Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (48), 2013
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Обозный Д. А.
заведующий кафедрой планирования финансов и учета Новосибирского
государственного архитектурно-строительного университета (Сибстрин),
кандидат экономических наук


Эффективность и справедливость: описание экономической дифференциации
В статье предложены теоретические модели, которые могут быть применены для анализа и описания дифференциации, возникающей вследствие неравных выигрышей в результате кооперации. В моделях соотносятся показатели эффективности и справедливости. Предложена интерпретация описанных моделей на примере экономических процессов
Ключевые слова: эффективность, справедливость, распределение благ, перераспределение, дифференциация, институциональный анализ
УДК 330.101; ББК 65.012.1   Стр: 106 - 109

Современная институциональная экономика, отказавшись от узкого предметного подхода к анализу экономического поведения, заимствуя методы социологии, социальной философии активно продвигается в решении важных вопросов, касающихся современного доминирующего хозяйственного устройства. Эти вопросы уже вышли за рамки простой калькуляции потребностей, полезностей и затрат ресурсов, требуемых для их удовлетворения. Современный экономический механизм все чаще увязан не с экономическими показателями, а с некоторыми измеряемыми ощущениями, что не препятствует достоверно исследовать экономическое поведение человека.
Существует трудно проверяемая и не менее трудно опровергаемая гипотеза: справедливость важна для эффективного функционирования экономических институтов. Сам факт несправедливого распределения ресурсов вряд ли автоматически может быть основанием для признания этого распределения неэффективным. Тем более, параметры эффективности, так или иначе, могут носить объективный характер и признаваться большинством, участвующим в распределении.
Источники несправедливости. Несправедливость возникает в результате распределения результатов совместного труда. Общественное разделение труда, приводящее к росту производительности, изначально подразумевает договоренность и взаимную заинтересованность в кооперации, которая приносит дополнительный продукт, подлежащий распределению. Близость распределения к справедливому определяется степенью обоюдной честности кооперантов при установлении процедуры распределения. Будем считать честной и справедливой ту процедуру принятия решения, которая была установлена свободными субъектами в условиях «занавеса неведения», подразумевающего, что при установлении соглашения никто не знает, какие качества будут характеризовать конкретного участника в момент распределения [3]. Неравенство при данном условии будет изначально справедливым. Определим требования к процедуре, при соблюдении которой с большой вероятностью будет осуществляться справедливое распределение:
1. Простота процедуры, минимум операций. Чем сложнее процедура, тем больше вероятность ошибок. Репликация ошибок может привести к трансформации сложной процедуры в более простую и менее справедливую. Сложные же процедуры могут породить неоднозначные толкования и привести к несправедливости в случае оппортунизма толкователей.
2. Эффективность процедуры. Затраты на ее осуществление должны либо отсутствовать, либо носить символический характер. Чем больше затраты на осуществление процедур, тем больше вероятность того, что механизм принятия решения или институт, присвоивший себе такое право, будет со временем претендовать на рост собственного благосостояния и стремиться поглотить процедуру, отождествляя ее с собой.
3. Психологическая комфортность. Процедура должна легко восприниматься всеми участниками вне зависимости от того, на каком этапе они подключились к процессу кооперации. Процедуры должны быть близки к универсальным психическим структурам, иначе они могут вызывать отторжение у представителей различных культур, вероисповеданий и пр.
В результате реализации процедур должны возникнуть следующие экономические последствия, которые мы воспринимаем как не противоречащие принципу справедливости:
1. Эффективность. Растущая эффективность может свидетельствовать, что были избраны верные критерии распределения;
2. Дифференциация вознаграждения в зависимости от значимых, институционально закрепленных и одинаково трактуемых различий, влияющих на вклад.
Перейдем к описанию влияния процедур на указанные экономические явления и на справедливость распределения (перераспределения).
1. Эффективность. Эффективность с экономической позиции — это некоторое ожидаемое (лучшее) соотношение результатов и затраченных ресурсов. Для анализа эффективности распределения можно использовать кривую возможных распределений.
Рис. 1. Распределение благ
В обществе подлежат распределению ресурсы между людьми А и В. В этом случае кривая будет отражать все эффективные по Парето варианты распределения. Не из одной точки на кривой, не покидая ее, невозможно переместиться, не ухудшив благосостояние другого участника. Предполагаем, что оба блага одинаково полезные и, учитывая убывающую полезность благ для обоих людей, оптимальной точкой будет точка, где предельная норма замещений одного товара другим для обоих будет равна единице. Если принять и то, что функции полезности обоих благ будут одинаковы для людей, то справедливым будет распределение близким к точке Е (см. рис.1). Модель, описывающая ситуацию, более близкую к реальности, даст подобные же выводы. Если в модели учесть редкость и дифференцированную полезность, то точка Е все равно будет находиться в точке единичного замещения полезностей.
Все точки, находящиеся выше и ниже по кривой, будут отражать ситуации, в меньшей степени справедливые, но в равной степени — эффективные. Для анализа справедливости с позиции эффективности проанализируем точку D, которая одновременно отражает ситуацию, далекую как от справедливости, так и от эффективности. В этом случае большая часть продукта будет присвоена субъектом А. Экономический рост, рост производительности, кооперация и пр. могут предоставить обществу дополнительные выгоды, которые станут предметом перераспределения. В результате некоторых процедур перераспределения общество окажется на кривой эффективности.
Перемещение из точки D на кривую возможно по множеству траекторий — отражающих процесс перераспределения. Сформулируем критерии, которые в ситуации перераспределения могут быть признаны справедливыми для перераспределения:
1. В результате перераспределения благ новая точка должна быть как можно ближе к точке Е;
2. Потребителями дополнительных благ от кооперации (экономического роста) должны быть все, кто ранее участвовал в производственном процессе.
Увеличивающая дискриминацию траектория DE2 будет эффективной, но она даже на интуитивном уровне противоречит не просто принципам справедливости, а гуманизма. Революционная траектория DE может быть справедливой только в абстрактных призывах политиков, так как механизм изъятия всех дополнительных выгод в пользу тех, кто уже стал жертвой системы распределения, невозможен в рамках этой системы. Разрушение же системы приведет к тому, что дополнительные выгоды могут оказаться меньше ожидаемых, и объекты перераспределения иссякнут до достижения кривой.
Если исходить из принципа равенства, то справедливо распределять дополнительные выгоды пропорционально. Траектория должна быть параллельна линии, соединяющей начало координат и точку справедливого распределения (в нашем случае это биссектриса). Это может быть достигнуто, например, с помощью пропорциональной системы налогообложения (плоской шкалы подоходного налога). Однако, справедливая система перераспределения не позволит нам приблизиться к равенству и сохранит несправедливую дифференциацию.
Альтернативным способом может стать прогрессивная система налогообложения. Траектория DE2 находится между двумя выше рассмотренными. У нее есть существенный минус — она диссимулирует тех, у кого стартовые условия лучше. Поэтому вероятно, как и с гипотетической траекторией DE, что мы достигнем эффективного распределения на кривой, располагающейся ниже заданной, а точка E2 будет располагаться на кривой М1N1. Если общество готово принести общественное благосостояние в жертву справедливости — это как раз то решение. В долгосрочном плане это позволит построить более гармоничное общество: наличие будущих дополнительных выгод позволит приблизиться к биссектрисе и плоской шкале подоходного налога (траектория DE4). При движении к точке Е4 прогрессивная шкала может стать символической и вообще потерять экономический смысл как инструмент перераспределения, так как уровень потребления будет уже близок к справедливому.
2. Дифференциация. Усилия и вознаграждение. В основе справедливой дифференциации доходов лежит этический императив адекватности деяния и воздаяния. С позиции эффективного распределения разумных границ для дискриминации практически нет. Нет границ наращивания доходов более производительных факторов за счет менее производительных. Нам приходится принимать исходные условия, согласно которым, если человек продолжает участвовать в общественном разделении труда, то он остается в выигрыше вне зависимости от того, на какую долю созданного общественного богатства он может рассчитывать. Учитывая, что для общества большая сумма, предоставленная для перераспределения, обладает большей полезностью, чем меньшая — получаем карту кривых безразличия справедливого распределения. Эти кривые представляют собой геометрические места точек, отражающих такие комбинации распределенных благ между хозяйствующими субъектами А и В, которые с позиции общества являются справедливыми.
По результатам влияния распределения на эффективность определяем два класса типа подобных кривых.

1 класс. Кривые, отражающие Парето-эффективное распределение.
Для подобных кривых принято следующее условие: благосостояние одного не должно расти в результате сокращения благосостояния другого. Данный класс кривых лучше всего иллюстрирует противоречие справедливости и эффективности, которые могут возникать в результате распределения в обществе дополнительного дохода, который является результатом совместных усилий в ходе общественной кооперации труда.
Рис. 2. Парето-эффективные условия распределения
Допустим, с позиции общества (исходя из институционально закрепеленных условий, на базе которых достигнуто общественное согласие) доход субъекта B в k раз отличается от дохода субъекта А. Справедливое распределение дополнительного дохода, полученного членами общества от кооперации, должно принадлежать линии А = k*В (см. рис.2). К примеру, точка е (А1; В1) отражает ситуацию, при которой основным бенефициаром кооперации станет сильный субъект А, и равновесие переместится с линии справедливого распределения. В этом случае с позиции эффективности по Парето новое распределение столь же эффективно, так как не ухудшило благосостояние слабого субъекта В.
С точки зрения справедливости и первоначального договора данная ситуация воспринимается обществом как несправедливая. Справедливое распределение должно вернуть нас на линию А=k*В. При этом доход А должен сократиться с уровня А1 до уровня А2, что позволит нам переместиться на новую кривую безразличия, отражающую более высокий уровень общественного благосостояния.
Обращаем внимание, что данное распределение с позиции эффективности по Парето не является эффективным, несмотря на то, что признается обществом справедливым (конечно, за исключением основного бенефициара кооперации).
Подобную ситуацию мы можем без труда представить: допустим, что идея получения дополнительного дохода при данном уровне кооперации без дополнительных затрат времени принадлежит одному — назовем его новатором. Допустим, новатор не требует дополнительных усилий со стороны прочих кооперантов, поэтому в праве рассчитывать на присвоение дополнительного дохода в качестве стоимости идеи. Перераспределение же в пользу пассивных получателей выгоды будет соответствовать принципам социальной справедливости как честности и принципам изначального общественного договора, но будет дестимулировать новаторов. Поскольку инновационные идеи трудно предусмотреть изначальным соглашением в условиях «завесы неведения», то они могут рассматриваться как факторы непреодолимой силы, и у «пассивных» кооперантов просто может не быть институциональных инструментов реализовать претензии. Ввиду чего в инновационных отраслях концентрация доходов и рост благосостояния бенефициаров общественной кооперации происходит с большей быстротой. Траектория движения к социальной справедливости ОС здесь только после определенной точки будет направлена к линии социальной справедливости, и то в результате «старения» технологий, утраты инновационных приоритетов.
Таким образом, можно подытожить анализ данного типа кривых, отражающих распределение, отметив, что противоречие эффективности и справедливости говорит о наличии или возникновении в системе общественной кооперации новых технологических укладов, финансовых инструментов или механизмов, противоречащих изначальным принципам честного распределения, закрепленным институционально. Для экономических систем, представляющих традиционные уклады как в области технологий, так и в социально-экономических системах, такая ситуация маловероятна.

2 класс. Кривые, отражающие изменение вклада. Линии критической дискриминации.
Более общая ситуация будет соответствовать более широкому пониманию перераспределения. Причинами пересмотра изначальных условий распределения, которые будут воспринятыми как справедливые, станет изменение вклада кооперанта в производственный процесс. В результате перераспределения доля одного увеличивается только за счет сокращения доли другого. Чувство ревностного сравнивания благополучия и институциональные правила, ограничивающие притязания одних за счет других (даже обоснованные) и добивающиеся максимизации суммы полезности для всех членов общества, будут приводить к тому, что предельная норма замещения дохода одного доходом другого в результате справедливого перераспределения будет сокращаться. Жертвы, которые несут относительно более богатые, будут цениться меньше, чем выигрыш относительно бедных, полученный в результате перераспределения. Поэтому кривые выпуклы к началу координат. Ограничивающим условием становится условие честного распределения, которое будет соответствовать изначальному соглашению. Это условие можно представить в виде линии допустимой дискриминации.
Положение этой линии в системам координат, заданной доходами субъектов А и В, будет определяться характеристиками, признаваемыми в обществе как справедливыми для дифференциации дохода. В самом общем варианте — это денежные суммы или усилия, оцененные денежными суммами, потраченные двумя кооперантами для начала совместной деятельности. К примеру, признанным фактором честной дифференциации, влияющим на успех совместной деятельности, являются затраты на обучение (допустим, цена года обучения одинакова для обоих). В этом случае наклон кривой будет определен отношением времени обучения ко времени обучения другого (d):
a = –d*b + K , (1)
где К — величина, отражающая масштаб средств, подлежащих перераспределению;
a, b — соответственно доход субъекта А и субъекта В, полученный в результате распределения;
d = tAbd / tBbd , (2)
где, в свою очередь, tAbd — затраты на образование субъекта A, tBbd — затраты на образование субъекта В.
Оптимальное распределение будет находиться в точке касания кривой безразличия и линии допустимой дискриминации. Оптимальной точкой является точка Е, в которой доход субъекта А равен а, а субъекта В равен b (см. рис.3). Исходя из базовых положений анализа — точка одновременно удовлетворяет условиям эффективности и условиям справедливости. В ситуации исходного равновесия нет обоснованных и институционально признанных и закрепленных оснований для претензий и пересмотра условий первичного распределения.
Принимаем во внимание, что изначальный договор предполагает, что образование оказывает влияние не только на пропорции распределения, но и на размер средств, подлежащих распределению. Очевидно, что если общество считает образование значимым фактором, определяющим претензию человека на определенную долю общественного благосостояния, то простое наращивание образованности (с учетом всех формальных правил и принятых условностей) будет приводить к росту общественного благосостояния.
Исходя из вышесказанного, рост образованности субъекта В обязательно приведет к перемещению системы к более высокому уровню благосостояния и равновесия на кривую безразличия, расположенную дальше от начала координат.
Принципы справедливого и эффективного распределения, отражаемые формой кривых безразличия, приведут к тому, что дополнительные выгоды будут справедливо распределены между обоими участниками кооперации; однако, и это абсолютно справедливо, что основным получателем выгод становится субъект В. Доход субъекта В возрастет до уровня b1, а доход субъекта А до уровня a1. A получает меньшую выгоду, но не может рассматривать ситуацию как несправедливую, так как перераспределение происходит на основании первоначального договора, в котором образование обозначено как важный фактор, влияющий на дифференциацию доходов. Может возникнуть потребность в рассмотрении механизма изменения дохода вследствие эффектов дохода и замещения. Полагаем, что формы кривых безразличия будут исключать отрицательный эффект замещения при одностороннем росте затрат на образование (рост доходов одного субъекта не будет вызывать сокращение доходов другого).
В случае наличия осязаемых выгод, повышения качества человеческого капитала или других значимых при распределении параметров, характеризующих кооперанта В, проблем и противоречий справедливости и эффективности не возникает. Но возможно развитие событий, к которому институты окажутся не готовыми.
1 вариант: изначальный договор сформировался в условиях ошибочной гипотезы влияния данного фактора на эффектность общественного производства.
Рис. 3. Определение справедливого уровня дифференциации
2 вариант: гипотеза влияния данного фактора на эффектность общественного производства не опровергнута, однако экзогенные факторы (экономический кризис, природные катастрофы и т. п.) привели к сокращению доступных для распределения благ или не привели к ожидаемому росту благосостояния.
1 вариант. Переоценка значимости (некачественное образование и эффективность распределения). Допустим, повышение формальной образованности и накопление человеческого капитала не привело к росту производительности. Объем общественного богатства, представленного к перераспределению, не увеличился. Это отражается в том, что система осталась на уровне благосостояния, отражаемом прежней кривой безразличия U1, однако претензии субъекта B безусловно будут отражать новую ситуацию, в соответствии с которой его претензии на общественный доход возросли. Прежние пропорции распределения будут несправедливыми как с его субъективной точки зрения, так и с точки зрения общественного договора.
Справедливое распределение будет отражено точкой E2, но эффективных по Парето способов перемещения в эту точку нет. В этом случае институты общества могут оказаться в непростой ситуации. Первоначальные условия были сформулированы таким образом, при котором для того, чтобы предъявлять дополнительные претензии на долю в общественном доходе, необходимы формальные подтверждения уровня образования. Это сформировало институты общества и его чувствительность к данному параметру индивида. Однако, общество по разным причинам оказалось неспособным сохранить актуальность данных положений общественного договора, встав перед выбором. Справедливость находится под защитой социальных институтов и этических норм, эффективность же под защитой рыночного механизма, институтов рыночного хозяйства. Более сильные институты защищают более эффективно. В итоге сформировалась ситуация, которая обществом воспринимается как несправедливая, но единственно доступная. Для того что бы разрешить противоречие, порождающее социальный дискомфорт, общество и экономика, оказавшиеся неспособными справиться с избыточными претензиями со стороны субъектов, повысивших образовательный уровень, начинают вырабатывать альтернативные процедуры «фильтрования» и «элитаризации».
2 вариант. Перераспределение тягот (инфляция). Эта ситуация может быть актуальной, скажем, в период шоков предложения. Значимость факторов, определяющих претензии субъектов, под сомнения не ставятся. При этом сокращение объемов общественного производства не позволили выйти на уровень U2 и возникает вопрос о перераспределении имеющихся средств.
В этом случае мы сталкиваемся с противоречиями в толковании справедливости как честности и верности принципам первоначального договора об условиях распределения, и справедливости как рационального чувства: несправедливо нарушать права других людей, то есть справедливость есть следование закону и праву.
Принципы справедливости как честности требуют справедливого перераспределения тягот и перемещения в точку E2. Этому будет противостоять определенным образом сложившийся уклад жизни и традиционный способ распределения. Налицо конфликт интересов, подкрепленный институционально оформленными статусами. С одной стороны, институты, обеспечивающие социальную справедливость и честное партнерство, требуют перераспределения доходов от субъекта А в пользу субъекта В — на их стороне первоначальное соглашение. В этом случае получателем бенефиций становится субъект B, который выигрывает, несмотря на общее сокращение валового общественного блага.
С другой стороны, эта ситуация вряд ли будет реализована по ряду абсолютно рациональных соображений: претензии на долю дохода могут быть институционально закреплены в виде соглашений, трудовых контрактов или в виде неформальных норм и правил. Изменять их только вследствие шоков предложения несправедливо, а то и незаконно. Кроме того, перераспределение и перемещение в позицию Е2 будет противоречить принципам эффективности по Парето. И по сути, поощрение субъекта будет осуществляться только за счет наказания другого субъекта в виде ущемления его интересов. Такая позиция немыслима с точки зрения эффективности и не будет соответствовать принципам справедливости, как их воспринимает субъект А, и противоречит законам, защищающим договоренности, накопленные запасы, сбережения, предыдущие результаты, status quo в общем.
Разрешению этой ситуации может способствовать инфляция, в понимании повышения общего уровня цен. Здесь требуется допущение, что оси отражают номинальные величины. Возможно перемещение в новое положение Е1 уже благодаря изменению номинальных доходов. Нетрудно заметить, что основным бенефициаром становится субъект B — он страдает от инфляции в меньшей степени. Таким образом, инфляция выполняет адаптирующую функцию — она приводит в соответствие условия справедливости как честности и справедливости как следование праву. Инфляция позволяет формально сохранить номинальный доход субъекта А, при этом увеличив доход субъекта В до уровня, соответствующего новому соотношению d (в нашем случае — качества образования).
Инфляция, нанося урон экономике и финансам, является институциональным стабилизатором. С этой позиции инфляция не является в чистом виде инфляцией (ни инфляцией спроса, ни инфляцией предложения). Можно назвать такую инфляцию институциональной инфляцией. Чем острее противоречия между институтами, обеспечивающими справедливые условия распределения доходов и в общем ресурсов, тем острее инфляция.
Ярким примером подобного явления можно назвать инфляцию начала 90-х. Создаваемые административным путем институты рыночной экономики требовали пересмотра условий перераспределения общественного блага. Уклад плановой системы, ее ценности и традиции были защищены могучим институциональным поясом. Системный кризис, спад производства не позволил сохранить привычный уровень жизни людей, на страже экономического благополучия которых стояла прежняя экономическая система, и инфляция автоматически и варварски перераспределила благосостояние и материальные ценности в пользу тех субъектов, на страже интересов которых стояли новые административно созданные институты собственности и рынка. Неудивительно, что монетаристские методы не смогли дать сколь бы то ни было значимого эффекта в борьбе с инфляцией в тот период.


Литература
1. Автономов В.С. Модель человека в экономической науке. — СПб.: Экон. шк., 1998. 229 с. (Б-ка «Экон. шк.»). — (Этическая экономия: Исследования по этике, культуре и философии хозяйства; Вып. 2)
2. Беккер Г.С. Человеческое поведение: экономический подход. Избранные труды по экономической теории. — М.: ГУ ВШЭ, 2003. — 673 с.
3. Ролз Дж. Теория справедливости: Пер. с англ. / Науч. ред. В.В. Целищева. Изд. 2-е. — М.: Изд-во ЛКИ, 2010. — 536 с.
4. Фуруботтн Э.Г., Рихтер Р. Институты и экономическая теория: достижения новой институциональной экономической теории /Пер. с англ. под ред. В.С. Катало, Н.П. Дроздовой. СПб.: Изд. дом С.Петерб. гос. университета, 2005. — XXXIV + 702 c.
5. Шаститко А.Е. Новая институциональная экономическая теория. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2002. — 591 с.
6. Шумейкер П. Модель ожидаемой полезности: разновидности, подходы, результаты и пределы возможностей // THESIS. — 1994. — №5. — С.29–80.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия