Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (48), 2013
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Веселова А. С.
аспирант кафедры стратегического и международного менеджмента
Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета


Многонациональные корпорации из растущих экономик: применимость существующих теорий
В статье рассматривается вопрос применимости существующих теорий при изучении деятельности многонациональных корпораций (МНК) из растущих экономик. Необходимость пересмотра теорий обоснована специфичностью контекста, а также внутренними особенностями МНК из растущих экономик
Ключевые слова: многонациональные корпорации, МНК, растущая экономика, прямые зарубежные инвестиции, ПЗИ, конкурентное преимущество
УДК 339.926; ББК 65.7   Стр: 144 - 147

Отличительной чертой современной глобальной экономики является активная международная экспансия крупных компаний из растущих экономик, которые показывают высокий уровень конкурентоспособности не только на домашних, но и на зарубежных рынках. В настоящее время более 20 тыс. многонациональных корпораций (МНК) из растущих экономик ведут свою деятельность за рубежом, а количество компаний из стран БРИК в списке крупнейших мировых компаний Financial Times 500 увеличилось в 4 раза за период с 2006 по 2008 год, а в 2012 году достигло 54 [1]. Стоит отметить, что международная деятельность современных МНК из растущих экономик характеризуется не только количественными, но и качественными изменениями. Многие из них становятся глобальными лидерами в своих отраслях, строят сложные и прочные сети делового сотрудничества с партнерами по всему миру, привлекают большое количество высококвалифицированных специалистов из разных стран с целью развития существующих компетенций и создания новых. Все это порождает неподдельный интерес исследователей к рассмотрению различных аспектов их деятельности. Несмотря на большое количество исследований и публикаций, посвященных МНК, до сих пор не существует однозначного определения данного термина. В настоящей статье используется наиболее широкое понимание этого феномена, а именно, под МНК понимаются компании, ведущие деловые операции в нескольких странах и реализующие общекорпоративную стратегию в масштабах всех подразделений. Цель данной статьи заключается в рассмотрении применимости существующих теорий при исследовании МНК из растущих экономик. Необходимость переосмысления разработанных теорий обусловлена существованием ряда особенностей МНК из растущих экономик, которые накладывают определенные ограничения на использование теорий, разработанных для МНК из развитых стран. Ради достижения поставленной цели в статье рассматриваются и анализируются особенности МНК из растущих экономик с точки зрения объемов и направлений их прямых зарубежных инвестиций (ПЗИ), мотивов и драйверов их интернационализации, а также используемых стратегий интернационализации.
Таблица 1 представляет динамику роста ПЗИ из стран с растущими экономиками за последние 20 лет (1990–2011). Из данных видно, что доля ПЗИ из растущих и развивающихся экономик1 в общемировом объеме ПЗИ, существенно возросла. Если в 1990–1999 годах средний ежегодный объем ПЗИ из развивающихся экономик был на уровне 45 млрд долларов, что составляло чуть менее 11% от общемирового уровня, то в 2010 году он достиг своего абсолютного максимума на уровне 400 млрд долларов (27,6 % от общемирового объема ПЗИ), при этом наблюдался постоянный рост на протяжении 10 лет. Аналогичная динамика прослеживается для стран с растущими экономиками. В то же время, объем ПЗИ из развитых стран, хоть и показывал рост в абсолютных значениях (в среднем 373 млрд долларов ежегодно за период 1990–1999 года по сравнению с 990 млрд долларов в 2010 году), однако, в относительных величинах наблюдался спад, а именно, объем ПЗИ из развитых экономик в 2010 году составил 68,2 % от общего объема мировых ПЗИ, в то время как средний показатель за период 1990–1999 года составил 89%. Таким образом, статистика показывает, что МНК из растущих экономик становятся заметными игроками в мировой экономике, постоянно укрепляя свои позиции на мировом рынке, что поднимает вопрос о том, насколько серьезную угрозу они представляют для опытных МНК из развитых стран.

Таблица 1
Показатели средних годовых прямых зарубежных инвестиций по группам стран, 1990–2011 [3]
 Средний годовой объем ПЗИ, млн долларов
(% от мирового)
Средний годовой объем ПЗИ как % от ВВП
Экономика1990–19992000–20082009201020111990200020082011
Мировая4187911163355117510814513651694396108,9380,8322,4243,8
Развитые экономики (Developed economies)372690
(89%)
981400
(84,4%)
857792
(73%)
989576
(68,2%)
1237508
(73%)
131,4438,2382,7285,7
Развивающиеся экономики (Developing economies)44938
(10,7%)
161330
(13,9%)
268476
(22,8%)
400144
(27,6%)
383753
(22,6%)
30,9193,2187,6162,0
Переходные экономики (Transition economies)1163
(0,3%)
20624
(1,8%)
48840
(4,2%)
61444
(4,2%)
73135
(4,3%)
0,084,5264,2292,4
Растущие экономики (Emerging economies)16984
(4,1%)
49965
(4,3%)
58024
(4,9%)
110430
(7,6%)
105581
(6,2%)
63,794,7165,6153,3
Бразилия925
(0,2%)
7867
(0,7%)
-1008411588
(0,8%)
-102915,535,4123,7 
Китай2323
(0,6%)
14079
(1,2%)
56530
(4,8%)
68811
(4,7%)
65117
(3,8%)
20,57,7115,192,2
Индия70
(0,02%)
7085
(0,6%)
15927
(1,4%)
13151
(0,9%)
14752
(0,9%)
0,211,0150,175,9
Россия1382
(0,3%)
18909
(1,6%)
43665
(3,7%)
52523
(3,6%)
67283
(4%)
н.д.122,4334,7365,4

Прямые зарубежные инвестиции из стран с растущими экономиками осуществлялись в три волны. Первая волна имела место в период 1960 — сер. 1980-х годов, и основной целью ПЗИ в то время было установление стабильных торговых сетей и получение доступа к защищенным рынкам и природным ресурсам, а также преодоление бюрократических ограничений на домашнем рынке [4]. Основными направлениями инвестиций выступали развивающиеся страны, как правило, в том же регионе, сходные со страной происхождения с точки зрения географии, культурных, этнических и институциональных особенностей, что объясняется, во-первых, воспринимаемыми преимуществами МНК из растущих экономик, оперирующих на развивающихся рынках, и, во-вторых, низким уровнем конкуренции на развивающихся рынках по сравнению со строго регулируемыми и насыщенными рынками Европы и Северной Америки [5]. Вторая волна ПЗИ из растущих экономик стартовала во второй половине 1980-х годов и продолжалась до середины 1990-х. Помимо инвестиций в развивающиеся страны ПЗИ из растущих экономик все чаще стали направляться в развитые страны. Основными мотивами для инвестиций в развивающиеся страны, также как и в предыдущий период, были доступ к ресурсам и рынкам, в то время как мотивами для инвестирования в развитые страны стали доступ к рынкам и стратегическим активам. И наконец, современная третья волна ПЗИ из растущих экономик началась во второй половине 1990-х и продолжается до сих пор. Исследователи отмечают ее особенности не только с точки зрения количественных показателей, но, в первую очередь, с позиций качественных изменений [6]. В данный период развитые страны становятся основным направлением ПЗИ из растущих экономик. Мотивы к интернационализации остаются такими же, как и во время второй волны, более того, компании стремятся усилить свою рыночную власть на развитых рынках, особенно в отраслях, связанных с природными ресурсами. В отличие от первой и второй волны, основными стратегиями которых были замещение импорта и ориентация на экспорт соответственно, основная стратегия третьей волны — глобализация. Именно в этот период происходит наиболее активная интеграция МНК из растущих экономик в глобальную мировую экономику, и наблюдается значительный прогресс в их трансформационном процессе. Современные МНК из растущих экономик имеют значительно более сложные организационные и структурные формы.
Стратегические драйверы интернационализации компаний из растущих экономик традиционно разделяют на шесть групп [4], [10]:
— доступ к рынку. Данный мотив к интернационализации является доминирующим на протяжении всех трех волн ПЗИ из растущих экономик. При этом, компании используют как прямое участие в производстве и сбыте продукции на зарубежном рынке, так и реализуют данную цель посредством приобретения особых условий для торговли. Отличительной чертой МНК из растущих экономик является высокая степень вовлеченности государственных структур в переговоры по условиям инвестирования для достижения максимально выгодных условий, а также упрощения бюрократических процедур.
— доступ к рабочей силе. Следует отметить, что этот мотив заставляет компании из растущих экономик инвестировать в развивающиеся страны, где стоимость рабочей силы еще ниже, чем в данных странах. Основными направлениями ПЗИ стали такие страны как Филиппины, Вьетнам, Индонезия.
— доступ к природным ресурсам. Доступ к природным ресурсам стал особо значимым фактором в современную третью волны ПЗИ, что объясняется необходимостью обеспечивать производственные предприятия необходимыми ресурсами в условиях резкого увеличения объемов производства.
— обеспечение контроля в цепочке ценности. С увеличением интенсивности процессов интернационализации основной целью инвестиций компаний из растущих экономик стало создание цепочки ценности, т.е. компании стали стремиться к сильной вертикальной интеграции, что может объясняться, с одной стороны, желанием сокращения издержек, а, с другой, улучшением качества продуктов и услуг, производимых компанией.
— доступ к финансовым стимулам. Различные финансовые льготы и поощрения предоставляются правительствами как принимающих стран, так и стран происхождения МНК. При этом стоит обратить внимание на негативные стороны данного явления. Зачастую компании используют свои деловые сети для достижения договоренностей с правительством для получения сверхприбылей. Кроме того, использование оффшорных зон, так называемого «налогового рая», позволяет компаниям уходить от налогов, и зачастую порождает круговые схемы («round-tripping»). Данный мотив является одним из наиболее важных по своей значимости.
— доступ к технологиям и стратегическим активам. Усиление давления со стороны конкурентов, а также развитие компетенций и способностей МНК из растущих экономик привело к тому, что одним из главных мотивов третьей волны ПЗИ стал доступ к технологиям и стратегическим активам. Так же как и в других случаях, правительства страны происхождения МНК стимулируют интернационализацию с целью приобретения технологических способностей путем предоставления государственного субсидирования и других финансовых преимуществ.
В зависимости от того, какие мотивы побуждают МНК к международной экспансии, исследователи выделяют несколько общих стратегий интернационализации МНК из растущих экономик [11], [12], [13]:
— «Локальный оптимизатор». Данная стратегия предполагает, что МНК обладает внутрифирменным преимуществом в виде способности к оптимизации продукции и процессов для домашнего рынка за счет снижения затрат или простоты использования, достигая, таким образом, наилучшего сочетания цена-качество. Локальные оптимизаторы, как правило, выбирают для ПЗИ растущие рынки, на которых их продукция будет пользоваться спросом. Примером таких МНК выступают индийская Tata Motors, китайская Hisense и др.
— «Бюджетный партнер». Основными конкурентными преимуществами бюджетного партнера являются способность минимизации затрат на факторы производства, вкупе с отточенными навыками управления проектами. Бюджетные партнеры выбирают интернационализацию, чтобы, с одной стороны, расширить географию мест, откуда они могут обслуживать покупателей из развитых стран, а, с другой, подобраться поближе к ключевым потребителям. Такой стратегии придерживаются китайская Wipro, индийская Infosys и др.
— «Глобальный консолидатор». Глобальный консолидатор обладает операционным превосходством при выполнении проектов в капиталоемких отраслях, имеет преимущества от масштаба, а также знания организационных процессов и технологий, что дает ему устойчивую позицию на домашнем рынке и возможность капиталоемких инвестиций за рубеж. Основными мотивами ПЗИ являются снижение затрат и экономия от масштаба, а также приобретение комплементарных технологий и способностей. Данная стратегия используется китайской Lenovo, мексиканской Cemex и др.
— «Вертикальный интегратор природных ресурсов». Данную стратегию используют МНК, имеющие привилегированный доступ к природным ресурсам и домашним рынкам. Основным мотивом ПЗИ является прямая интеграция для обеспечения безопасности рынков и обратная интеграция для обеспечения растущего спроса на природные ресурсы. Подобной стратегии придерживаются большинство российских МНК из нефтяной и газовой отрасли, например «Газпром» или «Лукойл», китайская China National Offshore Oil Corporation и др.
— «Глобальный первопроходец». Данная стратегия используется МНК, которые в результате сильного спроса на домашнем рынке, смогли стать глобальными инноваторами в развивающейся отрасли. Такие компании часто обладают сильной поддержкой со стороны государства и интернационализируют деятельность, чтобы приобрести недостающие ключевые компетенции и технологии, необходимые для поддержания конкурентоспособности, а также получения доступа к глобальным покупателям. Яркими примерами таких МНК могут служить бразильская корпорация Embraer, китайская Huawei, индийская Suzlon Energy.
Значительный и быстрый рост числа МНК из растущих экономик не мог ни привлечь интерес исследователей к вопросу изучения их деятельности, а также попыткам объяснить причины такой активной интернационализации. Кумар и др. [7] предполагают, что столь заметный рост количества МНК из растущих экономик может быть объяснен правилом 3И: интернационализация, инновация, институты. Во-первых, компании из растущих экономик ощущают необходимость в интернационализации своей деятельности, что объясняется рядом факторов, таких как, например, снятие торговых барьеров, насыщение спроса на местных рынках, необходимость достижения экономии от масштаба на международном уровне [8]. Во-вторых, МНК из растущих экономик занимают все более прочные позиции с точки зрения разработки инновационных продуктов. Показательным является тот факт, что список 50 наиболее инновационных компаний мира 2010, составленный Bloomberg BusinessWeek совместно с Boston Consulting Group, включает в себя 20% компаний из растущих экономик, например, LG Electronics (Южная Корея), BYD (Китай), Samsung Electronics (Южная Корея), Tata Group (Индия), Haier Electronics (Китай) и другие. В-третьих, развитие институтов в растущих экономиках является сильным поддерживающим фактором, увеличивающим конкурентоспособность МНК из растущих экономик как на домашних рынках, так и за рубежом.
Драйверы и стимулы к интернационализации деятельности МНК из растущих рынков, а также используемые ими стратегии интернационализации определяют специфику МНК из растущих экономик в сравнении с МНК из развитых стран, что заставляет исследователей задуматься о применимости существующих теорий. Основной аргумент исследователей МНК из растущих экономик в пользу переосмысления существующих теорий заключается в том, что данные теории были разработаны на основе изучения МНК из развитых экономик, в то время как МНК из растущих экономик существенно от них отличаются по своим мотивам, стратегиям интернационализации, а также другим характеристикам [4], [11]. Нередко МНК из растущих экономик принимают решение об интернационализации деятельности не столько для того, чтобы использовать свое преимущество, сколько для того, чтобы создать его [9].
По сравнению с МНК из развитых стран может показаться, что МНК из растущих экономик не обладают внутрифирменными преимуществами (FSA — firm specific advantages), а полностью полагаются на сравнительные преимущества стран (CSA — country specific advantage). Внутрифирменными преимуществами могут выступать технологии, знания, управленческие и/или маркетинговые способности [14]. В то время как сравнительные преимущества страны включают такие факторы, как крупные запасы природных ресурсов, дешевая рабочая сила, государственное регулирование и др. Менеджеры большинства МНК стараются найти такую конфигурацию FSA и CSA, которая позволила бы им занять уникальную позицию по отношению к конкурентам. Считается, что МНК из растущих экономик не владеют современными конкурентными технологиями или глобальными брендами, не имеют преимуществ глобального производства и опыта ведения международных операций [15]. В таком случае возникает вопрос о применимости теории интернализации к МНК из растущих экономик, поскольку ее базовое утверждение заключается в том, что МНК совершают международную экспансию с целью дальнейшего развития своего внутрифирменного преимущества [16], [17].
Рагман [18] утверждает, что МНК из растущих экономик, в первую очередь, используют сравнительные преимущества страны, и даже у тех немногих, кто обладает внутрифирменным преимуществом, оно построено на CSA. Япрак и Карадемир [19] не согласны с данным утверждением. Они считают, что МНК из растущих экономик обладают как специфичными страновыми преимуществами, так и особыми внутрифирменными преимуществами, что делает существующие теории неэффективными для объяснения, по меньшей мере, некоторых значимых мотивов и стратегий международной экспансии МНК из растущих экономик. Рамамурти и Сингх [12] выделяют несколько видов внутрифирменных преимуществ МНК из растущих рынков, недоступных для МНК из развитых экономик. Во-первых, МНК из растущих экономик обладают способностями к созданию продуктов, наиболее подходящих для развивающихся рынков. Во-вторых, они обладают производственными и технологическими преимуществами, поскольку имеют доступ к новейшему оборудованию, а также возможностью использования высококвалифицированных инженерных кадров с гораздо меньшими инвестициями. В-третьих, они располагают привилегированным доступом к ресурсам и рынкам, контролируемым государством, что также снижает размер капиталовложений. В-четвертых, они владеют навыками и умениями функционирования в сложных условиях, характеризующихся слаборазвитой инфраструктурой. Наконец, они обладают традиционными нематериальными активами и осуществляют поддержку исследований и разработок.
Мэтьюс [20] разработал модель, в которой он предлагает дополнить парадигму OLI [21] парадигмой LLL, где основными элементами выступают связь (linkage), извлечение пользы (leverage) и обучение (learning). Данная парадигма выделяет необходимость установления связей (linkage) и построения деловых сетей между новичками (МНК из растущих экономик) и фирмами, оперирующими на данном рынке. Кроме того, установление партнерских отношений помогает извлечь преимущество (leverage) от использования ресурсов, доступ к которым получен путем установления связей. Наконец, повторяющееся применение связей и ресурсов позволяет компании пройти процесс обучения (organizational learning), вследствие чего компания достигнет более высоких результатов деятельности. На основе этого Мэтьюс и Зандер [22] утверждают, что наличие у МНК из растущих экономик уникальных ресурсов, таких как предпринимательские способности, привлечет зарубежные ресурсы и предоставит условия для реализации новых возможностей совместно с конкурентами в рамках альянсов и стратегических сетей.
Бакли и др. [23] считают, что ведение деятельности в сложных условиях домашнего рынка дает МНК из растущих экономик конкурентное преимущество, которое помогает им быть более успешными по сравнению с МНК из развитых экономик при ведении операций на других рынках, в особенности схожих с домашним. Куэрво-Каззура и Генч [24] также полагают, что МНК из растущих экономик, ввиду их приспособленности к трудным условиям, имеют преимущества на рынках третьих стран и могут компенсировать свои слабости с точки зрения брендинга, эффекта страны происхождения, низкого уровня развития технологий за счет более глубокого понимания потребностей их покупателей, а также обладания производственными мощностями и сбытовыми каналами более пригодными для данных регионов.
Голдштайн и Пустерла [9] ставят под вопрос применимость модели IDP [25], [26], [27], [28] для растущих и переходных экономик. IDP-модель («investment development path») предполагает, что существует взаимосвязь между нетто-позицией по зарубежным инвестициям2 (НПЗИ) и ее структурой и уровнем экономического развития страны, который, как правило, определяется по объему ВВП. С изменением уровня экономического развития происходят структурные изменения, влияющие не только на размер входящих (ПЗИ) и исходящих (ПИИ) инвестиций, но также и на OLI преимущества. При этом следует учитывать, что роль вовлеченности правительства в IDP-модели крайне значима. Модель выделяет пять стадий, отражающих изменения в соотношении НПЗИ и уровне экономического развития. На первой стадии размер входящих и исходящих инвестиции крайне мал, рынок не обладает О- и L-преимуществами, что часто является результатом слабо развитой инфраструктуры, слабых институтов власти и т.д. Вторая стадия характеризуется увеличением размера входящих инвестиций за счет L-преимуществ страны, но в то же время низким уровнем исходящих инвестиций, поскольку компании на рынке не обладают сильными конкурентными преимуществами, что приводит к отрицательной НПЗИ. На третьей стадии компании становятся более конкурентно-способными, что приводит к росту потока ПЗИ, который даже может превысить поток ПИИ. Однако, накопленные ПИИ остаются на довольно высоком уровне, и, как следствие, НПЗИ остается отрицательной. На четвертой стадии НПЗИ становится положительной, и темпы роста ПЗИ превышают темпы роста ПИИ. На финальной пятой стадии НПЗИ находится около нуля, однако, это положение нестабильно и характеризуется небольшими отклонениями либо в положительные, либо в отрицательные значения. Большинство развитых стран находятся в настоящее время на пятой стадии IDP. Эмпирические исследования стран с растущими и переходными экономиками показали противоречивые результаты, что свидетельствует либо о неприменимости данной модели, либо о необходимости включения в модель дополнительных переменных [9]. Страны с растущими и переходными экономиками, в которых темпы экономического развития велики, могут пропускать некоторые стадии данной модели, переходя сразу к более поздним этапам [29], [30].
Подводя итог, следует отметить, что МНК из растущих экономик ввиду ряда особенностей, связанных, например, с их историческим прошлым, экономическими, политическими и культурными особенностями страны их происхождения, особенностями их стратегических задач и подходов к реализации стратегических альтернатив, требуют к себе особого внимания и осторожного использования существующих теорий. Исследования показывают, что нельзя говорить о неприменимости существующих теорий для МНК из растущих экономик, однако, следует обратить внимание на их специфические особенности и особые условия их функционирования. Для объяснения общих вопросов, связанных с интернационализацией МНК из растущих экономик, использование существующих концепций и теорий вполне обосновано, однако, для ответа на специфические вопросы, в особенности учитывающие роль контекстуальных факторов, существующие теории необходимо пересмотреть или разработать новые.


Литература
1. FT Global 500 2012, 07.09.2013
2. Gammeltoft P., Pradhan J.P., Goldstein A. (2010) Emerging Multinationals: Home and Host Country Determinants and Outcomes // International Journal of Emerging Markets. — 2010. — №5.
3. Электронная база UNCTAD, http://unctadstat.unctad.org, 07.09.2013
4. Rasiah R., Gammeltoft P., Jiang Y. Home Government Policies for Outward FDI for Emerging Economies: lessons from Asia //International Journal of Emerging Markets. — 2010. — №5.
5. Sweet, C. Indian Pharmaceuticals in Brazil: Emerging Multinationals in Emerging Markets // International Journal of Emerging Markets. — 2010. — №5.
6. Gammeltoft P., Barnard H., Madhok A. Emerging Multinationals, Emerging Theory: Macro- and Micro-level Perspective // Journal of International Management. — 2010. — №16.
7. Kumar V., Mudambi R., Gray S. Internationalization, Innovation and Institutions: The 3 I’s Underpinning the Competitiveness of Emerging Market Firms // Journal of International Management. — 2013. — №19.
8. Mudambi R. Location, Control and Innovation in knowledge-intensive industries // Journal of Economic Geography. — 2008. — №8.
9. Goldstein A., Pusterla F. Emerging Economies Multinationals. General Features and Specificities of the Brazilian and Chinese Cases // International Journal of Emerging Markets. — 2010. — №5.
10. Катькало В.С., Медведев А.Г. Интернационализация российских компаний и конфигурация их деловых операций // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. Менеджмент. — 2011. — №2.
11. Ramamurti R. Competing with Emerging Market Multinationals // Business Horizons. — 2012. — №55.
12. Ramamurti R., Singh J.V. Indian Multinationals: Generic Internationalization Strategies. In R. Ramamurti & J.V. Singh (eds.) Emerging Multinationals in Emerging Markets.-Cambridge: Cambridge University Press.-2009.
13. Williamson P.J., Zeng M. Chinese multinationals: Emerging through New Global Gateways. In Ramamurti, R., Singh, J. (eds) Emerging Multinationals in Emerging Markets. — UK: Cambridge University Press, 2009.
14. Rugman A.M., Verbeke A. Extending the Theory of the Multinational Enterprise: Internalization and Strategic Management Perspectives. Journal of International Business Studies. — 2003. — №34.
15. Madhok A., Keyhani M. Acquisitions as Entrepreneurship: Asymmetries, Opportunities, and the Internationalization of Multinationals from Emerging Economies. Global Strategy Journal. — 2012. — №2.
16. Rugman A.M. Inside the Multinationals: The Economics of Internal Markets.-NY: Columbia University Press. — 1981.
17. Rugman A.M. The Theory of Multinational Enterprises. — Cheltenham, UK: Edward Elgar. — 1996.
18. Rugman A.M. Theoretical Aspects of MNEs from Emerging Economies. In Ramamurti, R., Singh, J. (eds). Emerging Multinationals in Emerging Markets. — UK: Cambridge University Press, 2009.
19. Yarpak A., Karademir B. Emerging Market Multinational’s Role in Facilitating Developed Country Multinationals’ Regional Expansion: A Critical Review of the Literature and Turkish MNC Examples // Journal of World Business. — 2011. — №46.
20. Mathews J. Dragon Multinationals: New Players in 21st Century Globalization. Asia Pacific Journal of Management. — 2006. — №23.
21. Dunning J. The Eclectic Paradigm of International Production — an update and some possible extensions // Journal of International Business Study. — 1988. — №19.
22. Mathews J., Zander I. The International Entrepreneurial Dynamics of Accelerated Internationalization // Journal of International Business Studies. — 2007. — №38.
23. Buckley P.J., Cross A.R., Tan H., Xin L., Voss H. Historic and Emergent Trends in Chinese Outward Direct Investment // Management International Review. — 2008. — №48.
24. Cuervo-Cazzura A., Genc M. Transforming Disadvantages into Advantages: Developing-Country MNEs in the Least Developed Countries // Journal of International Business Studies. — 2008. — №39.
25. Dunning J.H. Explaining the International Position of Countries Towards a Dynamic or Developmental Approach. Weltwirtschaftliches Archiv. — 1981. — №117.
26. Dunning J.H. The Investment Development Path Revisited. Weltwirtschaftliches Archiv. — 1986. — №122.
27. Dunning J.H., Narula R. The Investment Development Path Revisited — Some Emerging Issues. In Dunning, J.H. and Narula, R. (eds), Foreign Direct Investment and Governments. — Routledge, London, 1996.
28. Narula R., Guimon J. The investment development path in a globalised world: implications for Eastern Europe // Eastern Journal of European Studies. — 2010. — №1.
29. Goldstein A. Multinational Companies from Emerging Economies: Composition, Conceptualization and Direction in the Global Economy. — Basingstoke: Palgrave, 2007.
30. Liu X., Bucka T., Shu C. Chinese Economic Development, the Next Stage: Outward FDI? // International Business Review. — 2005. — №14.

Сноски 
1 Термин «растущая экономика» здесь и далее по тексту используется для английского термина «emerging economies» и используется для обозначения 113 стран и территорий, которые UNCTAD относит к категории «развивающиеся страны (developing countries) за исключением наименее развитых стран (LDCs)», а также включает Россию [2]
2 Соответствует термину «net outward investment position»

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия