Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (47), 2013
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Пунцукова С. Д.
ведущий научный сотрудник лаборатории экономики природопользования
Байкальского института природопользования СО РАН (г. Улан-Удэ),
доктор географических наук


Формирование лесной ренты региона в условиях экологических ограничений
В статье рассматриваются факторы и условия, влияющие на формирование лесной ренты в регионе в условиях экологических ограничений. Предлагаются новые подходы к определению совокупного лесного дохода региона как результирующего эффекта всех форм ее проявления при использовании лесных ресурсов на примере Байкальского региона
Ключевые слова: лесная рента, лесопользование, экологические ограничения, экосистемный подход, Байкальский регион
УДК 504.062:330.1; ББК 65.05   Стр: 437 - 441

Устойчивое управление лесами в условиях рыночной экономики возможно, если создаются условия эффективных экономических отношений в области использования, охраны и воспроизводства лесных ресурсов, которые удовлетворяли бы следующим критериям: социальная эффективность лесных ресурсов; экологическая безопасность лесопользования; экономическая выгода от использования лесов.
Сфера деятельности в лесной отрасли включает в себя не только заготовку древесины, сбор лекарственных растений, грибов, ягод, орехов, производство топливных брикетов и др., но также и получение дохода в области экосистемных услуг, предоставляемой лесной экосистемой, например, использование лесов в рекреационных целях и др. Сбалансированное развитие лесных производств с учетом региональных особенностей лесов и лесного сектора способствует созданию разнообразных источников лесного дохода от использования различных лесосырьевых и экологических ресурсов и услуг, которые предоставляет лесная экосистема. Кроме того, используя ассимиляционную способность лесной экосистемы, проявляющуюся, в том числе как лесовосстановительный потенциал лесной среды, можно эффективно решать задачу сохранности лесов для нынешних и будущих поколений.
В настоящее время экономическая выгода от использования лесов незначительна. Причина такого положения в низких размерах платежей за пользование лесными ресурсами, которые устанавливаются директивно на затратной основе. Низкий уровень платежей в цене лесной продукции не стимулирует рациональное лесопользование.
Для охраны и защиты лесных ресурсов в основном используется административный подход, который не в полной мере способен снизить истощение лесных ресурсов и защитить от негативного воздействия на лесную среду. Это в особенности касается тех регионов РФ, которые обладают уникальными природными комплексами. Так, действующий на Байкальской природной территории (БПТ) с 70-х годов прошлого столетия особый режим природопользования, направленный на сохранение уникального озера сдерживает экономическое развитие региона, ведет к удорожанию производимой продукции, порождает конфликт экологических и социально-экономических интересов.
В табл. 1 в обобщенном виде представлены особенности регламентации лесопользования на БПТ и мероприятия, необходимые для их выполнения.

Таблица 1
Особенности экологической регламентации лесопользования на БПТ
Виды регламентацийОрганизационно-технологические требованияМероприятия
Выделение водоохраной зоны — ограничение лесопользования— перевод лесов в 1 и 2 группы лесов;
— сокращение размера расчетной лесосеки;
— уменьшение размера лесосек;
— разработка новых правил лесопользования
— перебазировка лесозаготовительных предприятий за пределы этих зон и освоение новых менее ценных лесных участков;
— внедрение новой технологии заготовки древесины;
— проведение экологически обоснованных рубок промежуточного пользования;
— использование экологически безопасных видов техники и технологии заготовки древесины.
Выделение прибрежной защитной полосы — запрет рубок главного пользования на данной территории— леса только 1 группы;
— особо ценные лесные массивы;
— особо защитные лесные участки;
— разработка рекомендаций по использованию лесных ресурсов в этой зоне.
Запрет молевого сплава древесины по рекам и оз. Байкал— изменение транспортной схемы вывозки древесины— строительство дорог круглогодового действия
— сплав древесины сначала в плотах-сигарах, а затем только на судах


Специфика системы экологической регламентации в лесопользовании проявляется в последовательном выделении из общей лесной территории Республики Бурятия (РБ) водоохранной зоны, прибрежной защитной полосы, особо ценных лесных массивов, особо защитных участков, лесных ООПТ, на которых запрещаются или ограничиваются рубки главного пользования. Увеличение лесных площадей природоохранного назначения накладывает ограничения на масштабы и характер использования лесных ресурсов: предъявляет повышенные требования к организации лесосечных работ, транспортировке древесины, технике и технологии лесоразработок.
Для реализации лесоохранных мероприятий необходимы дополнительные финансовые и материальные ресурсы, которые обуславливают формирование повышенных затрат на производство продукции. Прирост затрат мы можем назвать экологическими затратами, поскольку он обусловлен экологической регламентацией. С другой стороны, экологические ограничения способствуют сохранению лесной экосистемы, снижению ущерба, наносимого лесной среде, т.е. формируются экологические издержки, которые понимаются нами как совокупность экологических затрат и предотвращенного эколого-экономического ущерба [1].
Анализ экономических последствий введения в регионе экологических ограничений в лесопользовании позволяет сделать вывод, что ужесточение экологических требований к хозяйственной деятельности на БПТ не сопровождалось предварительной оценкой и сопоставлением затрат и результатов на достижение поставленных целей и, соответственно, не были предприняты действия по их оптимизации. Поэтому необходимы исследования теоретико-методических основ формирования и количественного определения экологических издержек лесного производства, и на этой основе разработка методов регулирования, направленных на снижение этих издержек.
В лесопользовании взаимосвязь прямых экологических и косвенных (внешних) затрат имеет свои особенности, которые определяются спецификой взаимоотношений предприятий лесозаготовительной промышленности и лесного хозяйства по поводу использования, воспроизводства и охраны лесных ресурсов. Исследование механизма формирования экологических издержек в лесопользовании в условиях регламентации хозяйственной деятельности позволило детализировать структуру экологических издержек в лесопользовании, которая состоит из следующих видов затрат:
1. Внутренние затраты на предотвращение негативного воздействия лесозаготовок на лесную среду:
— собственно экологические затраты, которые включают плату за пользование лесными ресурсами;
— дополнительные экологические затраты, возникающие в результате действия более жестких экологических ограничений, заставляющие лесозаготовительные предприятия проводить мероприятия, снижающие негативное воздействие на лесную среду.
2. Внешние затраты (экономический ущерб от негативного воздействия на лесную среду):
— затраты в результате негативного воздействия лесозаготовительных предприятий на лесную среду вследствие не проведения лесоохранных мер (остаточный ущерб);
— вынужденные затраты лесного хозяйства на предотвращение части внешних затрат.
Предложенная структура экологических издержек в лесопользовании позволяет отразить процесс интернализации части внешних затрат лесозаготовительных предприятий в их внутренние затраты в виде специфических видов издержек — «дополнительных экологических затрат», если они проводят лесоохранные мероприятия, или в «вынужденные затраты» лесного хозяйства на восстановление лесов на вырубках, если предприятия не проводят лесоохранные мероприятия [1].
Таким образом, действенность существующей системы управления лесами и лесопользования с точки зрения стимулирования рационального использования лесных ресурсов, достижения желаемого качества лесной среды, минимизация затрат на охрану лесов значительно снижена из-за несовершенства методологических основ экономической оценки лесных ресурсов, лежащей в их основе, а также отсутствия механизмов, регулирующих взаимоотношения между государством и предпринимательскими структурами по стимулированию эколого-безопасного лесопользования в условиях законодательно установленных экологических ограничений. Поэтому для стимулирования рационального и эколого-безопасного использования лесных ресурсов важную роль играют механизмы регулирования на основе оценки лесного капитала.
Сейчас очень активно проводятся исследования о необходимости экосистемного подхода к оценке природного капитала для согласования социально-экономических и экологических целей развития общества [2,3]. Согласно этому подходу, элементы природного капитала классифицируются не только как один из факторов производства, наряду с трудом и произведенным капиталом, но и как ресурс для общества в виде экологических благ и услуг, а также ресурс способный ассимилировать негативное воздействие загрязнения. Формирующийся экосистемный подход к классификации элементов природного капитала имеет важную методологическую ценность для анализа ценности природных экосистем, поскольку в ее основе лежит стратегия комплексного управления природным капиталом, содействующая охране, воспроизводству и его устойчивому использованию.
За основу при проведении оценок лесных ресурсов региона принята рентная концепция оценки природных ресурсов, согласно которой в современных условиях существуют следующие виды рентных доходов — природная рента, экологическая рента и антирента и др. [4]. В теории рентные доходы рассматриваются как сверхдоходы, которые образуются от использования сравнительно ограниченных факторов производства — природных, экологических, технологических, интеллектуальных, финансовых и т.д. Природная рента, получаемая в виде дополнительного продукта в результате использования лучших по качеству и месторасположению ресурсов, определяется на основе разницы рыночной цены продукции и затрат на ее производство и транспортировку, включая нормальную прибыль.
Экологическая рента — это экосистемные услуги и блага, которые предоставляются мировому сообществу, такие, как сохранение биоразнообразия (например, сохранение и защита уникальной экосистемы оз. Байкал); компенсация выбросов вредных веществ в окружающую среду другими странами (ярким примером является Киотский протокол). Экологическая антирента — относительно новая экономическая категория, идентификация которой началась с обострением экологических проблем. Имеются два источника получения этого сверхдохода: истощительная разработка лучших, наиболее продуктивных ресурсов и сверхнормативное использование ассимиляционного потенциала природной среды без их восстановления и обезвреживания вредных выбросов, сбросов.
По поводу образования природной ренты имеются обширные теоретические исследования, начиная с работ А. Смита и Д. Рикардо, в которых теория экономической ренты связана с различием в плодородии почв, и работ И. Тюнена, обогатившего понятие ренты экономико-географическим фактором — различием в доступности ресурсов и его местоположения относительно рынков сбыта. В этих и других работах подробно раскрываются общие категории, относящие к этой теории, в частности, дифференциальные затраты, роль различных факторов в формировании ренты и др.
Обобщение исследований по проблемам возникновения и учета ренты в результате использования ассимиляционного потенциала [5, 6], показывает, что экстернальные издержки трансформируются в дифференциальные затраты, а именно, в ту ее часть, которая определяется дифференциальной рентой, в случае установления прав и обязанностей всех заинтересованных сторон по поводу владения и использования ассимиляционного потенциала природной среды. Обладание ассимиляционным потенциалом природной среды данной территории и институциональным механизмом его использования приносит доход. Это означает, что другие, желающие воспользоваться этим ресурсом, т.е. производить выбросы или сбросы, должны проводить природоохранные мероприятия и платить ее собственнику. В этом случае внешние издержки превращаются во внутренние.
Наличие ассимиляционного потенциала, как и существование природных ресурсов, позволяет обществу получать доходы, которые выражаются в экономии затрат на сокращение выбросов в окружающую среду. Следовательно, экстернальные издержки существуют, пока нет регулирования. Как только регулирование появляется, возникает дифференциальная рента.
Таким образом, рента возникает не только при потреблении ресурса, но и при его загрязнении. Однако методология исчисления природной ренты для многих природных ресурсов, в том числе и лесных ресурсов, не разработана, что затрудняет внедрение в практику рентных оценок и соответственно платежей. Что касается природоохранной ренты, то методы его учета в виде платежей за загрязнение, ставки которых должны определяться исходя из величины предельного ущерба природной среде, также имеют много проблем. Это связано не только с трудностями выявления этих загрязнений, но и трудностями денежной оценки ущерба.
Схема формирования совокупного лесного дохода региона, учитывающая территориальные особенности выполнения лесами экономических (сырьевых), экологических и природоохранных функций в рентной оценке показана на рис. 1.
Рис. 1. Схема формирования лесной ренты региона
Модель экономической оценки лесных ресурсов в формализованном виде имеет следующий вид:

где R — величина лесной ренты; Ц — рыночная цена лесной продукции, руб./м3; С — затраты на производство и транспортировку лесной продукции, руб./м3; p — норма прибыли; Э — величина экологической ренты ассимиляционного потенциала лесов; Л — величина лесоохраной ренты восстановительной способности лесов.
Системный подход к оценке совокупной лесной ренты, как результирующего эффекта всех форм его проявления при использовании лесных ресурсов, показывает разделение и обособление разных видов лесных рент, и тем самым, позволяет разрешить существующие противоречия при их теоретическом обосновании.
Так, многие лесоэкономисты считают, что рентная оценка лесных ресурсов должна состоять из двух частей — лесной ренты, определяемой исходя из различий в природной продуктивности и местоположении лесных участков и затрат на лесовыращивание [7]. Другие придерживаются мнения, что в расчет лесной ренты не должны включаться расходы по лесовыращиванию, и обосновывают это тем, что лесная рента есть объективная характеристика ценности используемых лесных ресурсов и условий их эксплуатации, а ее возникновение не является результатом эффективности лесопромышленного менеджмента предприятия [8, 9].
Можно согласиться с тем, что лесная сырьевая рента в принципе не должна увязываться с расходами на лесовосстановление. Напротив, расходы на лесовосстановление напрямую связаны с лесопользованием, т.е. с рубками леса. Если лесопользователи негативно воздействуют на лесную среду, то они должны возместить этот ущерб и оплатить компенсационные платежи на восстановление лесных ресурсов для уменьшения наносимого ущерба лесной среде. Величина платежа за восстановление лесных ресурсов должна определяться исходя из параметров экологических затрат, общего ущерба и затрат на лесовосстановление, одной из составляющих общего ущерба.
Таким образом, цена древесины на корню определяется диффрентой, которая учитывает разнокачественность и местоположение лесных ресурсов, рыночную конъюнктуру и другие региональные природные и производственные условия. А цена воспроизводства леса определяется экономическим ущербом и поэтому должна соотноситься с проводимыми лесоохранными мероприятиями, снижающими негативное воздействие на лесную среду. Если применяются средосберегающие рубки, то нет необходимости проводить лесовосстановительные мероприятия. Следуя этому подходу, появляется возможность дифференцировать изъятие этих средств в бюджет, т.е. этот платеж должны будут вносить только те лесопользователи, которые наносят ущерб лесной среде. Это будет стимулировать лесозаготовителей применять экологически чистые технологии и системы машин, обеспечивающих сохранение экологического, ресурсного и природоохранного потенциала лесов.
В общем виде на процесс формирования лесосырьевой ренты и экологических издержек производства влияют в основном три фактора:
— территориальные особенности лесного фонда и его экологическая значимость;
— региональная специфика лесопользования, обусловленная экологической регламентацией хозяйственной деятельности;
— характер функционирования лесного сектора (масштабы и структура производства, используемая техника и технология лесозаготовок, рынки сбыта лесной продукции и др.).
Проведенный анализ позволил классифицировать региональные условия и рентообразующие факторы, которые влияют на условия производства и воздействуют определенным образом на формирование затрат, а также на цену продукции (рис. 2). Эти параметры, от которых зависит величина лесной ренты, формируются на региональном уровне и только на региональном уровне, возможно, более достоверно их установить и проследить тенденции их изменения.
Рис. 2. Региональные факторы и условия, влияющие на формирование лесной ренты
Себестоимость заготовленной древесины является наиболее динамичным элементом в цене продукции. Она зависит от многих меняющихся факторов. Так, затраты на заготовку и переработку древесины существенно зависят от породы, а также размерности заготавливаемых бревен (крупная, средняя, мелкая). Сравнительная эффективность использования различных древесных пород показывает, что потребительская стоимость сосны намного выше, чем березы или осины, поэтому она будет стоить дороже [10].
Объем хлыста влияет на удельное потребление всех видов производственных ресурсов по всем операциям на заготовке древесины: валка, трелевка, обрезка сучьев, вывозка и разделка на сортименты. Чем больше диаметр бревна, тем выше товарный выход пиломатериалов (по объему и качеству) и тем меньше нужно затрат на его заготовку и переработку. Таким образом, породный состав, крупность бревен, запас древесины на 1 га являются важными рентообразующими факторами, которые формируют дифференциальную ренту по плодородию.
Расстояние вывозки древесины определяет затраты (текущие и капитальные) на доставку хлыстов или сортиментов до нижнего склада, а затем до пунктов потребления образует дифференциальную ренту по местоположению, которые должны учитываться в корневых ценах на древесину.
Большое влияние на размер текущих и капитальных затрат на лесозаготовках оказывает технология лесозаготовок, виды рубок. Почвенно-грунтовые условия и рельеф местности в основном влияют на удельные капитальные вложения, связанные со строительством дорог, и на текущие затраты по их обслуживанию.
Система регулирования лесопользования оказывает непосредственное влияние на увеличение себестоимости продукции, если существуют экологические ограничения на хозяйственную деятельность.
Основными ценообразующими факторами являются спрос и предложение лесной продукции на лесном региональном рынке, а также качественные характеристики лесной продукции. Структура спроса на деловую древесину разных категорий крупности зависит от следующих факторов. Если в регионе деловая древесина используется преимущественно в лесопильной промышленности, то цены на лесоматериалы различных категорий крупности будут определяться эффективностью их распиловки [10].
Если в регионе наряду с лесопилением получила развитие целлюлозно-бумажная промышленность, то цены на мелкотоварную древесину могут возрасти. Также в значительной степени корневые цены зависят от спроса на низкокачественную древесину — технологическое сырье и топливные дрова. Максимально возможная цена на технологическое сырье — цена пиловочника малых диаметров. Это возможно при условии развития древесноплитных производств, когда оно начинает конкурировать за сырье с лесопилением.
Анализ влияния экологических ограничений лесопользования на условия производства лесной продукции позволили выявить факторы и виды затрат, влияющих на формирование дополнительных экологических затрат в лесозаготовительной промышленности (табл. 2). В основу классификации факторов формирования дополнительных затрат положена специфика и степень регламентации лесопользования в разных экологических зонах, характер воздействия на условия производства.

Таблица 2
Факторы и виды затрат, влияющих на формирование экологических затрат в лесопользовании в условиях экологических ограничений на БПТ
ФакторыВиды дополнительных затрат
Перебазировка предприятий за пределы зон— увеличение затрат труда на заготовку и вывозку 1 м3 древесины;
— дополнительные затраты на ГСМ, запасные части и вспомогательные материалы;
— рост затрат на текущий ремонт лесовозных автомобилей и др.
Рост рубок промежуточного пользования— затраты труда из-за снижения съема древесины с 1 га;
— затраты на перебазировку и трелевку;
— трудоемкость лесосечных работ и затраты машинного времени из-за затрудненности технологических операций на лесосеке;
— трудозатраты на сплошной перечет и клеймение деревьев при организации выборочных рубок;
— затраты на уборку опасных и поврежденных деревьев;
Внедрение в производство экологически безопасной техники и технологии рубок— рост капитальных затрат на приобретение эколого-безопасной техники и технологии лесозаготовок;
— увеличение затрат труда лесосечных работ в связи с увеличением трудоемкости операций при канатной заготовке древесины
Уменьшение размера лесосек— затраты на строительство дополнительных лесовозных дорог, усов, веток;
— затраты из-за увеличения количества перебазировок бригад и техники из одной лесосеки в другую;
— дополнительные затраты на проведение подготовительных работ (устройство погрузочных площадок).
Запрет сплава древесины по рекам и оз. Байкал— затраты труда на 1 м3 древесины из-за снижения объема перевозимой древесины;
— затраты на топливно-смазочные материалы;
— затраты на строительство лесовозных дорог.

Первая группа факторов удорожания продукции связана запретом рубок главного пользования в прибрежной защитной полосе оз. Байкал, а также ограничением лесопользования в его буферной зоне в результате перевода лесов в I и II группы. Прямые запреты и ограничения использования лесных ресурсов на лесных территориях, выполняющих природоохранные функции, вынудили лесозаготовителей перебазироваться за их пределы и осваивать новые лесные массивы с менее ценной древесиной. Все это привело к сокращению лесосырьевой базы, снижению объемов производства и повышению себестоимости продукции лесозаготовок в результате увеличения расстояния вывозки древесины, уменьшения среднего объема хлыста, ухудшению качества заготавливаемой древесины (увеличения удельного веса лиственницы в составе насаждений).
Вторая группа факторов удорожания продукции связана с увеличением 1 группы лесов (теперь защитных лесов), которые занимают 63,5% от общей площади лесного фонда водоохранной зоны озера Байкал. Высокий процент защитных лесов в общей площади лесного фонда является положительным фактором с точки зрения охраны лесов. Однако это ограничивает использование древесины по главному пользованию, поскольку в защитных лесах, согласно правил рубок главного пользования, проводятся выборочные и постепенные рубки. Эти обстоятельства вынуждают лесозаготовителей, во-первых, проводить рубки промежуточного пользования как наиболее экологически обоснованный вид рубок, несмотря на то, что себестоимость заготовки древесины при этом возрастает по сравнению с рубками главного пользования (табл.2).
Во-вторых, внедрять в производство экологически безопасную технику и технологию рубок. Внедрение сортиментной технологии заготовки с применением маневренной колесной техники, обеспечивающей вывозку древесины без протаскивания ее по поверхности почвы, использование канатных установок на трелевке на склонах выше 15 также существенно увеличивают производственные затраты. В первом случае за счет роста капитальных затрат на приобретение техники, повышенных амортизационных отчислений вследствие высокой цены оборудования, во втором — за счет увеличение затрат труда в связи увеличением трудоемкости технологических операций.
В-третьих, на БПТ средняя площадь лесосек, отводимых в рубку, значительно ниже, чем в соседних регионах. В настоящее время площади лесосек при заготовке древесины сплошными рубками в защитных лесах составляют до 5 га, в эксплуатационных лесах — 5–20 га. Уменьшение размера лесосек в лесах бассейна озера Байкал приводит к разбросанности лесосек на значительные расстояния между ними, что влечет к образованию повышенных затрат у лесозаготовителей за счет строительства дополнительных лесовозных дорог, усов, веток, увеличения количества перебазировок бригад и техники из лесосеки в лесосеку, подготовительных работ (устройство погрузочных площадок). Исследования показывают, что уровень концентрации лесосек в большей мере влияет на затраты, связанные с транспортным, дорожным освоением лесосек, их подготовкой к работе, в меньшей мере — с лесосечными работами.
Запрет молевого сплава древесины по рекам и оз. Байкал вынудило предприятия изменить транспортную схему перевозки древесины. Вдоль рек были построены дороги круглогодового действия. Из заготовленной древесины формировали хлыстовые пакеты и вывозили на лесовозном автомобиле к грузосборочной дороге, где их грузили на скоростные автомобили-тягачи большой грузоподъемности и доставлялись в порт Усть-Баргузин. В порту из пакетов хлыстов кабель-краном формировались волноустойчивые плоты-сигары объемом 800–1000 м3 каждый. Буксирные плоты из 8–10 сигар объемом до 10000 м3 каждый теплоходами-буксировщиками доставлялись на расстояние 400 км к причалам Байкальской лесоперевалочной базы и Клюевского ЛПХ.
В связи с запретом перевозки древесины в сигарах-плотах транспортировка осуществлялась в судах, что также способствовало дополнительному увеличению затрат у лесозаготовителя. Основными факторами увеличения затрат на перевозку древесины судами по сравнению с транспортировкой в сигарах-плотах являются рост затрат труда на единицу заготовленной древесины из-за снижения объема перевозимой древесины, дополнительные затраты на топливно-смазочные материалы, транспортные расходы (плата за аренду судов).
Предлагаемый комплексный подход к оценке совокупного лесного дохода региона в условиях экологических ограничений позволит разработать систему рентных платежей, обеспечивающих рациональное использование лесных ресурсов, а также сохранение лесной среды. Необходимость совместного применения лесных рентных платежей очень важна, поскольку обеспечивает наиболее полно улавливание экономической ренты для создания финансовой основы устойчивого управления лесами и лесопользованием.


Литература
1. Пунцукова С.Д. Экономическое стимулирование эколого-безопасного лесопользования Байкальской природной территории. - Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2003.
2. Конвенция о биологическом разнообразии. Printed in Switzerland, December 1995. UNEP/CB/94/1. - 1995.
3. Пунцукова С.Д. Системный подход к оценке природного капитала // Проблемы региональной экологии. - 2010. - № 6.
4. Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Россия - 2050: стратегия инновационного прорыва. - М.: ЗАО Изд-во «Экономика», 2005.
5. Bovenberg, de Mooij, Environmental Levies and Distortionary Taxation. American Economic Review, 1994. - pp. 1085-1089.
6. Голуб А.А., Струкова Е.Б. Экономика природных ресурсов. - М.: Аспект Пресс, 1998.
7. Филюшкина Г.Н. Методика формирования платежей за пользование лесным фондом в условиях долгосрочного лесопользования // Лесное хозяйство. - 2005. - № 1.
8. Романов Е.С. О роли ренты в платежах на лес // Лесной журнал. - 2001. - № 3.
9. Починков С.В. Еще о лесном доходе // Устойчивое лесопользование. - 2004. - №1.
10. Летягин В.И., Починков С.В. Теоретические основы корневых цен на древесину // Лесное хозяйство. - 1999. - № 6.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия