Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (47), 2013
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Воронова Н. С.
профессор кафедры теории кредита и финансового менеджмента
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук

Мирошниченко О. С.
доцент кафедры банковского и страхового дела
Тюменского государственного университета,
кандидат экономических наук


Секъюритизация в контексте Базельских соглашений по капиталу
В статье нашла отражение эволюция концептуальных подходов к регулированию процессов секъюритизации финансовых активов и их реализация в рамках Базельских соглашений по капиталу, влияние регулятивных правил на развитие банковской практики рефинансирования путем эмиссии обеспеченных активами ценных бумаг. Освещены некоторые результаты регулирующего воздействия на уровень кредитного риска банковских портфелей. Рассмотрены особенности и потенциальные риски различных видов секъюритизации, а также перспективы адаптации Базельского соглашения III к российским условиям
Ключевые слова: финансовые активы, секъюритизация активов, пул активов, референтный актив, банковские риски, банк оригинатор, кредитный портфель, кредитный рейтинг, кредитная защита, регулятивные правила, регулятивный капитал
УДК 336.719; ББК 65.26   Стр: 243 - 248

Банковская деятельность традиционно подлежит контролю и регулированию. При этом авторитетные экономисты трактуют отношения между регуляторами и банками как «диалектику регулирования или модель борьбы» [1, с. 44]. Когда регулятивные ограничения начинают превращаться в препятствия для развития, банки пытаются их обойти, в ответ надзорный орган совершенствует регулятивные правила, и происходит переход на новый виток отношений. Диалектика регулятивных требований органов банковского надзора и практической деятельности коммерческих банков в полной мере присуща отношениям по поводу банковских финансовых инноваций, среди которых, пожалуй, наибольшее развитие с последней четверти ХХ века и до настоящего времени получила секъюритизация.
Практика надзорного регулирования секъюритизации прошла определенную эволюцию. Надзорные требования совершенствовались по мере изменений взглядов практикующих банкиров и регулятора на достоинства и недостатки секъюритизации, на характер рисков, принимаемых банками — участниками сделок рефинансирования путем эмиссии ценных бумаг, обеспеченных активами.
В условиях глобализации мирохозяйственных связей, развития международной банковской деятельности, финансовых, информационных и коммуникационных технологий объективно возникла необходимость разработки унифицированных рекомендаций для национальных органов банковского надзора, в связи с чем в 70-х гг. ХХ века был создан Базельский комитет по банковскому надзору (БКБС). Изучив и обобщив опыт деятельности банков, практику надзорного регулирования и ее результаты в разных странах, проведя многочисленные консультации с представителями национальных надзорных органов, БКБС в 1988 г. разработал Соглашение по капиталу (International convergence of capital standards) — Базель I, ставшее основой унификации подходов к регулированию банковской деятельности по управлению капиталом.
В 80–90-е гг. ХХ века в банковском бизнесе секъюритизация понималась как «форма перемещения риска на других участников финансовых операций» [2, с. 67], «способ увеличения доходов и выполнения требований по обеспечению собственным капиталом» [2, с. 292]. Она также трактовалась как «процесс перемещения неликвидных займов в ликвидные активы», «способ очистки портфелей» [3, с. 429–430], «новый источник формирования средств» [3, с. 433]. В составе преимуществ секъюритизации для эмитентов и инвесторов американский экономист С. Фрост выделяет перераспределение риска, повышение ликвидности, управление балансом и увеличение доходов, возможности регулятивного арбитража, хеджирование специфических рисков портфеля за счет сегментации, диверсификацию портфеля ценных бумаг [4, с. 359]. В тот период основными рисками, связанными с операциями секъюритизации, считались риск досрочной уплаты требований, лежащих в основе секъюритизированных ценных бумаг, отсутствие у покупателя ценных бумаг возможности оценить качество займов, наличие у инвестора процентного риска по облигациям, обеспеченным займами [3, с. 432–433]. При этом считалось, что «секьюритизированные выпуски ценных бумаг обеспечены репутацией банка» [3, с. 432].
Незначительный опыт реализации рисков сделок секъюритизации активов обусловил отсутствие внимания к ним первоначальной редакции Базеля I. Первый документ Базельского комитета по банковскому надзору, посвященный вопросам секъюритизации активов, был опубликован в 1992 году. По мнению швейцарского исследователя П. Бэра, «ранее этот комитет по причине незначительности объемов сделок секъюритизации активов не захотел сформулировать свое мнение на этот счет» [5, с. 461]. В тот период Банк международных расчетов (Bank of International Settlement — BIS) в качестве инновационных свойств секъюритизации активов отмечает возможности улучшения показателей ликвидности и передачи кредитных рисков [5, с. 329].
Согласно требованиям Соглашения Базель I, все активы банка по степени риска разделялись на пять групп. Ипотечные кредиты считались менее рискованными, чем прочие. Соглашение Базель I не разделяло порядок оценки рисков по секъюритизированным эмиссиям с правом и без права регресса. Для выполнения норматива достаточности капитала (или улучшения его значения) банки разработали механизм арбитража, использовали секъюритизацию кредитных требований, уменьшая величину активов, которые необходимо взвешивать с учетом риска, переводя их на внебалансовые статьи.
Положения Базеля I не в полной мере позволяли реально оценить качество требований коммерческих банков и величину рисков, искажали соотношение между фактически необходимым капиталом исходя из принимаемых рисков и капиталом, определяемым в соответствии с требованиями Соглашения, а также не в полной мере стимулировали банки применять технологии, позволяющие снижать риски. [6, с. 259]
Требования первого Базельского соглашения способствовали развитию секъюритизации активов, поскольку позволяли «косметическим» способом улучшить значение показателя достаточности капитала за счет изменения рисковой структуры активов, т.к. часть активов с установленным коэффициентом риска 100% выводилась с банковского баланса. В силу требований, предъявляемым к активам, которые могут быть секъюритизированы, банки выводили с баланса кредитные требования высокого качества, что в целом фактически снижало качество банковских активов, способствовало концентрации кредитных рисков на банковском балансе за счет кредитных требований к контрагентам с более низкой степенью кредитоспособности, чем секъюритизированных требований. Первое Базельское соглашение не дифференцировало коэффициенты кредитного риска по кредитным требованиям к высококлассным заемщикам и к иным группам заемщиков, в связи с чем общий кредитный риск банковских портфелей повысился [7, с. 633].
Во второй половине 90-х гг. ХХ века — начале ХХI века в банковском регулировании происходит переход от концепции «устойчивость» к концепции «стимулирование». В этих условиях БКБН разрабатывает новое Соглашение о капитале — Базель II, в том числе с учетом недостатков Базеля I в отношении регулирования секъюритизации активов. Важное внимание в Соглашении уделяется пресечению банковской практики регулятивного арбитража путем проведения секъюритизации активов.
Согласно Базелю II (п.786), целями банковских операций секъюритизации активов могли выступать передача риска, а также расширение объемов финансирования [8]. В период разработки Соглашения Базель II считалось, что при секъюритизации «кредитные риски распределяются между сторонами следующим образом: оригинатор принимает на себя (стандартный) риск «первых потерь»; обеспечитель покрывает (чрезвычайные) риски, связанные с наступлением неблагоприятных обстоятельств; оставшиеся риски берут на себя инвесторы» [5, с.217]. Соответственно, место банка в конкретной сделке секъюритизации активов будет определять и уровень принимаемых рисков. Базель II вводит понятие остаточного риска, который возникает у банка, использующего механизмы снижения кредитного риска, в том числе, механизмы повышения надежности ценных бумаг (Credit Enhancement). «Остаточный риск включает в себя юридический риск, риск документации и риск ликвидности» [7, с. 673].
Соглашение Базель II содержит несколько инструментов оценки и регулирования рисков, принимаемых сторонами — участниками сделки секъюритизации активов. Во-первых, суммы ожидаемых убытков вычитаются из регулятивного капитала (п.43 Соглашения). Кроме того, банки должны вычитать из регулятивного капитала первого уровня (Tier 1) увеличение акционерного капитала, обусловленное ожидаемым будущим маржинальным доходом (прибыли от продажи секьюритизационных активов), доходов от предоставления дополнительного обеспечения. Во-вторых, в первом компоненте Соглашения «Минимальные требования к капиталу» содержится целый раздел, посвященный особенностям оценки рисков секъюритизации активов, а именно, раздел IV «Кредитный риск — рамочный подход к секъюритизации». Второй компонент Соглашения «Надзорный процесс» также не обходит вниманием вопросы секъюритизации, рассматривая их в разделе V «Надзорный процесс при секъюритизации». Третий компонент Соглашения «Рыночная дисциплина» не содержит специального раздела, посвященного секъюритизации, однако определяет требования раскрытия информации в отношении капитала, подверженности риску, и оценки риска.
Базель II подразделяет сделки секъюритизации активов на три вида: традиционная секъюритизация; 2) синтетическая секъюритизация; 3) секъюритизация, содержащая общие для традиционной и синтетической секъюритизации черты.
Традиционной секъюритизации присущи следующие черты:
1) имеется минимум два транша с различной степенью кредитного риска (младшие и старшие);
2) платежи инвесторам не выводятся из обязательств оригинатора (первичного кредитора);
3) младшие транши могут поглощать убытки, не прерывая контрактные платежи по старшим траншам.
Синтетическая секъюритизация характеризуется следующими чертами:
1) имеется минимум два транша с различной степенью кредитного риска (младшие и старшие);
2) кредитный риск секъюритизированных активов переносится на другое лицо;
3) перенос кредитного риска может быть полным либо частичным;
4) в качестве инструментов переноса кредитного риска (хеджирования) могут использоваться кредитные деривативы или гарантии;
5) используемые при переносе кредитного риска кредитные деривативы могут быть не фондированы и фондированы денежными средствами;
6) потенциальный риск инвестора зависит от доходности лежащего в основе секъюритизации пула активов.
Соглашение определяет риски секъюритизации как банковские требования по секъюритизации, они же секъюритизационные требования. С учетом этого риски секъюритизации определяются следующими инструментами банка:
— ценные бумаги, обеспеченные активами или ипотекой;
— дополнительное обеспечение кредита (Credit Enhancements); в русскоязычной версии переводных исследований, посвященных секъюритизации активов в контексте банковского дела, используются такие варианты перевода, как «механизмы повышения надежности ценных бумаг» [см. 5], «усиления кредита» [см. 4];
— инструменты ликвидности;
— процентные или валютные свопы;
— кредитные деривативы;
— резервные счета, используемые банком — оригинатором в качестве активов;
— траншевые покрытия.
При этом на траншевые покрытия распространяются правила рамочного подхода секьюритизации. Если коммерческий банк часть кредитного риска по требованию передает одним или более траншами продавцу (продавцам) защиты (переведенный риск), а другую часть кредитного риска оставляет за собой (сохраненный риск). Уровень переведенного риска отличается от уровня сохраненного риска. Траншевые покрытия, или покрытия траншами, рассматриваются Соглашением Базель II в контексте снижения кредитных рисков банка в части гарантий и кредитных деривативов при стандартизированном подходе.
Соглашение Базель II содержит открытый перечень инструментов, которые можно включать в секьюритизируемый пул. В качестве возможных (но не единственных) примеров таких инструментов (п.543) приводятся кредиты; условные обязательства; ценные бумаги, обеспеченные активами или ипотекой; корпоративные облигации; долевые ценные бумаги; инвестиции в капитал частных (непубличных) компаний [8].
В целях расчета капитала под риски, в рамочном подходе секъюритизации определено пять признаков банка — оригинатора:
1) банк — оригинатор секьюритизированных требований (прямо либо косвенно);
2) банк — спонсор, в том числе:
2.1. банк — спонсор лица, приобретающего обеспеченные активами ценные бумаги;
2.2. банк — управляющий или консультант программы секъюритизации активов;
2.3. банк — субъект, размещающий ценные бумаги на рынке;
2.4. банк — субъект, предоставляющий ликвидность и/или дополнительное обеспечение в сделках секъюритизации активов.
Иными словами, Соглашение Базель II расширяет определение банка — оригинатора, приводимого в работах о секъюритизации активов разных авторов, реализуя декларируемый в качестве принципа рамочного подхода секъюритизации «приоритет экономической сущности над юридической формой». Диалектика банковской практики и регулятивных правил обусловили отход от классического понимания банка — оригинатора только как субъекта, перераспределяющего свои риски путем вывода части активов с баланса.
Соглашением Базель II предусмотрены инструменты, способствующие повышению, либо снижению рисков секъюритизации банка — оригинатора, в частности: требование очистки (clean-up call); предоставление дополнительного обеспечения (credit enhancements); процентный стрип, предоставляющий дополнительное обеспечение; досрочное погашение; избыточный спред (excess spread); косвенная поддержка. Так, механизм действия «требования очистки» (п.545) направлен на минимизацию риска досрочного погашения должниками секьюритизационных требований, с которым могут столкнуться банки — оригинаторы. Механизм досрочного погашения направлен на минимизацию рисков инвестора. При расчете рискового капитала банка — оригинатора имеет значение, является ли досрочное погашение контролируемым. Косвенная поддержка, напротив, увеличивает фактические риски банка — оригинатора, поскольку представляет собой обеспечение банком поддержки секьюритизации свыше его первоначальных договорных обязательств. Аналогичное влияние на риски оригинатора оказывает и предоставление им дополнительного обеспечения.
В Соглашении Базель II перечисляются операционные требования, которым должна отвечать традиционная либо синтетическая секъюритизация.

Таблица 1
Операционные требования в рамках традиционной и синтетической секъюритизации
Традиционная секъюритизацияСинтетическая секъюритизация
1. Условия, позволяющие исключать секьюритизационные требования из расчета взвешенных по риску активов
1.1. Общие условия
Перевод значительного кредитного риска третьим сторонамПеревод значительного кредитного риска третьим сторонам
Выполнение требований очистки оставлено на усмотрение банка-оригинатораВыполнение требований очистки оставлено на усмотрение банка-оригинатора
Требование очистки не должно структурироваться, в том числе, для предоставления дополнительного обеспеченияТребование очистки не должно структурироваться, в том числе, для предоставления дополнительного обеспечения
Требование очистки должно быть выполнимым только если остается 10% или менее первоначального пула, лежащего в основе портфеля или эмитированных ценных бумагТребование очистки должно быть выполнимым, только если остается 10% или менее начальной стоимости референтного портфеля
1.2. Специфические условия
Банк-оригинатор не сохраняет контроля (фактического или косвенного) над переданными требованиямиИнструменты снижения кредитного риска должны удовлетворять требованиям, предъявляемым к таким инструментам, предусмотренным стандартизированным подходом
Требования находятся вне досягаемости банка или его кредиторов, в том числе, в случае банкротства банкаОбеспечение является приемлемым, если это залог денежных средств на депозите, депозитные сертификаты; золото; некоторые ценные бумаги, удовлетворяющие требованиям пп.145-146 Соглашения
Подтверждение предыдущего условия профессиональным юри-дическим консультантомПриемлемыми считаются гарантии государственных организаций, предприятий государственного сектора, банков, организаций, имеющих рейтинг А- или выше, некоторых иных компаний (п.195)
Право обслуживания требований не означает косвенный контроль банка над нимиПодтверждение профессиональным юридическим консультантом исполнимости контракта
Банк не обязывается по эмитированным ценным бумагам, то есть инвесторы приобретают права только в отношении пула активов
Риск по секьюритизированным требованиям принимает специализированная организация (SPE)
Бенефициары SPE имеют право закладывать и обменивать свои права на получение доходов без ограничений
2. Условия, не позволяющие исключать секьюритизационные требования из расчета взвешенных по риску активов
2.1. Общие условия
Банк-оригинатор систематически обязан изменять требования с целью улучшения средневзвешенного кредитного качества пулаБанк-оригинатор обязан изменять требования с целью улучшения средневзвешенного кредитного качества пула
У банка может увеличиться позиция первого убытка (first loss position) или банк будет обязан предоставлять дополнительное обеспечение после начала операцииУ банка может увеличиться позиция первого убытка (first loss position) или банк будет обязан предоставлять дополнительное обеспечение после начала операции
В случае ухудшения качества пула, банк — оригинатор обязан увеличить доходы, причитающиеся третьим сторонамВ случае ухудшения качества пула, банк — оригинатор обязан увеличить доходы, причитающиеся третьим сторонам
2.2. Специфические условия
Банк может выкупить переведенные ранее требования с целью их реализацииИнструменты, используемые для перевода существенного кредитного риска, ограничивают кредитную защиту или переводимость кредитного риска
Банк обязан сохранять риск переведенных требованийБанк обязан увеличить стоимость вознаграждения, уплачиваемого за кредитную защиту, при ухудшении качества пула
Источник: составлено авторами по [8]

Выполнение банком требований (см. табл.1) позволяет рассматривать секъюритизацию как сделки, уменьшающие риски банка — оригинатора, и, следовательно, не требующие отчислений капитала. В случае, если фактически, исходя их экономической сущности, секъюритизация не отвечает предусмотренным требованиям, например, в части передачи риска, либо имеющегося обеспечения, то банк — оригинатор должен учитывать такие требования при расчете достаточности капитала.
Базель II разделяет секьюритизированные эмиссии банков по нескольким признакам, в частности, по наличию права регресса к банку — эмитенту; по наличию обеспечения эмиссии (Credit Enhancement); по наличию у банка позиции первого убытка (first loss position) и последующих убытков; по наличию у банка — оригинатора безусловного права отменить кредитную линию без предварительного уведомления.
По наличию права регресса к банку — эмитенту, секьюритизованные эмиссии разделяются на проведенные с использованием форм регресса и проведенные без использования форм регресса. Соглашение Базель II: разделяет порядок оценки рисков по секьюритизированным эмиссиям с правом и без права регресса; определяет условия, предъявляемые к эмиссии, для признания ее лишенной права регресса. Базель II предусматривает право представителей надзорного органа оценивать экономическое содержание эмиссии, а не ее задекларированную форму, с целью выявления фактического наличия/отсутствия права регресса (в рамках второго компонента Базеля II «Надзорный процесс»). Такая оценка не лишена субъективизма, в связи с чем профессиональный банковский финансовый инженер получает широкие возможности для разработки условий секьюритизированной сделки.
По наличию обеспечения эмиссии инструментами снижения кредитного риска являются механизмы повышения надежности ценных бумаг, «усиление кредита», секьюритизованные эмиссии разделяются на обеспеченные («защищенные») и не обеспеченные. К инструментам снижения кредитного риска для секьюритизационных требований относятся гарантии, кредитные деривативы, залог и балансовый неттинг (п.583 Соглашения Базель II). Гаранты должны иметь достаточный уровень долгосрочной кредитоспособности. С целью расчета взвешенных по риску требований, целевая компания (SPE) может выступать залогодателем, но не может являться гарантом. «Защищенная» часть эмиссии оценивается в соответствии с рейтингом провайдера (залогодателя, гаранта), незащищенная часть оценивается с использованием коэффициента контрагента по базовой операции.
Если эмиссия обеспечена Credit Enhancements не полностью, то разницу между объемом эмиссии и величиной ответственности гаранта необходимо вычесть из регулятивного капитала, в том числе, по 50% разницы из капитала первого уровня (Tier I) и капитала второго уровня (Tier II), поскольку считается, что банком приобретена позиция первых убытков.
В тех случаях, когда банк выступает либо инициатором, либо инвестором прочих секьюритизированных эмиссий (не обеспеченных Credit Enhancements), то риски по таким требованиям следует учитывать на основании внешних рейтингов.
При стандартизированном подходе важным является наличие у банка — оригинатора безусловного права отменить кредитную линию без предварительного уведомления. По этому признаку Базель II различает две группы секьюритизационных требований: неподтвержденные розничные кредитные линии (по которым у банка имеется право их отмены без предварительного уведомления), и прочие кредитные линии (п.595). Коэффициенты кредитной конверсии будут различаться также в зависимости от того, является ли досрочное погашение контролируемым или неконтролируемым. По неподтвержденным розничным кредитным линиям в случае контролируемого досрочного погашения коэффициент кредитной конверсии (CCF) соответствует значению от 0% до 40%, а по подтвержденным — 90%. Для нерозничных кредитных линий (вне зависимости от наличия у банка безусловного права их отмены) при контролируемом досрочном погашении CCF равен 90%. Все подтвержденные и нерозничные секьюритизированные требования с условиями неконтролируемого досрочного погашения подлежат взвешиванию по CCF, равному 100%. Иными словами, для банка — оригинатора с меньшим риском связаны секьюритизированные требования с неподтвержденными розничными кредитными линиями с контролируемым механизмом досрочного погашения, что требует и меньшего отвлечения капитала.
Внебалансовые секьюритизационные требования разделяются на три группы: «приемлемые инструменты ликвидности», «приемлемые инструменты авансирования денежными средствами провайдера услуг» и прочие.
При взвешивании по риску внебалансовых секьюритизационных требований из группы «приемлемые инструменты ликвидности» применяется коэффициент кредитной конверсии 20%, если их первоначальный срок погашения до одного года, 50%, если такой срок свыше одного года, и 0%, если такие инструменты ликвидности доступны только при общем кризисе рынка. К «приемлемым инструментам авансирования денежными средствами провайдера услуг» применяется коэффициент кредитной конверсии 0%.
Помимо стандартизированного подхода, рамочный подход секьюритизации предусматривает и IRB подход к секьюритизационным требованиям. Банки — оригинаторы, получившие одобрение надзорного органа на применение подхода IRB, при расчете рисков должны использовать стандартизированный подход к секьюритизации, а банки — инвесторы, получившие одобрение на применение подхода IRB, должны применять подход к оценке кредитных рисков через рейтинги контрагентов — RBA (см.п.608 Соглашения Базель II).
Референтные и нереферентные секьюритизированные требования (см. п.617 Соглашения Базель II) различаются в рамках подхода IRB. Под референтным секьюритизированным требованием Соглашение понимает требование, имеющее внешний рейтинг, но не имеющее старшинства относительно позиций (требований) без рейтинга в целях оценки рисков.
В рамках подхода IRB банки могут использовать подход на основе внутренней оценки (IAA), присваивая внутренние рейтинги секьюритизированным требованиям. Внутренние рейтинговые оценки должны быть «привязаны» к общедоступным оценкам рейтинговых агентств (ECAI), чтобы можно было оценить, каким образом внутренние оценки соответствуют аналогичным стандартам рейтинговых агентств. При внутренних рейтинговых оценках банки должны следовать максимально консервативному подходу.
В отличие от первого Базельского соглашения, Базель II предусматривает инкорпорирование структурных характеристик в покупку активов, для ограничения потенциального ухудшения кредитного качества лежащего в основе портфеля (п.620 (m) Соглашения Базель II).
Базель II приводит примеры возможных случаев, которые должны рассматриваться органами надзора как предоставление банками скрытой (косвенной) поддержки операции секьюритизации, что свидетельствует о фактическом сохранении банком рисков секьюритизированных активов (пп.790–791). Наличие скрытой поддержки секьюритизированных требований обусловливает для банка необходимость формирования резервов и учета кредитных рисков в капитале. В случае, если органом надзора установлен факт систематического предоставления банком скрытой поддержки, то орган надзора должен иметь право запретить банку снижать требования к капиталу по секьюритизованным активам, а также применять к банку иные меры, в том числе мораторий на освобождение капитала по запланированным операциям секъюритизации.
Операции секъюритизации активов обусловливают для банка не только кредитный, но и операционный риск, для покрытия которого также должен быть достаточен капитал. С целью расчета операционного риска, операции секъюритизации отнесены Базелем II к бизнес-линии первого уровня «Корпоративное финансирование». Соглашение Базель II при изложении рекомендаций по оценке операционного риска делает отсылку на документ БКБН «О надежной практике управления и надзора за операционными рисками», представленный в феврале 2003 г. В документе, в частности, в отношении операций секъюритизации предусматривалась необходимость оценки операционных рисков не только в рамках бизнес-линии «Корпоративное финансирование», но и в рамках бизнес-линии «Агентские услуги» в части ведения «эскроу» («escrow») счетов.
По мнению С. Фроста, в Базеле II «делается попытка закрыть бреши, образовавшиеся в сфере секъюритизации активов» [4, с. 281]. Предусмотренные Соглашением Базель II подходы к оценке рисков банка, связанных с секьюритизацией активов, были направлены на устранение недостатков регулирующих подходов Базеля I. Прежде всего — на устранение возможности арбитражных сделок с капиталом, уменьшения давления на регулятивный капитал за счет «показываемого» уменьшения рисков при фактическом их сохранении (или снижении в меньшей степени, чем уменьшалась сумма взвешенных требований при расчете показателя достаточности капитала).
Однако Соглашение Базель II, как и Базель I, изначально было не лишено недостатков. Серьезным недостатком предусмотренного Соглашением Базель II подхода на основе внутренних моделей оценки рисков, возникающих у банка вследствие участия в сделке секъюритизации активов, выступает необходимость надзорного органа для осуществления контроля за качеством моделей, применяемых банками [7, с. 660]. Одним из недостатков Базельских соглашений (Базель I и Базель II), по мнению экономистов, является отсутствие методики определения того или иного коэффициента, количественного значения того или иного требования. С. Фрост отмечает, что, «многих отдельных проблем ... (в частности, связанных с ... регулятивным арбитражем), можно было бы избежать, если бы в нем устанавливались некоторые рекомендуемые целевые уровни и определялись методы их оценки, а не навязывались бы жесткие ограничивающие требования» [4, с. 288].
В результате реализации первых двух Базельских соглашений по капиталу в практике коммерческих банков сложилась ситуация номинального повышения значения коэффициента достаточности капитала при одновременном фактическом повышении принимаемых банками рисков. Предположение о меньшей рискованности ипотечных кредитов, и, как следствие, секьюритизованных эмиссий на их базе, привело к повсеместному фактическому повышению рисков, которые по действующим регулятивным правилам оценивались на минимальном уровне. Ситуация стала возможной в результате отхода от классических канонов банковского кредитования. В соответствии с ними, при принятии решения о выдаче кредита (размещении средств) банк — кредитор должен ориентироваться на первичные источники погашения долга (которые оцениваются, прежде всего, на основе таких критериев, как способность должника зарабатывать средства для погашения долга, его капитал). В то же время вторичные источники погашения долга (залог, гарантия и иные обеспечивающие обязательства) не должны приниматься во внимание при отсутствии или недостаточности первичных источников.
Требования первых двух Базельских соглашений в определенной степени стимулировали коммерческие банки игнорировать предпочтение первичных источников погашения ипотечных жилищных кредитов в пользу вторичных, формировать не в полной мере качественные портфели, которые, в свою очередь, оценивались в связи с наличием ипотеки как низкорисковые. Ситуация усугублялась секьюритизацией некачественных ипотечных жилищных ссуд, увеличением объема считавшихся надежными ипотечных ценных бумаг, фактически являвшихся рискованными. «Банкам выгодно вкладывать займы с уровнем рисков досрочного платежа или кредитных рисков выше среднего в секьюритизированный пул» [4, с. 364].
В течение ряда лет, предшествовавших кризису 2007 г., операции секъюритизации активов получили особенно широкое развитие в практике крупных коммерческих банков, которые при оценке кредитных рисков реализовывали IRB подход. Риски секъюритизации оценивались на основе рейтингов. В условиях кризиса рейтинги, лежащие в основе IRB подхода, оказались не стабильными, что повлекло фактическое увеличение кредитных рисков, и, как следствие, давление на капитал. Присваиваемые, в том числе, в условиях развивающегося кризиса, высокие рейтинги не соответствовали фактическому ухудшению финансового положения участников секьюритизационных сделок.
Аналогичной точки зрения придерживается российский экономист А.М. Тавасиев. По его мнению, проблемы в регулировании участия банков в сделках секъюритизации, заключающиеся в отсутствии необходимого контроля со стороны регуляторов за процедурами присвоения рейтингов, а также отсутствии должного надзора за передачей активов (и рисков) с балансов банков, в том числе, оффшорным компаниям, явились существенными причинами последнего кризиса [см. 9, с. 19].
Реальная банковская практика, накопление опыта реализации рисков операций секъюритизации, обусловили необходимость изменения регулирующих подходов, возврат к концепции «устойчивость» в ущерб стимулирования экономической активности. Проявилась необходимость ужесточения требований надзорного органа к раскрытию информации, в том числе, по операциям секъюритизации.
В этой связи Базельский комитет по банковскому надзору разработал новое Соглашение — Базель III [10]. Базель III направлен, в том числе, на обеспечение дополнительного уровня защиты от модельного риска и погрешностей измерений, на сдерживание системных рисков. Соглашение признает, что основным источником потерь международных банков в условиях последнего кризиса стали торговые портфели и операции секъюритизации. В этой связи изменяются подходы к оценке рисков секъюритизации, вводятся меры по усилению требований к капиталу под кредитные риски, обусловленные финансированием в результате операций секъюритизации.
Базель II предусматривал по умолчанию корректировку оценки кредитного риска в связи с ухудшением кредитного качества контрагента, что выступило существенным источником потерь банков в результате кризиса, в связи с чем Базель III вводит понятие риска корректировки кредитной оценки (credit valuation adjustment, CVA — риска).
Соглашение Базель III уделяет внимание проблеме «эффектов скалы (cliff effects)», связанных с практикой применения инструментов снижения рисков Credit Enhancements. Согласно требованиям Базеля II, если инструменту снижения кредитных рисков присвоен высокий внешний рейтинг, то участники сделки при оценке своих рисков ориентируются на него, без учета фактического изменения рисков, связанных с секьюритизационными активами. Для снижения зависимости банков от внешних рейтингов, Базель III рекомендует вменять в обязанности банков осуществление собственных внутренних оценок внешних рейтингов рисков секъюритизации.
Для решения проблемы системных рисков и их взаимосвязи, Базель III предусматривает среди прочих мер повышенные требования к капиталу для операций секъюритизации (п.33 с.16). Базель III (п. 74) запрещает включать в расчет базового капитала первого уровня (Common Equity Tier 1) ожидаемые суммы прибыли от продажи в результате сделок секъюритизации (Gain on sale related to securitisation transactions). Позиции по андеррайтингу, занимаемые банком более чем пять рабочих дней, должны быть вычтены из капитала (Underwriting positions held for longer than five working days must be included, п. 80).
При расчете базового капитала первого уровня, в пределах 10% ограниченное признание могут получить права на ипотечное обслуживание (MSRs): указанные права взвешиваются с коэффициентом риска, равным 250% (п.89 Соглашения Базель III). Права на ипотечное обслуживание, превышающие 15% суммы обыкновенных акций, будут полностью вычитаться из базового капитала первого уровня.
Согласно Базелю II, секьюритизационные требования, обеспечивающие банку позиции первых убытков, вычитались по 50% из капитала первого и из капитала второго уровней. Согласно изменениям, вносимым Базелем III (п.90), указанные секьюритизационные требования получают весовой коэффициент риска, равный 1250%.
Базель III не обходит вниманием и вопросы обеспечения исполнения обязательств, в том числе, по сделкам секъюритизации активов. Так, ужесточаются и усложняются требования по определению стоимости залога. При стандартизированном подходе оценки рисков секъюритизации для оценки обеспечения применяются дисконты от 2% (при рейтинге обеспечителя от ААА до Аа-/А-1) до 24%. Если рейтинг обеспечителя ВВ+ и ниже, обеспечение по секьюритизации не считается приемлемым (см. п.111). Кроме вышеуказанных изменений, Базель III уточняет требования, предъявляемые к рейтинговым агентствам, на чьи рейтинги ориентируются банки при оценке рисков контрагента.
Постепенный переход на Базель III начался с 1.01.2013 года. Соглашением предусмотрен график полного перехода на новые стандарты. Что касается перехода на новые требования в отношении секъюритизации, то с 1.01.13 г. вычеты из базового капитала первого уровня по правам на ипотечное обслуживание, превышающее установленные размеры, будут осуществляться в размере 20% от расчетной величины. С каждым годом размер вычета будет увеличиваться на 20%, достигнув 100% расчетной величины к началу 2018 г. При переходе на новые стандарты, в период 2013–2014 гг. будет осуществляться только надзорный мониторинг за выполнением новых требований, и, начиная с 1.01.15 г., банки будут обязаны раскрывать соответствующую информацию.
В России ЦБ РФ разработал положение Банка России от 28 декабря 2012 г. № 395-П «О методике определения величины и оценке достаточности собственных средств (капитала) кредитных организаций («Базель III»)», которое также вступает в силу поэтапно. В тексте положения 395- П напрямую не предусмотрено регулирование операций секъюритизации. В настоящее время в государственных органах законодательной власти находятся на обсуждении проекты федеральных законов, предметом которых выступают отношения секъюритизации активов. При появлении законодательной базы, регламентирующей участие банков в секьюритизационных сделках, следует ожидать внесения дополнений в положение 395-П и иные акты Банка России, регулирующие деятельность российских кредитных организаций.
Изменение нормативных правовых требований в отношении банковских рисков при секъюритизации активов предусматривается в рамках концепции устойчивого развития банков и банковских систем. По мнению разработчиков Базеля III, это должно способствовать если не предотвращению банковских кризисов, то максимальному нивелированию неблагоприятных кризисных последствий на национальные банковские системы, экономики отдельных стран и мирового хозяйства в целом.


Литература
1. Синки Д. Финансовый менеджмент в коммерческом банке и в индустрии финансовых услуг / Пер. с англ. - М.: Альпина Бизнес Букс, 2007. - 1018 с.
2. Усоскин В.М. Современный коммерческий банк: управление и операции. - М.: ИПЦ Вазар-Ферро, 1994. - 320 с.
3. Роуз П.С. Банковский менеджмент / Пер. с англ. со 2-го изд. - М.: Дело ЛТД, 1995. - 768 с.
4. Фрост С. Настольная книга банковского аналитика: деньги, риски и профессиональные приемы / Пер. с англ. О.В. Теплых. - Днепропетровск: Баланс Бизнес Бук, 2006. - 672 с.
5. Бэр Х.С. Секьюритизация финансовых активов: инновационная техника финансирования банков / Пер. с нем. Ю.М. Алексеева, О.М. Иванова. - М.: Волтерс Клувер, 2006. - 624 с.: ил.
6. Банковский менеджмент: учеб. / Колл. авторов; под ред. О.И. Лаврушина. - 3-е изд. - М.: КНОРУС, 2010. - 560 с.
7. Энциклопедия финансового риск-менеджмента / Под ред. А.А. Лобанова, А.В. Чугунова. - М.: Альпина Паблишер, 2003. - 786 с.
8. Basel II: International Convergence of Capital Measurement and Capital Standards: A Revised Framework - Comprehensive Version, BCBS, Jun 2006 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:// www.bis.org/bcbs.
9. Тавасиев А.М., Кучинский К.А. Ипотечная секъюритизация - уроки прошлого и перспективы // Деньги и кредит. - 2010. - № 12. - С. 16-23.
10. Basel III: A global regulatory framework for more resilient banks and banking systems - revised version June 2011, BCBS, May 2011 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:// www.bis.org/bcbs

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия