Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (48), 2013
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Жилинская О. И.
заведующий кафедрой менеджмента инновационной и инвестиционной деятельности
Киевского национального университета имени Тараса Шевченко,
кандидат экономических наук


Экономическое творчество предпринимателя в контексте концепции открытых инноваций
В статье показана роль творчества предпринимателя в экономическом развитии с позиций реализации концепции открытых инноваций. Показано значение инновационного предпринимательства в трансформации научных и технических знаний в новый интеллектуальный ресурс и создании сети его пользователей через механизм лицензионных соглашений. Предложен усовершенствованный инструментарий для оценки величины возможной прибыли от использования нового интеллектуального ресурса с учетом фактора времени, стоимости авансированного капитала и трансакционных затрат на поддержание прав интеллектуальной собственности
Ключевые слова: предприниматель-инноватор, квазирента, лицензиар, лицензиат, трансакционные издержки
УДК 330.34.011; ББК 65.012.1   Стр: 184 - 188

Проблема творчества в научной литературе исследуется с разных точек зрения. Результаты системных исследований экономического контекста творчества отображены в работах ряда российских и украинских ученых, посвященных феномену предпринимательства [1], [2], [3], [5], [7], [11], [13], [14]. Практически во всех современных исследованиях подчеркивается творческий характер деятельности предпринимателя. В условиях становления информационного общества, активизации инновационной деятельности в контексте концепции открытых инноваций экономическое творчество предпринимателя приобретает новые характеристики, для рассмотрения которых целесообразно использовать исследовательский инструментарий институционального анализа.
Исключительное значение творчества для экономического развития было раскрыто Й. Шумпетером в его фундаментальной работе «Теория экономического развития», столетие первого издания которой отмечено научной общественностью. В Украине в этом русле состоялись две международные научно-практические конференции «Современная экономическая динамика в контексте парадигмы экономического развития Й.А. Шумпетера» (Черновицкий национальный университет имени Юрия Федьковича, октябрь, 2011 г.) и «Инновационная теория Йозефа Шумпетера: современное звучание экономических и управленческих идей» (Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко, ноябрь, 2012 г.).
Именно в определении основного феномена экономического развития через его системообразующее ядро — инновации и предпринимателя, как ее создателя, подчеркнута творческая основа предпринимательской деятельности: «Предпринимателями (Unternehmer) ... называем хозяйственных субъектов, функцией которых является как раз осуществление новых комбинаций и которые выступают как его активный элемент» [18]. Понятие «новые комбинации» в последующем стало употребляться как «инновация». Инновации, введенные в хозяйственный оборот, прерывают статическое состояние (стационарное равновесие) и не только переводят ее в динамическое состояние, но и качественно усиливают разнообразие экономических явлений и процессов, что в совокупности обеспечивает экономическое развитие. Внедрение в практику более эффективных комбинаций производительных благ, что обеспечивает прогресс любой экономики, — это и есть экономическое творчество, как справедливо отмечают В.Базилевич и В.Ильин [3].
Гетерогенность экономических явлений и процессов неразрывно связана с особенностями реализации предпринимательской деятельности («воплощение новых комбинаций это особый процесс и предмет «социальной функции»«), что отображает качественное отличие поведения предпринимателей-инноваторов по целям, предмету и способам деятельности [7]. Отлична и мотивация этой деятельности, где одним из главных мотивов Й. Шумпетер указывает радость творчества.
В характеристике деятельности предпринимателя-новатора Шумпетер как изобретателя нового опыта в экономической деятельности использовал сравнение с двумя видами активности: строительством дороги и движением по дороге: «как строительство дороги нельзя заменить постоянным хождением по ней, так и осуществление новых комбинаций нельзя считать простым повторением обычных процессов в иных масштабах». При этом предприниматель не является творцом научного или технического знания, отличие функций изобретателя и предпринимателя подчеркнуто особо: «функция изобретателя и вообще технического специалиста не совпадает с функцией предпринимателя. Предприниматель может быть одновременно изобретателем и наоборот, но в принципе это всего-навсего случайность. Предприниматель как таковой не является духовным творцом новых комбинаций, изобретатель как таковой не является ни предпринимателем, ни каким-либо другим руководителем. И «поведение», и «тип» предпринимателя и изобретателя различны: как неодинаково то, что они делают, так неодинаковы их способности делать это» [19]. Подобной позиции придерживался и теоретик экономики знаний Ф. Махлуп: «новинка ... не является продуктом труда ученого или инженера, а скорее результатом решения предпринимателя, рискующего средствами, инвестированными в новое дело; это не изобретение, хотя может быть связано с использованием изобретения; это не введение относительно новых методов производства, перенятых у конкурентов, тогда имела бы место имитация» [8].
Идеи экономического творчества предпринимателя были плодотворно развиты в русле исследовательской доктрины австрийской школы, где показана роль предпринимателя как творца нового экономического знания и использование им рыночного механизма для присвоения выгод от такого знания. По определению Ф. Хаека, «реальная сила рынка состоит в его способности использовать информацию, которая первоначально доступна немногим, и передавать ее в виде изменения цен другим» [цит. по: 12]. Информация, первоначально доступная не многим, — это и есть экономическое знание. Экономическое знание (знание типа А) отличается от знаний научных и технических (знание типа В), что обосновывали различные исследователи в разные периоды (табл.1).

Таблица 1
Типы знаний в экономических концепциях [16]
ИсследователиТип АТип В
М. Оукшот (Oakeshott, 1991)Практическое (традиционное)Научное (или техническое)
Ф. Хаек (Hayek, 1948)РассеянноеЦентрализованное
М. Поланьи (Polanyi, 1959)НеявноеЯвное (артикулированное)
Людвиг фон Мизес (Ludwig von Mises)Об «уникальных событиях»О «классах событий»

Предприниматель оперирует знаниями типа А. Знания типа В являются результатом особого вида научно-технической деятельности — исследований и разработок (ИиР, R&D). Предпринимательская деятельность, которая разворачивается как постоянный акт творчества — генерирования и использования знаний типа А, порождает совокупность эффектов, отличных от эффектов знаний типа В (табл. 2).

Таблица 2
Эффекты от использования знаний различных типов
Эффекты от использования знаний типа АЭффекты от использования знаний типа В
Предприниматель генерирует новую информацию о новых целях экономической деятельности и/или новых средствах достижения новых или существующих целей, создавая и вводя в хозяйственный оборот новый ресурс, в случае, когда объектом новой информации становятся знания типа В, предприниматель реализует инновационную деятельность, вводя в хозяйственный оборот новый тип ресурса — интеллектуальный ресурсИсследователь использует как предмет для достижения познавательных целей — генерирование новых знаний типа В, часть из них в виде объектов интеллектуальной собственности материализируется в наукоемкой продукции (инвестиционного или конечного потребления), в использовании которой реализуется практическая функция знаний типа В
Созданная информация передается в рыночном механизме через систему цен, которые выступают сигналом для экономических агентов о введении нового ресурса в рыночный оборотГенерированное знание объ-ективизируется в научно-техническую информацию, принимающую форму общественного или квазиобщественного блага
Обучающий эффект для других экономических агентов при передаче информации об экономическом использовании нового ресурсаОбучающий эффект в процессе новых ИиР для генераторов новых знаний (исследователей, изобретателей), в системе образования.
Разработано автором с использованием материалов [16].

На информационном аспекте коммерциализации научных и технических знаний акцентирует внимание российский исследователь Е. Роговский, делая вывод, что даже самая блестящая научная идея ничего не стоит пока «деньги (государственные или частные), в нее поверившие, не создадут адекватную информационную оболочку», это позволит превратить научную идею в экономическое «сокровище» — товар, ценность которого во времени не уменьшится [12]. В такой товар научное и техническое знание превращается, становясь интеллектуальным ресурсом, когда объектом новых экономических знаний (тип А) становятся знания типа В. Речь идет о создании предпринимателем в процессе экономического творчества нового типа ресурса — интеллектуального, его хозяйственного использования путем создания новых целей экономической деятельности (выпуск наукоемкой продукции, неизвестной рынку) и/или средств достижения новых или существующих целей (использование новой техники и технологий для повышения эффективности выпуска существующей продукции или производства и коммерциализации новой). В реализации нового интеллектуального ресурса принимает участие комплекс имеющихся ресурсов: инвестиционных, человеческих, материальных и т.п., которые отвлекаются от участия в выпуске традиционной (известной рынку) продукции, что Й. Шумпетер рассматривал как «созидательное разрушение». Итак, создается новое суждение об альтернативном использовании комплекса ресурсов, в соединении с интеллектуальным ресурсом они овеществляются в наукоемкой продукции конечного и инвестиционного потребления, являющейся новой для рынка. Экономическую оценку эффективности подобного альтернативного использования ресурсов производит рынок, она заключается в следующем: превысят ли полученные от продажи наукоемкой продукции поступления затраты на ее создание и получит ли предприниматель экономический эффект от создания нового ресурса в виде квазиренты. Сущность экономического знания, таким образом, отображает создание информации для экономического расчета об альтернативном использовании имеющихся ресурсов, это информация будущего.
Принципиально важным является вопрос о соотношении субъектов — генераторов знаний типа А и типа В. В трактовке Й. Шумпетера — это два различных субъекта: изобретатель и собственно предприниматель, что соответствовало ситуации начала ХХ в., когда корпоративный сектор ИиР только формировался. Но в течение ХХ в. создатель знаний типа В организационно уже был сосредоточен в организациях, которые генерировали знания типа А. Это был не индивидуальный предприниматель, а корпорация, которая могла аккумулировать огромные средства на проведение собственных прикладных исследований. Полученные в них научные и технические знания трансформировались через патентование в объекты промышленной собственности, их коммерциализация осуществлялась через самостоятельный выпуск и выведение на рынок наукоемкой продукции в монопольных условиях, что сформировало модель «закрытых» инноваций. По мнению Г. Чесбро, девиз «закрытых» инноваций воплощает тезис «если вы хотите, чтобы что-то было сделано правильно, сделайте это самостоятельно» [17]. В таких условиях особенностью экономического поведения корпорации, владеющей портфелем прав на объекты интеллектуальной собственности, является недопущение к ним конкурентов, то есть новый интеллектуальный ресурс используется самостоятельно, корпорация несет бремя всех рисков по введению нового ресурса в хозяйственный оборот, но и присваивает все выгоды в виде квазиренты.
Понятие «квазирента» определяет вид дохода, получение которого связано с наиболее выгодным положением продавца и покупателя на рынке товаров и услуг [4]. Главное отличие квазиренты от ренты — ее временный характер (табл.3).
Временный характер получения сверхприбыли от использования интеллектуального ресурса обуславливают не только временной горизонт монопольного состояния, поскольку выгоды положения продавца наукоемкой продукции на рынке определяет его монополия на объект ИС, обеспеченная патентной защитой. Важна конкуренция с традиционной продукцией, это конкуренция негомогенных товаров, а также необходимость создания, поддержания и расширения спроса на новую продукцию. Особенно это актуально в случае информационной асимметрии, когда наукоемкая продукция направлена на удовлетворение неосознанных потребностей, что требует создания информационного образа продукта у потребителей, это издержки выбора, которые берет на себя производитель, создавая и расширяя спрос на эту продукцию. Монопольное состояние как главный аспект в коммерциализации новинки был отмечен и Й. Шумпетером: «в предпринимательской прибыли, которую в капиталистическом обществе получает удачливый новатор, содержится или может содержаться элемент монопольного дохода. ... Основная ценность, которую представляет для концерна позиция единственного продавца, обеспечиваемая патентом или монополистической стратегией, состоит не столько в том, что эти условия страхуют его от возможной дезорганизации рынка и позволяют применить долгосрочное планирование» [20].

Статья в pdf-формате.


Литература
1. Бажал Ю. Шумпетер¡¡вська парадигма «статики» ¡ динам¡ки економ¡чної системи та її практичне значення // В¡сник Київського нац¡онального ун¡верситету ¡мен¡ Тараса Шевченка. Сер¡я «Економ¡ка». — Вип. 4 (145). — 2013.
2. Базилевич В.Д. Инновация, смысл и назначение в экономической теории // Философия хозяйства. — 2008. — №3.
3. Базилевич В.Д., Ильин В.В. Философия экономики. История. — К.: Знання; М.: Рыбари, 2011. — С. 754.
4. Бернар И., Колли Ж.-К. Толковый экономический и финансовый словарь. Французская, русская, английская, немецкая, испанская терминология: В 2-х т. — Т. II: Пер. с фр. — М.: Международные отношения, 1994. — С. 474.
5. Валдайцев С.В., Молчанов Н.Н., Пецольдт К. Малое инновационное предпринимательство: учебное пособие. — М.: Проспект, 2011. — С. 435.
6. В¡скуз¡, В. К¡п. Економ¡чна теор¡я регулювання та антимонопольна пол¡тика: Пер. З англ. / В.К¡п В¡скуз¡, Джон М. Вернон, Джозеф Е.Гаррнгтон (мол.); Наук. ред. Пер. Та авт. передм. О. К¡л¡євич. — К.: Вид-во Солом¡ї Павличко «Основи», 2004. — С. 962.
7. Жил¡нська О. Iнновац¡йна теор¡я Й.Шумпетера: сучасне звучання економ¡чних ¡дей / Оксана Жил¡нська // В¡сник Київського нац¡онального ун¡верситету ¡мен¡ Тараса Шевченка. Сер¡я «Економ¡ка». — Вип. 144. — 2013. — С. 14.
8. Махлуп Ф. Производство и распространение знаний в США / Пер. с англ. — М.: Изд-во «Прогресс», 1966. — С. 218.
9. Мухопад В.И. Коммерциализация интеллектуальной собственности. — М.: Магистр: ИНФРА-М, 2010. — С. 229.
10. Олейник А.Н. Институциональная экономика: Учеб. пособ. — М.: ИНФРА-М, 2002. — С. 390.
11. Предпринимательство / М.Г. Лапуста, А.Г. Поршнев, Ю.Л. Старостин, Л.Г. Скамай; под ред. М.Г. Лапусты. — М.: ИНФРА-М., 2005.
12. Роговский Е.А. США: информационное общество (экономика и политика). — М.: Междунар. отношения, 2008. — С. 20.
13. Рубин Ю.Б. Теория и практика предпринимательской конкуренции. — М.: Маркет ДС, 2007.
14. Сизов В.С. Эволюция предпринимательской деятельности и ее содержание в условиях новой экономики // Новая экономика / Под ред. Е.Ф. Авдокушкина, В.С. Сизова / ВСЭИ. — М.: Магистр, 2012.
15. Стюарт Т. Интеллектуальный капитал. Новый источник богатства организаций // В антологии: Новая постиндустриальная волна на Западе / Под ред. В.Л. Иноземцева. — М.: «Аcademia», 1999. — С. 391.
16. Уэрта де Сото Х. Австрийская экономическая школа: рынок и предпринимательское творчество / Пер. с англ. Б.С.Пинскера под. ред. А.В.Куряева. — Челябинск: Социум, 2007. — С. 28.
17. Чесбро Г. Открытые инновации / Пер. с англ. В.Н.Егорова. — М.: Поколение, 2007. — С. 250–254.
18. Шумпетер Й.А. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и демократия / Пер. с нем. В.С. Автономова, М.С. Любского, А.Ю. Чепуренко; пер. с англ. В.С. Автономова, Ю.В. Автономова, Л.А. Громовой и др. — М.: Эксмо, 2007. — С. 142.
19. Шумпетер Й.А. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и демократия / Пер. с нем. В.С. Автономова, М.С. Любского, А.Ю. Чепуренко; пер. с англ. В.С.Автономова, Ю.В. Автономова, Л.А. Громовой и др. — М.: Эксмо, 2007. — С. 154–158.
20. Шумпетер Й.А. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и демократия / Пер. с нем. В.С. Автономова, М.С. Любского, А.Ю. Чепуренко; пер. с англ. В.С. Автономова, Ю.В. Автономова, Л.А. Громовой и др. — М.: Эксмо, 2007. — С. 480.
21. Яковец Ю. Рента, антирента, квазирента в глобально-цивилизационном измерении. — М.: Академкнига. — 2003. — С. 131–134.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия