Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (2), 2002
ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ И ВТО
Исингарин Н. К.
Заместитель Генерального секретаря
Евразийского экономического сообщества, д.э.н.,
академик Международной экономической академии Евразии

Черкасов Н. А.
главный специалист Секретариата Межпарламентской Ассамблеи ЕврАзЭС,
профессор, доктор экономических наук


ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КОНЦЕПЦИИ
ПРИСОЕДИНЕНИЯ К ВТО СТРАН ЕврАзЭС И ПЕРВЫЕ ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ
В статье дается теоретическая оценка глобализации экономики и противоречий этого процесса, обосновывается роль ВТО в их разрешении. Специально рассматриваются особенности экономического развития стран ЕврАзЭС, значение их присоединения к ВТО для последовательного рыночного реформирования экономики и выполнения программ углубления международной экономической интеграции в этом регионе Евразии, а также первые решения по скоординированному присоединению к ВТО всех стран-членов ЕврАзЭС

Серьезным препятствием экономической интеграции в ЕврАзЭС становится неопределенность и несогласованность концептуальных подходов ее участников к взаимоотношениям с Всемирной торговой организацией, обусловленные нечеткостью оценок глобализации экономики и отсутствием теоретических обоснований "национальной идеи" их дальнейшего развития.
I. Глобализация экономики и ВТО
Феномен экономической глобализации предполагает принципиальное изменение подходов к обоснованию национальной экономической стратегии фактически во всех странах мира.
Глобализация в сфере экономики представляет собой уже давно идущий процесс становления международного производства, начавшийся в связи с появлением международных монополистических организаций (картелей, синдикатов, трестов), транснациональных корпораций (ТНК) и углубляющийся в связи с развитием международного разделения труда и региональной межгосударственной экономической интеграции.
Расширение и углубление этого процесса стимулируются: во-первых, научно-техническим прогрессом, приведшим к появлению информационных технологий и глобальной системы "Интернет", которые принципиально изменяют характер производства и обмена; во-вторых, необходимостью развития международной сертификации и стандартизации продуктов и услуг, вызванной расширением международной торговли, становлением международного производства и научно-техническим прогрессом; в-третьих, негативными последствиями индустриализации, проявившимися в острейших мировых проблемах (энергетических, экологических, социальных).
Прогрессирующая интернационализация производства потребовала разработки глобальных международных программ и создания соответствующих международных организаций, в частности в рамках ООН, создания и расширения деятельности Мирового банка и Международного валютного фонда, Международной организации по стандартизации (ИСО), Всемирной торговой организации, других международных экономических организаций.
Комплексная оценка экономической глобализации предполагает, вместе с тем, оценку ее роли в преодолении негативных последствий индустриализации, усугубленных, в частности, переносом "грязных технологий" из развитых в развивающиеся страны и гипертрофированным военным производством, особенно производством ядерного, химического и бактериологического оружия.
Такие последствия индустриализации, как разрушение экологических систем большинства стран, озонового слоя Земли, "парниковый эффект", вызванный загрязнением атмосферы, загрязнение Мирового океана, техногенные катастрофы, истощение энергетических и сырьевых ресурсов вследствие развития по преимуществу энерго- и материалоемких производств и т.п., требуют: совместных усилий государств, всего мирового сообщества для защиты и восстановления окружающей природной среды, реализации международных программ устойчивого, экологически безопасного развития, в том числе соответствующей программы ООН, принятой в Рио-де-Жанейро; развития международного производства экологической техники; разработки и реализации совместных программ экономико-экологического воспитания и образования.
Разумеется, необходимо учитывать и негативную реакцию на глобализацию, нашедшую и находящую проявление в широком движении "антиглобалистов", в негативной позиции отдельных социальных групп, в том числе в странах ЕврАзЭС.
Глобализация в мировой экономике - процесс со своими противоречиями.
Существует противоречие между интернационализацией экономики и национально-государственным суверенитетом в его традиционном виде. Формирование международного производства, новой системы международного разделения труда и обмена, развитие интеграции предполагают: определенные изъятия из национально-государственного суверенитета, ограничение роли государства как хозяйствующего субъекта и повышение роли частных корпораций, особенно транснациональных, в решении проблем экономической глобализации; создание совместных международных органов управления экономикой и расширение международной собственности (первоначально в рамках ТНК). Такие изменения противоречат традиционному восприятию суверенности и наталкиваются на противодействующее им стремление к сохранению государственного суверенитета без ограничений и изъятий.
Как свидетельствует опыт организации и функционирования межгосударственных интеграционных формирований, в том числе опыт Европейского союза, препятствием глобализации оказывается и деятельность национальной бюрократии, способной затруднить и даже задержать развитие международной экономической интеграции, исходя из собственных корпоративных интересов и стремления сохранить свои привилегии.
Не в последнюю очередь противоречия глобализации связаны с сохранением традиционных представлений о характере межгосударственных отношений (взглядов, глубоко вошедших в сознание самых широких кругов населения) - с устаревающим, но устойчивым менталитетом, сформировавшимся в условиях противостояния двух мировых систем (капитализма и социализма). Не случайно, антиглобалистские демонстрации проходят под портретами Маркса и Чегевары и сопровождаются не только призывами к противостоянию деятельности Международного валютного фонда, Всемирной торговой организации, но и марксистскими (или околомарксистскими) лозунгами.
Процесс экономической глобализации развертывается в мировом хозяйстве, состоящем из национальных хозяйств высокоразвитых и развивающихся (бывших колониальных и полуколониальных) стран, а также стран с переходной экономикой (переходной от планового социалистического к регулируемому рыночному хозяйству). Огромные различия в уровнях экономического развития, массовая бедность населения во многих из них, наряду с сохранением попыток использования международных организаций в интересах прежде всего развитых стран и проявлением имперских представлений и амбиций - все это создает тот исторический фон, на котором глобализация, действительно, может восприниматься и воспринимается как нежелательное и не обязательное изменение сложившейся практики международных экономических отношений. Соответственно возникают предположения о возможности какого-то альтернативного пути развития (правда, не ясно какого: то ли восстановления мирового социалистического хозяйства, существовавшего в 50-80 годы XX века, то ли создания системы полуавтаркических национальных хозяйств, ориентирующихся только на собственные материальные и финансовые ресурсы).
Однако история убеждает в том, что альтернативы социально ориентированному регулируемому рыночному хозяйству и соответствующей системе международного сотрудничества пока не найдено. Попытки воплотить в жизнь коммунистический способ производства и нерыночные социалистические международные производственные отношения оказались лишь экспериментом, закончившимся самороспуском Совета Экономической Взаимопомощи, распадом мировой социалистической системы и первого многонационального социалистического государства.
Экономика развивается по объективным законам возвышения потребностей, экономии рабочего времени и законам товарного производства и обмена. Эти законы объективно предопределяют формирование внутренних и мировых рынков товаров и услуг, расширение производства и обмена за пределы национальных границ, становление и развитие мирового хозяйства со свойственными ему международными товарно-денежными отношениями и разделением труда.
Конечно, субъективный фактор в процессах экономического развития играет заметную роль (что видно и из опыта создания мирового социалистического хозяйства). Вместе с тем, насилие над объективными законами экономики лишь задерживает экономический прогресс, но не в состоянии его остановить.
Глобализация экономики и создание международных структур, подобных Мировому банку, Международному валютному фонду, Всемирной торговой организации, - такие объективные явления, устранить которые невозможно даже при нарастании антиглобалистских тенденций.
Всемирная торговая организация возникла с целью преодоления противоречий в международной торговле, в том числе в торговых отношениях между развитыми и развивающимися странами. В Генеральном соглашении по тарифам и торговле (важнейшем из многосторонних соглашений и других документов, образующих правовую основу деятельности ВТО) подчеркивается, что взаимоотношения стран в области торговли "должны быть направлены на повышение жизненного уровня, обеспечение полной занятости и непрерывного увеличения реального дохода и эффективного спроса", а также на полное использование мировых ресурсов, расширение производства и обмена товарами[1]. Страны - члены ВТО обязываются (всем пакетом обязательных для них многосторонних соглашений) предоставлять друг другу режим наиболее благоприятствуемой нации, т.е. осуществлять взаимную торговлю без всякой дискриминации, а также национальный режим в отношении внутреннего налогообложения и правил регулирования внутренней торговли, которые для товаропроизводителей из других стран - членов должны быть такими же, как для отечественных товаропроизводителей.
Многосторонние обязательные договоренности в ВТО ставят развитые и развивающиеся страны в сфере торговых отношений в равные правовые условия. Возможные споры и конфликты, если их не удается урегулировать путем двусторонних переговоров, рассматриваются специальным Органом по разрешению споров, а при необходимости (в случае несогласия одной из спорящих сторон) в Апелляционном органе Генерального Совета ВТО. Таким образом создан международный механизм, устанавливающий обязательную процедуру разрешения конфликтных ситуаций и позволяющий не только примирять стороны, но и принимать меры для воздействия на нарушителей договоренностей (независимо от того, является ли страна-нарушитель развивающейся или развитой). К таким мерам относятся санкции, прежде всего в виде изъятий из режима наибольшего благоприятствования.
Для обеспечения равенства торговых партнеров во Всемирной торговой организации все важнейшие ее решения принимаются консенсусом (с общего согласия), для развивающихся стран и стран с переходной экономикой устанавливаются специальный и дифференцированный режимы, более продолжительный период присоединения, целый ряд уступок.
Важнейшим принципом деятельности ВТО является принцип недискриминации, в соответствии с которым развитые страны должны действовать по общим правилам не в ущерб интересам менее развитых стран, иностранные и отечественные товары во взаимной торговле в рамках ВТО должны находится в равном положении, а каждый из членов организации - получать приблизительно одинаковые выгоды от либерализации торговли.
По справедливому замечанию профессора И.Дюмулена, оставаясь вне Всемирной торговой организации, можно оказаться "в торгово-политической изоляции" и постоянно сталкиваться с недобросовестной конкуренцией и на внешнем, и на внутреннем рынках[2].
Негативные тенденции в ВТО представляют собой, в конечном счете, конкретные проявления вышеназванных противоречий глобализации экономики. Используя принцип консенсуса, развитые страны, контролируя процесс принятия решений, подчас навязывают другим членам ВТО такие трактовки дифференцированного льготного режима, при которых таможенные пошлины снижаются ими в меньшей степени, чем в развивающихся странах, а цены на ряд экспортируемых товаров (особенно на продукцию сельского хозяйства и легкой промышленности), напротив, снижаются в большем размере, в связи с чем возникает и демпинговый экспорт. На Третьей министерской конференции Всемирной торговой организации в 1999 году обращалось внимание (в частности, в выступлении Генерального секретаря ООН Кофи Аннана) на факт экспорта продовольствия из развитых стран по демпинговым ценам[3]. В 2000 году в заявлении 77 стран, подписанным и Китаем, на 10-й сессии ЮНКТАД (Конференции ООН по торговле и развитию) подчеркивалось, что либерализация торговых режимов в секторах, представляющих особый интерес для развивающихся стран, отстает от заданного графика, не без сопротивления со стороны развитых государств.
Противоречия экономических интересов стран с разным уровнем экономического развития создают определенные трудности в выполнении согласованных взаимных обязательств, в сбалансировании уступок, прав и ответственности. С одной стороны, сохраняются попытки завышать таможенные пошлины и усложнять доступ иностранных товаропроизводителей на национальный рынок, с другой - из экономических и политических соображений фактически создаются препятствия для равноправного присоединения в ВТО новых государств. Так, США в течение нескольких последних лет отказывали России в получении статуса страны с рыночной экономикой. А отсутствие такого статуса делает возможным и оправданным с позиций ВТО применение к стране антидемпинговых мер и одновременно вызывает реакцию отторжения у определенной части политиков и бизнесменов по отношению и к США, и к Всемирной торговой организации.
Либерализация торговли путем взаимного снижения таможенных пошлин приводит к закрытию неконкурентоспособных предприятий, не выдерживающих конкуренции дешевых импортных товаров, уменьшению бюджетных поступлений от таможенных органов, временному увеличению безработицы. Более широкое присутствие на национальных рынках иностранных банков и страховых компаний может вызвать банкротство части отечественных финансовых и страховых организаций.
Эти и подобные негативные последствия присоединения к ВТО требуют взвешенной позиции в переговорах об условиях присоединения, сроках переходного периода, делают необходимыми совершенствование механизма принудительного исполнения правил Всемирной торговой организации всеми ее членами, независимо от степени экономического и политического их влияния на развитие международной торговли и сотрудничества.
Последствия присоединения к ВТО возможно ранжировать по этапам переходного периода. В соответствии с предлагаемой проф. Г.Фетисовым схемой[4], для первого этапа характерны: рост импорта, уменьшение поступлений в бюджет, усиление конкуренции на внутреннем рынке и вытеснение с него некоторых отечественных производителей, уменьшение размеров производства и занятости в отдельных отраслях и регионах, наряду с переходом на международные правовые нормы (в таможенной деятельности, в области стандартизации, использования интеллектуальной собственности), развитием рынка наукоемкой продукции, увеличением экспортных поступлений и иностранных инвестиции, прекращением применения по крайней мере некоторых антидемпинговых санкций. Второй этап, по этой схеме, отличают: повышение уровня конкурентоспособности отечественных товаров и, соответственно, изменение структуры экспорта при дальнейшем его росте, дальнейшее увеличение иностранных инвестиций, занятости и объемов производства, снижение цен внутреннего рынка и рост реальных доходов населения, урегулирование ранее неурегулированных торговых споров и предотвращение демпинга. На третьем этапе должны быть обеспечены дальнейшее снижение таможенных тарифов и дальнейший рост реальных доходов населения, прежде всего за счет снижения цен внутреннего рынка.
При всей противоречивости процесса присоединения к Всемирной торговой организации изображать его как "системную ловушку" (по терминологии отдельных политиков), созданную для закабаления менее развитых стран, абсолютно безосновательно. В этой "ловушке" уже большинство стран мира, в том числе большинство развивающихся государств и государств с переходной экономикой, осознающих неизбежность глобализации и объективную необходимость участия в деятельности ВТО как условия наименее конфликтного развития национальной экономики и международных экономических отношений.
II. Особенности присоединения к ВТО государств ЕврАзЭС
Процесс присоединения к Всемирной торговой организации Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана корректируется тремя особенностями данной группы стран. Во-первых, во всех этих странах осуществляется рыночное реформирование народных хозяйств. Во-вторых, это бывшие социалистические страны, в которых в той или иной мере сохраняется инерция прежних представлений о методах управления экономикой, состоянии и перспективах мирового хозяйства и международных отношений. В-третьих, образовав Евразийское экономическое сообщество, они решают задачи региональной экономической интеграции, которые требуют определенного совмещения их с задачами присоединения к ВТО.
Соответственно концепция присоединения стран ЕврАзЭС к ВТО должна быть составной частью концепции рыночных преобразований в их переходной экономике и концепции становления и развития международной экономической интеграции в данном регионе Евразии.
Такая концепция предполагает утверждение новой философии международных отношений: отказ от односторонней трактовки "закона единства и борьбы противоположностей", при которой источником развития оказывается лишь борьба (классов, социализма и капитализма) и, по существу, игнорируется роль возрастающего единства мирового хозяйства, значение партнерства, сотрудничества, компромиссных соглашений - как антиподов конфронтации, противостояния, раскола мира на противоположные системы, блоки и как наиболее перспективных факторов социально-экономического прогресса.
В этой связи присоединение стран ЕврАзЭС к Всемирной торговой организации необходимо концептуально оценивать как средство а) ускорения и последовательного осуществления рыночных реформ, б) обеспечения эффективной региональной экономической интеграции на международно принятых (признанных, в частности, ВТО) правовых основах, стандартах и правилах.
Жесткие обязательные требования ВТО к соблюдению международных стандартов качества продукции и услуг, правил цивилизованной рыночной конкуренции для стран с переходной экономикой, не обладающих устойчивыми традициями рыночного хозяйствования, имеют особое значение.
По существу, присоединение государств ЕврАзЭС к Всемирной торговой организации - это одна из главных гарантий создания ими действительно современного рыночного хозяйства и достижения реального прогресса в развитии их интеграции.
Бывшими социалистическими странами в XX веке была создана индустрия с крайне высоким удельным весом материало- и энергоемкого производства и невысокой производительностью труда. Так, в России производительность труда в обрабатывающей промышленности к началу XXI века была примерно в 4 раза ниже, чем в среднем в развитых странах. Только в период с 1990 по 1995 гг. энергоемкость единицы ее ВВП увеличилась на 20%, а промышленного производства - на 39%[5].
При медленных темпах обновления производственного оборудования и технологии вследствие отсутствия рыночной конкуренции уровень морального и физического износа средств производства достиг критических величин. Даже в нефтегазовом комплексе России, играющем основную роль в ее экспорте, морально устарело около двух третей буровых установок, лишь 14% машин и оборудования соответствуют мировому уровню. В частности, по этой причине в период до 2005 года конкурентоспособными при экспорте могут оказаться, по экспертной оценке, только 50 - 60 млн т российской нефти[6].
Процесс внедрения новых технологий и современных международных стандартов фактически находится в самой начальной его стадии. Из общего числа основополагающих международных стандартов в России введено в действие менее одной трети, а из стандартов качества программных средств - десятая часть. Если в мировой экономике используется почти 300 тысяч сертифицированных систем качества, то в России сертифицировано в соответствии с международными требованиями, в том числе требованиями ВТО, не более 400 систем качества[7].
Аналогичная ситуация существует и в других государствах - участниках Евразийского экономического сообщества.
Отставание в производительности труда, в развитии высоких технологий от потенциальных конкурентов на мировых рынках растет, достигая 10 и более лет.
Соответственно в регионе СНГ крайне осложнен и процесс развития экономической интеграции. Несмотря на то, что 80% продукции стран СНГ реализуется на рынках этого региона, доля взаимной торговли в общем товарообороте стран СНГ уменьшилась с 79% в 1991 г. до 28,5% в 2000 г. (Некоторый рост объемов взаимной торговли наметился лишь в последнее время.)[8]
Концептуальные разработки о создании зоны свободной торговли, Экономического и Таможенного союзов, составленные без учета требований ВТО, хотя в соответствии с этими требованиями осуществляется уже более 95% мировой торговли и развивается и инвестиционный процесс, оказались явно недостаточным основанием для реальных решений по модернизации национальной экономики и углублению межгосударственной экономической интеграции.
В данной ситуации принятие странами ЕврАзЭС при присоединении к ВТО пакета обязывающих межгосударственных соглашений имеет значение концептуального и стратегического поворота к принципиально новому курсу в области и национального социально-экономического прогресса, и развития международного экономического сотрудничества.
Не случайно большинство государств с переходной экономикой, ранее входивших в мировую социалистическую систему, уже приняли на себя обязательства ВТО и стали ее официальными членами. С 1 января 1995 г. членами Всемирной торговой организации являются Венгрия, Румыния, Чехия и Словакия, с 20 апреля 1995 г. - Куба, с 1 июля 1995 г. - Польша, с 30 июля 1995 г. -Словения, с 1 декабря 1996 г. - Болгария, с 29 января 1997 г. - Монголия, с 20 декабря 1998 г. - Кыргызстан, с 10 февраля 1999 г. -Латвия, с 13 ноября 1999 г. - Эстония, с 14 июня 2000 г. - Грузия, с 30 ноября 2000 г. - Хорватия. В 2001 году членами ВТО стали еще три страны с переходной экономикой, в том числе Китай.
Новый курс в стратегии социально-экономического развития государств-участников ЕврАзЭС, других стран с переходной экономикой предполагает неформальное изменение приоритетов их внутренней и внешней экономической политики.
Главными приоритетами во внутренней политике, а следовательно, и в бюджетном финансировании, должны стать реальное повышение благосостояния населения, обеспечение безопасного развития личности, создание "среднего класса" предпринимателей и максимальная (материальная, финансовая, кадровая) поддержка инновационной деятельности и технологической модернизации производства (гражданского и военного) с целью ускоренного внедрения в него новейших, в том числе информационных, технологий. Во внешней политике приоритет должен быть отдан совместным стратегическим решениям по повышению конкурентоспособности национальной экономики на основе углубления региональной международной экономической интеграции, согласованного перевода внешней торговли, производственного и научно-технического сотрудничества на правила и нормы ВТО и создания условий для привлечения в экономику капитала из других стран.
Такой курс объективно предопределен кризисным состоянием материально-технической базы национального производства, сферы услуг, коммунального хозяйства, сферы научного обслуживания, необходимостью концентрации усилий и ресурсов для борьбы с бедностью, необходимостью считаться с фактом перехода процесса экономической глобализации в фазу развития информационного производства, международного электронного бизнеса, на основе которых в высокоразвитых странах создается уже значительная часть ВВП.
"Национальная идея" для стран ЕврАзЭС в современных условиях не может быть ничем иным, как идеей борьбы с бедностью и создания эффективной конкурентной экономики, поскольку бедность, низкий уровень заработной платы - в конечном счете, первопричины низкой производительности труда, нравственной деградации, массовой детской беспризорности, преступности и терроризма, а низкий уровень конкурентоспособности, последние места в международных ее рейтингах обусловливают соответствующий имидж страны в мировом сообществе и прямо задевают чувства национального достоинства.
Присоединение к Всемирной торговой организации позволяет реализовать эту идею, исходя из проверенных практикой норм и правил рыночных отношений.
Разработанный и применяемый ВТО кодекс добросовестной конкуренции (представленный системой правил и процедур) способствует развитию международной производственной кооперации, облегчает интеграцию национальных хозяйств, расширение практики глобального бизнеса взаимосвязанных фирм и ТНК.
Принятие взаимных обязательств по предоставлению национального режима всем членам ВТО уменьшает и устраняет ограничения на иностранные инвестиции, способствует созданию совместных предприятий.
В соответствии с правилами ВТО тарифы как открытый (транспарентный) фактор ценообразования становятся, по существу, единственным безусловно разрешенным способом защиты национального производства.
Реализация "нового курса" требует ускорения присоединения к ВТО Беларуси, России, Казахстана и Таджикистана с учетом реального состояния экономики каждого государства и необходимости иметь согласованную позицию по основным нормам и правилам Всемирной торговой организации и уторговыванию уступок и изъятий из них.
В то же время необходимо сознавать, что "новый курс" предполагает разработку национальных и международных программ, рассчитанных на период до 2010 и 2020 гг. (по опыту программ, разработанных, например, Китаем), правовой базой для которых должны стать принципиальные изменения в национальном законодательстве, изменения, учитывающие и требования ВТО.
III. Правовое обеспечение евразийской интеграции с учетом требований ВТО
Применяемый ВТО кодекс правил поведения в международных экономических отношениях предусматривает обязательства стран, вступающих в организацию, по изменению национального законодательства по вопросам регулирования антимонопольной деятельности, реформирования налоговой и финансовой систем, ценообразования, стимулирования инвестиционного процесса, унификации экспортного и импортного режима, регулирования компенсаций, защиты окружающей среды (в соответствии с § 4 статьи XVI Соглашения об учреждении ВТО).
Определенная часть таких обязательств странами ЕврАзЭС уже зафиксирована в некоторых межгосударственных соглашениях, направленных на углубление региональной экономической интеграции. Так, 17 февраля 2000 года принято Соглашение об общем таможенном тарифе и Базовый перечень товаров и таможенных платежей по этому тарифу доведен до 60% номенклатуры взаимопоставляемой продукции. Заключены соглашения о мерах по регулированию доступа товаров и услуг из третьих стран, о таможенном контроле, порядке таможенного оформления, упрощении и унификации таможенных процедур. Подписан Протокол о механизме применения специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер во взаимной торговле.
На коллективной основе разработаны и приняты Межпарламентским Комитетом Таможенного союза (преобразованном в Межпарламентскую Ассамблею Евразийского экономического сообщества) такие модельные законодательные акты, как: "Об основах внешнеэкономической деятельности", "Общие принципы экспортного контроля", "О технических барьерах в торговле", "О защитных мерах при импорте товаров из третьих стран" и др.
Однако эти соглашения и правовые акты нуждаются в доработке и совершенствовании еще до присоединения к ВТО и тем более после официального принятия странами обязательств, вытекающих из членства в организации.
Имеется в виду, в частности, использование в "основах законодательства", разрабатываемых Межпарламентской Ассамблеей ЕврАзЭС в качестве правовых актов прямого действия, а также непосредственно в национальных законах правил и норм Соглашения ВТО по техническим барьерам в торговле и Соглашения по санитарным и фитосанитарным мерам. Правила, зафиксированные в данных соглашениях, предусматривают гармонизацию национальных стандартов, определяют сферу применения международных стандартов, требования к их разработке и использованию.
Исключительное значение при разработке основ законодательства ЕврАзЭС в связи с возрастающей актуальностью стратегических задач по крупномасштабной технологической модернизации производства и внедрению информационных технологий приобретает учет требований Соглашения ВТО по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), которое устанавливает важные для решения проблем модернизации экономики и интеграции стандарты гражданско-правовых и уголовных правоприменительных процедур, определяет критерии их эффективности, предусматривает совершенствование системы гражданского судопроизводства для обеспечения частного правоприменения, а также информационные и образовательные мероприятия, повышающие уровень правовой культуры во всех сферах применения права.
Поскольку экономическая интеграция стран ЕврАзЭС предполагает изъятия из национально-государственного суверенитета, обусловленные формированием международной системы управления развитием некоторых сфер экономики, необходимо включение в национальное законодательство и ряда положений соглашений ВТО, направленных на защиту национальных интересов: о применении защитных мер (в виде взимания компенсационных пошлин и других мер защиты) в случае, когда импорт иностранных товаров подрывает равновесие платежного баланса страны, а также для защиты новых производств (статья XVIII ГАТТ), в случае увеличения импорта, наносящего значительный ущерб отдельным отраслям отечественного производства (статья XIX ГАТТ и Соглашение ВТО о защитных мерах), в случае недобросовестной конкуренции, например, при демпинге (статья VI ГАТТ).
Такие нормы в национальном законодательстве весьма значимы и для развития цивилизованных рыночных отношений с третьими странами.
Вместе с тем, все эти правовые нормы и правила должны использоваться для формирования в Евразийском экономическом сообществе единого правового пространства в целях реализации государственных и международных программ, направленных на ускорение технической и технологической модернизации производства.
Принимая во внимание современную структуру промышленного производства стран ЕврАзЭС, унаследованную от "общесоюзного" разделения труда, сформированного в СССР, международные программы необходимы, прежде всего, в их электроэнергетике, на долю которой в каждой из них приходится 12 - 13% всей продукции промышленности, в отраслях пищевой промышленности, доля которой колеблется в пределах от 12 до 17,8% национального промышленного производства[9]. В данных отраслях в рамках ЕврАзЭС реальна международная кооперация, позволяющая привлечь и национальный, в том числе находящийся за рубежом и в теневой экономике, и иностранный капитал, как из стран СНГ, входящих и не входящих в ЕврАзЭС, так и из ряда развитых и развивающихся стран, в частности из стран - участниц Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС).
Одновременно существующая структура промышленного производства позволяет программировать и развитие международной производственной специализации. Так, профиль специализации белорусской промышленности фактически определяют машиностроение и металлообработка (24,7% ее промышленной продукции - самый высокий показатель среди стран ЕврАзЭС), химическая и нефтехимическая промышленность (13,3%- также самый высокий показатель), Казахстана - топливная промышленность (27% - самый высокий показатель), а также черная металлургия (11,9% - самый высокий показатель), Кыргызской Республики - цветная металлургия (33,2%), Таджикистана - цветная металлургия, дающая 41% национальной промышленной продукции, легкая промышленность (17,6% - самый высокий показатель в ЕврАзЭС)[10].
В связи с этим важнейшим документом ЕврАзЭС, в рамочном варианте обосновывающем стратегию развития Сообщества до 2005 г., являются утвержденные Межгосударственным Советом 10 октября 2000 г. "Мероприятия по реализации Основных направлений проведения согласованной структурной перестройки экономик на 2000-2005 г.г. государств - участников Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 года". Следует прежде всего отметить предусматриваемую ими разработку программ развития взаимодополняемых отраслей: совместное развитие металлургии, машиностроения, химической, нефтехимической, урановой, электронной, легкой промышленности, производства сельскохозяйственной техники.
С учетом проблем программирования интеграции и требований ВТО в совместной законотворческой деятельности, организуемой Межпарламентской Ассамблеей ЕврАзЭС, в настоящее время (в период до 2005 года) необходим акцент на подготовке: 1) основ таможенного, налогового, инвестиционного, антимонопольного, земельного и транспортного законодательства, основ законодательства о малом и среднем предпринимательстве и торговле услугами; 2) рекомендаций о реализации Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности и по созданию Евразийской агроиндустриальной корпорации; 3) типовых проектов правовых актов о стандартизации, международных целевых программах развития отдельных отраслей, инновационной деятельности, общем рынке капитала, административных процедурах (лицензировании, сертификации).
IV. Переговоры государств-членов ЕврАзЭС о присоединении к ВТО
Еще в июне 1997 года премьер-министрами Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Российской Федерации был подписан Протокол о международных торговых переговорах государств-участников Соглашения о Таможенном союзе при их вступлении во Всемирную торговую организацию. Протоколом предусматривалось, что по данной проблеме они "обмениваются информацией и консультируются друг с другом по вопросам стратегии и тактики переговоров, обмениваются опытом решения проблем, возникающих в ходе таких переговоров".
В ходе взаимных консультаций и аналитической работы были определены два варианта совмещения процессов формирования Таможенного союза и присоединения государств - его участников к ВТО. Первый: приостановить самостоятельные переговоры о присоединении к ВТО и завершить формирование Таможенного союза в соответствии с нормами и правилами ВТО; провести нотификацию союза, а затем возобновить процесс переговоров с ВТО, но уже о присоединении к нему единой таможенной территории участников Таможенного союза. Второй: продолжить процесс присоединения к ВТО участников Таможенного союза в качестве суверенных государств, координируя переговорные позиции, а затем завершить формирование Таможенного союза уже в рамках ВТО.
В апреле 1998 г. на заседании Совета глав Правительств было решено, что государства будут вступать в ВТО самостоятельно, договариваясь друг с другом по всем вопросам, затрагиваемым переговорами о присоединении.
Но в том же году состоялись два события, серьезнейшим образом повлиявшие на весь переговорный процесс: один из участников Таможенного союза - Кыргызская Республика, вопреки имеющимся договоренностям, самостоятельно и изолированно от партнеров стала членом ВТО, а в экономике другого - России разразился финансовый кризис, отодвинувший на второй план проблему ее вступления в эту международную организацию.
В связи с зафиксированными условиями вступления Кыргызской Республики в ВТО озабоченность остальных участников Таможенного союза вызвало, прежде всего, сужение возможностей для формирования единого тарифа и единой системы мер нетарифного регулирования и, следовательно, для завершения формирования единой таможенной территории в рамках Таможенного союза. Не меньшее беспокойство было обусловлено возможностью проникновения через Кыргызскую Республику на рынки других участников союза иностранных товаров и услуг в обход установленным для них тарифам и правилам. Наконец, как угроза национальным интересам была воспринята вероятная перспектива понижения конкурентоспособности товаров и услуг стран Таможенного союза на кыргызском рынке при принятых кыргызской стороной либеральных условиях доступа товаров и услуг из стран-членов ВТО.
Совершенно новую ситуацию в решении практических вопросов присоединения к ВТО создало учреждение на базе Таможенного союза Евразийского экономического сообщества.
Возникло несколько вариантов возможного взаимодействия членов ЕврАзЭС при вступлении в ВТО:
1. Оставить действующий механизм координации переговорных позиций и институт консультативных встреч руководителей правительственных делегаций.
2. Перейти к согласованию и унификации основных переговорных позиций и преобразовать институт консультативных встреч в Комиссию при Интеграционном Комитете ЕврАзЭС, решения которой по унификации позиций будут обязательными для всех государств Сообщества.
3. Перейти от механизма координации, согласования и унификации переговорных позиций к выработке единой, консолидированной позиции по проблемам присоединения к ВТО, сохранив, вместе с тем, возможность ведения переговоров о присоединении за каждым государством, а в перспективе предусмотреть присоединение к ВТО единой таможенной территории, формируемой в Евразийском экономическом сообществе.
В настоящее время государства-члены ЕврАзЭС находятся на различных этапах переговоров о присоединении к ВТО. К тому же согласование переговорных позиций осложнено проблемой конфиденциальности представляемой информации, а действующий механизм координации не обеспечивает желаемого согласования позиций.
В этой связи на очередном саммите на высшем уровне, проведенном в Москве в мае 2002 года, Межгосударственным Советом ЕврАзЭС был принят документ, в котором предусмотрены меры по совершенствованию механизма координации деятельности по присоединению к ВТО, в частности, регулярные консультации с учетом конфиденциальности информации о ходе переговоров. Как уже отмечалось, решено, что условия присоединения к ВТО Российской Федерации будут приняты за основу другими членами ЕврАзЭС и будут в максимальной степени учитываться ими в переговорном процессе.
Условия вступления России во Всемирную торговую организацию определяются в ходе переговоров участников рабочей группы, в которую входят 64 государства, имеющие особую заинтересованность в торговле с Россией. Переговоры ведутся по четырем направлениям: доступ на рынок товаров; доступ на рынок услуг; условия присоединения к Соглашению ВТО по сельскому хозяйству; обеспечение соответствия законов страны нормам и правилам ВТО.
В начале 2002 года в Москве прошел очередной раунд переговоров между Россией и Евросоюзом по проблеме вступления в ВТО. Наибольший прогресс достигнут в отношении доступа на рынки промышленных товаров (из 11 тысяч тарифных позиций, по которым ведутся переговоры, согласовано уже 70-75% позиций).
Однако в чувствительных для России сферах - автомобильной, авиационной, химической, мебельной промышленности, а также в сельском хозяйстве российское правительство на уступки идти не собирается, стремится к договоренности о максимальных переходных периодах и более высоких импортных пошлинах.
Что касается рынка услуг, то высказана готовность к проведению "точечной" либерализации и уточнению ограничений доступа на отечественный рынок финансовых, аудиторских, транспортных, телекоммуникационных и туристских услуг.
Россия наверняка проявит твердость и в области регулирования производства алкоголя. Иностранные его производители в обозримом будущем не получат разрешения регистрировать свои фирмы в России.
В этих условиях трудно говорить о конкретных сроках вступления России в ВТО, но можно не сомневаться, что оно произойдет в ближайшие годы (в 2004 или 2005).
Председатель Межгосударственного совета ЕврАзЭС Президент Казахстана неоднократно указывал на необходимость синхронизации позиций о вступлении в ВТО с позиций Россией.
В частности, Казахстан несколько отстает от России в переговорном процессе, но сближение сроков завершения переговоров вполне вероятно. При наличии 7,5 тыс.км. почти открытой границы между Казахстаном и Российской Федерацией, больших объемах кооперационных поставок и взаимной торговли несогласованное одностороннее изменение внешнеторгового режима может привести к негативным последствиям для обоих государств.
Синхронизация переговорного процесса, условий вступления в ВТО жизненно важна для всех стран ЕврАзЭС. От нее во многом зависит и будущее Евразийского экономического сообщества.
Синхронизация в значительной мере будет определяться позицией России по вопросу о сроках присоединения к ВТО.
Сейчас достаточно распространена точка зрения, согласно которой "у России имеется более продолжительный временной запас, чтобы не жертвовать качеством вступления в ВТО"[11].
На наш взгляд, такого временного запаса ни у России, ни у Беларуси, ни у Казахстана, ни у Таджикистана нет. По экспертной оценке, 2003 год -критический порог в прогрессирующем моральном и физическом износе основных производственных фондов этих стран. Необходимы безотлагательные совместные меры по предотвращению надвигающейся угрозы разрушения производительных сил и повышению конкурентоспособности экономики, к которым относится и согласованный переход на нормы и правила ВТО. В то же время ситуация, при которой одно из государств - участников Евразийского экономического сообщества - Кыргызская Республика уже является членом ВТО, при промедлении с присоединением к Всемирной торговой организации остальных участников Сообщества, делает весьма проблематичными развитие самого ЕврАзЭС, выполнение уже достигнутых его участниками договоренностей об углублении интеграции.
Ускорение присоединения к ВТО - в настоящее время первоочередная стратегическая задача государств, взявших на себя миссию создать в Евразии эффективную интеграционную группировку.
Остро при этом стоит вопрос и о согласовании позиций по субсидированию производителей сельскохозяйственной продукции. И Россия, и другие участники Евразийского экономического сообщества должны добиться, чтобы при вступлении в ВТО они могли осуществлять государственную поддержку аграрного сектора экономики и субсидирование экспорта продовольствия на уровне, в целом сопоставимом с субсидированием и поддержкой, которые существуют в ЕС.
В целом согласование решений по взаимосвязанным вопросам присоединения к ВТО и формирования общего интеграционного правового и экономического пространства настоятельно требует более целеустремленной координации планов стран ЕврАзЭС, в том числе по совершенствованию национального законодательства, и интенсификации уже начатой работы по скоординированному присоединению к Всемирной торговой организации.


1. См. Всемирная торговая организация: документы и комментарии. М., 2001. С.59.
2. Международная научно-практическая конференция "Всемирная торговая организация и национальные
экономики. Опыт и проблемы". Документы и материалы. Москва, 21 апреля 2001 года. С.24.
3. UNCTAD. Positiv Agenda and Future Trade Negotiation. Geneva, 2000. P.500.
4. Известия. 2001, 11 декабря (Глеб Фетисов. Что Россия получит от вступления в ВТО,
зависит от нас самих).
5. Международный бизнес России. !997, N 1. С.5.
6. См. Промышленность России. 2000, N 1. С.31; Нефть России. 2000, N 8. С.14
7. Стандарты и качество. 2000, N 4. С.53; 1999, N 12. С.61.
8. "Всемирная торговая организация и национальные экономики. Опыт и проблемы", с.41;
Статистика СНГ.
Статбюллетень. 2002, N 4. С.70.
9. Экономика СНГ. Вып.1. Тенденция развития региональных экономических объединений стран
СНГ. М., 2000, С.107, 111.
10. Там же.
11. См. в частности, статью Генерального секретаря Российского национального комитета Международной
торговой палаты Т.Монэгэн "Процессы глобализации и российский бизнес" (Известия, 2001, 21 декабря).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия