Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (47), 2013
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Посталюк М. П.
заведующий кафедрой экономической теории Академии управления «ТИСБИ» (г. Казань),
профессор, доктор экономических наук

Розанова Л. Н.
доцент кафедры экономической теории Университета управления «ТИСБИ» (г. Казань),
кандидат географических наук


Территориальные социо-эколого-экономические системы: проблема устойчивости
В статье рассматривается сущность территориальных социо-эколого-экономических систем, понятие и критерии их устойчивости
Ключевые слова: социо-эколого-экономические системы, устойчивость, региональный анализ
УДК 338+504   Стр: 426 - 432

Современная наука самым прямым образом связывает резкое повышение интереса к исследованиям проблемы устойчивости геосистем со значительным усилением внимания к вопросам охраны окружающей среды, особенно со стороны практиков. Сам термин «устойчивость природных систем» пришел из физики и имеет довольно много толкований.
Под устойчивостью понимается способность системы возвращаться в исходное состояние после снятия нагрузок (активно сохранять свои структуру и характер функционирования в пространстве и во времени при изменяющихся условиях среды) или же не претерпевать значительных изменений под воздействием внешних возмущений.
Ни одна природная система не обладает абсолютной устойчивостью к техногенезу. Поэтому весьма актуальны оценки сохранения исходных свойств ее отдельными компонентами (почвами, биотой, водами).
Устойчивость ландшафта оценивается путем выявления устойчивости свойств компонентов, а также пространственных и временных аспектов структуры. Структура же ландшафта рассматривается как совокупность элементарных геосистем с различными взаимосвязями между их компонентами, характеризующимися сезонным ритмом и образующих серии и ряды трансформации, а также различные мозаичные сочетания.
Несмотря на то, что считается целесообразным говорить об устойчивости ландшафта к конкретному характеру внешних возмущений (например, механическому, химическому и т.д.), а не об «устойчивости вообще» через показатель разнообразия ландшафтов территории (индекс Шеннона-Чивера) может быть оценена именно последняя. Одной из основных причин такого подхода служит положение о том, что горизонтальные связи в ландшафте (между элементами морфоструктуры), которые и оценивает показатель разнообразия, не менее важны для его жизнедеятельности, чем вертикальные (между природными компонентами). Для сильных (или, наоборот, слабых) систем — чем сильнее связи между соседними системами, тем устойчивее данная система к возмущениям.
В современных условиях на одно из первых мест в исследовании ландшафта выдвигается анализ природной ландшафтно-геохимической ситуации. Эколого-геохимические особенности и параметры репрезентативных естественных ландшафтов являются тем эталоном, сравнение с которым позволяет выявить весь комплекс изменений, связанных с возмущающим воздействием техногенных факторов. Многообразие ракурсов, возникающих при их изучении, позволяет целенаправленно использовать фоновые данные на разных этапах исследования.
Принято выделять несколько аспектов в изучении естественных ландшафтов.
Первый аспект — анализ природной миграционной структуры региона. Он предполагает выявление основных потоков вещества и особенностей их проявления во всех типах ландшафтно-геохимических катен. Пространственная неоднородность миграционной структуры территории четко выявляется при картографировании, это позволяет подойти к созданию специальных ландшафтно-функциональных карт.
Объектом картографирования являются ландшафтно-функциональные комплексы (ЛФК), сходные как в природном плане, так и по форме антропогенного воздействия.
Второй аспект анализа природных систем — изучение их геохимической структуры. Она хорошо показывает зонально-провинциальные различия регионов, в том числе и их литогеохимическую специализацию. В понятие «геохимическая структура» входят не только уровни содержания химических элементов в разных компонентах сопряженных ландшафтов, но и весь комплекс их соотношений.
Специфичность регионального природного фона имеет принципиальное значение при изучении геохимии территорий. Во-первых, это определяет местные особенности существования экосистем и адаптацию биоты к условиям определенных литогеохимических провинций, структура которых изменяется под давлением техногенной составляющей миграционных потоков. Во-вторых, природный фон необходимо учитывать при оценке состояния среды, когда в качестве критериев используются интегральные показатели, характеризующие интенсивность загрязнения ее компонентов (суммарные показатели концентрации элементов в атмосферных выпадениях, почвах и т. д.).
Наиболее ярким примером устойчивости сложной природной системы можно считать биосферу Земли.
Заслуга создания целостного учения о биосфере принадлежит великому русскому ученому, основоположнику геохимии, биогеохимии, радиогеологии В.И. Вернадскому (1863–1945). Он доказал, что земная оболочка, биосфера, обнимающая весь земной шар, имеет резко обособленные размеры, в значительной мере она обусловливается существованием в ней живого вещества — им заселена. Между ее косной, безжизненной частью, ее косными природными телами и живыми веществами, ее населяющими, идет непрерывный материальный и энергетический обмен, материально выражающийся в движении атомов, вызванным живым веществом [1]. По его мнению, наиболее обильна жизнь в биосфере у земной поверхности и до глубин 200 м. За пределами биосферы находятся микробы, споры и пыльца (состояние скрытой жизни). В состав биосферы он включает: живое вещество (растения, животные и микроорганизмы), биогенное вещество (продукты жизнедеятельности живых организмов — осадочные породы органического происхождения), биокосное вещество (продукты распада и переработки горных и осадочных пород живыми организмами) и косное вещество (горные породы магматического неорганического происхождения, вода, переработанные и видоизмененные живыми организмами вещества космического происхождения, космическая пыль, метеориты).
В.И. Вернадский отводит жизни, живому веществу решающую роль в формировании Земли. «Если количество живого вещества теряется перед косной и биокосной массами биосферы, то биогенные породы (т.е. созданные живым веществом) идут далеко за пределы биосферы. В результате метаморфизма они превращаются, теряя всякие следы жизни, в органическую оболочку, выходящую за пределы биосферы» [1].
В.И. Вернадский рассматривал биосферу как область жизни, основа которой — взаимодействие живого и косного вещества. Он писал, что живые организмы являются функцией биосферы и теснейшим образом материально и энергетически с ней связаны, являются огромной геологической силой, ее определяющей. «...Организмы представляют живое вещество, т.е. совокупность всех живых организмов, в данный момент существующих, численно выраженное в элементарном химическом составе, в весе, в энергии. Оно связано с окружающей средой биогенным током атомов: своим дыханием, питанием и размножением» [1].
Таким образом, самая существенная особенность биосферы — это биогенная миграция атомов химических элементов, вызываемая лучистой энергией Солнца и проявляющаяся в процессе обмена веществ, в росте и размножении организмов. То есть именно благодаря деятельности живых организмов происходит обмен химическими веществами на планете. Живое вещество приводит в движение косную материю.
Биохимическая работа живого вещества в биосфере заключается в осуществлении необратимых и незамкнутых круговоротов вещества и потоков энергии между основными компонентами биосферы: горными породами, природными водами, газами, почвами, растительностью, животными, микроорганизмами.
Таким образом, атмосфера, гидросфера и многокилометровый слой литосферы обязаны своими свойствами организмам, которые существовали миллиарды лет назад. Жизнь, совокупную деятельность всех организмов на Земле В.И. Вернадский считал наиболее мощным геохимическим агентом, преобразующим поверхность Земли, энергетическим фактором планетарного масштаба и значения.
Биосфера образовалась одновременно с началом жизни на Земле. Возникновение жизни до сих пор является одной из величайших загадок. «Было ли когда-нибудь и где-нибудь начало жизни и живого или жизнь и живое такие же вечные основы Космоса, какими являются материя и энергия? Характерна ли жизнь и живое только для Земли или это есть общее проявление Космоса? Имела ли она начало на Земле, зародилась ли в ней? Или же в готовом виде проникла в нее извне из других небесных светил?» [2].
По современным оценкам возраст Земли оценивается в 4,5 млрд лет. Большинство авторов гипотез происхождения жизни на Земле считали, что в течение огромного промежутка времени планета была безжизненной. На ее поверхности происходил медленный синтез органических соединений, который привел к образованию первых примитивных организмов.
С другой стороны, видные ученые нашей страны — В.И. Вернадский, Л.С. Берг, Л.А. Зенкевич — доказывали, что жизнь на Земле существует столько времени, сколько существует сама планета. Как писал В.И. Вернадский «...мы нигде не нашли в биосфере горных пород, ... лишенных признаков жизни. Даже массивные породы, как вулканические, так и плутонические, носят в себе несомненные следы существования живого вещества в условиях их образования. ... Мы не нашли указаний на время, когда живого вещества на нашей планете не было. Жизнь на ней геологически вечна» [2].
В процессе эволюции биосферы Земли выработались два основных способа питания: автотрофное и гетеротрофное.
В результате реакции фотосинтеза выделяется свободный кислород. Первые автотрофы — сине-зеленые водоросли или их предки. Их рост и размножение привели к увеличению количества свободного кислорода в атмосфере и впоследствии к созданию озонового экрана. Это сделало возможным появление многоклеточных животных, использующих кислород для дыхания.
Таким образом, живые существа получили возможность выбраться из воды, защищавшей их от излучения, на сушу (около 450 млн лет назад) и постепенно распространились по всей планете, полностью изменив ее облик. Дальнейшая эволюция шла в направлении максимизации видового разнообразия.
Образовался замкнутый круг взаимозависящих и взаимоприспособленных организмов и процессов, среди которых нет ни одного лишнего. Каждый выполняет свою функцию, отходы жизнедеятельности одного являются условием жизни другого. Животные не могли бы питаться и дышать без помощи растений. Но и растения без животных очень быстро бы погибли, так как некому было бы перерабатывать и разлагать образовавшуюся органику на воду, углекислый газ и минеральные соли [3].
У каждой группы организмов своя специализация в обеспечении условий совместного проживания. Автотрофы являются продуцентами (производителями), т.е. организмами, создающими органическое вещество из неорганического. При этом они потребляют излишки углекислого газа, образующегося в процессе жизнедеятельности гетеротрофов, и снабжают их пищей и кислородом.
Редуценты окончательно разлагают органическое вещество, содержащееся в отходах и трупах. Тем самым восстанавливают неорганические вещества (азот, фосфор, воду, газ и др.) в их первоначальном виде, пригодном для питания продуцентов. Круг замыкается.
Длина пищевой, трофической цепи (т.е. ряда организмов, каждое предыдущее звено которого служит пищей следующему), одновременно являющейся и цепью передачи энергии, не может быть очень большой. Как правило, она не превышает 5-7 уровней. На первом уровне происходит аккумуляция солнечной энергии зелеными растениями. Все остальные уровни — травоядные, первичные, вторичные хищники — получают уже меньшее количество этой энергии. Поэтому общая масса живого вещества представителей каждого последующего пищевого звена, как правило, резко уменьшается, образуя так называемую пищевую или энергетическую пирамиду, представленную на рис. 1.
Рис. 1. Два варианта экологической пирамиды
Из схемы энергетической пирамиды ясно, что переход к каждому следующему звену уменьшает доступную энергию в десятки раз. Поэтому число консументов, которые могут прожить при данном выходе первичной продукции, зависит от длины пищевой цепи.
Наблюдаемый в наше время экологический кризис — это, в первую очередь, кризис редуцентов, не справляющихся с количественным и качественным составом образующихся отходов человеческой деятельности.
За миллиарды лет развития природа для каждого продуцента и консумента создала своего редуцента, и ни один организм в естественных условиях не остается неразложившимся (за исключением случаев мумификации). Но человек за несколько десятилетий создал тысячи новых соединений, природе не известных, или отвергнутых ею в ходе эволюции как опасных для жизнедеятельности организмов. Соответственно и редуцентов, способных вернуть эти соединения в исходное состояние, в природе не существует. В результате, с одной стороны, быстро накапливаются захламляющие и отравляющие природу вещества, а с другой — истощаются исходные ресурсы.
Таким образом, биосфера является комплексной системой, включающей в себя иерархию систем различной степени сложности. Высшее место в этой иерархии занимают системы, относящиеся к отдельным компонентам биосферы (атмо-, гидросфера, почва, живые организмы), каждая из которых может быть разделена на более или менее сложные системы. Системы, входящие в биосферу, обладают определенной устойчивостью, которая обусловливается комплексом внутренних обратных связей в этих системах, а также зависимостями между различными системами.
Все природные структуры, процессы и явления, происходящие в биосфере, представляют собой взаимосвязанную, взаимозависящую и саморегулирующуюся, устойчивую совокупность. Все природные системы от биогеоценозов до биосферы обладают внутренней устойчивостью.
Круг, созданием которого природа обеспечила возможность относительно бесконечной эволюции живого вещества, размыкается человеком.
Возможно, природа опять найдет выход, но не произойдет ли это ценой ликвидации «возмутителя спокойствия» — Человека — через создание неприемлемых для его существования условий, т.е. через резкое изменение экологических факторов?
Наиболее древние из известных «человекообразных», австралопитеки появились 3,5–4,4 млн лет назад. Появление вида «Homo sapiens» произошло 40–50 тыс. лет назад.
Воздействие человека на природу началось уже тогда, когда сам он еще ненамного выходил из ряда других «хищников стадного характера». Это воздействие увеличилось, когда человек овладел огнем и стал делать первые орудия труда, положив тем самым начало своему преимуществу перед животными.
О первых представлениях человека об окружающем его мире можно судить по сохранившимся памятникам письменности, наскальной живописи, по его мифологии. Первобытному человеку он сам, его племя, животные и растения, земля и небо, стихии интуитивно представлялись единой и взаимосвязанной целостностью [6].
Затем в процессе приручения животных и выведения культурных растений, человек стал менять окружающий его мир, создавая для себя новую живую природу. Тем самым, сознательным путем избавившись от голода, он создал возможность неограниченного своего размножения.
Идея гармонии между природой и человеком присуща древнеегипетской и древнекитайской философии. В древнегреческой мифологии появляются мотивы противостояния человека природе. В целом, начиная с V в. до н.э., в западной философии провозглашается примат человека над природой.
Приблизительно до начала ХVIII века человечество увеличивалось медленно. Скорость прироста начинает увеличиваться и к середине ХХ в. приобретает гиперэкспоненциальный характер. В конце ХХ в. каждое 10-летие добавляет к общей численности населения Земли еще 1 млрд человек. По разным оценкам, к 2025 году на Земле будет от 8,6 до 9,4 млрд человек. Основная доля прироста населения приходится, и будет приходиться в будущем на развивающиеся страны.
Наряду с резким увеличением численности населения еще более резко выросло промышленное производство, производство энергии и продукции сельского хозяйства. В результате потоки вещества и энергии, вызванные деятельностью человека, стали заметной долей от общей величины биогенного круговорота.
Как писал В.И. Вернадский, в ХХ веке человек узнал и охватил всю биосферу. Благодаря мощной технике, радио и телевидению практически нет мест, находящихся в информационной изоляции. Человечество становится мощной геологической силой.
Таким образом, критическую ситуацию ХХI века образуют две негативные тенденции:
1. Потребление ресурсов Земли настолько превысило темпы их естественного воспроизводства, что истощение природных богатств стало заметно влиять на их использование, на национальные и мировую экономику, приводя к необратимому обеднению лито- и биосферы.
2. Отходы, побочные продукты производства и быта загрязняют биосферу, вызывают деформацию экологических систем, нарушают глобальный круговорот веществ и создают угрозу самому существованию биосферы. Редуценты не успевают очищать биосферу от антропогенных продуктов или потенциально не способны это сделать в силу неприродного характера выбрасываемых синтетических веществ. Этот кризис называют кризисом редуцентов, которому соответствует высший этап научно-технической революции — реутилизация продуктов и условное замыкание технологических циклов.
История цивилизации доказывает, что вслед за экологическим кризисом следует революционное изменение во взаимоотношениях общества и природы. В предыстории и истории человечества выделяют ряд экологических кризисов и революций, отраженных на рис. 2.
Рис. 2. Экологические кризисы и катастрофы по Н.Ф. Рейсмерсу
Анализ графического представления экологических кризисов и катастроф по Н.Ф. Рейсмерсу показывает, что процесс нарастания напряжения и разбалансированности в социо-эколого-экономических системах имеет этапные особенности:
1. Изменение среды обитания живых существ, вызвавшее возникновение прямоходящих антропоидов — непосредственных предков человека.
2. Кризис относительного обеднения доступных примитивному человеку ресурсов промысла и собирательства, обусловившего стихийные биотехнические мероприятия типа выжигания растительности для лучшего и более раннего роста.
3. Первый антропогенный экологический кризис — массовое уничтожение (перепромысел) крупных животных («кризис консументов»), связанный с последовавшей за ним сельскохозяйственной экологической революцией.
4. Экологический кризис засоления почв и деградация примитивного поливного земледелия, недостаточность его для растущего народонаселения Земли, что привело к преимущественному развитию неполивного земледелия.
5. Экологический кризис массового уничтожения и нехватки растительных ресурсов, или кризис продуцентов, связанный с общим бурным развитием производительных сил общества, вызвавший широкое применение минеральных ресурсов, промышленную, а в дальнейшем и научно-техническую революцию.
6. Современный кризис угрозы недопустимого глобального загрязнения. Здесь редуценты не успевают очищать биосферу от антропогенных продуктов или потенциально не способны это сделать в силу неприродного характера выбрасываемых синтетических веществ. Этот кризис называют кризисом редуцентов, которому соответствует высший этап научно-технической революции — реутилизация продуктов и условное замыкание технологических циклов.
С «кризисом редуцентов» почти одновременно наступают два других экологических напряжения: термодинамическое (тепловое) и снижение надежности экосистем. Они связаны с экологическими ограничениями производства энергии в нижней тропосфере и нарушением природного экологического равновесия. Данные экологические кризисы ближайшего будущего будут разрешены на основе энергетической и эколого-плановой экологических революций. Первая будет заключаться в максимальной экономии энергии и переходе к ее источникам, практически не добавляющим тепло в приземный слой тропосферы (главным образом солнечным), вторая — в регулируемой коэволюции (совместной эволюции) в системе «общество—природа». Поэтому глобальный характер изменения окружающей среды требует новой стратегии развития человечества на перспективу [4].
Проблемы устойчивого развития разрабатываются в зарубежной теории и практике представителями Римского клуба, начиная с 70-х годов. В 1987 г. Международной комиссией по окружающей среде и развитию был подготовлен доклад «Наше общее будущее», в котором сформулированы основные подходы по обеспечению устойчивого развития (sustainable development). В буквальном переводе на русский язык это означает «поддерживающее развитие», «поддержание развития». Уже впоследствии оно получило распространение как устойчивое, равновесное, сбалансированное, согласованное развитие территориальных социо-эколого-экономических систем.
В докладе утверждается, что не только не имеется собственных ограничений экономического роста, но и, наоборот, развитие экономики необходимо для решения обостряющихся экологических проблем. Таким образом, именно рост благосостояния, экологически устойчивое развитие экономики должны создать предпосылки для действенной охраны окружающей среды.
На Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992) концепция устойчивого развития получила официальное признание, и в ее основном документе — «Повестка дня на ХХI век» — была принята рекомендация о разработке всеми странами национальных стратегий устойчивого развития.
Речь идет об ориентации экономического роста таким образом, чтобы совмещать последствия человеческой деятельности с ее безопасностью.
Таким образом, понятие устойчивого развития территориальных социо-эколого-экономических систем включает в себя:
— признание того, что в центре внимания находятся люди, которые должны иметь право на здоровую и плодотворную жизнь в гармонии с природой;
— охрана окружающей среды должна стать неотъемлемой компонентой развития и не может рассматриваться в отрыве от него;
— право на развитие должно реализоваться таким образом, чтобы в равной мере обеспечить удовлетворение потребностей в развитии и сохранении окружающей среды;
— оптимизация в уровне жизни народов мира.
Управление процессом устойчивого развития, оценка эффективности используемых средств, требуют разработки критериев и показателей устойчивого развития. Система показателей для процесса устойчивого развития играет ключевую роль в выявлении состояния территориальных социо-эколого-экономических систем и их коррекции. Разработкой данных показателей занимаются многие отечественные и зарубежные коллективы ученых.
Для характеристики устойчивого развития социо-эколого-экономических систем имеется ряд показателей, которые можно рассматривать на различных иерархических уровнях: глобальном, национальном, региональном, локальном, отраслевом и т.д.
Решение проблемы разработки системы показателей связано с тем, что это открытая система, которая не может быть когда-то решена окончательно. Очевидно только то, что приоритет в этой системе должен принадлежать глобальным показателям, на базе которых могут формироваться такие же открытые национальные, региональные, локальные и другие системы показателей, имеющие свою внутреннюю структуру и субординацию, которые определяются пространственно-временными особенностями устойчивого развития.
Сравнение наиболее важных показателей развития России и их соотношение с предельно-критическими показателями вначале ХХI века представлено в табл.1.

Таблица 1
Некоторые показатели устойчивого развития для России и их соотношение с предельно-критическими показателями вначале ХХI [6]
№ п.п.Название показателяПредельно-критическое значениеЗначение в РФ в нач.XXI в.Вероятные социально-политические последствия
1Уровень промышленного производства30–40%47%Деиндустриализация страны
2Доля импортных продуктов питания30%40%Стратегическая зависимость страны от импорта
3Доля в экспорте продукции обрабатывающей промышленности45%12%Колониально-сырьевая структура экономики
4Доля в экспорте высокотехнологичной продукции10–15%1%Технологическое отставание экономики
5Доля в ВВП государственных ассигнований на науку2%0,42%Разрушение научно-технического потенциала
6Соотношение доходов 10% самых богатых и самых бедных граждан10:114:1Антагонизация социальной структуры
7Доля населения, живущая за чертой бедности10%25–40%Люмпенизация населения
8Соотношение минимальной и средней заработной платы1:31:10Деквалификация и пауперизация рабочей силы
9Уровень безработицы8–10%13%Рост социально обездоленного населения
10Условный коэффициент депопуляции11,63Превышение смертности над рождаемостью
11Суммарный коэффициент рождаемости2,14–2,151,39Отсутствие простого замещения поколений
12Средняя продолжительность жизни населения75–7965Снижение жизнеспособности страны
13Доля лиц, старше 65 лет, в общей численности населения7%11%Старение населения
14Поступления для экологической безопасности, % от ВВП5% (Германия)0,1%Угроза экологической катастрофы
15Экологические потери, % к ВВП5%15–20%Жизнеопасность окружающей среды
16Природоохранные затраты5%2%Деградация экологии
17Количество преступлений на 100 чел.5–66–6,5Криминализация общественных отношений.
18Уровень потребления алкоголя, л. абс. на чел. в год815,5Физическая деградация населения
19Число суицидов на 100 тыс. чел.3 (в России до 1917 г)42
(1995 г)
Фрустрация массового сознания
20Уровень распространенности психической патологии на 1000 чел.284 (1992 г.)
360 (2010 г.)
280 (1992 г.)
354 (2010 г.)
Разрушение личности
21Доля граждан, выступающих за кардинальное изменение политической системы страны40%43%Делегитимизация власти
22Уровень доверия населения центральным органам власти25%Ок. 14%Отторжение власти народом

В соответствии с проектом Государственной стратегии устойчивого развития Российской Федерации, показатели устойчивого развития на национальном уровне делятся на показатели окружающей среды, экономической и социальной сфер.
1. Показатели окружающей среды:
● потребление чистой первичной продукции — изменения;
● потери чистой первичной продукции при потреблении;
● площади ненарушенных хозяйственной деятельностью территорий их прирост;
● потребление природных ресурсов: земель, леса, растительных и животных (рыбных) ресурсов, минерального сырья, воды — тенденции; истощение природных ресурсов — изменение темпов;
● загрязнение природных сред: воздуха, воды, почв, растительного и животного мира; выбросы и накопления загрязнителей в средах: газообразных, жидких, твердых — тенденции.
● выбросы и накопления в окружающей среде особо опасных и радиоактивных отходов — тенденции;
● биоразнообразие — темпы изменения;
● площадь особо охраняемых территорий — прирост; озоновый слой — изменения;
● техногенные и природные аварии, число, ущерб — тенденции;
● затраты на природоохранные мероприятия.
Все эти показатели могут быть представлены в абсолютном и относительном измерении (в процентах, долях единиц и т.д.), а также рассчитаны на единицу площади, душу населения или единицу времени).
П. Показатели экономики:
● объем валового национального продукта — тенденции изменения;
● материалоемкость и энергоемкость ВВП;
● изменения структуры хозяйства;
● производительность труда;
● использование отходов, их переработка;
● снижение производства опасных и радиоактивных отходов;
● прирост запасов минерального сырья;
● доля экспорта природных ресурсов во внешней торговле, в том числе естественных биологических ресурсов.
Ш. Показатели социальной сферы:
В их составе можно выделить показатели состояния здоровья, качества жизни, социальной активности и демографические показатели.
А. Показатели здоровья:
● смертность (общая, детская, от различных причин);
● продолжительность жизни (ожидаемая при рождении и фактическая);
● заболеваемость (общая и по видам);
● осуществление мер по профилактике заболеваний;
● обеспеченность врачебной помощью;
● доступность полноценного отдыха во время отпуска;
● уровень травматизма на производстве и в быту;
● масштабы курения, алкоголизма, наркомании;
Б. Показатели качества жизни:
● наличие мест приложения труда и их соответствие структуре трудовых ресурсов;
● уровень доходов, разрыв между высокообеспеченными и низкообеспеченными категориями граждан;
● доступ к образованию и профессиональной подготовке;
● доступ к информации;
● обеспеченность жильем и местами отдыха;
● наличие здоровой среды обитания в местах постоянного проживания населения;
● наличие экологически чистых продуктов питания, масштабы их потребления;
● удовлетворение познавательных и культурных потребностей;
● обеспечение личной безопасности граждан.
В. Показатели социальной активности:
● участие в выборах и референдумах;
● участие в деятельности общественных организаций, в том числе экологических;
● деятельность общественных экологических экспертиз (количество рассмотренных проектов);
● сотрудничество общественных, частных и государственных организаций.
Г. Демографические показатели:
● численность населения, в том числе городского и сельского;
● плотность населения;
● численность мужчин и женщин;
● рождаемость, в том числе в различные периоды репродуктивного возраста у женщин;
● естественный прирост населения;
● возрастной состав населения;
● число регистрируемых браков и разводов;
● национальный состав населения;
● изменение численности и структуры экономически активного населения;
● миграция населения.
Анализ показателей устойчивого развития для России и их соотношение с предельно-критическими показателями вначале ХХI показывает, что большинство показателей современной России превышает критические значения. Это свидетельствует о наличии серьезных проблем, как в экологической, так и в социальной и экономической сферах жизни российского общества, т.е. об отсутствии устойчивого развития.
Конечно, предлагаемые показатели следует рассматривать как предварительную схему. Кроме того, показатели еще требуют придания им определенного веса, (приоритетности, значимости) в показателях той или иной группы.
Для многих показателей исключительно важно их пространственное распределение, поэтому в процессе реализации стратегии устойчивого развития важную роль должны играть географические информационные системы (ГИС), включающие кадастры природных явлений и пространственные характеристики экономики, населения и социальной сферы.
Большое значение при этом принадлежит обоснованию региональных показателей регулирования природопользования, обоснованию интегральных индикаторов регионального устойчивого развития, применению эколого-экономических балансов как формы комплексного территориального кадастра природных ресурсов; разработка методических принципов и подходов по применению на региональном уровне показателей ВВП с учетом экологического фактора («зеленого» ВВП) для системы учета и социальной оценки природных ресурсов и экологических благ.


Литература
1. Вернадский В.И. Начало и вечность жизни. - М., 1989. - 185 с.
2. Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. - М.: Наука, 1991. - 176 с.
3. Демина Т.А. Экология, природопользование, охрана окружающей среды. - М.: Аспект Пресс, 2009. - 143 с.
4. Розанова Л.Н. Оценка территориальных социо-эколого-экономических систем: синергетический подход. - LAP Lambert Lambert Academic Publishing GmbH & CO.KG (Германия, г. Саарбрюке), 2012. - 150 с.
5. Посталюк М.П., Розанова Л.Н. Оценка как фактор управления территориальными социо-эколого-экономическими системами в условиях размытости исходной информации // ВЭПС. - 2012. - №3. - С. 97-109.
6. Посталюк М.П., Розанова Л.Н. Природопользование. - Казань, ТИСБИ, 2008. - 168 с.
7. Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика / В.А. Владимиров, Ю.Л. Воробьев и др. - М: Наука, 2009 - 431 с.
8. Экологические императивы устойчивого развития России / Под ред. В.Н. Воловича, Н.Ф. Газизуллина. - СПб.: Петрополис, 1996. - 192 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия