Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (47), 2013
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Кузнецова О. П.
заведующий кафедрой государственного, муниципального управления и таможенного дела
Омского государственного технического университета,
доктор экономических наук, профессор

Косьмин А. Д.
профессор кафедры государственного, муниципального управления и таможенного дела
Омского государственного технического университета,
доктор экономических наук, профессор


К вопросу о демографической безопасности России
В статье анализируется современное демографическое положение в России, выявляются основные причины сокращения численности населения и обосновываются основные направления по ее оптимизации
Ключевые слова: демографическая политика, продолжительность жизни, смертность, рождаемость, образ жизни, девиантное поведение
УДК 314.114:005.934   Стр: 165 - 171

Общеизвестно, что демографическое состояние государства — важнейший показатель уровня его социально-экономического, политического и этнического развития. Оно всегда рассматривается в сочетании с геополитическими и национальными интересами, требующими анализа и оценки демографических факторов и демографических угроз, их величины и скорости изменения, воздействия на демографическую ситуацию.
Поскольку регулирование демографических процессов является объектом демографической политики, как одной из базовых составляющих государственной политики в целом, постольку считаем необходимым и небезинтересным рассмотрение генезиса и эволюции демографических взглядов, положенных в основание демографической политики, генезис и эволюция которых могут служить основанием для возможной экстраполяции прошлых мировых тенденций с учетом опыта современной мировой динамики народонаселения.
Для того, чтобы более явственно оттенить место и роль демографической политики государства в жизни общества необходимо обратиться к возникновению и развитию демографических взглядов. Интерес к прошлому, как известно, определяется и генетической, и социально-культурной памятью человека. Это подчеркивал еще В.О. Ключевский, который писал: «Почему люди так любят изучать свое прошлое, свою историю? Вероятно, потому же, почему человек, споткнувшись с разбега, любит поднявшись, оглянуться на место своего падения.» [3, с. 390] Что же мы видим, оглядываясь на прошлое демографической мысли, в современной конструкции демографической политики, как составляющей государственной политики?
Демографическая политика — это целенаправленная деятельность государственных органов и иных социальных институтов в сфере регулирования процессов воспроизводства населения. Она призвана воздействовать на формирование желательного для общества режима воспроизводства населения, сохранение или изменение тенденций в области динамики численности и структуры населения, темпов их изменения, динамики рождаемости, смертности, семейного состава, расселения, внутренней и внешней миграции, качественных характеристик населения.
Демографическая политика — это система различных мер, предпринимаемых государством с целью воздействия на естественное движение населения, на решение специфических для данной страны проблем населения. Целью демографической политики является изменение и поддержка существующих в данной период времени демографических тенденций.
Демографическая политика имеет давнюю историю и богатый опыт практической реализации: от основания древними греками колонии для расселения быстро прирастающего населения и установления привилегий трехдетным семьям римскими императорами до политики «одна семья — один ребенок» в современном Китае.
Возникновение античного государства с его законами, с общественным неравенством и экономикой, построенной на труде рабов с его крайне низкой производительностью, обусловило зарождение и развитие демографической политики как государственной политики. Разрабатывая и реализуя законы, упорядочивающие жизнь и сосуществование миллионов людей, государство прямо или косвенно регулировало и демографическое поведение индивидуумов и семей. Так, в одном из древнейших правовых актов — своде законов Вавилонского царя Хаммурапи (примерно 1760 г. до н.э.) — 68 статей из 282-х были посвящены семейному праву.
Рост численности населения древних государств в благоприятные годы, когда войны и стихийные бедствия, эпидемии и неурожаи не сокращали население, вынуждал к контролированию его роста путем стимулирования рассредоточения населения вплоть до принудительной эмиграции. Уже в IV–V вв. до н.э. ощущалось перенаселение в небольших древнегреческих городах — государствах, что побуждало к вынужденной эмиграции избытка населения и принимало форму периодического основания колоний. Греческую колонизацию Средиземноморья и Причерноморья (а истоки её уходят в VIII в. до н.э.) можно, пожалуй, считать первой формой целенаправленного регулирования численности и размещения населения. Переселение жителей из густонаселенных районов в малонаселенные с избытком земли для поддержания «оптимальной» пропорции между количеством земли, продовольствием и населением предлагалось в V в. до н.э. древнекитайским философом Конфуцием (551– 479 гг. до н.э. ) и его последователями как эффективная государственная мера. Конфуций говорил своим ученикам: «Если богатства распределить равномерно, то не будет бедных, если в стране установить гармонию, то население не будет казаться малочисленным».
Проблема ограничения численности населения, опасность чрезмерного роста народонаселения, которая периодически вставала в государствах античного мира, нашла отражение в высказываниях и работах выдающихся грече­ских мыслителей того времени: Сократа (ок. 470–399 гг. до н.э.), Платона (427–347 гг. до н.э.) и Аристотеля (384–322 гг. до н.э.).
Большое влияние на формирование взглядов на политику в области воспроизводства населения оказывали религиозные доктрины, вполне заменявшие в качестве регуляторов поведения правовые нормы. Христианство осуждало аборт и детоубийство, но поощряло воздержание. Религиозные доктрины Востока, преобладавшие в Китае, Индии, Персии, в целом предписывали продолжение рода и деторождение, но в буддизме (и в меньшей степени в индуизме) обет безбрачия считался высоким духовным идеалом.
В средние века изменившиеся экономические условия способствовали появлению у крестьян стимулов к большой семье — воспитание детей стоило дешево, а рабочая сила в хозяйстве была нужна, тем более, что налогами облагалось, как правило, только взрослое население. Отношение к численности населения, к семье определялось высоким уровнем смертности, эпидемиями, уносившими сотни тысяч жизней.
В XVII в. Франция одной из первых в Европе начинает проводить политику поощрения роста населения. Её мотивы обусловливались и учением меркантилизма, и демографической ситуацией. Франция понесла большие потери в 30-летней войне с Германией (1618–1648 гг.), а также теряла население из-за значительной эмиграции, вызванной религиозными преследованиями гугенотов.
К середине XVIII в. усилились экономические предпосылки популяционизма, связанные с расширением мануфактурного производства и увеличением спроса на рабочую силу. Это поддерживало дальнейшее распространение идей желательного роста населения. Они нашли свое отражение в трудах великих французских просветителей Ж.Ж. Руссо (1712–1778 гг.), Ш. Монтескье (1689–1755 гг.), Д. Дидро (1713–1784 гг.), в трудах Гельвеция, Моо, Юма и других мыслителей. Лишь Ф. Вольтер (1694–1778 гг.), пожалуй, критически относился к идее о росте населения, соотнося проблему населения с проблемами благосостояния и духовного развития.
Многие русские государственные деятели и ученые XVII–XIX вв. поддерживали идею увеличения населения. В крепостной России существовал закон, по которому каждая семья платила подать («тягло»). Отсюда проистекла заинтересованность государства в ранних браках, так как увеличение числа новых семей обеспечивало приток новых доходов в казну. Ранние браки и высокая рождаемость одобрялись церковными догматами, формировавшими установки и поведение населения.
Наиболее цельное и систематизированное изложение необходимых и возможных мер политики населения в России было представлено в трактате М.В. Ломоносова «О сохранении и размножении российского народа» (1761 г.). Он предлагал провести мероприятия, направленные на создание благоприятных условий для рождения детей в браке и вне, на сокращение детской смертности, на прекращение миграции. Мероприятия были как культурно-просветительского характера, так и административно-правового (пересмотр церковных правил и обычаев).
При императрице Екатерине II (видимо, не без влияния Ломоносовского трактата, как и не без влияния того, что осуществлялось во Франции, а ранее — в Риме) были отменены «венечные памяти» (по сути, пошлина за венчание), облегчено вступление в брак вдовам и женам ссыльных, при выборах на общественные должности предпочтение стали оказывать тем, у кого больше детей. Указ Екатерины от 1774 г. повелевал не венчать малолетних со взрослыми девками. Указ 1784 г. Синода предписывал в проповедях склонять народ к благосклонному отношению к внебрачным детям. Были учреждены дома для подкидышей и незаконнорожденных.
Почти все прогрессивные деятели России того времени (государствоведы, медики, философы и писатели) разделяли популяционистские позиции (А.П. Волынский, А.Н. Радищев, В.Н. Татищев и др.). В то же время историк и публицист М.М. Щербатов считал быстрое увеличение крестьянского населения одним из факторов распространения бедности в России.
На рубеже XVIII–XIX вв. на смену популяционизму пришла иная, противоположная доктрина, доказывающая необходимость сдерживания роста населения. Она получила название «Мальтузианство» по имени своего создателя Томаса Роберта Мальтуса (1766–1834 гг.). Экономической предпосылкой антипопуляционизма был активно свершавшийся промышленный переворот. Он вел к появлению «лишних рабочих рук и ртов», накоплению относительно избыточного населения.
Мальтус, заимствуя идеи англичанина М. Хейла и итальянца Дж. Ортеса о возрастании населения в геометрической прогрессии и ряд других экономических идей и теорий, объяснял причину возникновения бедности и пауперизма перенаселенностью и неразумным размножением рабочего класса, и высказывался за предупреждение избытка населения, в том числе распространение в народе норм крестьянского аскетизма, воздержание от вступления в брак и обуздание «инстинкта размножения».
Итальянский экономист Ф. Галиани избыточное население объяснял «тайным замыслом» природы. Он писал, что «Бог устроил так, что люди, выполняющие работы первейшей необходимости, рождаются в изобилии» [5, с.257]. Однако бедность и пауперизм одобрял английский священник и предтеча Мальтуса Дж. Таунсенд (1739-1816 гг.). По его мнению «законодательное принуждение к труду сопряжено со слишком большими трудностями, насилием и шумом, порождает недоброжелательство и т.д.; между тем как голод не только представляет собой мирное, тихое непрестанное давление, но и — будучи наиболее естественным мотивом в прилежанию и труду — вызывает самое сильное напряжение» [5, с.256]
Одним из первых проблему ограничения роста населения за 50 лет до Мальтуса попытался решить Жан А. Кондорсе (1745–1794 гг.) — маркиз, французский философ — просветитель, математик, социолог и политический деятель. Он обосновал снижение рождаемости в результате «прогресса разума», как демиурга исторического развития общества. Он писал, что когда-нибудь люди «поймут, что если у них и есть долг по отношению к тем, кто еще не родился, то этот долг состоит в том, чтобы дать им не существование, а счастье». Такой ход рассуждений, подкрепленный ростом образования, особенного женского (Кондорсе был одним из первых и наиболее красноречивых проповедников образования для женщин), проходит, по мысли Кондорсе, снижение уровня рождаемости и уменьшение состава семей, причем люди сделают такой выбор добровольно, «вместо того, чтобы, подобно глупцам, обременять мир бесполезными и несчастными существами». [4] Обозначив проблему, Кондорсе наметил её наиболее верное решение.
Однако вернемся к Мальтусу, который считал предвидение Кондорсе совершенно бессмысленным и беспочвенным. Он в принципе не верил в возможность решения социальных проблем с помощью взвешенных и разумных суждений заинтересованных лиц. А что касается последствий роста населения, Мальтус был убежден в неизбежности того, что рост населения обгонит прирост запасов продовольствия. Он полагал, что у производства продовольствия имеется относительно жесткий придел. Кроме того, и это особенно важно для нашей темы, Мальтус был настроен крайне скептически в отношении добровольного планирования семьи. Хотя он и призывал к «нравственному воздержанию» как альтернативному способу уменьшения бедственных последствий перенасыщенности (т.е альтернативному нищете и росту смертности), сам он не питал надежд на то, что таковое воздержание станет добровольным.
Мировая история разрешила спор между Кондорсе и Мальтусом не в пользу последнего. Уровень рождаемости резко снижается по мере возрастания успехов в социальном и экономическом развитии. Общий спад в темпах рождаемости объясняется различными причинами. Положительная корреляция между развитием и снижением рождаемости наглядно выражена в грубоватом лозунге «развитие — лучшее средство предохранения». В этом есть доля истины, а точнее: развитие предполагает компоненты, способствующие снижению рождаемости, действие которых в полной мере испытал на себе Запад, включая рост доходов на душу населения, развитие образования, возросшую экономическую независимость женщин и другое.
В одном ошибся Кондорсе, а именно: снижение рождаемости возможно и реально не только в результате «прогресса разума», но и его затмения, а также разрушительных психических напряжений, срывов, чувства опасности, безысходности (скуки), дискомфорта.
В конце XIX в. вновь появляются предпосылки для возрождения популяционистских идей. Экономическая и географическая экспансия, сопровождавшая борьбу за раздел мира на сферы влияния, повысила роль численности населения как фактора силы, возможности создания большой армии. Низкая рождаемость во многих странах Европы и снижение прироста населения способствовали тому, что демографические проблемы стали предметом обсуждений на заседаниях парламентов. В это время известный французский демограф Жак Бертильон (1851–1922 гг.) объявил теорию Мальтуса «позорной», требовал законодательными методами влиять на увеличение рождаемости.
Развитие взглядов на демографическую политику в XX в. произошло в Италии и Германии. Экспансия, борьба за жизненное пространство были стержнем геополитики итальянского и германского фашизма, которая принесла неисчислимые беды народам Европы, привела к потерям десятков миллионов людей, погибших во второй мировой войне. Популяционистская демагогия составляла важное звено идеологического арсенала фашизма. Так, выступая в палате депутатов (1927 г.), итальянской дуче Муссолини заявил в своей речи: «Не основным, но предрешающим фактором политической, а также экономической и моральной мощи наций является их демографическая мощь». Им была написана брошюра «Численность как сила», в которой он полагал, что высокая рождаемость будет отличать фашистский народ от прочих европейских народов и указывать на его жизнеспособность, на его волю к продлению жизнеспособности в веках.
Политика народонаселения Гитлера, подобно политике Муссолини, диктовалась двумя соображениями: 1) большое население было необходимо для удовлетворения растущей потребности в «пушечном мясе»; 2) демографический компонент был важной составной частью «расовой теории». Для демографического «просвещения» в Германии была огромным тиражом выпущена пропагандистская брошюра «Вымирающий народ». В миллионах экземпляров этой брошюры все ошибки списывались на эпоху «либерализма и марксизма». Были запрещены противозачаточные средства и аборты, рекламировалась и поощрялась внебрачная рождаемость. Фашизм на долгие годы скомпрометировал идеи демографической политики, которые и сейчас нередко связывают только с тоталитаризмом (фашизмом или коммунизмом), с его агрессивностью, нуждающейся в миллионных армиях для утверждения своих идеологий среди иных территорий и народов.
Что же касается России, то её развитие в XX в. представляет собой яркий пример недооценки властью объективной противоречивости демографических и недемографических интересов, использование упрощенных методов снятия этого противоречия. Демографическими интересами страны власти просто пренебрегали.
Политический, социально–экономический кризис в России конца 1980-х гг. и начала XXI в. оказал свое негативное воздействия на различные стороны жизни российского общества, в том числе и на демографическую ситуацию в стране. Начиная с 1992 года численность начала медленно, но неуклонно уменьшаться в результате превышения смертности над рождаемостью (естественная убыль населения). В 2000 г. смертность в расчете на 1000 человек населения превышала рождаемость в 1,8 раза. Население сократилось почти на 7 %. (рис. 1 и 2).
Рис. 1. Динамика численности населения России в 1950–2010 гг. [7, c.365–370]
Рис. 2. Динамика численности родившихся и умерших в России в 1990–2010 гг. (Русский крест) [7, c.752–758]
Сокращение населения, а также сопровождающее его демографическое старение затрудняют решение ряда экономических, социальных, геополитических и прочих задач, и потому создают угрозы для национальной безопасности страны во всех её аспектах.
На протяжении XX в. сокращение численности населения России наблюдается уже в четвертый раз, причем первые три раза оно было намного более значительным. Но в отличие от предыдущих периодов, когда естественная убыль населения была обусловлена острейшими социальными потрясениями — Первой мировой и Гражданской войнами, голодом и репрессиями 1930-х гг., Второй мировой войной — нынешнее сокращение вызвано устойчивыми изменениями в массовом демографическом поведении населения. Именно они привели к снижению рождаемо­сти. Данный процесс связывается не только с достаточно тяжелым экономическим положением большинства россий­ских семей, в особенности молодых и многодетных, но и с переориентацией общества на иные культурные ценности, дальнейшей эмансипацией женщин и другими факторами социокультурного плана. Поэтому сейчас преодолеть убыль населения намного труднее, чем в предыдущие три раза, когда её главной причиной были временные катастрофические подъемы смертности. С их окончанием снова появлялся положительный естественный прирост, и прежняя численность населения восстанавливалась.
Долговременное сокращение населения — явление необычное, но пока оно не создает для России каких–то принципиально новых условий и не несет новых угроз ни её экономической и социальной безопасности, ни её геополитическому положению. Напомним, что по переписи населения 1897 года число жителей Российской империи составляло 129 млн человек или 8% мирового населения. По сравнению с другими государствами Россия была страной с многочисленным населением. Однако по сравнению с собственной территорией Россия всегда оставалась малонаселенной странной, плотность её населения была низка (сейчас она составляет 8,4 человека на 1км2 , вместо 120 человек по оптимальному варианту).
В настоящее время, наряду с существующей всегда ограниченностью населения России по сравнению с её территорией, стала остро ощущаться ограниченность населения на фоне растущего мирового населения. Россия занимает 9-е место по численности постоянного населения после Китая (1325 млн чел.), Индии (1150 млн чел.), США (304 млн чел.), Индонезии (229 млн чел.), Бразилии (190 млн чел. ), Пакистана ( 162 млн чел.), Бангладеш (145 млн чел.) и Нигерии (154 млн чел.).
Сокращение рождаемости и рост смертности населения России, особенно в трудоспособном возрасте, обусловили и сокращение средней продолжительности жизни. В 2010 г. ожидаемая продолжительность жизни при рождении составила 67.2 года, значительно уступая странам «группы восьми», Объединенным Арабским Эмиратам, Саудовской Аравии и почти всем странам, входившим ранее в СССР. За период с 1960 по 2010 гг. продолжительность жизни имела свой верхний предел только в 1990 году — 69.2 года.
Симптоматично то, что до 2000 г. никаких действий по предотвращению демографической катастрофы со стороны руководства Российской Федерации, да и самого населения, не предпринималось. Иначе говоря, эта катастрофа негласно признавалась нормой и практическим утверждением курса на вымирание и гибель России.
Отрезвление приходится на 2000 год, когда, наконец-то, Указом президента РФ была утверждена «Концепция национальной безопасности Российской Федерации», в которой было подчеркнуто, что последствиями глубокого социального кризиса являются резкое сокращение рождаемости и средней продолжительности жизни в стране, деформация демографического и социального состава общества, подрыв трудовых ресурсов, ослабление фундаментальной ячейки общества — семьи, снижение духовного, нравственного и творческого потенциала общества. [1, с.4]
Впервые за последние десятилетия первое лицо государства заявило о необходимости проведения политики по «сбережению народа» и стимулированию рождаемости, включающей в себя целый комплекс мер административной, финансовой и социальной поддержки молодой семьи (но в основном сводящихся к финансовой поддержке семей, что определяет проблематичность или даже недостижимость обозначенной цели в области демографической политики). Это было в Послании Президента России В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации 10 мая 2006 г. В указанном Послании президент страны обозначил три основных направления в решении демографической проблемы:
а) снизить смертность,
б) повысить рождаемость,
в) осуществлять эффективную миграционную политику.
Мы остановимся на одном из самых важных направлений решения демографической проблемы, а именно — на снижении смертности. А для этого необходимо, прежде всего, выявить причины смертности, а точнее сверхсмертности, рост которой в России продолжается с 1992 года. За 1992–2008 гг. его жертвами стали почти семь миллионов человек, из них 1734000 женщин и 4889000 мужчин.
Российские и зарубежные демографы, экономисты и социологи указывают на множество причин сверхсмертности россиян, в том числе и алкоголизм, и наркотизация населения, убийства и самоубийства, изменение репродуктивных установок и т. д. Все это всего лишь видимая часть демографического айсберга, явленческие формы проявления более глубинных причин, на некоторые из которых следует обратить особое внимание.
Одной из фундаментальных причин демографического кризиса в России является «погасшая свеча» мечты о лучшем и по настоящему справедливом обществе, мечты о рае на земле, который никто в мире не отваживался строить, кроме нас. Погасли оптимизм и вера в будущее после того, как явью стало то, что Н. Хрущев «промахнулся», не понимая, что «Россия еще не смолола той муки, из которой можно испечь пирог социализма» (Г. Плеханов)1.
Ельцинская эпоха, сравнимая разве что с эпохой Петра I по масштабам обнищания народа, самая циничная в истории России. Если Петр I ценой обнищания народа выстраивал, создавал могущественное государство, то ельцинская властвующая каста, напротив, разрушила многонациональное могущественное государство, обрекла миллионы людей на нищенское существование и санкционировала широкомасштабный грабеж национального богатства и переход на рельсы дикого капитализма, характерным признаком которого является сращивание финансового олигархического капитала и административного ( имеется ввиду законодательная и исполнительная ветви власти).
Произошло чудовищное расслоение народа по уровню получаемых доходов. Один из показателей диапазона неравенства — коэффициент дифференциации населения по уровню потребления, определяемый как отношение доли дохода 10% богатейших к доле дохода 10% беднейших, составляет сегодня 30:1, т. е. тридцатикратное превышение дохода первых над доходами вторых. До развала же Совет­ского Союза этот показатель составляет 5:1, (в Швеции — 6:1, в США — 9:1, в Европе — (7–8):1 ).
Вопреки статистическим миражам благополучия, реальные факты свидетельствуют об обратном — о снижении реальных доходов населения. (табл.1)

Таблица 1
Изменение доходов и стоимости услуг ЖКХ за 20 лет (без учета инфляции) [8, c. 11]
ПоказателиЕд. измер.Изменения (+рост, — снижение)
Заработная плата%+17
Пенсии%+27
Электрическая энергия%+30
Газ сетевойраз+15
Отоплениераз+19
Холодная водараз+26
Горячая водараз+45
Плата за жильераз+48

За время правления генеральных секретарей и президентов (хрущевского волюнтаризма, брежневского маразма, горбачевского словоблудия, ельцинского популизма и хаоса) народ стал совершенно иным. Возобладали высокая (предельная) склонность к воровству, бандитизму, коррупции, небрежение к власти и нарушение законов. В лихие, воистину ураганные 90-е годы сформировалась особая популяция людей в соответствии с новыми потребностями углубляющегося процесса общественного разделения труда, появлением новых, адекватному этому времени, родов деятельности, по природе и сути своей девиантных и откровенно преступных. Это и брутальный и цивилизованный бандитизм, рэкет, рейдерство, гринмейл и многое другое.
Очень отчетливо просматривается нечто вроде культурной революции, но с точностью до наоборот. Число театров и музеев возросло, но посещать их стали примерно вдвое меньше. Тираж книг и брошюр упал почти втрое, газет — в пять, журналов более чем в пятнадцать раз. Но это на фоне стремительного и устойчивого роста популярности телевидения, духовно обедняющего население, когда рост количества разного рода проектов не сопровождается повышением уровня позитивно — конечного потребления, то есть люди не прирастают ни знаниями, ни нравственностью, ни культурой. А к чему приведет безбрежный поток американских фильмов? В Китае, например, разрешено покупать для проката всего 16 американских фильмов, потому что китайские власти хотят, чтобы в исторической перспективе китайцы оставались китайцами со своей культурой, нравами и обычаями (то же самое отмечается и во Франции). Мы же лишены этого здравого смысла и уважения к собственной истории.
Складывается впечатление, что единственной национальной идеей, «культурным» явлением оказалась роскошь, гламур, которые элита не стесняется демонстрировать, а основная масса населения с восторгом этому внимает. Вымирают моральные ценности, целые пласты культуры, определенного жизненного уклада2.
Многие люди живут предчувствием приближающихся катаклизмов — социальных, экономических, техногенных. И они уверены, что власть бессильна их защитить.
Люди пребывают в состоянии ощущения материального и психического дискомфорта и не верят в то, что причины этого дискомфорта исчезнут в обозримом будущем. Пока же вопиющее безобразие в России — коррупция, бюрократия, неправый суд — остаются безнаказанными. Поэтому чрезвычайно трудно иметь идеалы и вдохновляющие виды на перспективу в хронически турбулентном обществе, в беспорядочном и нестабильном.
Культурный процесс прекратил свое течение. Началось движение вспять (употребление алкоголя, наркотиков и прочего). Последние замеры возможностей сохранения генофонда в различных странах, проведенные ЮНЕСКО и Всемирной организацией здравоохранения, свидетельствуют о критической ситуации, сложившейся в России. Коэффициент жизнеспособности населения России был определен на уровне 1.4 балла (при пороговом значении 1.5 балла) (табл. 2)

Таблица 2
Коэффициент жизнеспособности населения в странах мира (в баллах)
СтраныОценкаСтраныОценка
Швеция, Голландия, Бельгия, Дания4Сомали, Гаити, Мьянма1,6
США, Япония, Германия, Тайвань, Сингапур, Южная Корея3Босния, Западная Сахара1,5
Китай, Иран, Бразилия, Аргентина, Монголия, Турция, Вьетнам2Россия1,4

Продолжительность жизни необходимо «связать» с вопросом субъективного благополучия. В приведенной ниже табл.3 заметна корреляция между продолжительностью жизни и её общим удовлетворением и осмыслением.

Таблица 3
Ранжирование стран по общему «индексу здоровья и благополучия» (1–100 пунктов)*
СтраныΣ количества пунктовВВП на душу населенияОсмысленная жизнь (%)**Ожидаемая продолжительность жизни (лет)Общая удовлетворенность жизнью (балл)***
Объединенные Арабские Эмираты88580069577,77,3
Саудовская Аравия78190229573,37,7
Индия7210179164,45,5
США55463509479,67,9
Франция55445088481,67,1
Германия52444468580,27,7
Великобритания45435417979,87.4
Россия37118327967,25,9
Турция3499428572,25,5
Италия34384929181,46,7
Япония27384557683,26,8
* По данным исследования Philips «Индекс здоровья и благополучия», проведенного более чем в 30 странах мира — А и Ф, 2012, №1-2. с.40; Доклад о развитии человека 2010. С. 143–146; 176–179; 206–209.
** Процентная доля респондентов, ответивших «да» на вопрос Всемирного опроса Гэллапа «Чувствуете ли Вы, что в Вашей жизни есть важная цель?»
*** Балльная оценка, основанная на ответах на вопрос об удовлетворенности жизнью в рамках исследования по интервальной балльной оценке счастья во Всемирной базе данных о счастье (0 — самые неудовлетворенные, 10 — самые удовлетворенные)

В рамках этого же исследования выявлены наиболее важные факторы счастья и благополучия у россиян. (табл. 4).
Нестабильность политической, экономической жизни общества определяет соответствующий стереотип поведения людей — значительно ниже ценить (оценивать) будущее нежели текущее, следовательно, создает предпосылки для принятия решений, максимизирующих благополучие в коротком периоде (в том числе и ложно понятое благополучие, связанное с их девиантным поведением, не способствующим сохранению здоровья).

Таблица 4
Важность и удовлетворенность основными факторами счастья и благополучия
Факторы% считавших факторы важнымиУдовлетворенность (%)
1Работа7548
2Уровень заработной платы8325 (74)
3Уровень стоимости жизни9024 (36)
4Отношения с начальством и коллегами6658
5Экология8522
6Время отдыха7745
7Страх потерять работу (ключевой источник стресса)75
8Уровень преступности и бе-зопасности жизни93


Демографические процессы главным образом исследуются на агрегированных макроданных различных стран и регионов. В эмпирической литературе отсутствуют исследования демографических процессов на микроданных, на уровне отдельных профессиональных групп, общностей (среднего класса, правящей элиты, богемы — писателей, музыкантов и иных представителей легкомысленных профессий (А. Смит), капиталистов — олигархов и капиталистов — не олигархов, малоимущего населения, нищих и домохозяйств. Наличие демографической статистики, характеризующей (или отражающей) основополагающие процессы воспроизводства отмечаемых групп населения (рождаемости, смертности, продолжительности жизни) позволит с некоторой определенностью указывать (или выявлять), кому все-таки на Руси жить хорошо (Н. Некрасов), или, иначе говоря, раскрыть секрет разновекторной динамики этих процессов в различные годы, «секрет, завернутый в загадку и укрытый непроницаемой тайной» (У. Черчилль).
Продолжительность жизни различна у различных членов общества (или сообщества — богатых, среднего достатка, бедных), и поэтому она не является равной продолжительности жизни «среднего лица» (или сообщества). У каждого своя «длина» и «скорость» жизни, которые функционально зависимы от разных переменных (в том числе и личностных), таких, как генетический код жизни, условия жизни в широком смысле слова, образ жизни, политический режим и т.д. Среди них можно выделить факторы одинаково общего воздействия на продолжительность жизни абсолютно всех людей — гигиена, другие практики, связанные с общественным здравоохранением, демократия, гражданское общество, борьба с деградацией окружающей среды, а также с бедностью, имея в виду более справедливое распределение совокупного общественного дохода. Кроме того, общая атмосфера, сложившаяся в стране, не способствует увеличению продолжительности жизни населения.
Другая группа факторов, определяющих в значительной мере продолжительность жизни, является сугубо личностной, лежащей на стороне каждого человека. Именно от него зависит многое из того, что он должен сделать, или в чем он должен участвовать, чтобы прожить столько, сколько (при прочих равных жизнеобеспечивающих условиях) ему «задано» Создателем жить. Словом, каждый должен «возделывать свой сад».
Нам представляется, что ответы на вопросы демографических вызовов России следует искать в хорошо выверенной статистике изменений продолжительности жизни от изменений доходов богатых, людей среднего достатка и бедных. Какое из этих «сословий» является самым уязвимым, очевидно и без статистики. Но очень важно знать их численность, продолжительность их жизни и смертность.
Многие страны за последние 40 лет добились значительных результатов в области ожидаемой продолжительности жизни. Так, например, в Арабских государствах она увеличилась больше всего — более чем на 18 лет, а в странах Африки — на 8 лет. Прогресс этот обусловлен тем, что младенческая и детская смертность снижалась быстрее, чем смертность среди взрослых. Снизились также и показатели материнской смертности.
С 1990 года прогресс в области здоровья замедлился. Средняя продолжительность жизни увеличилась примерно на 6 лет в период между 1970-ми — 1990-ми гг. и только на 4 года — за два последующих десятилетия. Показатель ожидаемой продолжительности жизни в России, Белоруссии и Украине оказался ниже уровня 1970 года.
«Сокращение ожидаемой продолжительности жизни в бывшем Советском союзе, — отмечается в Докладе о развитии человека 2010, — коснулось в первую очередь мужчин. У мужчин Российской Федерации этот показатель в период 1990–2004 гг. снизился на 7 лет. О причинах этого явления идут серьезные дебаты. Потребление алкоголя — и после 1990 г. — стрессы, связанные с переходом к рыночной экономике — высокой инфляцией, безработицей и неуверенностью в завтрашнем дне — представляются важными для объяснения этих тенденций, хотя разделить их эффекты не просто. Однако исследование обнаружило, что в период между 1990 и 2004 гг. 21% из 25000 умерших мужчин в Сибири, которым делались вскрытия, и смерть которых предписывалась болезням кровообращения, имели летальную или почти летальную концентрацию этанола в крови». [2, с. 33–34]
В этом же Докладе отмечалось, что главным фактором повышения смертности вряд ли следует считать обусловленным «небезмятежным» переходом к рыночной экономике. В Кыргызстане, например, где в этот период отмечалось аналогичное повышение смертности, справились с этой проблемой еще в начале 2000 гг. И сегодня там продолжительность жизни превышает её уровень в Российской Федерации. Большое значение в решении проблемы здоровья и долголетия играет питание, которое зависит от дохода. Недостаток средств для хорошего питания существенно ограничивает возможности людей в приобретении знаний, в участии в жизни общества. Поэтому значительная их часть (более 1% в развитых странах и почти треть в России) вынуждена работать главным образом для поддержания жизни (выживания), существования. Такая жизнь отнимает у личности силы, которые могли быть потрачены на нечто лучшее, творческое. Она подрывает здоровье и не вселяет оптимизма. Жизнь человека, по определению, должна быть наполнена ценностным смыслом, все участки её (жизни) пути должны быть подчинены необходимости реализации сущностных сил человека. Люди, обремененные заботой о хлебе насущном, теряют потенциал креативности (Тейлор). Парадокс гениальности российских эмигрантов, в том числе и ставших нобелеатами, заключается в снятии ими «обременения» — времени для зарабатывания средств, необходимых для достойной жизни.
Отсутствие подобного «обременения», можно предположить, явилось немаловажным фактором высокой скорости жизни и её продолжительности у титанов Эпохи Возрождения, когда средняя продолжительность жизни подавляющей массы людей составляла 35–40 лет. Их физическая продолжительность жизни (когда билось сердце) все-таки оказалась меньше, короче их реальной жизни как личности, способной еще на многое исключительно благодаря могучему здоровью «верховного главнокомандующего» организма — их мозгу. Физическая продолжительность жизни как всеобщая и универсальная калькулируемость, поддающаяся количественному измерению, изменяет свою качественную границу и тем самым изменяется её определенность, благодаря которой жизнь становится насыщенной событиями и достижениями. Вот почему, например, Леонардо да Винчи — художник, архитектор, инженер, естествоиспытатель, скульптор, литератор, механик, проживший 67 лет, приносил в жертву жизни творческой жизнь физическую.
Не всем титанам Эпохи Возрождения хватило жизни для реализации богатейшего личностного потенциала, но в то же время они отличались завидным долголетием: Фраческо Петрарко — 70 лет, Бернардино Телезно — 79 лет, Микеланджело Буонаротти — 89 лет, Галилео Галилей — 96 лет, Лопе де Вега — 73 года, Эразм Роттердамский — 67 лет, Николай Коперник — 70 лет, Миклош Олах — 75 лет.
Общеизвестно, что неравенство людей по параметру их врожденных и приобретенных способностей детерминирует все иные формы неравенства. В свое время Артур Шопенгауэр говорил о том, что 5/6 человечества является очень скудно одаренными природой. С той поры мало чего изменилось3. Человеческий материал в цивилизованном мире уменьшается количеством и ухудшается качественно.
Одаренные люди идут по жизни с большой скоростью и интенсивностью (и производительностью). Поэтому их долголетие не равнозначно физической продолжительности жизни, как времени пребывания человека на земле. Длина их жизненного пути определяется как функция основных трех переменных — продолжительности жизни, интенсивности труда, производительности труда. Формула её (длины) определения:
R=f (Q, V),
где R — реальная продолжительность жизни;
Q — формальная продолжительность жизни (фактически прожитые годы);
V — скорость прохождения жизненного пути, определяемая уровнем интенсивности и производительности труда.
Вероятно, реальная продолжительность жизни россиян намного превышает формально статистическую. «Собственное время» (А. Эйнштейн) россиян в силу отмеченных ранее обстоятельств по скорости протекания превосходит такое же «собственное время» живущих в более развитых и более гуманных странах.
В заключении отметим, что выправить положение с долголетием возможно только на принципиально иной идеологии мировосприятия и мироощущения людей. В нашей стране, во все времена демонстрирующей всему миру совершенно неприемлемый для человеческой цивилизации образ жизни и образ мыслей, человеческая жизнь никогда не обладала высокой ценностью ни с позиции государства, ни в глазах отдельного человека.
История нашего государства «знаменательна» тем, что интересы общества всегда имели приоритет по отношению к интересам индивида и поэтому ценность человеческой жизни была катастрофически низкой. Государство наделялось (обладало) самыми широкими возможностями отнимать её по своему усмотрению. Но возникает вопрос: всегда ли совпадали (и совпадают ли ныне) коренные интересы общества с текущими и далеко идущими интересами вождя или правящей элиты? Конечно же нет. Во всяком случае правильный ответ на этот вопрос дает сама история на основе апостериорного анализа векторов и траекторий развития общества4.


Литература
1. О Концепции национальной безопасности Российской Федерации: Указ Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г. № 24 - URL: http:// flot.com /law/regulations/10-01-2000.htm.
2. Реальное богатство народов: пути к развитию человека: Доклад о развитии человека, 2010. - М.: Изд-во «Весь мир», 2010.
3. Ключевский В.О. Соч.: в 9 т. IX. - М.; 1990.
4. Кондорсе Жан А. Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума. - М.: СоцЭкГиз, 1936.
5. Маркс К., Энгельс Р. Соч. 2-е изд. Т.47.
6. Попов В.В. Стратегия экономического развития - М.: Изд. Дом ВШЭ, 2011.
7. Российский статистический ежегодник. 2010. - М., 2010.
8. Газета «Аргументы и факты». - 2011. - № 52.

Сноски 
1 Как говорил Отто фон Бисмарк « Социализм построить, конечно, можно, но для этого надо выбрать страну, которую не жалко».
2 «Что было пороками, то теперь нравы» - Сенека.
3 По имеющимся оценкам интеллекта школьников: 3-5% сверхталантливы, 3-5% - никакие репетиторы им не помогут, а основная масса молодых людей разбросана по шкале интеллекта и подготовленности.
4 Поэтому вряд ли можно согласиться с априорным утверждением о преимуществе народов и государств, в которых интересы общества приоритетны по отношению к интересам отдельного человека [6, с.316-320].

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия