Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (47), 2013
ЭКОНОМИКА АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА
Ицкович А. Ю.
доцент кафедры экономики природопользования
Волгоградского государственного аграрного университета,
кандидат сельскохозяйственных наук


Крестьянские (фермерские) хозяйства: дефиниции, типологии, паттерны
В статье рассматриваются проблемы противоречивости определений и терминов, типологий и типоразмеров, характеризующих деятельность крестьянских (фермерских) хозяйств в фокусе понимания их роли, потенциала и места в организационно-воспроизводственной структуре аграрной сферы. Предлагается использование системы новых показателей и понятий, адекватно отражающих деятельность «коммерческих» ферм, что особенно важно для аграрного сектора в период его адаптации к нормам и правилам Всемирной торговой организации
Ключевые слова: крестьянское хозяйство, фермерское хозяйство, сельскохозяйственная активность, пороговая фермерская активность
УДК 631.115:338.43; ББК 65.321.4   Стр: 413 - 417

Значимым результатом новой аграрной реформы, двадцатилетие которой отмечалось в 2012 г., признаётся появление принципиально новой формы хозяйствования — крестьянского (фермерского) хозяйства (КФХ). Возникновение множества фермерских хозяйств на начальном этапе социально-экономических преобразований постсоветского периода рассматривалось как решающий фактор в решении продовольственной проблемы и возрождения российского села на основе частной собственности семейных ферм. Однако спустя два десятилетия в прогностико-плановой работе органов государственного управления агропромышленного комплекса понятие «малые формы хозяйствования» (МФХ), практически, вытеснило термин «крестьянские (фермер­ские) хозяйства». Отчасти это может объясняться слабыми результатами хозяйственной деятельности самих КФХ — удельный вес фермерской продукции в общем объёме сельхозпроизводства с 4,2% в 1995 г. достиг «рекордных» 7–8% в период 2008–2011 гг. Еще более скромные показатели наблюдаются в отраслях животноводства — в общей структуре производства на долю КФХ в 2012 г. пришлось 4,8% молока, 0,8% — яйц, 3,0% — скот и птица в убойном весе. Однако проблема понимания роли, потенциала и места КФХ, их классификации и адекватной «встройки» в организационно-воспроизводственную структуру аграрной сферы по-прежнему не только не решена, но и приобретает с присоединением России в 2012 г. к протоколам Всемирной торговой организации острую актуальность.
Активное использование дефиниции «малые формы хозяйствования» как рабочего термина, замещающего понятие «крестьянское (фермерское) хозяйство» отмечается с началом реализации приоритетного национального проекта «Развитие агропромышленного комплекса» на 2006–2007 годы — программы, определившей основные практические подходы к реализации аграрной политики среднесрочных горизонтов. В группу «малые формы хозяйствования» первоначально включались личные подсобные хозяйства (ЛПХ) и КФХ. Позднее, в МФХ вошли и малые сельскохозяйственный предприятия, при этом ЛПХ и КФХ образовали «так называемый индивидуально-семейный сектор сельского хозяйства»1.
Дефиниция «малые формы хозяйствования» закрепилась с принятием Федерального закона о развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации от 24.07.2007 г., где к группе субъектов малого и среднего предпринимательства отнесены потребительские кооперативы, коммерческие организации, а также индивидуальные предприниматели, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, включая крестьянские (фермерские) хозяйства.
Понятие «малые формы хозяйствования» в дальнейшем активно использовалось в Государственных программах развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008–2012 гг. и в период 2013–2020 гг. и объединяло личные подсобные хозяйства (ЛПХ), КФХ, индивидуальных предпринимателей (ИП), малые сельскохозяйственные предприятия (с численностью до 100 человек) и сельскохозяйственные потребительские кооперативы (СПоК). Однако, включение в одну типологическую группу ЛПХ, ИП, КФХ, малых предприятий и СПоК не может быть признано релевантным, так как используя язык экономической генетики «геном» этих хозяйственных единиц принципиально иной, где целевые действия акторов, ресурсы и условия хозяйствования, связи и функции, формы и отношения выступают факторами образования самостоятельных хозяйственных укладов2.
Следует подчеркнуть, что в Законе РСФСР «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» от 22.11.1990 г. основным термином документа являлось «крестьянское хозяйство». В Федеральной целевой программе развития крестьянских (фермерских) хозяйств и кооперативов на 1996–2000 гг. также использовалось определение «крестьянское хозяйство». Однако, в новой редакции Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» от 11.06.2003 г. рабочий термин документа уже «фермерское хозяйство».
Неопределённость понятий породила противоречие между пониманием крестьянского и фермерского хозяйства, между крестьянином и фермером, вынуждая искать какой-то особый смысл, возможно придаваемый авторами, при использовании того или иного термина. Попытка представить «крестьянское хозяйство как образ жизни, и фермерское, хозяйствующее на земле в целях наиболее выгодного приложения своего капитала и получения максимально возможной прибыли»3 не является убедительной для объяснения процессов интенсивной организационно-структурной трансформации отечественной аграрной сферы.
Конфликт понятий «фермерского» и «крестьянского» обусловил избыточность и противоречивость типологий этого массива хозяйствующих субъектов. При характеристике сельского хозяйства России традиционно выделяются «три категории хозяйств: крупные — сельхозорганизации, мелкие — крестьянские (фермерские) хозяйства и мельчайшие — хозяйства населения (личные подсобные и садово-огородно-дачные)»4. Однако такая классификация примитивизирует не только понимание организационно-воспроизводственной и институциональной структуры современной аграрной сферы, но и самого массива КФХ как «мелкого» и не может быть признана релевантной.
Проводя оценку показателей деятельности крестьянских (фермерских) хозяйств, которые должны найти отражение в бухгалтерской совокупности, Фахретдинова Э.Н. предлагает классификацию КФХ, где основными типологическими признаками являются выручка, численность работников, площадь земельного участка с учетом региональных особенностей5. Наиболее спорным в этой классификации является показатель «численность работников», который увеличивается от 15 человек в микрохозяйстве до 200 человек в среднем фермерском хозяйстве. Учитывая, что средняя сельская семья насчитывает в настоящее время 2,7 человека, а среднее КФХ включает 1,2 наемного работника сложно представить в классификации Фахретдиновой Э.Н. малое фермерское хозяйство, численностью до 100 человек. Признак «численность работников КФХ» в этой типологии не отражает конкретной реальности.
Следует отметить, что крестьянское (фермерское) хозяйство традиционно считается семейным, что не подтверждается данными статистики — в 2003 г. было зарегистрировано 442 тыс. работников, занятых в КФХ, из которых 235 тыс. составляли наёмные работники и 124 тыс. члены семьи, принимавшие участие в деятельности хозяйства, т.е. в среднем на одно хозяйство приходилось 1,3 наёмного работника и 0,7 члена семьи. Итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2006 г. (ВСХП-2006) подтвердили эту тенденцию — из 470,2 тыс. работников КФХ члены хозяйств, включая глав хозяйств и индивидуальных предпринимателей, составляли 220,7 тыс. человек, таким образом, на одного наемного работника приходилось 0,8 члена семьи6.
Для сравнения можно обратиться к британской классификации ферм по показателю SLR (Standart Labour Requirements — требования по стандартам затрат труда), который характеризует затраты труда в отдельном хозяйст­ве7. Единицей измерения является показатель количества часов FTE (Full-time equivalent — эквивалент полной занятости работника), которые можно конвертировать в эквивалент работника с полной занятостью, при этом условия полной занятости соответствуют 39 часам в неделю или 1900 часов в год. Таким образом, крупнейшее хозяйство в Великобритании по классификации Фахретдиновой Э.Н. окажется в группе микрохозяйств с численностью работников до 15 человек.

Таблица 1
Классификация крестьянских (фермерских) хозяйств
Категория КФХКритерии
Микрохо-зяйствоФермерское хозяйство, образованное членами одной семьи, площадь земельного участка которого не более 50 гектар, а численность работников, а также выручка от реализации товаров (работ, услуг) не превышает 15 человек и 60 млн руб. соответственно.
Малое хозяйствоФермерское хозяйство, образованное членами одной семьи, площадь земельного участка которого не выше 200 гектар, численность работников, а также выручка от реализации товаров (работ, услуг) не превышает 100 человек и 400 млн руб. соответственно.
Среднее хозяйствоФермерское односемейное, многосемейное хозяйство, или членами которого являются несколько граждан, не объединенных родством, размер земельного участка которого свыше 200 гектар, а численность работников, а также выручка от реализации товаров (работ, услуг) без учета налога на добавленную стоимость или балансовая стоимость активов (остаточная стоимость основных средств и нематериальных активов) за предшествующий календарный год не превышает предельного значения, установленного законодательством (до 200 человек и 1000 млн руб. соответственно).
Составлено по: [5]
Таблица 2
Классификация ферм по методике FTE
Класс фермыЗначение FTEХарактеристика занятости
Мельчайшее хозяйство (Very small)< 0,5 FTE
0,5 < 1 FTE
Ограниченная занятость, частичная занятость (Spare time, part time)
Малое хозяйство1 < 2 FTEПолная занятость (Full-time)
Среднее хозяйство2 < 3 FTEПолная занятость (Full-time)
Крупное хозяйство3 < 5 FTEПолная занятость (Full-time)
Крупнейшее хозяйство> 5 FTEПолная занятость (Full-time)
Составлено по: [7]

Всероссийский институт аграрных проблем и информатики им. А.А. Никонова (ВИАПИ) исследовал генеральную совокупность сельхозтоваропроизводителей, внесенных в списки ВСХП-2006 с целью определения «экономических» классов хозяйств. На основе показателей стандартизированной выручки, определяемой с 1 га условной площади и 1 условной головы скота хозяйства генеральной совокупности были разделены на 18 групп, которые образовали 4 экономических класса — заброшенные хозяйства, резидентские и рекреационные хозяйства, потребительские хозяйства, товарные хозяйства.
В свою очередь товарные хозяйства разбиты на 4 подкласса: товарные подсобные (крестьянские хозяйства), товарные основные (фермерские хозяйства), товарные капиталистические хозяйства, крупные товарные капиталистические хозяйства. Следует отметить, что в общей структуре наблюдаемых объектов, согласно этой классификации заброшенные, резидентские, рекреационные и потребительские хозяйства составили почти 90% всей генеральной совокупности ВСХП-2006, что характеризует технико-технологическую и организационно-воспроизводственную слабость аграрной сферы.

Таблица 3
Экономическая классификация хозяйствующих субъектов
Экономический классХарактеристика класса
Заброшенные хозяйстваХозяйства с нулевой стандартизованной выручкой, при наличии земель хозяйственная деятельность не ведется.
Резидентские и рекреационные хозяйстваХозяйства, используемые как место жительства или отдыха, годовая стандартизованная выручка (ГСВ) до 10 тыс. руб. Сельскохозяйственная деятельность не занимает существенной доли в доходах семьи.
Потребительские хозяйстваХозяйства, деятельность которых направлена на самообеспечение сельскохозяйственной продукцией, ГСВ — от 10 тыс. руб. до 30 тыс. руб.
Товарные хозяйства
Товарные под-собные хозяйства (крестьянские хозяйства)Крестьянские хозяйства, в которых реа-лизация сельхозпродукции обеспечивает менее 50% семейного бюджета при ГСВ менее 300 тыс. руб.
Товарные основные хозяйства (фермерские хозяйства)Фермерские хозяйства, в которых реализация сельхозпродукции обеспечивает более 50% семейного бюджета при ГСВ — от 0,3 млн руб. до 3,0 млн руб.
Товарные капиталистические хозяйстваКапиталистические хозяйства с преобладанием наемного труда, ГСВ — от 3,0 млн руб. до 30,0 млн руб.
Крупные товарные капиталистические хозяйстваКапиталистические хозяйства наемных менеджеров и работников, ГСВ — более 30,0 млн руб.
Составлено по: [8]

На основе анализа выделенных классов и подклассов предлагалось «изменить определение понятия «крестьянское (фермерское) хозяйство», включив в эту категорию все «товарные хозяйства» — не только ЛПХ, КФХ, ИП, что было бы логично, но и малые предприятия. Такой подход вызывает возражения, так как малые предприятия по своей организационно-правовой и экономической конструкции отражают отношения собственности, трудовые отношения, формирование капитала и распределения прибыли, которые несвойст­венны для индивидуальных предпринимателей8.
Отсутствие общепризнанной типологии массива КФХ, соответствующих методик и методов ее осуществления предполагает поиск и использование новых подходов при их идентификации. Так, в качестве критерия экономической классификации крестьянских (фермерских) хозяйств предлагается использовать показатель европейской единицы размера (ЕЕР), применяемой в странах Европейского Союза (ЕС). «Если, например, средний экономический размер семейной фермы во Франции равен 35 ЕЕР, то размер крупного предприятия оценивается и в 100, и в 150, и более ЕЕР. И то, и другое, и третье — крупные предприятия, а при размере 5–10–15 ЕЕР — мелкие хозяйства»9.
Обращение к европейскому опыту обоснованно и целесообразно, однако его необходимо тщательно изучать. Требуется отметить, что концепция и методика оценки ЕЕР с 2008 г. существенно изменилась. Для классификации ферм на основе ЕЕР с 1985 г. использовался показатель SGM (Standart Gross Margin — стандартная валовая маржа, представляющая собой стоимость валовой продукции с одного гектара или одной головы скота и уменьшенная на затраты, понесенные при производстве этой продукции). При этом 1 ЕЕР с учетом инфляции в 2008 г. составляла 1200 евро. В соответствии с региональными условиями ЕС порог, при котором ферма признается коммерческой, устанавливался отдельно для каждого государства-члена ЕС. Для таких стран как Германия, Нидерланды, Бельгия, Великобритания ЕЕР коммерческих ферм начинался с 16. Для большинства государств Южной Европы — от 2 до 4, Болгарии и Румынии только 2. Таким образом, натуральные хозяйства исключались из массива наблюдения сельскохозяйственных объектов как производители аграрной продукции, что для российской системы статистического учета позволило бы снять проблему наблюдения многочисленных хозяйств, обеспечивающих только личное потребление. Для полноты характеристики ферм ЕЕР дополнялся показателями общей земельной площади. С отказом в 2005 г. от практики учета прямых дотаций оценка ферм по SGM оказалась невозможной, так как без учета субсидий SGM становился отрицательным, и уже не мог служить объективным критерием.
Начиная с 2011 г. в странах ЕС рабочей группой Евростата (Eurostat-статистическая служба стран-членов Европейского союза) предлагается использовать новую типологию агропродуцентов, в которой классификация осуществляется по критерию SO — (Standart Output — стандартный объем производства в виде денежной оценки валовой продукции фермы по отпускным ценам хозяйства)10. Единица экономической оценки по SO любого типа ферм соответствует стоимости продукции с 1 га сельхозугодий, 1 гол. скота (100 гол. птицы) или 1 улья с пчелами страны, применяющей методику Евростата. Согласно директивы №1224/2008 вводится 14 классов экономического размера, которые определяются с помощью региональных коэффициентов государств-членов ЕС, корректирующих стоимость валовой продукции конкретной фермы.
Кроме классов европейская статистика учитывает тип хозяйства, который определяется на основе вида производимой продукции. В случае если ферма многоотраслевая, тип определяется той продукцией, которая занимает 2/3 общего объема в структуре производства. Выделяются 9 общих типов — зерновые, общее земледелие, овощеводство, садоводство, молочное скотоводство, пастбищное скотоводство, специализированное свиноводство, специализированное птицеводство, смешанное хозяйство, а также 21 основной и 62 особенных типа, что вопреки заявлениям разработчиков этой классификации только усложняет понимание аграрной структуры стран ЕС.
Для российской практики такой подход не вполне приемлем, так как значительно усложняет не только процедуры учета и наблюдения, но и управления аграрным сектором — он трудоемок и непрактичен. Первым шагом в этом направлении является принятие Федерального закона №147-ФЗ «О внесении изменений в статью 217 части второй Налогового кодекса РФ и в статью 4 Федерального закона «О личном подсобном хозяйстве» от 21.06.2011 г., в котором законодатель ограничил максимальный размер общей земельной площади земельных участков, находящихся одновременно на праве собственности и (или) ином праве у граждан, ведущих личное подсобное хозяйство до 0,5 га. Одновременно, согласно статьи 2 закона, указывается, что максимальный размер общей земельной площади может быть увеличен законом субъекта Российской Федерации, но не более чем в 5 раз. Таким образом, косвенно вводится критерий «пороговой» сельскохозяйственной активности, позволяющий исключить потребительские хозяйства из массива «традиционных» сельхозтоваропроизводителей. При несомненной актуальности такой новации, необходимо отметить, что законодатель учитывает только показатель общей площади землепользования, который не дополняется оценкой «активности» при производстве животноводческой продукции.
Однако несомненным преимуществом европейских методик является официальный статистический показатель порога фермерской активности (threshold for farm activity-TFA), позволяющий выделять коммерческие фермы, как самостоятельный объект наблюдения, исключая при этом значительный массив натуральных или в российской классификации нетоварных, подсобных хозяйств. Например, в Великобритании TFA коммерческой фермы должен превышать 25 тыс. евро в год. Ежегодный доход британской фермы на уровне 25 тыс. евро обеспечивается неполной занятостью одного работника. Ферма с ежегодным доходом менее 25 тыс. евро признается неактивной (inactive) и исключается из статнаблюдения как натуральное хозяйство (subsistence farming)11. Опираясь на предлагаемые методики Евростата, государства ЕС могут изменять и дополнять их с учетом региональных особенностей национальных систем классификаций агропродуцентов.
В Аграрном докладе 2011 г. Федерального министерства продовольствия, сельского хозяйства и защиты прав потребителей Федеративной Республики Германии использовалась не только традиционная Европейская единица размера (ЕЕР), но и такие характеристики масштабов хозяйствования как количество занятых работников, доходы, издержки и прибыль на 100 га сельскохозяйственных угодий, что позволяет в комплексе оценить эффективность и потенциал развития агрегированных типов и классов производителей аграрной продукции12.
Российская модель развития КФХ характеризуется нарушением органичного сочетания основных отраслей сельскохозяйственного производства — животноводства и растениеводства. К сожалению, проблема определения рациональных паттернов (pattern-модель) и соответствующих типоразмеров КФХ с начала аграрной реформы оказалась в тени. Практика количественного увеличения числа КФХ без соответствующего расчётного обоснования их производственно-хозяйственной деятельности оказалась малоэффективной. Если на начало 1992 г. было зарегистрировано 42 тыс. КФХ, то к 1995 г. их количество достигало уже 280 тыс., что, безусловно, в количественном отношении являлось положительным моментом. Однако, учитывая, что в 1995 г. в КФХ содержалось 276 тыс. гол. коров и 361 тыс. гол. свиней, т.е. примерно по одной корове и свинье на одно хозяйство, следовало признать иллюзорность надежд на то, что российские фермеры способны были решить продовольственную проблему в России. В 2011 г. в этом отношении ситуация принципиально не изменилась — при увеличении поголовья коров до 550 тыс. голов, свиней до 860 тыс. голов и одновременном сокращении количества КФХ и ИП до почти 250 тыс. единиц, на одно хозяйство приходилось только 2 коровы и 3 свиньи. Чрезвычайно настораживает тот факт, что более половины фермеров вообще не продают скот и птицу.
Эволюция отечественных КФХ противоречит тенденциям развития фермерских хозяйств Западной Европы и Северной Америки. Так, в Великобритании около 60% стоимости продукции сельского хозяйства дают животноводческие фермы, в США доля животноводческих ферм достигает более 60%, а в Швеции животноводство признано основной отраслью сельхозпроизводства, так как обеспечивает до 80% поступлений от производственной деятельности.
По расчётам специалистов Минсельхозпрода РФ оптимальные типоразмеры КФХ зерновой специализации составляют 150–250 га, в т.ч. для Сибири 250–350 га, картофелеводческой — 50–70 га и овощеводческой специализации — 20–30 га. Установлено, что при средних размерах хозяйств в 100 га потребность в тракторах в расчёте на 1000 га пашни в 2 раза, 50 га — в 3 раза, 25 га — в 5 раз, 16 га — в 15 раз выше, чем при размерах хозяйств в 1600 га13. Логично, что средний размер земельного участка россий­ских КФХ, достигавший к началу 2006 г. около 75 га составил в 2011 г. уже почти 112 га, увеличившись за 5 лет на треть. Однако, несмотря на увеличение земельной площади, полностью используют по назначению сельскохозяйственные угодья только 54% фермеров14.
Это тем более настораживает, если учесть, что большинство КФХ располагают небольшими земельными наделами — почти четверть имеет менее 5 га, примерно столько же приходится на земельные участки — от 5 га до 20 га и от 21 га до 100 га. Только 13% хозяйств располагает площадью земель свыше 100 га. Таким образом, принимая размер земельной площади в качестве критерия фермерской специализации необходимо отметить, что около 90% всех КФХ не соответствуют современным типоразмерам аграрных растениеводческих технологий, в том числе возделывания зерновых и масличных культур, столь любимых российским фермерством, а оставшимся 10% хозяйств предстоит острая конкурентная борьба с крупными по масштабам сельскохозяйственными производственными единицами, т.к. экономический потенциал современной аграрной техники высоких тяговых классов, образующих основу наиболее конкурентных российских технологий, может быть реализован в полной мере лишь на ширококонтурных полях.
Очевидно, что период хаотичного появления множества КФХ, претендующих на государственную поддержку, но не отвечающих требованиям рациональных паттернов должен быть завершён. Сосредоточив своё основное внимание на возделывании зерновых, подсолнечника и, в какой-то мере, сахарной свеклы российские фермеры фактически отказались от производства кормовых, овощных и плодово-ягодных культур, а также животноводческой продукции. Межотраслевая несбалансированность сельскохозяйственного производства в КФХ носит долгосрочный характер, оказывая отрицательное влияние на всю организационно-воспроизводственную структуру аграрной сферы, хотя масштаб такого влияния нельзя признать существенным — удельный вес фермерской продукции в общем объеме производства в настоящее время стабилизировался на уровне 7–8%.
Подсолнечниково-свекольно-зерновая специализация, объясняя логику и причины предпринимательского предпочтения КФХ, тем не менее, не может быть признана в качестве идеальной модели фермерского хозяйства. Производственный тип КФХ, отличающийся гиперразвитым растениеводством нуждается в корректировке. Такая работа должна быть осуществлена на основе научно-обоснованных систем ведения КФХ, в т.ч. поиска оптимального соотношения растениеводства и животноводства.
Практическим шагом в этом направлении является рационализация организационно-производственной структуры, отражающей специализацию и размещение КФХ. В качестве общей структурной единицы массива КФХ может быть определен производственный тип, включающий КФХ соответствующей специализации, например, к первому производственному типу логично отнести хозяйства, ориентирующиеся на производство, так называемых, товарных культур — зерновых, масличных, сахарной свеклы, картофеля и т.д. Ко второй — кормопроизводящие КФХ (сеянные травы, корнеплоды и бахчевые, силосуемые и сенажируемые культуры), содержащие молочный скот. К третьей — специализированные животноводческие хозяйства по откорму крупного рогатого скота, свиней и птицы. К четвёртой — хозяйства производящие овощеводческую и плодово-ягодную продукцию, включая питомники. К пятой — смешанные хозяйства. Представляется, что выделение производственных типов будет способствовать с помощью мер государственного регулирования исключению организационно-производственных диспропорций КФХ и преодолению их растениеводческой односторонности.
В редакции отечественного закона о КФХ от 11.06.2003 г. излишне жёстко закреплен семейно-трудовой принцип организации хозяйства. В статьях 1 и 3 закона указывается, что членами хозяйства могут быть граждане, связанные родством и (или) свойством, но не более чем из трёх семей, а также граждане, не состоящие в родстве с главой хозяйства, однако количество таких лиц не может превышать 5 человек. Столь жёсткая фиксация семейно-трудового принципа вызывает необходимость перерегистрации или изменения организационно-правовой формы для той части КФХ, которые достигли наиболее значительных производственных результатов. Главы КФХ для того, чтобы уклониться от смены организационно-правовой формы своих хозяйств вынуждены переводить постоянных работников во временные, что позволяет сохранить их прежний статус. Другой способ — регистрация в качестве индивидуального предпринимателя (ИП), что дает возможность пользоваться льготами при производстве аграрной продукции и одновременно избегать ограничений, введенных для КФХ. Популярность индивидуального предпринимательства как организационно-правовой формы для фермерства оказалась достаточно высокой, а масштабы распространения ИП в аграрной сфере значительны. Это вынуждает в официальных документах органов управления АПК, в том числе Министерства сельского хозяйства РФ использовать термин «крестьянские (фермерские) хозяйства и индивидуальные предприниматели».
Федеральная служба государственной статистики в 2010 г. впервые провела сплошное наблюдение массива субъектов малого и среднего предпринимательства в экономике Российской Федерации, исключая сведения о неформальной деятельности. Рабочим термином этого исследования являлась дефиниция «индивидуальные предприниматели». В методологическом пояснении указывалось, что КФХ согласно ФЗ от 24.06.2007 г. №209 ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», внесенные в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей включены в массив статистического наблюдения в качестве физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица. Таким образом, понятие «фермер» определенно замещается термином «индивидуальный предприниматель», что, по крайней мере, может служить конкретным типологическим признаком классификации гомогенного массива крестьян-предпринимателей.
Противоречие между пониманием крестьянского и фермерского хозяйства преодолевается в рамках объяснения коммерческой природы КФХ. Особое место, которое занимает глава хозяйства, позволяет называть его «фермером» в значении сельский предприниматель, а хозяйство в качестве синонима — фермерским. Эта взаимосвязь понятий логична, так как правовой статус членов и работников хозяйства не позволяет отнести их к категории «фермер» в вышеупомянутом значении «сельский предприниматель». Именно такое понимание соответствует природе предпринимателя, его оборотистости и инициативности, организаторским способностям и уровню профессиональных знаний, обеспечивающих современный уровень сельскохозяйственного производства.

Таблица 4
Классификация сельскохозяйственных предприятий, получающих доход от основной деятельности
Хозяйственный годРазмеры предприятияУсловные работники, усл. р. / 100 га с.у.Поголовье КРС на 100 га угодийДоходы предприятия, евро/ га с.у.Издержки производства, евро/ га с.у.Прибыль, евро/ га с.у.
ЕЕР*га с.у**
Малые хозяйства
2009/08
2010/09
29,8
30,0
30,2
29,9
4,7
4,6
101,3
109,7
2987
2870
2370
2270
538
520
Средние хозяйства
2009/08
2010/09
67,6
67,5
55,0
55,8
3,1
3,0
141,7
144,5
3515
3310
2803
2659
628
571
Крупные хозяйства
2009/08
2010/09
193,6
193,7
117,8
118,2
2,7
2,7
144,8
151,5
4097
3889
3368
3222
633
567
Всего
2009/08
2010/09
86,4
86,4
62,4
62,7
3,2
3,1
137,3
142,4
3702
3510
2998
2860
616
561
* ЕЕР — Европейская единица размера хозяйства; ** с.у. — сельскохозяйственное угодье.
Составлено по: [12]


Литература
1. Концепция развития сельскохозяйственных потребительских кооперативов. Нормативно-методические документы. Вып.2 / Министерство сельского хозяйства Российской Федерации. - М., 2006. - С.159.
2. Иншаков О.В. Экономическая генетика как основа эволюционной экономики // Вестн. Волгоград. гос. ун-та. Сер.3: Экономика. Экология. Вып. 10 - Волгоград: Изд-во ВолГУ. 2006. - С. 10.
3. Игнатов Т.В. Институциональные реформы в аграрном секторе экономики России. - Ростов н/Д.: Изд-во САГС. 2000. - С.111.
4. Разработать методику и провести сравнительный анализ аграрных структур России, субъектов РФ и зарубежных стран мира: отчет / Российская академия сельскохозяйственных наук. Всероссийский институт аграрных проблем и информатики им. А.А. Никонова (ВИАПИ). - М., 2012. - 111 с.
5. Фахретдинова Э.Н. Развитие методического обеспечения бухгалтерского учета в крестьянских (фермерских) хозяйствах: Автореф. дисс. ... канд. экон. наук. - Йошкар-Ола, 2011. - С. 12.
6. Итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2006 года. Т.1. Основные итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2006 года. Официальное издание. - М.: ИИЦ «Статистика России», 2008. - С. 38.
7. Farm classification in the United Kingdom. [Электронный ресурс] // http://www.defra.gov.uk /statistics/ files/defra-stats-foodfarm-farmmanage-fbs-UK_Farm_Classification. pdf
8. Классификация сельхозтоваропроизводителей России // Российская земля. - 2010. - №1 (янв.) - С. 1.
9. Буздалов И. Малые формы хозяйства как фактор устойчивости сельского развития // Международный сельскохозяйственный журнал. - 2012. - № 2. - С. 7.
10. Typology handbook. European Commission. Community committee for the farm accountancy data network. Brussels. 2009. p. 9.
11. Note on the of Revised Classification of Farm Types: Effects on Farm Business Income by farm type results Farm Business Survey, England 2009/10. [Электронный ресурс] // http://www.defra.gov.uk/statistics/files/defra-stats-foodfarm-farmmanage-fbs-reviseclass_111221.pdf
12. Аграрный доклад 2011 года. Краткое резюме. Федеральное министерство продовольствия, сельского хозяйства и защиты прав потребителей Федеративной Республики Германии. BMEVL, г. Бонн. 2011. - 55 С.
13. Нечитайлов С. Будущее сельского хозяйства - крупное производство // Достижения науки и техники АПК. - 2001. - № 4. - С. 7.
14. Число субъектов малого предпринимательства. [Электронный ресурс] // http://akkor.ru/wp-content/uploads/2011/02/2011-02-01-rosstat.pdf

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия