подсчитано, что с 1950 по 2010 г. водные ресурсы Африки в пересчете на душу населения сократились на 70%8. Уже в начале третьего тысячелетия 14 африканских стран испытывали нагрузку на водные ресурсы (не более 1,7 тыс. куб. м воды на душу населения в год) или дефицит воды (не более 1 тыс. куб. м воды на душу населения в год). Ожидается, что к 2020 году к этим странам присоединятся еще 11 государств. По оценкам, к 2025 году до 16% населения Африки (230 млн человек) будут жить в странах, испытывающих дефицит водных ресурсов, а 32% (еще 460 млн человек) — в странах с напряженным водным режимом9.
Как нехватка, так и переизбыток воды приводят к социально-экономической нестабильности, проявляющейся в различных формах. Особенно остро стоит вопрос использования ресурсов трансграничных рек, в частности, Нила, Нигера, Замбези, Вольты. В Африке ресурсы 54 рек делят между собой две или более стран, что нередко становится причиной межнациональных конфликтов.
Обеспечение населения безопасной питьевой водой является на сегодняшний день главной задачей, стоящей перед большинством африканских государств в области использования водных ресурсов. Социальная цена, которую платит население за отсутствие чистой воды и адекватных санитарных условий слишком велика, чтобы эту проблему можно было игнорировать. Около 300 млн африканцев не имеют доступа к чистой питьевой воде, и примерно 313 млн человек лишены доступа к элементарной санитарии10.
В основе кризиса в области обеспечения ресурсами пресной воды в Африке лежат, на наш взгляд, не только неблагоприятные климатические и гидрологические условия в сочетании с крайней бедностью и недостатком финансирования. Водный кризис в Африке в большой степени обусловлен слабой институциональной структурой, фрагментарной и неэффективной политикой в данной области, а также преобладанием отраслевых программ, которые не принимают в расчет положительного эффекта от комплексного подхода к освоению водных ресурсов в долгосрочной перспективе. Во многих странах Африки до сих пор отсутствуют четкие политические критерии и единая система взглядов на роль водных ресурсов в контексте устойчивого развития. В области использования трансграничных вод национальные интересы зачастую превалируют над межгосударственными соглашениями, что приводит к крайне медленному осуществлению совместных проектов. Эти обстоятельства препятствуют разработке и реализации комплексных межотраслевых программ в области освоения водных ресурсов, столь необходимых для преодоления кризиса.
В общей системе ресурсного потенциала особое место принадлежит людским ресурсам, более конкретно, той части людских ресурсов, которая именуется трудовыми. Трудовые ресурсы выступают в двойственной функции субъекта и объекта производства. Они не только фактор экономического роста, главная производительная сила, но и люди с разнообразными способностями и потребностями, удовлетворение которых является главной целью любой экономики и экономического роста.
В 2010 г. численность населения Африки превысила 1 млрд человек. Доля африканцев в общей численности населения Земли растет из года в год. Если в 1950 г. их было всего 9%, то в 2010 стало 14%, а в 2050 г. при сохранении нынешних тенденций там будет проживать почти четверть землян.
Рост населения развивающегося мира — одна из детерминант нового соотношения баланса сил в мире. Африканская составляющая глобальных трудовых ресурсов может оказаться как бомбой замедленного действия, так и спасением для мировой экономики XXI века. Завершившийся в развитых регионах мира второй этап процесса демографического перехода привел к стабилизации численности населения в станах «Севера» закрепив ситуацию с преобладанием более старых возрастных групп. Выживание экономик «Севера» и сохранение привычных стереотипов возрастного поведения, благосостояния и проч. возможно только в случае разрешения проблемы нехватки людских ресурсов молодых возрастов. Конкретные пути могут быть различными: от ввоза необходимой рабочей силы до решения некоторых экономических проблем путем выноса собственно производственных мощностей в районы с избыточным населением.
Однако и в этом случае проблема решается не полностью и во многом только на среднесрочную перспективу. Дело в том, что целый ряд районов «Юга» по инерции считающихся «молодыми», на самом деле таковыми либо не являются уже (Южная Корея, Тайвань) или перестанут ими быть в ближайшее десятилетие (Китай).
Из крупных регионов мира только Африка (да и то только в части южнее Сахары) находится в самом начале второго этапа демографического перехода. То есть здесь население растет быстрыми темпами и быстрыми темпами снижается смертность, в особенности детская. Результат — преобладание в структуре населения молодых возрастов. По данным на 2008 г. медианный возраст основного числа стран Африки южнее Сахары — от 15 до 19 лет. Исключениями являются только Зимбабве, Ботсвана. Намибия. Лесото, Камерун, Гана, Кот-Д’Ивуар, Гамбия, где медианный возраст колеблется от 19 до 24 лет и ЮАР (24–30 лет).
Происходящий в Африке бурный демографический рост обусловливает, в свою очередь, быстрый рост трудоспособного населения, что еще более усложняет ситуацию на региональном и мировом рынках труда. Так, общая численность трудоспособного населения в Африке южнее Сахары более чем удвоилась за последние 30 лет и, по прогнозам, к 2025 г. увеличится еще в 2,5 раза. В то же время в современном секторе создается лишь 5–10% всего числа новых рабочих мест, подавляющая их часть приходится на неформальный сектор и низкорентабельное сельское хозяйство, что самым неблагоприятным образом сказывается на качественных характеристиках трудового потенциала африканских государств11.
Такая ситуация на африканском рынке труда, когда спрос на рабочую силу в реальном секторе экономики очень низок или отсутствует вообще, а предложение рабочих рук чрезмерно велико, свидетельствует о существенных диспропорциях в развитии не только самого рынка, но и всей экономики региона в целом, что чревато серьезными последствиями. Расширение разрыва между ростом трудоспособного населения и созданием новых рабочих мест крайне обостряет реальные возможности обеспечения работой, продовольствием, повышения квалификации и т.д. К тому же все это происходит на фоне постоянно углубляющегося кризиса занятости в Африке. Иными словами, воспроизводство рабочей силы в количественном отношении намного превосходит существующие возможности ее эффективного использования, разрушая тем самым человеческий и трудовой потенциал как важнейший ресурс для развития.
Все вышеперечисленные факторы способствуют миграции африканской рабочей силы за пределы континента, которая в условиях глобализации будет все время усиливаться.
Говоря о трудовых ресурсах как о части ресурсного потенциала Африки, нельзя забывать, что в новой экономической модели мира основным национальным богатством становится интеллектуальный потенциал, в форме человеческого капитала, накопленных знаний, творческих способностей.
Человеческий капитал, формирующийся в странах Африки, по сравнению с развитыми государствами характеризуется относительно низкими параметрами жизнеспособности, сравнительно не высоким образовательным уровнем и во многом устаревшим образом жизни. Все это препятствует его успешной адаптации в настоящем и тем более формированию проектов будущего, сбережению окружающей среды и рациональному использованию природных и финансовых ресурсов. Следовательно, пока не изменится качество человеческого капитала в Африке, трудно ожидать формирования эффективной социально-экономической системы (подробнее эти проблемы будут рассмотрены в главе 6 настоящего исследования).
Еще одной важной составляющей ресурсного потенциала Африки служат инвестиционные ресурсы или инвестиции в основной капитал. Инвестиционный потенциал экономики зависит от величины национального сбережения — части валового национального располагаемого дохода за вычетом конечного потребления.

Таблица 1
Инвестиционный потенциал некоторых регионов мира
Регион мираДоля сбережений в ВВП (%)Норма накопления (%)
Восточная Азия и Тихоокеанский регион45,637,2
Восточная Европа и Центральная Азия23,121,1
Латинская Америка и страны Карибского бассейна22,819,7
Ближний Восток и Северная Африка28,723,1
Южная Азия27,528,0
Африка южнее Сахары20,119,8
Источник: Enhancing the Role of Domestic Financial Resources in Africa’s Development. A Policy Handbook. United Nations. N.Y. and Geneva. 2009. P. 5.

Как видно из табл.1, доля сбережений в ВВП и норма накопления в странах Африки южнее Сахары в начале ХХI века была самой низкой в мире. В последующие годы она несколько повысилась и достигла 22,3% в 2008 г. В целом по Африке данный показатель в том же году составил 27%, а в странах Северной Африки — 40%. Объем внутренних накоплений в Африке увеличился с 129,1 млрд в 2002 г. (70,4 млрд в АЮС и 58,7 млрд в странах Северной Африки) до 472,2 млрд в 2008 г. (278,8 и 193,4 млрд соответственно)12. В основном это произошло благодаря благоприятной конъюнктуре спроса на экспортные товары африканских государств, в первую очередь на топливо и сырье, а также вследствие оптимизации налоговой политики в ряде государств Африканского континента. Так 34 африканские страны осуществили у себя в 2000-е гг. налоговую реформу.
Помимо количественного роста капиталовложений, в 2000-е гг. произошли определенные изменения в отраслевом распределении инвестиций. Устойчиво росла доля бюджетных вложений (до 10–15% в отдельных странах), направляемых на отраслевое развитие, в частности, на производство экспортной сельскохозяйственной продукции. Увеличились инвестиции в инфраструктуру, в том числе в дорожное строительство, ирригационные системы, строительство железных дорог, аэропортов. В ряде стран в сферу инфраструктуры направлялось до 35% всех совокупных бюджетных капиталовложений.

Таблица 2
Некоторые показатели развития регионов мира в 1995–2006 гг.
Регион мираДоля сбережений в ВВПВВП на душу населенияТемп прироста ВВП (%)Коэффициент демографической нагрузки (dependency ratio)*
Восточная Азия и Тихоокеанский регион39,01033,17,80,5
Восточная Европа и Центральная Азия22,12062,04,10,5
Латинская Америка и страны Карибского бассейна19,93905,12,80,6
Ближний Восток и Северная Африка24,31637,04,20,7
Южная Азия23,0466,66,30,7
Африка южнее Сахары17,6521,84,90,9
*измеряется как сумма населения моложе 15 и старше 65 лет, поделенная на население трудоспособного возраста (от 15 до 65 лет).
Источник: Enhancing the Role of Domestic Financial Resources in Africa’s Development. A Policy Handbook. United Nations. N.Y. and Geneva. 2009. P.9.

В некоторых странах, которым удалось сформировать основы промышленного производства, устойчиво росла доля инвестиций в местный промышленный сектор, в том числе в его современные отрасли. В первую очередь, речь идет о таких странах, как Нигерия, Кения, Египет, Алжир, Тунис, Ангола и др. При этом в отрасли обрабатывающей промышленности наименее развитых стран (НРС) Тропической Африки направлялось 10–15% всех капиталовложений, в странах «среднего уровня развития» — 20–23%, а в более развитых в промышленном отношении государствах Северной Африки — до 30% и более13. В тех странах, где разрабатывались крупные месторождения полезных ископаемых, за счет бюджетных средств, включая дотационное финансирование, активно расширялась добыча минерального сырья, в первую очередь, предназначенная на экспорт.
С целью интенсификации процесса формирования и модернизации базовых отраслей экономики, в том числе аграрного сектора, государство за счет бюджетных ресурсов шло на расширение предоставления хозяйственным субъектам субсидий, дотаций, а также льготных кредитов. Они направлялись на создание и расширение смешанных предприятий и компаний в промышленности и в других отраслях африканской экономики.
Постепенно увеличивался и объем регулярных бюджетных расходов, направляемых в социальную сферу — образование, здравоохранение, подготовку кадров, жилищно-коммунальное обслуживание. В таких странах, как Кения, Марокко, Алжир, Мадагаскар их доля достигала 50% всех совокупных затрат на развитие14.
Правда к 2009 г. в результате мирового финансово-экономического кризиса норма накопления снизилась в целом по Африке до 21%. В настоящее время в половине африканских государств норма накопления не превышает 20%, а в четверти — остается на уровне в 15%, что явно недостаточно для успешного развития экономики. В целом внутренние накопления сократились в Африке к 2010 г. до 367 млрд долл. (214,2 млрд в АЮС и 152,7 млрд — в странах Северной Африки), что было вызвано резким сокращением мирового спроса на товары африканского экспорта15.
По оценкам экспертов ЭКА, для реализации целей тысячелетия, в частности, для сокращения к 2015 г. в два раза бедности в Африке, необходимо довести норму накопления, по меньшей мере, до 34%. Однако в ближайшие годы реализовать эту задачу в большинстве африканских государств будет весьма проблематично.
Норма накопления во многом зависит от уровня сбережений. Однако по данному показателю Африка также «позади планеты всей». Это обусловлено низкими доходами африканского населения, недостаточно высокими темпами прироста экономики, а также высоким удельным весом иждивенцев в населении подавляющего большинства государств Африканского континента.
Снижение нормы валового накопления основного капитала в составе ВВП — главный фактор сокращения инвестиционного потенциала экономики. Основной потенциал для наращивания инвестиций определяется внутренними ресурсами. Это, прежде всего, собственные средства предприятий, бюджетные средства, сбережения населения и т.п. Определенная часть инвестиционных ресурсов формируется за счет иностранных вложений, в первую очередь, за счет ОПР. В наименее развитых странах Африки доля внешних источников в инвестировании развития превышает 50%. Опора на собственные ресурсы дает африканским странам определенную экономическую свободу и реальную возможность выбора направления развития, а также способствует оптимизации системы государственного управления экономикой. При этом, по оценкам экспертов ЮНКТАД, у внешних источников финансирования очень высокая волатильность. Так, например, волатильность ОПР примерно в 4 раза выше, чем у налоговых сборов в бюджет16.
Для активизации внутренних источников накопления африканским странам, в первую очередь, необходимо совершенствовать налоговую систему. Сегодня в ряде государств Африки отсутствует такой популярный налог, как налог на добавленную стоимость. Собираемость налогов в большинстве африканских стран также продолжает оставаться очень низкой. Так, например, в Чаде, ЦАР и некоторых других странах налоги не превышают 5% ВВП. Это связано, в первую очередь, с высокой долей неформального сектора в экономике. По некоторым оценкам, в сельских районах Африки 80% всех сбережений формируется именно в неформальном секторе17. Но эти сбережения, в большинстве случаев, так и не становятся инвестициями, так как отсутствуют реальные механизмы их мобилизации.
Параллельное существование малочисленного городского формального финансового сектора, ориентированного на обслуживание государственного аппарата, крупных фирм и городской элиты и многочисленных неформальных финансовых институтов, ориентированных на сельских и городских бедняков и мелких предпринимателей, уклоняющихся от уплаты налогов, делают мобилизацию в инвестиционных целях внутренних сбережений весьма проблематичным делом. Финансовые ресурсы, аккумулируемые неформальным сектором, очень сложно мобилизовать в качестве инвестиций, так как неформальные финансовые институты, как правило, вообще не выполняют инвестиционных функций и работают не по принципу получения максимальной прибыли, а по принципу личных связей. Крупные банки и финансовые институты также мало инвестируют в национальную экономику, так как в условиях социально-экономической отсталости и политической нестабильности это сопряжено с высокой степенью риска.
Для успешной мобилизации внутренних источников накопления необходимо объединить усилия формального и неформального секторов экономики, совершенствовать налоговую систему, а также структуру государственных расходов, развивать рынки ценных бумаг, привлекать средства пенсионных и страховых фондов, развивать производственную и социальную инфраструктуру, использовать современные технологии, в частности, возможности мобильной связи и интернета для проведения финансовых операций18. Поскольку большинство предприятий в Африке имеют менее 25 работников, т.е. относятся к категории малых предприятий, необходимо развивать систему кредитования малого бизнеса на льготных условиях.
Мобилизовать внутренние ресурсы африканских государств в целях развития можно также путем использования в инвестиционных целях денежных переводов мигрантов, которые обеспечивают 27% всех валютных поступлений африканских государств, а также сокращения оттока капитала из Африки. Суммарный нелегальный вывоз капитала в 2000–2008 гг. составил, по подсчетам специалистов Института Африки РАН, порядка 437171 млрд долл. Всего же за почти четыре десятка лет с начала 1970 гг. по наше время из Африки незаконно вывезено порядка 854 млрд долларов. В основном это коррупционные доходы, а также плоды финансовых махинаций и не выплаченных государству налогов.
При этом речь идет о самых консервативных оценках. Более реальной цифрой специалисты склонны считать 1,8 триллионов долларов19. Это многократно превышает суммы официальной помощи развитию (ОПР) за тот же период. Но даже при консервативных оценках соотношение незаконного вывоза и притока ОПР за 1970–2010 гг. составляет 2:1. При этом, по оценкам экспертов, рост оттока капитала на 1% сокращает инвестиционные возможности в стране оттока на 0,11%20.
Очевидно, что реализация внутренних источников накопления под силу лишь государству, которое в большинстве африканских стран остается основным инвестором в национальную экономику.
Говоря о внутренних ресурсах развития экономики любой страны или группы стран следует не забывать и о научно-технический прогрессе — особом виде производственных ресурсов, на основе которого преодолевается ограниченность производственных ресурсов и обеспечивается их экономия. Для интенсивно развивающейся экономики устойчивый экономический рост должен обеспечиваться все больше за счет экономии общественного труда на основе научно-технического прогресса. Научно-технический прогресс превращается в главный ресурс будущего развития.
За годы независимости в странах Африки использовались различные концепции социально-экономического развития, в которых так или иначе упоминался технический прогресс. В 1960–70-е гг. активно использовались такие понятия, как «промежуточная техника» и другие недостаточно четко детерминированные термины. Согласно распространенным тогда представлениям, заимствуемая из-за рубежа техника должна быть приспособлена к специфическим социально-экономическим условиям Африки, т.е. быть трудоемкой, дешевой, простой в обращении и т.д. Иными словами, техника, применяемая в африканских странах, должна быть приспособлена к их отсталым социально-экономическим условиям, вместо того, чтобы модернизировать сами эти условия, создавая среду, способную ассимилировать современные технологии и способствовать интеграции африканской экономики в мировое хозяйство. Эта концепция содержала в себе серьезное внутренне противоречие. Использование так называемой «промежуточной техники» означало сохранение низкой производительности труда, не стимулировало рост квалификации работников и, в конечном счете, снижало конкурентоспособность африканских товаров как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Популярность концепции «промежуточной» (читай «отсталой») техники была вызвана ее внешней ориентацией на «социальную составляющую» развития. Сторонники концепции утверждали, что маломасштабность и относительная простота этой техники, с одной стороны, максимально приближают ее к человеку и его конечным потребностям, а с другой — позволяют избежать расточительства ресурсов и загрязняющего эффекта крупных технологических производств и, что самое главное, расширяют масштабы занятости. Хотя в такой интерпретации концепции был известный резон, тем не менее, акцент на устаревшие технологии скорее порождал новые проблемы, нежели позволял решить старые.
В конце 1970-х гг. широкое распространение получила концепция «передачи технологии». В связи с усложнением производства и развитием международной торговли у развивающихся стран, в том числе и у Африки, возникла необходимость не только импортировать оборудование и элементы технических знаний, но и условия их использования. Однако данная концепция не привела к успешным результатам. Сосуществование технически разобщенных, стадиально разноуровневых современного и традиционного укладов послужило серьезным барьером для передачи западной технологии африканским странам. Дело в том, что в большинстве государств Африки отдельные факторы производства (рабочая сила, сырье, сбыт и т.д.) локализованы в разных укладах, слабо взаимодействующих между собой.
В то же время в новых условиях возникают и некоторые новые возможности технологической эволюции Африканского континента.
Сегодня отраслевая структура производства все более замещается сетевой, а глобальную экономику все чаще определяют как сетевую экономику, в которую вовлечены тысячи различных хозяйственных агентов от крупных ТНК до средних и мелких фирм, преимущественно различной страновой принадлежности. Сама возможность в рамках сетевой структуры глобальной экономики выходить на рынок не с конечным продуктом, а лишь с простейшими элементами подетальной специализации производства, создает новые возможности для развития Африки. К тому же дешевый простой труд африканца также может найти более широкое применение в «цепочках производств» в качестве вспомогательного элемента, способствующего доведению продукта рыночного спроса до конечного потребителя.
Но, с другой стороны, развитие сетевой экономики затрудняет внедрение африканских предприятий в современное производство в силу того, что те его звенья, в которые африканские производители легче всего могли бы включиться (наименее наукоемкие, отличающиеся технологической простотой и трудоемкостью), характеризуются и наиболее острой конкуренцией со стороны других развивающихся стран. Чтобы внедриться в ту или иную «цепочку» производства, производитель должен обладать явными конкурентными преимуществами, в частности дефицитностью, оригинальностью, своеобразием соответствующего вида производства или услуги.
Хозяйство африканских стран обладает целым рядом специфических черт, вытекающих из самобытности традиционных культур, природных условий, особенностями флоры и фауны и т.д. Среди нетрадиционных возможностей следует отметить определенный прогресс, достигнутый Африкой в области биотехнологий. Эта отрасль, отличающаяся сравнительно низкой капиталоемкостью (если не считать первоначальных вложений ТНК развитых стран в НИОКР), представляет особый интерес для Субсахарской Африки, обладающей богатыми и разнообразными биоресурсами. В частности, ТНК находят там сырье для фармацевтической промышленности, в том числе для производства медикаментов, проведения генетических исследований, биоинженерии и т.п. Так, крупнейшая ТНК «Пфайзер» открыла свои филиалы в девяти африканских странах, включая Уганду, Танзанию, ЮАР, с целью разработки и производства ряда медикаментов на базе местного сырья с использованием опыта народной медицины. Еще один пример — производство биодизельного топлива на основе растительного сырья в Мозамбике, Свазиленде и Малави.
Современный технологический уклад повышает значимость информационных ресурсов, которые, в отличие от материально-вещественных составляющих ресурсного потенциала, не расходуются в процессе производства. В условиях новых типов производственных систем, основанных на наукоемких информационных технологиях, информация становится важнейшим ресурсом и фактором общественного развития. Широкое использование информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в различных сферах будет способствовать внедрению в Африке элементов постиндустриальной системы хозяйства, удешевлению и ускорению технического прогресса. Африке предстоит приложить большие усилия для создания основ информационного общества, однако уже сейчас можно привести многие примеры использования ИКТ в различных отраслях хозяйства.
Так, значительные успехи были достигнуты в области сотовой телефонии, по темпам роста которой (65% в год) Африка занимает одно из первых мест в мире. В 2001 г. количество мобильных телефонов было 24 млн, а в 2010 г. — уже 333 млн. Сегодня 42% африканского населения имеют доступ к мобильной связи, в то время как аналогичный показатель по фиксированным линиям не превышает 2%21.
Высокими темпами в Африке развивается интернет. Так, в 2000 г. на Африканском континенте насчитывалось немногим более 3 млн интернет-пользователей, а в 2010 г. их число превысило 111 млн человек, что составляет 11% всего африканского населения или 5,6% всех мировых пользователей22.
В ряде стран Африки активно развивается электронная торговля (в Сенегале — торговля через пункты электронной связи, организованные ЮНКТАД, в Гане — контрактная электронная торговля национальными тканями, в Кении — торговля произведениями местных ремесел и т.д.). Одним из основных товаров электронной торговли в Африке служат услуги, в частности, туристические.
Можно привести и многие другие примеры использования ИКТ в области образования, здравоохранения, телевидения, культуры и т.п. Формирование информационно-коммуникационной инфраструктуры является важнейшим средством возведения «стыковочных мостов», необходимых для интеграции африканской экономики в мировое хозяйство в условиях глобализации и для обеспечения потока информации и знаний, единства языка общения и основополагающих принципов хозяйственного взаимодействия.
Таким образом, Африка обладает значительным внутренним ресурсным потенциалом, однако вклад каждого отдельного вида ресурсов как в региональное, так и в мировое развитие существенно отличается по степени своего влияния.
Крушение однополярного мира, возвышение новых экономических гигантов — Китая, Индии, Бразилии и др., усилившееся влияние «старых» экономических тяжеловесов, не имевших длительных традиций и неизбежных экономических преимуществ колониального господства в Африке (Япония, ФРГ) резко обострило борьбу за сырьевые ресурсы Африканского континента, становящегося одним из главных неистощенных диверсифицированных резервуаров сырья мирового значения. По целому ряду его видов (особенно тех, которые сегодня материально обеспечивают наиболее перспективные направления научно-технического прогресса) страны Африки фактически являются монополистами мирового уровня. В условиях усиления нестабильности других источников энергетического сырья Африка прописана в стратегических доктринах ведущих стран Запада как важнейший поставщик топливно-энергетических ресурсов, в первую очередь, углеводородов и уранового сырья. Ресурсный потенциал континента могли бы сыграть существенную роль и при реализации планов российского правительства по реформированию и развитию экономики РФ и реализации ее внешнеэкономических стратегий.
Другой аспект неизбежного роста влияния стран Африканского континента на экономические судьбы мира связан с быстрым ростом численности и постепенным изменением качественного состава его народонаселения. В 2009 г. население Африки превысило 1 млрд человек и продолжает расти самыми высокими темпами на планете. К середине XXI века при сохранении нынешних тенденций на Африканском континенте будет проживать от 20 до 25% жителей планеты. Сочетание «демографического пресса» и социально-экономической отсталости большинства африканских государств ведут к обострению и «выплескиванию» за пределы континента целого ряда экономических и гуманитарных проблем, решать которые предстоит всему мировому сообществу.
Все перечисленные выше факты еще раз подтверждают наш тезис о том, что в обозримом будущем определяющими факторами активного, а не пассивного участия Африки в мировой экономике и в формировании новой экономической модели мира станут ее природно-ресурсный потенциал и быстрорастущее и качественно меняющееся население. Именно эти детерминанты будут оказывать значимое воздействие на развитие глобальной экономики и определять социально-экономические перспективы самих африканских государств.


1 См., например: Abramova I., Fituni L., Competing for Africa’s Natural Resources // International Affairs: A Russian Journal of World Politics, Diplomacy and International Relations. 2009. Т. 55. № 3. С. 47-58; Абрамова И.О., Фитуни Л.Л. Цена «голубого золота» (Проблема водных ресурсов в современном социально-экономическом развитии Африки)// Азия и Африка сегодня. - 2008. - № 12; Фитуни Л.Л. Ресурсные войны ХХI века. - М., 2012.
2 Ресурсный потенциал экономического роста / Под ред. Л.И. Абалкина, А.Г. Грязновой; рук. авт. колл. М.А. Комаров, А.Н. Романов. - М., 2002. - С. 62.
3 Там же.
4 Максаковский В.П. Географическая картина мира. - М., 2005. - С. 342.
5 http://faostat.fao.org/site/377/default.aspx#ancor
6 http://faostat.fao.org/site/628/default.aspx
7 Фитуни Л.Л. Мировая экономика: восстановление и послекризисное развитие экономика. Африки: вызовы посткризисного развития // Азия и Африка сегодня. - 2010. - № 9(638). - С. 8-14.
8 http://www.eoearth.org/article/Freshwater_resources_in_Africa
9 Абрамова И., Фитуни Л. Цена «голубого золота» // Азия и Африка сегодня. - 2008. - № 12. - С. 7-12.
10 Human Development Report 2010. P. 164.
11 Абрамова И.О. Новая роль Африки в мировых демографических процессах // Азия и Африка сегодня. - 2009. - № 1. - С. 23.
12 IMF. Regional Economic Outlook: Sub-Saharan Africa 2008. Wash. 2008. P. 4.
13 Экономика Африки в условиях рыночных преобразований /Под ред. И.О. Абрамовой, Е.В. Морозенской. - М., 2010. - С. 75.
14 Там же.
15 OECD Report Africa 2010. OECD.2011. PP.53-54.
16 Enhancing the Role of Domestic Financial Resources in Africa’s Development. A Policy Handbook. United Nations. N.Y. and Geneva. 2009. P. 7.
17 Фитуни Л.Л. Дифференциация развивающихся стран и новая архитектура мировой экономики // Азия и Африка сегодня. - 2012. - № 10. - С. 9-18.
18 В ДРК и Замбии уже существует возможность проводить ряд финансовых операций по мобильному телефону, в частности, осуществлять денежные переводы, платить налоги, получать информацию по текущему балансу. В Кении широкое распространение получила система мобильных банков на микроавтобусах, которые курсируют по всей стране.
19 Фитуни Л.Л. Роль теневого международного движения капитала в условиях глобализации // Восток. Афро-Азиатские общества: история и современность. - 2000. - № 3. - С.18.
20 Фитуни Л.Л. Экономика Африки: вызовы посткризисного развития // Азия и Африка сегодня. - 2010. - № 8. - С. 47.
21 http://mobithinking.com/stats-corner/global-mobile-statistics-2011-all-quality-mobile-marketing-research-mobile-web-stats-su
22 http://www.internetworldstats.com/stats1.htm

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия