Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (48), 2013
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ. ПРОБЛЕМЫ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ В СТРАНАХ СНГ И БАЛТИИ
Джанатаев Т. А.
старший научный сотрудник Института экономики Министерства образования и науки
Республики Казахстан (г. Алматы),
кандидат экономических наук


Манифест коммунистической партии: призрак бродит по Европе...
Статья посвещена 165-летию «Манифеста коммунистической партии» Карла Маркса и Фридриха Энгельса, опубликованному в 1848 году. Анализируются изменения, прошедшие за этот период. Обосновывается необходимость нового осмысления политико-экономического значения «Капитала» Карла Маркса как теоретической базы коммунизма, как сакрального мировоззрения на современное общество
Ключевые слова: коммунистическое общество, капитал и труд, духовная общность, культура и цивилизация
ББК У018.524,0   Стр: 93 - 97

Communio Sanctorum
Коммунизм в высшем его понимании есть Communio Sanctorum (Святая Святых) — одно из семи таинств христианской религии, в котором единство Communio (общины) достигается через общение с богом и предполагает равенство всех членов общества. Семь таинств христианской религии восходят, вероятно, к семерке Бессмертных Святых авестийской религии, где шесть эманаций Ахура-Мазды (Гоподь Мудрость), созданных при помощи Спэнта-Манью (Святого Духа): Благая Мысль, Истина — лучшее благо, Святое Благочестие, Божественное единовластие в бестелесном мире, Целостность и Бессмертие Божественное, во главе с Ахурой-Маздой образуют семерку единосущных, покровительствующих семи благим творениям: человеку, скоту, огню, земле, небу, воде, растениям1.
Сакральное значение Communio Sanctorum в Европе вылилось в политическое требование справедливого равен­ства в распределении материальных благ внутри общества. Communio — так называли горожане Италии и Франции свою городскую общину после завоевания первых прав самоуправления. Наступление Капитала на права Communio привело к созданию политических движений. Так из недр Communio Sanctorum вырос «Манифест Коммунистической партии» в 1848 году, объявившего: призрак бродит по Европе — призрак коммунизма2. В ХХ веке Communio Sanctorum превратили в идеологию коммунистического движения. Духовное понятие «Communio Sanctorum» потеряло свое сакральное значение. Материальное стало преобладать над духовным. Религия политизировалась. Богослужение превратилось в мантру Капитала: «Прибыль! Только прибыль! Ничего кроме прибыли!!!»
Несмотря на катаклизмы ХХ века, история идей, обозначенных в «Манифесте Коммунистической партии» и развернутых в «Капитале» Карла Маркса доказывает лишь то, что духовное объединение в Communio Sanctorum преобразуется вместе с экономическим развитием общества. Идеи прав человека, свободы совести, демократии экономически выражаются в свободе торговли, свободном передвижении капитала, в свободе конкуренции. Религиозные, моральные, политические, правовые, философские идеи, доминанты, доктрины, изменяются в ходе экономического развития. Вопрос лишь в том, какова степень развития экстраординарной «цивилизационной» развитости и/или переразвитости Homo Oeconomicus («Человек экономический») и какова степень нравственной чистоплотности Homo Sapiens («Чловек разумный»), оказавшегося под давлением капитала.
Капитал развивает материально-технические предпосылки Communio Sanctorum в виде ассоциаций, акционерных обществ, транснациональных корпораций и иных многообразных экономических, социальных, политических форм Communio. Так, идеология Communio в ХХ веке приобрела форму Acquis Communatore — «приобретенную общность» в Европейском союзе, где за последние годы достигнута договоренность по тысячам законов и нормативно-правовых актов, регулирующих «приобретенную общность»3. Историческое развитие Капитала в ЕС показывает, что европейское общество почти достигло грани Communio Sanctorum. Однако разразившийся экономический кризис поставил вопрос: является ли достигнутая общность благоприобретенным? Оказалось, что западное общество вместо истинных потребностей духовного развития ищет истину в потреблении материальных благ. Потребность в истине превратилась в истину потребления. Программные положения «Манифеста Коммунистической партии» исходят из принципа духовности Communio Sanctorum и являются лишь общим выражением действительных отношений в обществе в ее историческом движении. Не коммунисты уничтожают частную собственность, а в недрах капиталистической частности собственности зарождаются предпосылки и условия сакрального смысла Communio Sanctorum.

Дух богатства
Все что не является результатом труда — не является социальным богатством4, то есть не является благоприобретенным. Мир материальных ценностей, производимых как товар, выступает лишь как постоянно производимые и постоянно исчезающие предметы потребления. Чем больше производится, тем больше потребляется. В мире производится свыше 12 млн видов товара, который создал мир материального богатства, а вместе с ним — призрак коммунизма. На западе появилась иллюзия, что материальные ценности, производимые на мировом рынке, являются их неотъемлемой собственностью и общество начало жить под лозунгом: Dolce Vita! (Наслаждайся жизнью!) Этот лозунг подкреплен возможностью ФРС США и ЕЦБ печатать деньги в неограниченном объеме. Деньги стали мерой ценности человека и мерой измерения богатства общества. Однако природа Капитала такова, что национальное богатство, выраженное в денежной форме, оказывается на одной стороне полюса, а собственник рабочей силы — на другой. Национальное богатство становится тождественным с бедностью человека труда. Чем больше национальное богатство, тем больше национальный долг, который в США и ЕС достиг 100% ВВП.
Капитал потопил в ледяной воде эгоистического расчета священный трепет перед Communio Sanctorum. Для Капитала этические законы, моральные и нравственные нормы не более чем предрассудки, если они не «работают» на производство прибавочной стоимости. Цивилизационный прогресс породил духовную бедность. Материальное богатство обернулось культурной стагнацией. Произошел разрыв в духовном осмыслении Communio Sanctorum: «Посмотрите на полевые лилии, как они растут... Соломон во всей славе своей не одевался так... Не говорите: «Что нам есть?» или «Что пить?» или «Во что одеться?» Ищите же прежде Царствие Божия и правды Его, и это все приложится вам» (МФ 6:25, 28:29, 31:33). Стремление одеваться у лучших кутюрье, а не по законам природы, пить «Кока-Колу», а не чистую воду, есть генно-модифицированные продукты питания Monsanto, а не натуральную пищу, привели к тому, что 25% населения страдает от ожирения. В ЕС ежегодно на помойку выбрасывют 22 млрд тонн продуктов питания, тогда как 2 млрд населения мира страдает от голода. Потребительский рынок западного общества держится на импорте из Китая, где 700 млн китайских рабочих обеспечивают 700 млн населения США и ЕС. Духовный мир подавляется как от избытка материальных благ, так и от духовной обделенности от изнурительной погони за ними. Молодежь хочет найти работу, но находит лишь тогда, когда это нужно Капиталу. Молодежь — это штучный товар, который не находит себе сбыта на рынке труда. Структура экономики в Европе ослаблена и функционально не может привлечь новую рабочую силу. Усиливаются миграционные процессы. Обозначилась разница между богатыми и бедными странами. Бедные страны богаты молодежью. Богатые страны бедны молодежью, но богаты пенсионерами. Энергичная и эмоционально заряженная молодежь начинает разжигать огонь духовности новой социально-экономической модели развития общества.
Современный экономический кризис выявил, что западное общество проживает уже не в «развитых странах». Они достигли вершин материального благополучия, но не вписались в мандалу — магическую модель Вселенной как круг, вписанный в квадрат и квадрат, вписанный в круг. Круг — небесное, духовное. Квадрат — земное, материальное. Эпицикл Капитала, движущийся в Европе на протяжении последних столетий, завершился. Капитал завоевал весь мир, и старая Европа ему не нужна. Изменилась философия экономики. Общество начинает переосмысливать понятия «богатство» и «бедность». Бедность — не порок! Это ее единственное достоинство. Богатство — порочно! Это его единственный недостаток.

Капиталистический труд
В начале XIX века Капитал выступил в полной боевой готовности по превращению человека труда в Homo Capital — частную собственность капитала. Труд стал животворящим источником роста Капитала. Не Человек применяет условия труда для собственного развития, а Капитал применяет человека, создавая ему условия труда. Человек труда живет только ради увеличения стоимости Капитала и живет лишь постольку, поскольку это в интересах Капитала. Поэтому пенсионер для Капитала — это отработанный материал, дети — необработанные средства Капитала. Представители интеллектуального труда — это непроизводительная общественная прослойка. Капитал лишил священного ореола труд учителя, врача, ученого, писателя, который всегда считался почетным и на который смотрели с благоговейным трепетом. Капитал посадил их на голодный паек, рассматривая их заработанную плату как досадные издержки, сокращающие прибыль.
Для Капитала не имеет значения чей труд создает стоимость — мужской, женский, детский. В начале XIX века Капитал справлял оргии, пользуясь своим сеньоральным правом на пролетарских детей, заставляя 11–13 летних детей работать по 10–12 часов в день5. «Капитал сорвал с семейных отношений их трогательно-сентиментальный покров и свел их к чисто денежными отношениям». Это было прямое обвинение «Манифеста Коммунистической Партии» буржуазному обществу XIX века и которое приобрело циничный оттенок в XX веке. Капитал свел к минимуму алиментарный фонд общества на воспитание и образование детей, на декретный отпуск женщин, на вузовское образование. Повысился пенсионный возраст не только мужчин, но и женщин. Для Капитала человек лишь рабочий инструмент и он минимизирует издержки на поддержание его в рабочем состоянии. Для этого рассчитывается «потребительская корзина», «минимальная заработная плата», «социальный пакет» и т.п.
Чем больше социальные издержки на воспроизводство рабочей силы, тем меньше прибавочная стоимость. Если растет заработная плата, увеличиваются затраты на социальные условия, то в структуре товарной стоимости продукта происходят необратимые для Капитала процессы, сводящие на нет прибыль. Так происходит в ЕС, где труд уже не производит стоимость, а национальный долг превысил все мыслимые размеры, за которые придется расплачиваться будущим поколениям. Капитал превратил личное достоинство человека труда в меновую стоимость и поставил на место благоприобретенным личным трудом прав и свобод «одну бессовестную свободу торговли». Возникла всемирная торговая система, куда вовлечены не только население стран мира, но и страны всего мира. Эксплуатацию труда и целых стран Капитал прикрыл религиозными, социальными и политическими иллюзиями, пропагандируя ханжескую мораль, создавая «демократические» институты для разжигания межстрановой и межнациональной розни, сталкивая между собой религии и их конфессии, организуя политические объединения всех против всех и т.д.
Чем больше развивается Капитал, тем больше труд в качест­ве предметной деятельности становится формой проявления бедности человека труда. Труд не приобрел самоценности для личности каждого человека и пока является условием самовозрастания Капитала. Отношение прибавочного труда как труд на Капитал к необходимому труду как труду на себя, не достигло необходимого паритета, при котором труд становится формой проявления физических и духовных способностей для блага Communio Sanctorum. Тогда наступает предел капиталистиче­скому производству, а пока Капитал жив и будет жить, потому что имеет возможность превращать рабочую силу человека в свою частную собственность.

Цивилизация Капитала
Запад на основе своего экономического и политического превосходства провозгласил европейское общество уникальной цивилизацией, которое имеет право господствовать над остальным миром. Появилось деление «Запад» и «Восток», в которые начали вкладывать культуральный смысл. Географические понятия «Восток» и «Запад» в духовном смысле не имеют границ, так как по замечанию Лукреция, «...центра ведь нигде у Вселенной, раз ей никакого нету конца...»6 Доктрина превосходства Запада над Востоком на основе экономической доминанты привела к резкому сужению исторического, социального и политико-экономического кругозора, что вызвано завоеванием географических пространств последних нескольких столетий. Как пишет Арнольд Тойнби, «жители Запада воспринимают туземцев как часть местной флоры и фауны, а не как подобных себе людей... Им отказывают даже в праве на суверенность земли, которую они занимают»7. Туземцы (англ. native population — популяция местных растений и животных) рассматриваются сквозь призму экономической доктрины «полезности», согласно которой территории можно «зачистить» от людей и заменить их, например, овцами, если это «полезно» для капиталистического развития шерстяной мануфактуры. Так было в Шотландии, где герцогиня Сатерленд в 1825 году произвела «зачистку территории от 15 тыс. семей гэлов для разведения 131 000 овец»8. Мировая экспансия капитала и «баранизация» населения началась в Англии в начале XIX века, к концу XIX века охватила Европу и США, а в XX веке распространилась по всему миру. В период, когда был опубликован «Манифест Коммунистической партии», были разработаны доктрины превосходства «западной цивилизации» над всем остальным миром. На Западе еще сохранились предрассудки расового превосходства, цивилизационного преимущества Европы, богоизбранности Homo Occidentalis. Сохранилась вера в то, что Всевышний провел линию «цивилизационного разлома» между Востоком и Западом. Этот сюжет в сознании Homo Occidentalis вдохновлен библейским Ад и Рай. Запад стал ассоциироваться с раем, Восток — с адом, империей зла. Ад и Рай — это пролог ко всем экономическим и политическим пьесам, которые Запад разыгрывает на идеологических подмостках в разнообразных формах. Пылкое воображение идеологов Запада породило «столкновение цивилизаций», «противостояние Востока и Запада». Слово «Рай» (греч. paradise) — это транслитерация персидского слова «parendi» (богиня изобилия), обозначающее территорию, предназначенную для охоты.
Сегодня заповедным полем охоты являются нефтеносные страны Персидского залива, залежи минерально-сырьевых ресурсов на территории Казахстана, России, дешевая рабочая сила Китая. Если в древности «Рай» был угодьем для примитивной охоты, то сегодня «Рай» — это «развитые страны» Запада, которые стремятся сохранить высокий уровень потребления за счет «цивилизованной» эксплуатации «развивающихся» стран.
Мировой экономический кризис породил у Homo Occidentalis страх перед будущим из-за катастрофы старой структуры экономики, неверие в собственные силы из-за массовой безработицы, доходящей до 27% в отдельных странах ЕС и до 50% безработицы среди молодежи во всех странах. Западное общество испытывает духовную подавленность. Проходит век Запада, обусловленный небывалым развитием промышленности и экономики в XX веке. В начале XXI века начинается процесс затухания интеллектуального огня, зажженного Ренессансом средних веков — духовным движением европейского общества.
Сегодня экономика Запада в глубокой рецессии. Для новой парадигмы общества и новой экономической структуры не хватает внутренней культуры. Запад пытается восполнить внутреннюю опустошенность захватом материальных активов Востока, их интеллектуальной собственности.
Попытка разжечь остывающие угли старой экономики печатанием денег для поддержания огня не дает результатов. ФРС США, ЕЦБ, Банк Японии устроили денежный потоп в надежде поддержать свой потребительский рынок. Однако деньги не попадают в реальный сектор экономики и убегают на счета центральных банков или в офшорные зоны. «Так вот и Тантал сидел в воде, а вода убегала дальше и дальше из уст» и на вопрос Горация: «А знаешь ли деньгам ты цену? Знаешь ли деньги на что?» ни ФРС США, ни ЕЦБ не могут ответить9.
Сегодня Запад находится в поисках Востока. Начинается эпоха нового Возрождения в западном обществе. Нужен культурный источник для обновления Запада и реинкарнации Ренессанса. Нужно избавиться от избыточного материального потребления. Культурное поле мира — это источник живой воды для обновления Запада, а не источник сырья, дешевой рабочей силы для удовлетворения ненасытного потребительского рынка. Запад пребывает на стадии осмысления новых реалий развития мировой экономики и должен это принять со смирением и горечью от утрат былых привилегий и надуманных ценностей.

Homo Occidentalis
Древние греки и древние римляне представляли свое общество как цивилизованный (лат. сivilis — гражданский), а остальной мир как варварский (гр. barbaros — чужеземец), то есть чуждый их культуре. Сегодня такое деление приобрело категориальный статус и западные идеологи четко обозначили «цивилизованный мир» как высшее культурное достижение Европы. Сформировался образ западного человека — Homo Occidentalis с характерными признаками высокомерия, ничем не прикрытого презрения к остальным народам, эгоцентризма, самомнения и богоизбранности. Он стал неуправляем в стремлении присваивать себе то, что тысячелетиями создавалось культурой всех народов. Культура в понимании Homo Occidentalis — это завоевание внешнего мира, в том числе других народов, крайней формой которого является паранойя Гитлера: «...властвуя над покоренными нами народами нужно сделать все, чтобы эти народы находились на как можно более низком уровне культурного развития. Если русские, украинцы, киргизы и прочие научатся читать и писать, нам это только повредит...»10
Homo Occidentalis посягнул на субстанцию природы, которую Спиноза определил как вневременную, бесконечную и всепорождающую (natura naturans), и человека как «сотворенную конечную вещь» (natura naturata)11. Он решил изменить мир вещей и вырваться из системы координат natura naturans — изменить мир по своему усмотрению. В результате достижения антропогенетики и генной инженерии возникла реальная возможность вмешательства в Святая Святых — генетические основы человека, которое может привести к изменению самого способа бытия человека в Communio Sanctorum12. Являются ли завоевания Homo Occidentalis «цивилизационными»? Каким техническим совершенством он должен обладать, чтобы вторгнуться в геном Человека и уничтожить natura naturata? Как измерить карму «цивилизатора» Homo Occidentalis — общую сумму совершенных им поступков за последние два или три столетия?
Homo Occidentalis превращается в лишенного духовности Киборга. Он не избавился от признаков «белокурой бестии» (bestia — лат. зверь), звериные инстинкты которого проявляются как у «норвежского стрелка» Брейвика, расстрелявшего 77 детей в 2011 году. Чем больше Homo Occidentalis «цивилизуется», тем больше разрыв между материальным и духовным миром. В Древней Греции у молодежи воспитывали чувство прекрасного в природе, то есть воспитывали культуру. В Японии и сегодня воспитывают эстетическое отношение к природе. В Китае даосская философия культивирует «у-вэй» — разумное отношение к природе. В Индии отношение к живой природе представляет собой целый духовный мир. Для индийской культуры корова — это мироощущение. Для Homo Occidentalis корова — не более чем говядина.
Культура — это ценности, идеалы, этические качества. Чисто внешний «технологический» тип культуры Кант называл «цивилизацией». На вопрос, каково предназначение человека Кант отвечал: «Высшая культура! — Какое состояние делает это возможным? — Гражданское общество! — Какие рычаги? — Труд!»13 Перед кризисом 2008 года Президент Франции Николя Саркози признал: «...первопричиной кризиса является девальвация понятия “труд”»14 и отметил, что главной причиной является крах системы ценностей и нравственный кризис в обществе. Цивилизация может развиваться только в культурном поле мирового сообщества. Так происходит в США, волею судьбы ставшим «плавильным котлом» культурного единения всех народов. Духовная общность возникает тогда, когда преобразуется собственная природа человека как части природы, так «Царствие Божие не видимо; нельзя сказать — Оно здесь! или Оно там! Ибо Царствие Божие внутри вас» (Лука 17:20–21). Внутренняя культура каждого определяет уровень цивилизованности данного общества и степень приобщения к Communio Sanctorum.

Религия Капитала
«Бог мертв! — объявил Ницше15. Этим он выразил тотальное наступление Капитала на внутренний мир человека во второй половине XIX века. Капиталу нужен не богобоязненный Homo Sapiens, а лишенный духовности Homo Oeconomicus («человек экономический») как созидатель прибавочной стоимости. «Бога нет! — заявил Капитал устами Остапа Бендера, — это медицинский факт!»16 Так начался великий философский спор о жизни земной и небесной. Как бы ни был узок горизонт мышления отдельной личности, душа его живет в сверхматериальном измерении. Материальные и духовные аспекты жизни различны. Человек еще не осознал единство материального и духовного в природе. Капитал свел на нет религию как культуру миропонимания, мировоззрения и мироощущения народа и воздвигнул культ «полезности» человека как Homo Oeconomicus.
Христианская религия возникла на почве отрицания языческих верований, когда «...религия больше... нечестивых и преступных деяний рожала», когда родители приносили в жертву детей: «Гнусно рукою отца быть убитой... для ниспослания судам счастливого выхода в море...» — так описывает Лукреций древние греческие обряды жертвоприношения детей богам17. Христианизация Европы шла под знаком борьбы между государством и церковью: «...не церковь обращается в государство. То Рим и его мечты. Напротив, государство обращается в церковь, восходит до церкви и становится церковью на всей земле...что совершенно противоположно и Риму»19. Так сформулировал эти противостояния Ф.М. Достоевский.
Религия стала экономическим и политическим инструментом давления Капитала на духовное в Человеке и превращения его в Homo Oeconomicus. В Христианской Европе Триединый Бог — Бог Отец, Бог Сын, Бог Святой Дух — утратил свое влияние на людей: «Христианство обречено. Оно увянет и исчезнет. Мы сейчас куда популярнее Иисуса» — шокировал западную общественность Джон Леннон в 1964 году19. Влияние приобрел триединый промышленный капитал: Денежный Капитал, Производительный Капитал, Товарный Капитал. Метаморфозы промышленного капитала: «Д–Т ... П ... Т’–Д’ в своих переливах приобрели окончательную денежную форму богатства: Д–Д’ — деньги делают деньги. Оторванный от триединства промышленного капитала Д–Д’ стал самостоятельной силой, приобрел свое молитвенное поле. Духовность, основанная на моральном кодексе, заменена на доминанту «полезности», которая стала краеугольным камнем современного катехизиса — Economics, заменившего собой Веды, Авесту, Тенгри, Синто, Дао, Будду, Тору, Библию, Коран. Еще в начале XX века Макс Вебер обрисовал идеал «кредитоспособного добропорядочного человека, долг которого рассматривать приумножение своего капитала как самоцель: «Из скота добывают сало, из людей — деньги»20.
Капитал отвергнул идеалы христианства, а вместе с ними основы нравственности и морали, где может реализовать свои моральные добродетели в Communio Sanctorum — это Град Божий в библейском варианте, и в земной версии — «Атлантида» Платона, «Добродетельный город» Аль-Фараби, «Город Солнца» Томмазо Кампанеллы, «Роза Мира» Даниила Андреева. Царство Божие, пропагандируемое всеми религиями и верованиями, предполагает необходимость и возможность образования единого Communio Sanctorum на нравственных принципах, которые, в общем, едины для всех народов. Так, 10 библейских заповедей являются купюрами исповеди перед 42 богами, описанными в египетской книге мертвых21. Все эти заповеди одинаковы у всех народов и выражают единство человека с природой. В индийских Ведах, древнеперсидской Авесте, китайском Дао, японском Синто, Тенгри Чингисхана, Торе иудеев, Библии христиан, мусульманском Коране утверждаются одни и те же нравственные принципы и этические нормы.
Капитал объявил тотальную войну всем религиям и верованиям, разрушил их единство и действует по принципу: «Разделяй и властвуй».
Исторически рыночные отношения развивались в точках соприкосновения общин, между кочевыми и земледельческими народами. Обмен продуктами носил сакральный характер как обмен дарами природы. Так, до сих пор в Японии существует обычай устраивать ярмарки во время праздников на храмовых территориях как дань традиции обмениваться продуктами как священными дарами природы. Устраиваемые в городах ярмарки сельской продукции в какой-то мере тоже носят сакральный характер, так как обмен осуществляется без посредников. Моральная подоплека в том, что ярмарка — это место, где очищаются от духа наживы или придают духовность своим отношениям. Исторически товарный обмен в евразийских степях развивался под покровительством Тенгри, также как в Японии — под сенью синтоистских и буддистских храмов. Этим укреплялась связь храмов с мирскими делами. Первые европейцы, появившиеся на американском континенте, объединялись по религиозным признакам. Еще в начале XX века положение человека в американском обществе определялось его отношением к христианским ценностям.
По мере того как Капитал набирал силу, жажда денег оттеснила религиозные чувства. Капитал отверг этические нормы морали и нравственности, проповедуемые всеми религиями и верованиями и внес разлад в возможность образования единого Communio Sanctorum. Началась междоусобная борьба между единоутробными религиями — иудаизмом, христианством, исламом.

Homo Communio
Капитал не имеет отечества, соответственно работник, рабочая сила которого принадлежит Капиталу, не может конституироваться как личность, обладающая свободой. Капитал разрушает национальную обособленность. Развитие мирового рынка усиливает национальные связи и развивает торговые отношения между всеми странами. Технологические средства коммуникации мультиплицируют взаимосвязи не только народов, но и личностей. Человек становится космополитичным, гражданином мира.
Транснациональный капитал объединяет собственность в акционерные общества, концентрирует людей, интегрирует союзные отношения суверенных государств, создает политические и экономические объединения, изменяет общественный строй и социальную структуру общества. Поэтому свобода личности, демократия, права человека как Homo Communio образуются в контексте свободы движения Капитала, товаров и услуг. Диапазон воздействия Капитала на общественную жизнь расширен до пределов Вселенной. Географические расстояния Капитал «устранил». Финансовые трансакции в любой конец мира совершаются мгновенно. Общение по скайпу уничтожило время. Все это техническая победа человека над природой. Теперь встал вопрос о духовной победе над самим собой. Скоростные средства передвижения сократили время и расстояние, но сократился ли путь Человека к самому себе? Насколько стал длинным духовный путь самосовершенствования? Технологические достижения бросили моральный вызов и человек оказался неподготовленным этически. Папа Римский Франциск на Всемирном фестивале католической молодежи в Бразилии 29 июля 2013 года призвал всех к преобразованию своего духовного мира, не забывая Бога. Экономическая деятельность и моральный кодекс Communio Sanctorum вступили в конфликт. Конфликт ценностей Капитала и этические ценности Homo Communio достигли своего апогея. Человек не способен преодолеть силы Природы. Он может усвоить лишь то, что дано Природой. Попытки Капитала создать конфликт между Человеком и Природой привели лишь к конфликту между Человеком и Человеком, который экономически проявляется как конфликт между капиталом и трудом, между производством и потреблением, спросом и предложением и т.д.
Возникла необходимость создания теоретической системы, охватывающей единство органической и неорганической природы для объяснения социально-экономических последствий эволюции Homo Communio. Сегодня подспудно формируется новое мировоззрение, пока еще не осмысленное на философском уровне. Формируется новая система ценностей, отражающая новые реалии в развитии Homo Communio. Практика порождает потребность в этическом и правовом регулировании экономической жизни. Экономическая жизнь отвергает постулат «полезность» в мировоззрении Economics как теоретической системы объяснения экономических явлений. Возрождается научная система классической политической экономии Смита-Рикардо-Маркса.
Работает и набирает силу школа классической политической экономии профессора И.К. Смирнова «Философия экономических ценностей», организованная редсоветом Евразийского международного научно-аналитического журнала «Проблемы современной экономики. Созданная на базе спецкурса «Метод исследования экономического закона движения капитализма в «Капитале» Карла Маркса, эта школа уже объединяет ученых, которые понимают, что веками освященные традиции, моральные и нравственные нормы, этические принципы и эстетическое восприятие мира зависят от закономерностей движения капитализма. Путь Homo Communio в Communio Sanctorum зависит от научного осмысления этого пути.


1 Авеста: избранные гимны (пер. с авест.) — Душанбе: Адиб, 1990. — С. 176.
2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Манифест Коммунистической партии. — М.: Политиздат, 1972. — С. 64.
3 Леонардо М. XXI век — век Европы. — М.: Аст. Хранитель, 2006. — С. 66.
4 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. т. 26, ч. III. — С. 446.
5 Карл Маркс. Капитал. Т. 1 — С. 302.6 Тит Лукреций Кар. О природе вещей: Поэма. — М.: Мир Книги; Литература, 2006. — С. 63.
7 Тойнби А. Дж. Постижение истории: Сборник. — М.: Айрис-пресс, 2004. — С. 87–88.
8 Карл Маркс. Капитал. Т. 1. — С. 74.
9 Гораций. Сатиры. Кн. I. — М.: НФ «Пушкинская библиотека; АСТ, 2005. — С. 635.
10 Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера. — Смоленск: «Русич», 1993. — С. 198.
11 Спиноза Б. Краткий трактат о боге, человеке и его счастье; трактат об усовершенствовании разума; Этика. — М.: Мир Книги; Литература, 2007. — С. 142.
12 Гнатик Е.Н. Генетическая инженерия человека: вызовы, проблемы, риски. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. — С. 196.
13 Гулыга А.В. Кант. — М.: Молодая гвардия, 2005. — С. 167.
14 Саркози Николя. Мое мнение. Франция, Европа и мир в XXI веке. Пер. с фр. — СПб.: «Александрия–Симпозиум», 2009. — С. 243.
15 Ницше Ф. Так говорил Зарасутра. — М.: Харвест; М.: АСТ, 2000. — С. 6.
16 Ильф И.А., Петров А.П. Золотой теленок: Роман. — М.: ОЛМА-Пресс; Образование, 2005. — С. 357.
17 Тит Лукреций Кар. О природе вещей: Поэма. — М.: Мир книги; Литература, 2006. — С. 28.
18 Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. — Полн. собр. соч. в 30-ти томах. Т. 14. — Л.: Наука, 1976. — С. 62.
19 Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада. — М.: АСТ, 2004. — С. 83.
20 Вебер М. Избранные произведения: Пер. с нем. — М.: Прогресс, 1990. — С. 73.
21 Древнеегипетская книга мертвых. Слово устремленного к Свету. — М.: ЭКСМО, 2006. — С. 262–270.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия