Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (48), 2013
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Барыгин М. Е.
аспирант кафедры экономики природопользования и сервиса экосистем
Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики


Социальная защита пожилых людей как механизм воспроизводства человеческого капитала
В статье рассмотрены перспективы и условия развития социальной защиты пожилых людей в рамках концепции человеческого капитала. В качестве одного из направлений социальной защиты проанализированы необходимость, опыт и перспективы образования пожилых людей
Ключевые слова: социальная защита, пожилые люди, человеческий капитал, профессиональная ориентация, трудоустройство пожилых людей, образование пожилых людей
УДК 67.400.22+ 330.1   Стр: 98 - 101

Как правило, в литературе при описании основ социальной защиты пожилых людей определено две ее основные функции: социальное обеспечение (выплата пенсий, предоставление льгот) и социальное обслуживание (предоставление услуг для поддержания жизнедеятельности).
Однако, в рамках социальной защиты пожилых людей не менее важна и такая функция как партиципация, т.е. включение пожилого человека в социальную жизнь, его социализация.
Сегодня старость не рассматривается только как негативный процесс, а скорее представляется в качестве завершающей стадии развития человека с определенными особенностями. Можно говорить о том, что требуется построение новой модели старости, предполагающей не только увеличение продолжительности жизни, но и коренное изменение качественных характеристик, в том числе и возможности использования личностного потенциала пожилого человека.
Безусловно, размер использования такого потенциала определяется двумя факторами: желаниями самого человека и условиями социально-экономической системы государства.
Таким образом, задачей власти в рамках реализации социальной политики является с одной стороны, в стимулировании желания развития у пожилого человека, а с другой стороны формирования возможности такого развития. Эти направления взаимообусловлены и взаимосвязаны.
Решение проблемы развития пожилых людей необходимо искать в сфере обучения. Причем, такое обучение может приносить как непосредственный эффект для экономики страны (вовлечение в производственный процесс), так и опосредованный эффект, выражающийся, например в социальной стабилизации, снижении деприваций.
В Политической Декларации Международной конференции по проблемам старения подчеркнуто, что отсутствие возможности получать образование в пожилом возрасте может стать причиной отчуждения, изоляции, разобщенности поколений, маргинализации и пр.
В Европейской социальной хартии (в новой редакции) сказано, что каждый имеет право на пользование благами, позволяющими обеспечивать хорошее состояние здоровья; каждый имеет право на соответствующие возможности в области профессионального обучения; каждый должен иметь возможность зарабатывать себе на жизнь путем свободного выбора профессии и занятий; каждый, не имеющий необходимых материальных средств, имеет право на социальную и медицинскую помощь; каждый имеет право пользоваться услугами социальных служб; каждый имеет право на защиту от бедности и социального остракизма; каждый имеет право на жилье. Статья 23 Хартии провозглашает, что каждое пожилое лицо имеет право на социальную защиту. В этих целях пожилым людям должны предоставляться адекватные ресурсы, позволяющие вести достойную жизнь и играть активную роль в публичной, социальной и культурной жизни.
В рамках теории человеческого капитала, разрабатываемой с 50-х годов ХХ века, изучаются процессы накопления и использования характеристик людей. Накопленный запас знаний, умений, навыков и прочих человеческих качеств могут быть продуктивно использованы для создания прибыли, составляющей доход, как отдельных людей, так и общества в целом. Способности человека к созидательному и производительному труду могут формироваться на основе интеграции сущности человека с инвестированием в него, такими способами как образование; обучение; миграция и поиск работы; здравоохранение и питание. Различного рода услуги по охране здоровья и организации питания.
В данной статье выдвигается гипотеза о том, что пожилые люди могут рассматриваться как человеческий капитал. Т.е. социальная защита данной категории является одним из механизмов воспроизводства человеческого капитала.
Первоначально теория человеческого капитала демонстрировала именно экономическую важность развития человека. Так, согласно теории человеческого капитала, разработанной в начале 1960-х гг. американскими экономистами Теодором Шульцем, Гэри Беккером и Джейкобом Минсером, вложение средств в человека осуществляется в целях повышения его способности зарабатывать в будущем [1]. Т.е. все затраты на развитие человеческого капитала — это вложение в благосостояние общества.
В отличие от любого другого вида капитала, инвестиции в который осуществляются только в целях развития экономической системы, средства, вкладываемые в человеческий капитал, могут быть использованы и непроизводительно. Это означает, что расходы на данный капитал не являются инвестициями в чистом виде, скорее их можно назвать социальными инвестициями.
Развитие пожилых людей является одним из примеров такого социального инвестирования. Отметим, что традиционно в социально-экономической политике при формировании человеческого капитала упор делается, как правило, на развитие детей (трудового потенциала) и трудоспособных граждан. Безусловно, в данном случае гораздо проще оценить экономический эффект от таких вложений, т.е. реальный уровень возврата инвестиций. В отношении таких социальных слоев, как инвалиды, пенсионеры и другие нетрудоспособные граждане чаще всего термин «человеческий капитал» не применяется. Обычно употребляются такие понятия как «категории граждан, нуждающиеся в социальной поддержке», «незащищенные социальные слои населения». Т.е. общество априори рассматривает таких людей как некую социальную «обузу», не обладающую экономическим потенциалом.
В социологии, в результате отказа от сугубо экономического понятия стоимости, понятие капитала было значительно расширено путем выделения наравне с человеческим культурного и символического капиталов [4].
По П. Бурдье символический капитал — это «капитал чести и престижа», означающий наличие легитимной компетенции, то есть особого права производства мнений по поводу происходящих событий [2]. Такими правами, как правило, обладают эксперты, что предполагает связь символического капитала с опытом, репутацией и авторитетом.
Культурный капитал воплощается в практическом знании, позволяющем человеку распознавать стратегии действия других людей. Его накопление связано с навыками социализации в определенной социальной среде [4].
Таким образом, обладая символически капиталом, пожилые люди могут выполнять самостоятельные, например оценочные или консультационные работы. Согласно данным социологических исследований, большинство представителей различных возрастных групп отмечают положительное влияние знаний и навыков пожилых сотрудников на работу организаций.
Обладая культурным капиталом, пожилые люди могут передавать опыт и знания другим людям. Так, в США основан Профессиональный корпус, который набирает пожилых людей в качестве наставников для детей в городских школах. Профессиональный корпус действует в 14 городах и включает более 1,800 волонтеров, которые проводят как минимум 15 часов в неделю, помогая детям.
В социальной геронтологии в качестве одного из теоретических конструктов, определяющих сущность и особенности позднего периода жизни, традиционно выделяют механизм трансмиссии культуры [3]. Согласно теории социальных эстафет М. Розова, воспроизведение деятельности по образцам, то есть социальные эстафеты, представляет собой самый глубинный и фундаментальный механизм существования культуры, на который опираются все остальные социокультурные программы [5].
Таким образом, в рамках символического и культурного капитала пожилые люди выполняют воспитательную функцию, имеющую важное социально-экономическое значение.
Например, в профессионально-деловой среде всегда существовал институт наставничества, первоочередной задачей которого была социализация молодых специалистов, их интеграция в профессиональную среду. Наставничество широко применялось на советских предприятиях. Основу для таких практик составляли: 1) дефицит рабочей силы; 2) зависимость оплаты труда от стажа работы; 3) всемерное поощрение рабочих династий. Кроме того, важную роль играла и психологическая сторона вопроса — наставники пользовались уважением на предприятии. Деятельность, направленная на обучение и социализацию молодежи, представляла собой вершину карьеры, особенно в рабочих специальностях. В настоящее время система наставничества практически полностью разрушена.
Пожилые люди также выполняют обязанности по воспитанию детей в семье (это особенно распространено в нашей стране), что способствует расширению возможностей для вовлечения лиц трудоспособного возраста в сферу экономики, т.е. пополнению «человеческого капитала».
Но, по мнению автора, рассматриваемая категория населения является не только символическим и культурным, но и человеческим капиталом. Причем в последние годы это становится все более очевидным.
Демографическое старение становится государственной проблемой для большинства развитых стран. Так, по расчетам американских специалистов к 2030 году, когда последний человек из поколения «бейби бума» достигнет 65 лет, количество людей за 65 в США будет равняться около 70 миллионов — вдвое больше, чем сегодня. Более 30% населения будет старше 50 лет. Такая же ситуация наблюдается и в других развитых странах. В Российской Федерации ожидается, что к 2025 году доля пожилых граждан будет составлять 25,8%. Еще никогда в истории человечества так много здоровых людей не достигали такого позднего этапа жизни, и возникает опасность того, что затраты на медицинскую помощь и социальную безопасность станут экономическим бременем.
Сегодня ощущается явная необходимость рассматривать пожилых людей, особенно в перспективе, в качестве трудового потенциала, т.е. возникает ряд новых задач, порожденных особенностями современного этапа, одной из которых является реализация их профессионального потенциала.
Согласно исследованию Merrill Lynch New Retirement более 80% пожилых людей в США планируют работать даже после 65-ти лет, Многие постараются пополнить свое соцобеспечение, так как минимум одна четверть людей не накопили достаточно денег на пенсию, согласно данным Бюджетного управления Конгресса. Сегодня в России действует политика стимулирования занятости пенсионеров. Премьер-министр России Дмитрий Медведев поддержал запрет на использование в объявлениях о найме на работу указаний о максимально допустимом возрасте соискателей, а также призвал работодателей активнее вовлекать пенсионеров в экономику.
В Российской Федерации по официальным данным, занятость пожилых людей, начиная с 2002 года, растет и в настоящее время охватывает около четверти всех людей пенсионного возраста. Это связано, прежде всего, с отменой ограничений на занятость пенсионеров в законодательстве, вступившем в силу в 2002 г., а также с тем, что современный уровень пенсий не обеспечивает нормальный уровень жизни. Но продолжать трудиться пожилые люди стремятся не только по экономическим соображениям, но и потому, что вовлеченность в работу дает им ощущение нужности, моральной и материальной независимости, а также устраняет дефицит общения, наполняет чувством собственного достоинства, не дает стареть. Поэтому вопрос поиска работы для людей в возрасте очень актуален. Кстати, судя все по той же статистике, работают чаще других отнюдь не самые бедные пенсионеры. Более важными факторами, влияющими на решение продолжать трудиться в преклонные годы, являются хорошее здоровье и наличие высшего образования. А поскольку среди пенсионеров с каждым годом становится все больше образованных людей, желание уйти на «покой» после 55–60 лет будет встречаться все реже и реже.
Большинство работающих пенсионеров (около 60%) продолжают свою профессиональную деятельность на том же месте, на котором они трудились до пенсии. Особенно много пожилых работников заняты в таких сферах, как наука, культура, педагогика, здравоохранение и социальное обслуживание.
Если пенсионер не смог остаться в прежнем коллективе, ему приходиться становиться соискателем. В центрах занятости пенсионерам предлагаются различные вакансии: работа страховых агентов, курьеров, почтальонов, дворников, расклейщиков объявлений, киоскеров, музейных смотрителей, библиотекарей, диспетчеров, лифтеров, консьержей, продавцов или кассиров в небольших магазинах. Постоянный дефицит кадров наблюдается в регистратурах поликлиник и в детских садах. Мужчинам-пенсионерам, особенно работавшим в силовых структурах, несложно найти работу в охране. Особую ценность представляют пенсионеры рабочих специальностей, поскольку средний возраст в этой сфере 55–58 лет. Бывшие педагоги, как правило, занимаются репетиторством или ведут кружки в детских домах творчества.
Очевидно, что сегодня должна быть создана система развития и профессиональной поддержки пожилых людей, т.е. их воспроизводства как человеческого капитала. Такая система должна строиться на следующих принципах:
— полное осуществление всех прав и основных свобод всех пожилых людей, равенство всех граждан старшего поколения;
— создание возможностей для развития индивидуальных способностей, профессионального и творческого потенциала;
— соблюдение добровольности занятости и доступности образования;
— социальное партнерство, основанное на конструктивном, заинтересованном взаимодействии государственных органов, общественных организаций, науки, медицины, профсоюзных объединений граждан старшего поколения, творческих, религиозных, благо­творительных организаций и других социальных партнеров, предоставляющих пожилым людям поддержку, помощь, в том числе в трудоустройстве, образовательные и консультативные услуги;
— учет специфики образовательных и консультативных потребностей пожилого населения;
— учет мирового опыта и практики образования и профессиональной ориентации пожилых людей.
Система развития и профессиональной поддержки пожилых людей должна быть ориентирована на:
— потребности пожилых людей, а также рыночный спрос на рабочую силу;
— биографию, жизненный мир и опыт пожилых людей;
— на ресурсы и компетентность пожилых людей для их повседневной и профессиональной деятельности.
В качестве одного из направлений функционирования системы может стать обучение пожилых людей, которое было положено в середине 70-х годов XX века. Образование как функция социальной защиты — это средство, помогающее удовлетворить разнообразные потребности пожилых людей. Необходимо научить их помогать себе в трудных ситуациях, дать им почувствовать свое участие в общественной жизни, свое влияние на окружающую социальную среду. Обучение пожилых основано на стремлении к самостоятельности, т.е. это процесс роста, осознания и получения опыта; деятельность, которая делает возможным для пожилых людей получение контроля над собственной жизнью; процесс эмансипации, так как пожилые люди получают возможность сами управлять собой и обеспечивать себя, удовлетворять весь комплекс своих потребностей.
Первый университет для рассматриваемой категории населения был основан в 1973 г. в Тулузе профессором Пьером Велла. В настоящее время образовательные программы для людей «третьего возраста» получили широкое распространение во всем мире.
В образовательных учреждениях для пожилых людей выделяются следующие направления обучения:
1. Предупреждение старости. В рамках данного направления осуществляется пропаганда психической и физической активности с целью предупреждения депрессивного настроения от процесса старения.
2. Подготовка к пенсии. В рамках данного направления проводятся психологические и социологические тренинги с целью социализации пожилого человека в общество.
3. Подготовка к общественной деятельности. В рамках данного направления пожилые люди вовлекаются в общественно полезную деятельность с целью повышения своей значимости.
4. Факультативное обучение. В рамках данного направления осуществляется овладение пожилых людей навыками для их общего, в том числе социокультурного, правового, технического развития (обучение иностранным языкам, компьютерной грамотности, музыке и т.д.)
5. Повышение квалификации, переподготовка, переобучение. В рамках данного направления осуществляется получение пожилыми людьми новой профессии, или получение дополнительных навыков к уже имеющимся.
Сегодня во многих развитых странах, например США, Японии, Франции, Польше и др. открыты различные образовательные учреждения (специальные курсы, учебные центры, народные университеты и факультеты) для пожилых людей, в которых учебные программы формируются на основе психологических, экономических и социологических исследований с учетом предпочтений пожилых людей. Чаще всего в таком обучении отсутствуют обязательные программы.
В Японии специальные занятия для пожилых людей были созданы в 60-е годы. Организации, действующие в рамках японской системы образования, предлагали разнообразные программы, начиная с коммунальных проблем и заканчивая обучением женщин, матерей в период ухода за ребенком. В 1965 году правительство поручило местным властям разработать систему дальнейшего образования для пожилых. С 1980 года эта система стала регулярной.
В Финляндии действующие более 60 лет народные университеты принимают всех желающих. Как университеты, так и коллегии, занимающиеся стандартным образованием и обучением взрослых, предлагают образование всем возрастным группам, а также специальное образование пожилым. В рамках народных университетов проводятся, так называемые, академии для пожилых. В стране независимо друг от друга развиваются три направления обучения взрослых: культурно-общественная (первоначально формировалась в рамках сельского обучения); обучение, организуемое профсоюзами; профессиональное обучение.
В Дании и Швеции обучением пожилых занимаются народные университеты. В Дании существуют даже специальные университеты для пенсионеров, деятельность которых финансируется частными лицами, государственными и местными органами власти.
В Голландии осуществляется тесное сотрудничество между предприятиями и организациями сферы производства и учреждениями, занимающимися обучением пожилых людей в рамках проекта «Пенсия в перспективе». Целью этого проекта является предоставление возможности образования работникам предпенсионного возраста. Пяти — и семидневные курсы проводятся в местных центрах или организациях просвещения. Их задача — помочь людям научиться переживать перемены, связанные с выходом на пенсию.
В Италии организованы курсы для пожилых людей на уровне начальной и средней школы. Они не функционируют регулярно и не охватывают большого числа учащихся. Их задача — компенсация уровня образования. Однако существуют любительские хоры и театральные труппы, состоящие из пожилых людей.
В Польше учреждениями, предназначенными для всех, несмотря на возраст, место жительства и образование, были общие университеты. Наиболее сильное влияние на людей они оказывали в маленьких городках и деревнях. В сельских общих университетах учились вместе три поколения: молодежь, люди среднего возраста и пожилые. Возраст студентов можно определить от 16 до 80 лет.
В России традиции неформального образования развиваются в контексте благотворительности с середины XIX века. В 1855 г. известный врач и педагог Н.И. Пирогов открыл первую бесплатную школу для взрослых.
К нормативно-правовой базе образования пожилых людей можно отнести:
1. Конституция Российской Федерации;
(пожилым гражданам гарантируются равные со всеми гражданами России социальные права и свободы).
2. Федеральный закон от 10.12.1995 г. № 195–ФЗ «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации»
(Социальное обслуживание представляет собой деятельность социальных служб по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, социально-медицинских, психолого-педагогических, социально-правовых услуг и материальной помощи, проведению социальной адаптации и реабилитации граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации).
3. Федеральный закон от 02.08.1995 г. № 122–ФЗ «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов»
(регулирует отношения в сфере социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов и устанавливает экономические, социальные и правовые гарантии для граждан пожилого возраста).
Сегодня в Российской Федерации сложились и действуют несколько видов обучения пожилых людей. Как правило, такое образование сконцентрировано в учреждениях социального обслуживания: как стационарных, так и амбулаторных. В соответствии с Общероссийским классификатором услуг населению, пожилым людям предоставляются:
— дополнительные услуги, оказываемые специализированными отделениями помощи на дому, создаваемыми в муниципальных центрах социального обслуживания или при органах социальной защиты населения (социально-медицинское обслуживание на дому);
— услуги, предоставляемые в полустационарных условиях (отделениях дневного (ночного) пребывания, создаваемых в муниципальных центрах социального обслуживания или при органах социальной защиты населения), в том числе для лиц без определенного места жительства.
В качестве примера частной инициативы можно привести Межрегиональный ресурсный центр «Серебряный возраст» (Санкт-Петербург), являющийся негосударственным ресурсным центром для некоммерческих организаций (НКО) и государственных учреждений, работающих в сфере развития социальной активности и социальной адаптации пожилых людей (старше 55 лет).
Уставными целями центра «Серебряный возраст» являются содействие развитию адаптационных технологий для людей старшего возраста и содействие профессиональному совершенствованию специалистов по работе с людьми пенсионного и пожилого возраста.
Деятельность центра направлена на формирование культуры образования пожилых, культуры активности и принятия себя в «серебряном возрасте», с одной стороны, и формированию в обществе позитивного отношения к пожилым, как к полноценным участникам жизни социума, способным быть полезными благодаря своему жизненному опыту. Все это является фактором повышения качества жизни и долголетия старшего поколения нашей страны.
Основные реализованные проекты Центра в 2012 г.:
● «Возраст — здоровью не помеха»
● «Общение без границ»
● Модульная программа «Новые возможности»
● Программа «Бабушки&внуки»
● «Таланту все возрасты покорны»
● «Лучший возраст»: адаптация людей старшего возраста посредством образовательных программ»
● «Волонтерский старт»
Последняя программа имеет особое значение. Впервые в истории современной России к предстоящей Олимпиаде в Сочи в 2014 году началась подготовка волонтеров пожилого возраста. Отметим, что по международным стандартам более 30% волонтеров на Олимпийских играх — это пожилые люди. Россия также решила к предстоящим играм подготовить около 10 тыс. волонтеров старше 50 лет. Такая подготовка осуществляется сегодня в Санкт-Петербурге, Сочи, Самаре.
Очевидно, что в рамках социальной защиты пожилых людей должны осуществляться их адаптация к новой социально-экономической ситуации; активизация просветительской работы; стимулирование участия в общественной, в том числе в профессиональной деятельности; организация эффективной медицинской и психологической помощи пожилым людям при ухудшении состояния здоровья.
Содержание и приоритетность мер, направленных на развитие пожилых людей как человеческого капитала должны находиться в связи со стратегией социально-экономического развития страны, отдельного региона и определяться на основе научно-обоснованной оценки остроты и значимости выдвигаемых жизнью проблем, а также с учетом потребностей пожилых граждан и интересов общества.


Литература
1. Becker G. Human Capital. — N. Y.: Columbia University Press, 1964.
2. Bourdieu, Pierre. Les rites d’institution, Actes de la recherche en sciences socials, Vol. 43 (1982)
3. Елютина М.Э. Социогеронтологические теории // Российский журнал социальной работы. — 1997. — № 2/6. — С. 9–15.
4. Радаев В.В. Понятие капитала, формы капиталов и их конвертация // Общественные науки и современность. — 2003. — № 2.
5. Розов М.А. К методологии анализа рефлектирующих систем // Проблемы рефлексии. — Новосибирск, 1987.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия