Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (48), 2013
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Лесохин В. З.
профессор кафедры систем технологий и товароведения
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук.


Инновационное развитие экономики в контексте экономической итологии и маркетинговые ожидания
В статье на основе «Экономической итологии» исследуются вопросы развития экономической теории для преодоления ее разрыва с прикладной экономикой. Вводится понятие «маркетинговые ожидания» для формирования экономического равновесия и регулирования инновационного развития экономики
Ключевые слова: итология, экономическая эффективность, информационные технологии, логистика, маркетинг, стоимость
УДК 330.47; ББК 65   Стр: 110 - 116

Непосредственное применение экономической теории для инновационного развития экономики и выбора экономически эффективного соотношения между конкуренцией и сотрудничеством является проблемой. Как отмечено в работе [5], для ее решения «должно измениться представление о том, что первичными в экономических моделях являются абстрактные модели спроса и предложения. Необходимо сокращать разрыв в понимании теории производства и потребления, с одной стороны, и теории спроса и предложения — с другой стороны». Учитывая, что теорией производства и потребления занимается также прикладная экономика, в частности теория предпринимательства, то это означает преодоление разрыва между экономической теорией и прикладной экономикой. Кроме того в работе [4] предлагается при развитии экономической теории сосредоточиться на исследовании «продукта как процесса производства и потребления». В настоящей статье учитывается, что продукт, с одной стороны, является реальным процессом, с другой стороны информационным. Реальный процесс отражается в голове человека или группы людей в виде его образа (модели) или информационного процесса, с которым он (они) имеет дело при оценке производства и потребления. В данной работе процессы производства и потребления рассматриваются с позиций экономической науки об информатизации (экономической итологии) [1–3], которая интегрирует экономическую теорию и теорию предпринимательства (логистику, маркетинг и т.д.). Представим информационный процесс производства и потребления в виде сетевой модели, состоящей из работ и событий рис.1. Работы и их исполнители показаны прямоугольниками. Регуляторы различного уровня вырабатывают правила регулирования для всех участников процесса, в т.ч. техническое регулирование, получает от них отчисления и инвестирует перспективные для всех, но рискованные для отдельных участников проекты, осуществляет контроль и надзор. Фирма предоставляет рабочие места, производит и продает продукцию. Домашнее хозяйства, потребляя продукцию фирмы, производит рабочую и жизненную силу своих субъектов, и продают ее фирме. Конкуренты представляют собой фирмы и домашние хозяйства, производящие и потребляющие продукцию, аналогичную продукции фирмы и домашнего хозяйства. Банк организует производство продукта-эквивалента и предоставляет его в кредит фирме, домашним хозяйствам и их конкурентам, на рынках осуществляется обмен товара на эквивалент продукта. События в виде продукта и продукта-эквивалента, как результат работ, показаны стрелками. Следует отметить, что, с одной стороны, сетевая модель является экономическим кругооборотом продукта, с другой стороны, это логистика цепочек поставок продукции различных уровней, который принимает различные формы и в этом смысле является бизнес-процессом. Например, продукция может быть ресурсом в виде субъекта, который расходуется на фирме и восстанавливает в домашнем хозяйстве свою рабочую и жизненную силу. Если принять, что при производстве рабочая сила переходит в состав продукции фирмы, то продукцией фирмы является тот же ресурс. Это же относится к производству продукции в виде субъекта в домашнем хозяйстве, куда поступает этот ресурс. Продукция, поступая на соответствующий рынок, превращается в товар для обмена на эквивалент продукта. Сбережения домашнего хозяйства в виде продукта-эквивалента могут принять форму депозита в банке, как финансовый ресурс. Кроме того, это может быть запасом ресурсов. Накопления могут являться запасом продукции и обеспечением кредита или залогом при получении кредита. Назовем эти формы продукта ценностью, полагая, что они характеризуют в «широком смысле» его полезность для производителя и потребителя, и являются редкими. Продукт, как информационный процесс является агрегатом различной продукции, причем степень агрегирования определяется уровнем регулятора. Кроме того продукт, как информационный процесс понятие двойственное.
Рис.1. Экономический кругооборот продукта и продукта-эквивалента.
С одной стороны, продукт — это стандартный информационный процесс производства и потребления. В этом случае процесс можно назвать объективным или общепризнанным, протекание которого определяется стандартной технологией производства, обмена и потребления и временем, не зависящим от производителя и потребителя как участников конкретного бизнес-процесса. С другой стороны, продукт — это информационный процесс воспринимаемого соответствия стандартам конкретного производства и потребления. В этом случае можно назвать его субъективным или зависящим от времени, за которое производитель и потребитель, как участники конкретного бизнес- процесса, поверят, что он осуществится вовремя в соответствии с принятым стандартом. Стандарты могут быть индивидуальными и коллективными, например, отдельных предпринимателей, групп, предприятий, отраслей, государств и т.п. При этом потребители также могут быть индивидуальными или коллективными, например, отдельные люди, группы людей, предприятия, отрасли, страны и т.п. Продукт — эквивалент это признаваемый всеми участниками бизнес-процесса продукт, дающий право на обмен его на любой другой продукт этого бизнес-процесса. Продукт-эквивалент так же двойственный как информационный процесс. Объективный продукт-эквивалент предполагает стандартный информационный процесс его производства и потребления. Банк организует производство объективного общепризнанного продукта-эквивалента (деньги, ценные бумаги, золото, однородная продукция и т.п.), который обменивается на объективный продукт в виде залога других участников бизнес-процесса. Участники бизнес-процесса потребляют этот продукт-эквивалент, сохраняя его в стандартных условиях с последующим обменом на стандартный продукт других участников бизнес-процесса. Субъективный продукт-эквивалент это информационный процесс воспринимаемого соответствия стандартам его производства и потребления. Бизнес-процесс является замкнутым, поскольку экономический кругооборот продукта и продукта-эквивалента предполагает с каждым оборотом возвращение их в исходное состояние. Если говорить о продукте как объективном информационном процессе, то он имеет стандартное объективное время, измеряемое от его начала до его окончания. Начало для фирмы это получение стандартного продукта-эквивалента в банке, а окончание это возврат его банку. Время окончания стандартного процесса характеризуется окончательным безвозвратным взаиморасчетом между производителем и потребителем или получением выручки. Для домашнего хозяйства начало стандартного бизнес-процесса это передача продукта в виде ресурса фирме взамен продукта-эквивалента, взятого в кредит в банке, а окончание это потребление продукции фирмы и отдых. В данном случае окончание стандартного процесса также характеризуется окончательным безвозвратным взаиморасчетом между производителем и потребителем или получением выручки, например, в виде заработной платы. Т.е. объективное время начала и окончания стандартного бизнес-процесса совпадает у фирмы и домашнего хозяйства. Если говорить о субъективном бизнес-процессе, то здесь для определения времени начала и окончания бизнес-процесса необходимо ввести критерии. В данной работе в основу таких критериев предлагается положить категорию доверия конкретного производителя и потребителя к объективному продукту и продукту-эквиваленту. Причем доверие возникает в течение времени формирования субъективного продукта, поэтому введем понятие субъективное время, измеряемое от начала субъективного бизнес-процесса до появления доверия. Доверие также должно быть у производителя к кредитоспособности потребителя. Если то и другое доверие возникает одновременно, то имеет место взаимное доверие. Кроме того, необходимо измерить не только время, но ценность производимого и потребляемого продукта за это время. На вопрос об измерении ценности продукта должна отвечать теория стоимости. Как отмечается в работе [4], существующая теория предельной полезности и трудовая теория стоимости не охватывают измерения агрегата продуктов — это стоимость только отдельного продукта. Поэтому для измерения ценности агрегированного продукта необходимо ввести свое понятие стоимости. Под стоимостью будем понимать количество продукта-эквивалента, на который обменивается продукт с данной ценностью. Ценность и стоимость может быть объективной и субъективной. Субъективная ценность и стоимость возникают к концу субъективного времени, когда появилось взаимное доверие между производителем и потребителем, и они заключили сделку [8] по обмену продукта на продукт-эквивалент. Объективная ценность и стоимость появляются в конце объективного времени при выполнении условий сделки. При этом объективная стоимость равна субъективной стоимости, и является невозвратной выручкой производителя. Разделим субъективную стоимость на две части, начальную и дополнительную. Начальная стоимость является текущей, т.е. существующей к началу бизнес-процесса. Она может быть измерена производителем по величине количества продукта-эквивалента, полученного при обмене. Дополнительная стоимость заранее не известна. Для ее определения разобьем объективное время осуществления бизнес-процесса t на отрезки Δt, каждый из которых соответствует одному кругообороту продукта. Рассмотрим один из таких отрезков времени. Предположим, что в экономическом кругообороте участвуют конкуренты. Производителю известно количество домашних хозяйств или потребителей на рынке продукции и их кредитоспособность. Это позволяет измерить максимально возможную ожидаемую объективную стоимость (ΔY) продукции, производимой фирмой за один оборот или емкость рынка. Кроме того, производителем измерена начальная объективная стоимость продукции ΔYнач. (начальный инновационный капитал). Отношение ΔYнач./ΔY представляет собой текущую долю рынка. Предположим, что фирма решила увеличить долю и получить дополнительную к начальной стоимости, субъективную стоимость ΔYдоп.. Ей необходимо мотивировать домашние хозяйства, в т.ч. конкурирующие для того, чтобы они увеличили потребление ее продукции за счет уменьшения потребления продукции конкурирующих с ней фирм. Для этого фирме надо действовать на рынке по опережению конкурентов в повышении доверия потребителя к своей продукции или можно сказать иначе, осуществлять маркетинг [1, 2]. Основной задачей маркетинга является преобразование продукции таким образом, чтобы она получала дополнительные привлекательные для потребителя свойства, в т.ч. информационно-психологического характера. При этом издержки могут увеличиться, но для повышения экономической эффективности еще больше должна вырасти выручка за счет изменения конкурентной позиции фирмы на рынке. Маркетинг осуществляют также потребители и конкуренты фирмы. Маркетинг производителя может быть направлен на противодействие конкурентам и на взаимодействие с потребителем. Потребители осуществляют маркетинговые мероприятия по выбору производителя. Поэтому могут найтись такие потребители, которые готовы потреблять продукцию фирмы и доверяют ей без маркетинговых издержек с ее стороны. Возможно также, что существуют потребители, не доверяющие фирме, и требующие от нее наибольших маркетинговых издержек. Конечно, найдутся потребители, для которых требуются промежуточные маркетинговые усилия. Заранее предсказать, каким окажется маркетинговое взаимодействие производителей и потребителей, не всегда удается, поэтому возникает неопределенная ситуация.
Рис.2. Форма функции плотности распределения вероятностей в зависимости от количества потребителей.
Кроме того, производитель и потребитель одновременно с маркетингом продукции осуществляют маркетинговое взаимодействие по повышению кредитоспособности потребителя. Производителем прилагаются маркетинговые усилия, направленные банку по дополнительному обеспечению потребителя кредитными ресурсами в виде продукта-эквивалента. Потребитель при этом сам прилагает маркетинговые усилия для повышения доверия к своей кредитоспособности. В этом случае также как для продукции возникает неопределенность взаимодействия маркетинговых усилий производителя и потребителя. Для учета неопределенности применяется [2] теория вероятности с использованием распределения плотности вероятностей от времени достижения дополнительного доверия за счет маркетинговых мероприятий производителей. При этом для учета маркетинговых ожиданий применяются методы сравнительной статики, или на одном графике рис.2 сопоставляются различные варианты маркетинговых мероприятий. По оси абсцисс отложено время достижения взаимного доверия, а по оси ординат — плотность распределения вероятности достижения этого времени. Каждая точка на оси абсцисс соответствует одному из возможных комплексов маркетинговых мероприятий производителя, которые начинаются в одно и то же время с нуля и заканчиваются в разное время, причем каждое независимо одного от другого обеспечивают возникновение взаимного доверия. На графике рис.2 линия P1 соответствует функции распределения плотности вероятностей для предполагаемого времени достижения взаимного дополнительного доверия для различных возможных маркетинговых мероприятий. Смысл формы данной функции состоит в том, что частота мероприятий с нулевым временем, т.е. полное взаимное доверие, встречается редко, также как и полное взаимное недоверие со временем Δtм. Это объективное время осуществления бизнес-процесса, и за его пределами маркетинговые мероприятия теряют смысл. С большей частотой должны встречаться маркетинговые мероприятия с промежуточным временем достижения взаимного доверия. Не все рассмотренные мероприятия маркетинга достигают цели, поскольку конкурирующие фирмы также борются за свои доли на рынке и осуществляют свои маркетинговые мероприятия. За счет автоматизации бизнес-процесса, на основе новой индустриализации это время можно уменьшить, опережая некоторых отстающих конкурентов, и уменьшить их количество вплоть до монополии. Существенным фактором при этом является плановое время успешности маркетинговых мероприятий Δtнкi (0 < Δtнкi < Δtм, i = 0÷4). В пределах времени Δtнкi формируется дополнительное взаимное доверие и дополнительная стоимость ΔYдоп.. Если фирма монополист, то маркетинговые мероприятия необходимы для привлечения сбережений потребителей, и она имеет наибольший резерв планового времени равный Δtм для получения результата. Правда, может возникнуть конкуренция с банком, который попытается привлечь сбережения на депозит. В этом случае монополия фирмы станет ограниченной и плановое время уменьшится. Увеличение количества конкурентов требует дальнейшего сокращения планового времени на маркетинговые мероприятия. Чем больше конкурентов, тем меньше плановое время Δtнкi для осуществления мероприятий маркетинга и опережения конкурентов. Для учета влияния того, что субъективное время укладывается в плановое, вводится понятие вероятности успеха маркетинга Q. Это вероятность того, что маркетинговые мероприятия обеспечат получение дополнительного взаимного доверия и дополнительной субъективной стоимости в пределах заданного времени Δtнкi. График рис.2 позволяет оценить, какая вероятность Q того, что результаты мероприятий маркетинга уложатся в плановое время. Под вероятностью успеха маркетинговых мероприятий Q в данном случае понимается площадь, ограниченная линией 21 и осью абсцисс, расположенная слева от вертикальной линии в зависимости от вида конкурентной позиции производителя. Для случая монополии (4), когда все мероприятия укладываются в допустимое время Δtм, вероятность успеха Q = 1. Чем больше конкурентов, тем меньше площадь слева от вертикальной линии, за счет того, что она смещается влево, и вероятность успеха 0 < Q < 1. При совершенной конкуренции (0) мероприятия маркетинга производителя не проводятся, Δtск = 0, и соответственно, Q = 0. Правда до «идеальной» совершенной конкуренции дело может не дойти, если начальные издержки превышают выручку. В этом случае останется, хотя и большое, но ограниченное количество фирм и конкуренция между ними, требующая маркетинговых мероприятий. Величина Q при этом будет больше 0 и определится минимально необходимой выручкой, по крайней мере, для защиты от банкротства. Форма функции плотности распределения вероятностей рис.2 позволяет учитывать конкуренцию потребителей. Функция P1 соответствует случаю, когда покупателей среднее количество. Предположим, что потребителей много, тогда мероприятия маркетинга скорее достигают результата. Это учитывается формой функции распределения P11, максимум которой смещается влево и увеличивается площадь слева от вертикальной линии и, следовательно, растет вероятность успеха маркетинговых мероприятий Q. Если потребителей мало, то максимум функции распределения P12 смещается вправо и Q уменьшается. Дополнительная субъективная стоимость определяется с учетом вероятности успеха по следующей формуле: ΔYQ = (ΔY – ΔYнач.) × Q. Уменьшение субъективной стоимости может произойти при Q < 1, и связано с тем, что производитель выберет комплекс маркетинга не укладывающийся в плановое время. В связи с этим уменьшится и объективная стоимость или дополнительная выручка производителя, которая по окончанию объективного времени равная субъективной стоимости. Для определения выручки и издержек рассмотрим график зависимости затрат на маркетинг от времени формирования дополнительного взаимного доверия, представленный на рис.3.
Рис.3. Определение затрат на маркетинговые мероприятия для формирования дополнительной субъективной стоимости.
Линия 12 характеризует зависимость максимальных затрат на мероприятия маркетинга от времени достижения дополнительного взаимного доверия. Линия 31 отражает зависимость вариантов затрат на маркетинговые мероприятия, при которых возможно достижение дополнительного взаимного доверия. Кривая 21 является плотность распределения вероятности для времени достижения доверия при этих затратах. Вероятность успешности маркетинговых мероприятий для несовершенной конкуренции равна площади под этой кривой слева от линии 3 (Q < 1). Пусть за счет автоматизации маркетинга растут издержки, и уменьшается время достижения взаимного доверия. Тогда можно добиться того, что линия вариантов затрат переместится в положение 32. Линия плотности распределения вероятностей сместится из положения 21 в положения 22. При этом вероятность успеха Q становится равной 1. Таким образом, происходит переход от несовершенной конкуренции, к искусственной монополии. Можно показать [2], что при движении вдоль линии 12 и переходе от линии 31 к линии 32 прибыль сначала растет до максимума, затем при искусственной монополии снижается. Т.е. фирме выгоднее ограничить автоматизацию и окончательно не переходить в положении искусственной монополии. Тем более, что такая ситуация не может долго оставаться, поскольку конкуренты постараются овладеть теми же приемами автоматизации маркетинга, которые применяет фирма. Поэтому через некоторое время они оттеснят фирму, и вернется несовершенная конкуренция. Кривая плотности распределения вероятностей 22 сместится вправо в положение 23 таким образом, чтобы затраты на маркетинг не изменились, а вероятность успеха Q вернулась к рынку несовершенной конкуренции. При этом объективное время за счет влияния автоматизации может измениться с Δtм на Δtм1. Линия 12 изменит свой наклон 13, что говорит о замедлении роста дополнительного взаимного доверия от затрат на маркетинг из-за увеличения конкуренции. До сих пор стоимость продукта оценивалась в абстрактной размерности его эквивалента, не отражающей физических качеств самого продукта. В то же время важно измерить продукт в единицах, отражающих его физические свойства. В связи с этим введем понятие количества и цены продукта. Предположим, что производителем и потребителем для заключения сделки рассматривается отдельный продукт, качество которого определено стандартами, и известно объективное время его производства и потребления. Количество этого продукта оценивается стандартными единицами измерениями. Для определения объективной стоимости необходим показатель перехода от размерности количества продукта к размерности количества продукта-эквивалента. Таким показателем является цена продукта, измерителем которой является отношение размерности количества продукта-эквивалента к размерности количества продукта. Пусть, известно количество стандартного продукта qc, который производился и потреблялся за один кругооборот бизнес-процесса в прошедший период времени Δt. При этом был произведен обмен продукта на продукт-эквивалент по цене pнач.. Если в рассматриваемом новом промежутке времени Δt имеет место совершенная конкуренция, то в соответствие с рис.3 субъективное время равно 0. При этом субъективная и объективная стоимость определяется по формуле ΔYнач. = pнач. × qc × Δt. Примем, что для варианта рынка несовершенной конкуренции большее количество потребителей соглашаются приобретать то же количество продукции фирмы, что и при совершенной конкуренции qc. Количество потребителей продукции фирмы увеличивается в связи с разорением фирм конкурентов под воздействием мероприятий маркетинга. Мероприятия маркетинга носят информационно-психологический характер, и позволяют потребителю, самостоятельно или с помощью производителя, в течение субъективного времени находить новые для него свойства в том же количестве продукции. При этом увеличивается субъективная стоимость продукции, поскольку возрастает взаимное доверие. Если по окончанию объективного времени производитель и потребитель убеждаются, что их доверие оправдано, объективная стоимость становится равной субъективной. В противном случае условия сделки не выполняются, со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. Данные риски влияют на форму распределения плотности вероятности рис.2.
При повышении ожиданий «мошенничества» (оппортунизма [8]) максимум функции распределения смещается вправо, а при повышении добросовестности — влево. Увеличение объективной и субъективной стоимости за счет маркетинга учитывается ценой продукции pQ. Эта цена зависит от вероятности успеха Q, а субъективная и объективная стоимость определяется по формуле ΔYQ = pQ × qc × Δt. Для идеальной монополии субъективная и объективная стоимость равна ΔY = pc × qc × Δt. Для агрегированного продукта составляющие его отдельные продукты имеют различные физические свойства и измерители. Попытаемся выделить в субъективной стоимости стандартную физическую и маркетинговую информационно — психологическую составляющую. Для выбора единого измерителя необходимо определить, в чем заключается эта необходимость. Предположим, что количество продукции выражено через число стандартных субъектов [4]. Каждый субъект способен произвести продукцию, восстанавливающую свою рабочую силу. Увеличение способностей сверх стандартных за счет физиологических особенностей и оснащение рабочего места, повышающее производительность бизнес-процесса, учитывается условным увеличением количества стандартных субъектов. Маркетинговая составляющая учитывается увеличением цены. Кроме того, в цене учитывается стоимость самого продукта-эквивалента, если он не один. Например, доллар и рубль. Чем больше маркетинговая составляющая, тем больше продукта-эквивалента уходит от конкурентов, в т.ч. из сбережений, и оказывается в накоплениях у фирмы. Кроме того, с уменьшением количества конкурентов маркетинговая составляющая постепенно наполняется монопольной силой. Благодаря выделению в субъективной стоимости физической составляющей можно оценить возможные негативные последствия монополизации или, наоборот, излишней конкурентной борьбы, и принять соответствующие регулирующие воздействия. Например, небольшая физическая составляющая при монополизации может привести к истощению сбережений потребителей и дефициту продукции. Рост конкурентов может привести к совершенной конкуренции, уменьшению маркетинговой составляющей и разнообразия продукции.
Итак, рассмотрен один экономический оборот бизнес-процесса. Рассмотрим некоторые варианты дальнейшего развития или динамики бизнес-процесса. Начнем увеличивать количество экономических кругооборотов бизнес-процесса, каждый из которых, характеризуется промежутком объективного времени Δt. Предположим, что в каждом последующем промежутке времени Δt никаких изменений бизнес-процесса не происходит. Это означает, что фирмы-конкуренты, несмотря на потери, имеют достаточные накопления. Они продолжают производить продукцию и оплачивать работу субъектов конкурентных домашних хозяйств в течение определенного объективного времени tm. При этом объективная общая и начальная стоимость бизнес-процесса остаются неизменными в каждом промежутке времени Δt. Кроме того, в пределах одного оборота затраты на маркетинг осуществляются за счет кредита, возвращаемого из прибыли. Т.е. маркетинговые усилия предыдущего промежутка времени Δt не оказывают влияния на субъективную стоимость последующего промежутка. Для построения тренда изменения объективной стоимости бизнес-процесса в пределах заданного времени tm необходимо перейти от дискретного бизнес-процесса к непрерывным математическим функциям. При помощи их производных по трудоемкости бизнес-процесса при стремлении Δt к бесконечно малым величинам осуществляется переход к моделям спроса и предложения.
Рис.4. График линейной зависимости объективной стоимости от количества стандартных субъектов в одном кругообороте и объективного времени бизнес-процесса.
На рис.4 представлен график линейной зависимости объективной стоимости от количества стандартных субъектов, участвующих в одном кругообороте, и объективного времени бизнес-процесса. Плоскость 2 соответствует равномерно нарастающей суммарной начальной объективной стоимости в течение объективного времени tm. Плоскость 1 соответствует нарастающей суммарной максимальной объективной стоимости за то же время. График, характеризующий производную от функции объективной стоимости по трудоемкости бизнес-процесса q × t, представлен на рис.5. Период времени tm равен количеству кругооборотов бизнес-процесса n, умноженному на время Δt. Число субъектов, участвующих в бизнес-процессе определяется следующим произведением: q × n. Трудоемкость бизнес-процесса за один оборот имеет следующий вид: q × Δt. Производная функция равна цене продукции p, которая неизменна для каждого периода Δt. Каждый оборот бизнес процесса добавляет к объективной стоимости величину ΔY, значение которой зависит от наклона плоскости 1–3.
Рис.5. График зависимости цены спроса и предложения от трудоемкости бизнес-процесса.
Положение линии, характеризующей начальное взаимное доверие, в каждом периоде Δt соответствует цене предложения pнач.. За счет маркетинга цена может увеличиться вплоть до максимального значения pс. Чем выше степень начального доверия потребителя, тем меньше область этого увеличения. Дополнительная субъективная и объективная стоимость YQ равна сумме дополнительных субъективных и объективных стоимостей ΔYQ в каждом периоде времени Δt, (YQ = ∑ΔYQ). Каждая горизонтальная линия соответствует одновременно цене спроса и предложения, которая изменяется за счет маркетинга в пределах pнач. ≤ pQ ≤ pс. Прибыль, получаемая в пределах каждого оборота бизнес-процесса, обеспечивает покрытие затрат на маркетинг. Может оказаться, что прибыли одного оборота недостаточно для окупаемости затрат на маркетинг, включающий долговременные инновации. График линейной зависимости объективной стоимости от количества стандартных субъектов и объективного времени осуществления бизнес-процесса для данного случая представлен на рис.6.
Рис.6. График линейной зависимости объективной стоимости от количества стандартных субъектов и объективного времени осуществления бизнес-процесса.
Для экономического анализа возможностей маркетинговых инновационных разработок рассмотрим данный график с точки зрения двухсекторной модели [4], содержащей «базовый» и «пионерный» сектор продукта. Базовый сектор располагается слева от точки «а», а пионерный сектор справа от нее. Пионерный сектор предназначен для разработки маркетинговых мероприятий, которые по своей предпринимательской сущности являются инновационными. Кроме того эта модель мгновенного перехода из базового сектора в пионерный сектор. От 0 до точки «а» имеет место базовый сектор, субъективная стоимость которого определяется по формуле (1).
Yб = pсб × qc × t (1)
От точки «а» до точки «ж» формируется пионерный сектор. Его субъективная стоимость определяется по формуле (2).
Yп = pсп × qc × t (2)
Начальная стоимость для базового и пионерного сектора находится по формуле (3).
Yнач = pнач × qc × t (3)
График зависимости предельной субъективной стоимости в базовом секторе от трудоемкости бизнес-процесса q × t за время ta представлен линией «Аб» рис.7.
Рис.7. График зависимости объективной цены спроса и предложения от количества продукта.
Линия «Аб» является производной функции (1) по трудоемкости бизнес-процесса, которая равна цене бизнес-процесса в базовом секторе pсб.
dYб/(dq × t) = pсб (4)
График зависимости предельной субъективной стоимости в пионерном секторе от трудоемкости бизнес-процесса q × t представлен линией «Ап» рис.7. Линия «Ап» является производной функции (2) по трудоемкости бизнес-процесса, которая равна цене бизнес-процесса в пионерном секторе pсп.
dYп/(dq × t) = pсп (5)
График зависимости предельной начальной объективной стоимости в обоих секторах от трудоемкости бизнес-процесса q × t за время 2tm представлен линией «Б» рис.7. Линия «Б» является производной функции (3) по трудоемкости бизнес-процесса, которая равна цене бизнес-процесса в обоих секторах pнач..
dYнач/(dq × t) = pнач (6)
С позиции двухсекторной модели в базовом секторе должна возникать прибыль достаточная для покрытия убытков пионерного сектора. Для определения прибыли фирмы в базовом секторе предлагается исходить из маркетингового подхода к взаимодействию производителя и потребителя. Для этого базовый сектор представим в виде модели рис.4–5, согласно которой цена спроса равна pQ. При монополии прибыли достаточно для того, чтобы направить ее в пионерный сектор вплоть до точки «б». В случае возникновения конкуренции базовый сектор обеспечит прибылью пионерный сектор только в пределах объективного времени от ta до tд, которое будет уменьшаться одновременно с ценой спроса pQ. Развитие фирмы связано с увеличением пионерного сектора вплоть до точки «ж» в расчете на инвестиции регулятора. Эти инвестиции необходимо соизмерять с экономическими ожиданиями результатов инновационных разработок. Они должны обеспечить развитие базового сектора таким образом, чтобы прибыли оказывалось достаточно для их окупаемости. Рассмотрим схему рис.7 с точки зрения теории экономического равновесия [6, 7]. Линии Аб и Ап можно рассматривать как функцию спроса отрасли, имеющую разрыв первого рода, а линию Б как непрерывную функцию предложения отрасли. Функция спроса, это цена, по которой потребитель способен и готов приобретать продукцию отрасли. Функция предложения это цена, по которой отрасль способна и готова производить и продавать свою продукцию. В базовом секторе цена спроса превышает цену предложения, а в пионерном секторе, наоборот. Следую логике теории экономического равновесия данная ситуация не является устойчивой, поэтому продавец и покупатель должны договориться. В течение времени ta производитель должен снижать цену, а потребитель за время ta – tm обязан ее поднимать. При этом в точке «б» наступит экономическое равновесие, поскольку избыток субъективной стоимости базового сектора равен недостатку субъективной стоимости пионерного сектора. В этой точке затраты равны выручке, т.е. это точка безубыточности. С другой стороны линии Аб и Ап являются функциями предельного дохода, а линия Б функция предельных затрат, как производные функций спроса и предложения по трудоемкости бизнес-процесса q × t. Точка «а» соответствует максимальному превышению цены спроса над ценой предложения. С точки зрения теории экономического равновесия фирмы [6, 7] бизнес-процесс заканчивается получением максимальной прибыли в точке «а». Прибыль должна возникать за счет экономической ренты или излишков покупателя. Для этого продавец должен поднять цену до цены спроса pсб. Такая ситуация возможна только при совершенной конкуренции, когда цена спроса зависит не от фирмы, а от отрасли. Для других видов конкуренции фирмы образуются излишние покупатели за счет снижения цены спроса pсб. Рассмотренный подход является частным случаем маркетинга. Он соответствует договорной ценовой политике с применением метода сравнительной статики по выбору оптимального варианта субъективной стоимости. При этом не учитывается влияние объективного времени и «оппортунистической» [8] составляющей маркетинга (выполнение договорных обязательств бизнес-процесса).
Рис.8. График нелинейной зависимости объективной стоимости от количества стандартных субъектов и объективного времени осуществления бизнес-процесса.
В то же время двухсекторная модель рис.6–7 с применением маркетинга рис.2–3 учитывает как субъективную, так и объективную стоимость бизнес-процесса. Рассмотрим бизнес-процесс, когда начальная и общая объективная стоимость изменяются нелинейно и по различным законам рис.8. В начальных оборотах объективная стоимость растет интенсивно, поскольку фирмы конкуренты способны к оплате работ субъектам конкурирующих домашних хозяйств, являющихся потребителями продукции фирмы. По мере роста оборотов бизнес-процесса интенсивность роста этой стоимости замедляется, так как фирмы конкуренты, проигрывая в конкурентной борьбе, начинают терять платежеспособность в результате не реализации их продукции, и уменьшаются их платежи субъектам. За время tm объективная стоимость растет и достигает максимума. В следующем периоде времени tm объективная стоимость падает до нуля, поскольку фирмы конкуренты начинают банкротиться, и платежеспособность конкурирующих субъектов убывает. Падение объективной стоимости до нуля объясняется еще и тем, что субъекты домашнего хозяйства, производящие продукцию фирмы перестают ее производить и выкупать, поскольку создаются ее нереализованные запасы. Поверхность, отражающая зависимость изменения объективной стоимости от объективного времени «А» рис.6 представим в виде параболы (7).
Y = qc × pс × (t – t2/tm) (7)
Что касается интенсивности роста начальной объективной стоимости зависящей от предыдущей истории продукта, то она в начале процесса мала, а затем растет за время 2tm до максимальной величины. Т.е. начальные надежды растут до тех пор, пока время не станет равным величине 2tm, при котором начальная объективная стоимость достигает максимального значения. Поверхность изменения начальной объективной стоимости в зависимости от объективного времени «Б» рис.9 представим в виде параболы (8).
Yнач = qc × pс × (t2/tm) (8)
Рис.9. График зависимости объективной цены спроса и предложения от количества продукта.
График зависимости предельной субъективной стоимости от трудоемкости бизнес-процесса q × t за время 2tm представлен линией «А1» рис.9. Линия «А1» является производной функции (7) по трудоемкости бизнес-процесса q × t, которая равна цене бизнес-процесса.
dY/(dq × t) = p = pс × (1 – 2t/tm) (9)
График зависимости предельной начальной объективной стоимости от трудоемкости бизнес-процесса q × t за время 2tm представлен линией «Б1» рис.9. Линия «Б1» является производной функции (8) по трудоемкости бизнес-процесса q × t, которая равна начальной цене бизнес-процесса.
dYнач/(dq × t) = pнач = pс × (2t/tm) (10)
Рассмотрим схему рис.9 с точки зрения различных моделей экономической теории. С позиции теории экономического равновесия [6, 7] линии В и Г можно рассматривать соответственно как функции спроса и предложения. Пересечение этих линий в точке «б» означает экономическое равновесие. Линии А1 и Б1 являются соответственно функциями предельного дохода и предельных затрат, как производные функций спроса и предложения по трудоемкости бизнес-процесса q × t. Точка «а» соответствует максимальной прибыли монополии. Цена продукции берется для точки «в», а цена ресурсов для точки «г». Трудоемкость бизнес-процесса равна qс × tа. С позиции экономической итологии та же прибыль получается, если перераспределить или переместить часть выручки и затрат в положение указанное стрелками рис.9. Так же как для линейной модели ответить на вопрос, откуда возьмется эта прибыль и как перейти от монополии к различным видам конкуренции. Если в точке «в» равновесия не наступит, то фирма увеличит количество продукта, пока выручка не сравняется с затратами в точке «б». Эта точка безубыточности и отсутствия прибыли. Рассмотрим ту же схему с позиции двухсекторной модели [5]. Для получения прибыли в точке «в» и переходу к другим видам конкуренции необходимы затраты на маркетинг, определяемые в соответ­ствии со схемой рис.3. Следует отметить, что при движении из точки «а» в точку «б» затраты на маркетинг уменьшаются, поскольку сокращается дополнительная субъективная стоимость. Полученный график сопоставим с графиком рис.3.17, полученным в работе [5]. Область левее точки «а» можно отнести к «базовому сектору», а область правее этой точки, к убыточному «пионерному сектору». В отличие от линейной модели в данном случае имеет место непрерывный переход из базового сектора в пионерный сектор. Для развития базового сектора требуются инновационные разработки, включая автоматизацию маркетинга, которые осуществляются в пионерном секторе, делая его убыточным. Размер пионерного сектора определяется длительностью и объемом этих разработок. Для покрытия расходов пионерного сектора, располагаемого между точками «а» и «б», может быть достаточно прибыли базового сектора. С увеличением времени и количества инновационных разработок требуется расширение пионерного сектора с включением в него дополнительной области, располагаемой правее точки «б». При этом растут убытки, и для их покрытия потребуется внешняя поддержка, включая ресурсы регулятора, поскольку окажется недостаточно прибыли базового сектора
Для определения направления инновационного развития двухсекторной модели рассмотрим динамику маркетинговых мероприятий. В соответствии со схемой рис.3 за счет автоматизации маркетинга на основе новых сетевых информационных технологий уменьшится время достижения дополнительного взаимного доверия. Изменится конкурентная позиция производителя вплоть до образования искусственной монополии. Далее конкуренция может обостриться, поскольку конкуренты предпримут аналогичные действия по автоматизации своего маркетинга. Достигнув одинакового уровня автоматизации, производители вынуждены сотрудничать для совместного выхода на новые рынки для того, чтобы покрыть издержки. Поскольку затраты на маркетинг осуществляют все конкурирующие фирмы, то для восстановления прибыли они начинают сотрудничать по совместной конкуренции на новых рынках, согласуя маркетинговые мероприятия. Например, сохраняя конкуренцию внутри отрасли, фирмы сотрудничают для конкуренции с другими отраслями. Если это рынок государства, то сохраняя внутреннюю конкуренцию, фирмы сотрудничают для конкуренции на межгосударственном уровне. Могут конкурировать и сотрудничать государства на мировых рынках, а также, в борьбе со стихией и т.п. Во всех случаях рассмотренный подход применим к выбору затрат на маркетинговые мероприятия. Данный подход также применим к рынку ресурсов домашнего хозяйства. При наличии домашних хозяйств конкурентов маркетинговые мероприятия направлены на получение рабочих мест на фирмах отрасли. Сотрудничество возникнет при переходе на межотраслевой рынок и т.д. При наличии нескольких банков и других финансовых институтов между ними возникнет конкуренция за кредитование инвестиционных проектов, требующая аналогичного подхода для выбора маркетинговых мероприятий. Естественно при сохранении конкуренции возникнет сотрудничество при финансировании маркетинговых мероприятий для привлечения к кредитованию более крупных, в т.ч. международных проектов. Кроме того, конкуренция имеет место за заказы местного уровня, с переходом через сотрудничество на региональный, государственный и межгосударственный уровень. Конкуренция и сотрудничество возникает и за использование продукта-эквивалента, например, при переходе к региональной валюте. Используя в общем случае данный подход на всех рынках, включая рынок ресурсов и рынок финансов за счет подбора и увязки маркетинговых мероприятий можно выбрать наиболее экономически эффективный вариант инновационного развития бизнес-процесса. В итоге отметим, что экономическая итология позволяет вырабатывать подходы к оценке экономической эффективности инновационного развития бизнес-процессов с учетом регулирования соотношения конкуренции и сотрудничества, обеспечивающих рост взаимного доверия производителей и потребителей. Это регулирование на основе маркетинговых ожиданий, позволяющих сохранять необходимую конкурентную среду.


Литература
1. Лесохин В.З. Информационные технологии в коммерческой деятельности: Модели микроэкономики и предпринимательства для BI систем: Учеб. пособие. — СПб.: Изд-во СпбГУЭФ, 2008. — 160 с.
2. Лесохин В.З. Экономическая эффективность фирмы с учетом инновационного маркетинга взаимодействия // Маркетинг взаимодействия. Концепция. Стратегия. Эффективность. Багиев Г.Л., Мефферт Х. (научная редакция). — СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2008. — 15 с.
3. Лесохин В.З. Экономическая итология — наука об экономических проблемах информационных технологий // Проблемы современной экономики. — 2012. — №2(42). — 8 с.
4. Миропольский Д.Ю. Основы теоретической экономики: Учебник. — СПб: Изд-во СПбГУЭФ, 2008. — 452 с.
5. Миропольский Д.Ю. Структурные основания функций спроса и предложения // Известия СПбГУЭФ. — 2001. — №1. — 18 с.
6. Тарасевич Л.С. Гребенников П.И. Леусский А.И. Макроэкономика: учебник. — М.: Высшее образование, 2007. — 654 с.
7. Тарасевич Л.С. Гребенников П.И. Леусский А.И. Микроэкономика: учебник. — М.: Юрайт-Издат, 2007. — 391 с.
8. Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория: Учебник / Под общ. ред. А.А. Аузана. — М.: ИНФРА-М, 2010. — 416 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия