Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (48), 2013
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Ризаханова Ш. З.
аспирант кафедры национальной и региональной экономики
Дагестанского государственного университета (г. Махачкала)


Региональная социально-экономическая асимметрия Северо-Кавказского региона и направления ее снижения
В статье проведен сравнительный анализ социально-экономических индикаторов регионального развития Северо-Кавказских республик. Выявлены предпосылки, внешние и внутренние факторы, обуславливающие региональную социально-экономическую асимметрию субъектов Северо-Кавказского федерального округа. Определены основные направления по смягчению дифференциации социально-экономического развития округа
Ключевые слова: Северо-Кавказский регион, региональная политика, региональная асимметрия, национальная экономика, валовой региональный продукт, социально-экономический индикатор, межрегиональный кластер
УДК 332 (470.62/.67); ББК 65.05   Стр: 293 - 295

Исторически сложившаяся неоднородность экономического пространства России проявляется, прежде всего, в дифференциации уровней социально-экономического развития регионов. Она оказывает значительное влияние на эволюцию государственного устройства, структуру и эффективность национальной экономики, стратегию и тактику институциональных социально-экономических преобразований.
На наш взгляд, вопрос о региональной асимметрии имеет особое значение, прежде всего, в аспекте рыночной трансформации, сопровождающейся усилением неравенства регионов, как по уровню и темпам экономического развития, так и по качеству жизни. Подобные процессы способны привести ко многим современным вызовам, затрудняя проведение единой региональной и социально-экономической политики, формирование общероссийского рынка, увеличивая опасность региональных кризисов и межрегиональных конфликтов, дезинтегрируя национальную экономику, ослабляя целостность российского общества и государства.
В случае с Северным Кавказом усиление региональной асимметрии может привести к возникновению на южных рубежах российской государственности социально-экономических и этнополитических конфликтов. Неслучайно, в идеологии региональной экономической политики современных государств важное место занимает представление о том, что главным ее объектом являются разного рода региональные (пространственные) неравенства.
Показательно, что в утвержденных Президентом РФ «Основных положениях региональной политики в Российской Федерации» в числе основных целей этой политики поименовано «выравнивание условий социально-экономического развития регионов» [1].
Здесь уместно отметить, что асимметрия регионального развития является объективно обусловленным процессом, широко распространенным во всем мире явлением, не поддающимся «закону выравнивания», вследствие естественных причин ее обусловливающих. Подтверждением этому могут служить проблемы «Север-Юг» Италии, восточных и западных земель Германии, о. Хоккайдо в Японии, приморских и западных территорий Китая.
В этой связи имеет смысл говорить о смягчении асимметрии [3, с.4], которое, в отличие от выравнивания, следует направить на устранение аномально высоких (резко отли­чающихся от средних) территориальных социально-экономических различий, препятствующих устойчивому развитию регионов.
Наряду с известными регионалистами В.Н. Швецовым и А.Н. Лексиным, под устойчивым развитием региона мы понимаем такой режим функционирования региональной системы, который ориентирован на позитивную динамику социально-экономических параметров региона, обеспеченную длительным сохранением условий для воспроизводства регионального потенциала в режиме сбалансированности и социальной ориентации [7, с. 26-31].
В этом контексте, если обратиться к статистическим данным табл.1, характеризующим асимметрию развития Северо-Кавказского федерального округа (СКФО) в целом, то окажется, что, занимая 1,0% территории страны и располагая 6,3% ее населения, а также 4,8% занятых, субъекты Федерации этой части России производят лишь 2,2% суммарного ВРП страны, что является свидетельством социально-экономической отсталости.

Таблица 1
Доля СКФО в основных социально-экономических показателях
Наименование показателяГод, датаРоссийская ФедерацияСКФО
абсолют. значениев % к РФ
Территория, тыс. км21 квартал 201317.098 200170 4001,0
Численность постоянного населения, тыс. чел2011141.909.2448.914.9216,3
Валовой региональный продукт, млн руб.201134.320.376.461723.521.2582,2
Среднегодовая численность занятых в экономике, тыс. чел.201170.857.5303.892.8004,8
Стоимость основных фондов в экономике (на конец года), млн руб.201174.471.1821.730.6362,3
Источник: рассчитано автором по данным: Регионы России. Социально-экономическое положение СКФО в 1 квартале 2013 года: стат. бюллетень / Росстат. — М., 2013.

По наиболее важному и, на наш взгляд, самому информационно-показательному индикатору уровня регионального развития — валовому региональному продукту, который является информационной базой для построения государственной и внутрирегиональной социальной экономической политики, расхождения весьма существенны. Например, различия ВРП на душу населения между Республикой Ингушетия и Ненецким автономным округом достигают 80 раз. СКФО по показателю ВРП на душу населения занимает по­следнее место среди федеральных округов, при этом объём ВРП на душу населения в 3,5 раза ниже среднероссийского показателя [9].
Проведенный анализ указывает на наличие на Северном Кавказе весьма значительной асимметрии между регионами внутри СКФО (см. табл. 2.). Наличие межрегиональной дифференциации внутри СКФО связанно с внешними и внутренними региональными факторами и предпосылками. В число важнейших внешних факторов, обусловливающих межрегиональную дифференциацию, следует отнести:
● неэффективность сложившейся системы межбюджетных отношений;
● внешнеэкономические факторы, в том числе текущую конъюнктуру на мировом и отечественном рынках по продукции специализации регионов СКФО;
● наличие административных барьеров на пути трансграничных потоков товаров и факторов производства;
● различия в тарифах на услуги естественных монополий.
К числу основных внутрирегиональных факторов межрегиональной дифференциации могут быть отнесены:
● обеспеченность региона важнейшими видами природных ресурсов, включая важнейшие минерально-сырьевые, топливно-энергетические, лесные и водные ресурсы, сель­скохозяйственные угодья;
● природно-климатические условия и ландшафт (наличие аридных территорий, горных районов);
● уровень накопленного производственного потенциала региона;
● степень развития рыночной, производственной, социальной и транспортной инфраструктуры;
● степень диверсификации отраслевой структуры региональной экономики;
● уровень региональной конфликтогенности;
● степень согласованности формальных и неформальных институтов в регионе.
Межрегиональную дифференциацию на Северном Кавказе можно обосновать с помощью теории X. Зиберта [4, с. 190]. Он применяет производственную функцию, в которой объём потенциально возможного производства в регионе ставится в зависимость от факторов производства (капитала, труда, земли) и объёма технических знаний. Для учёта географических особенностей региона X. Зиберт добавляет в свою модель транспортные затраты и влияние особенностей социальной системы. Помимо этого допускается возможность взаимозамещения отдельных факторов: их вклад в агрегатный рост может быть различным по регионам.
Основные выводы X. Зиберта сводятся к следующему. Во-первых, дифференциация в темпах роста региональных экономик определяется скоростью количественных изменений внутренних детерминант развития, то есть увеличением предложения рабочей силы и улучшением ее квалификации, скоростью накопления капитала, частотой технических инноваций. Во-вторых, межрегиональные диспропорции изменяются в зависимости от степени мобильности факторов производства у разных территорий (внутри страны и между государствами), причём важную роль играют направления миграции ресурсов. Особо рассматриваются тенденции к унификации социальных характеристик, что повышает мо­бильность ресурсов.
Оценка влияния запасов капитала и скорости его накопления на уровень межрегиональной дифференциации в СКФО показывает, что наибольший показатель стоимости основных фондов на душу населения приходится преимущественно на относительно развитые регионы СКФО, наименьший — на отсталые республики Северного Кавказа. Разрыв в стоимости основных фондов в регионах СКФО составляет 18,8 раз, [2, с. 24–28] наибольший показатель характерен для Ставропольского края, наименьший — для Республики Ингушетия. При этом скорость накопления капитала существенно разнится по субъектам округа, что проявляется в нарастании асимметрии в распределении инвестиций между регионами СКФО.
По инновационной активности (частоте инноваций в терминологии X. Зиберта) СКФО значительно отстает от России в целом. При этом разрыв в доле инновационной про­дукции в общем объёме отгруженной продукции между регионами СКФО составляет 9,8 раз [8] (см. табл. 2).
Таким образом, выводы X. Зиберта об обусловленности межрегиональных различий запасами и скоростью накопления капитала, а также частотой технических инноваций находят эмпирическое подтверждение в регионах СКФО.
В 60-е гг. ХХ века довольно популярным было объяснение экономического роста регионов значением экспорта в их экономике (теория экспортной базы). Теория экспортной базы находит подтверждение при исследовании зависимости между объемом внешнеторгового оборота регионов СКФО (см. табл. 2.).
С учетом подобных зависимостей, проблема смягчения региональной асимметрии в современной научной литературе решается разными путями: с одной стороны, путём мини­мизации роста отставания слабых регионов по отношению к сильным, что позволяет уменьшить темпы нарастания дифференциации; с другой — посредством мер государственной поддержки, стимулирующих в слабых регионах темпы роста до уровня сильных; а также путем создания при активной государственной поддержке в слабых регионах условий для более быстрого экономического развития, чем изначально удавалось сильным территориям. Полагаем, что следование именно последнему пути позволяет по существу решить проблему смягчения региональной социально-экономической асимметрии, в том числе применительно к СКФО.

Таблица 2
Различия в социально-экономическом развитии регионов СКФО
Показатель 2011 г.Регион с самым низким значениемРегион с самым высоким значениемОтносительный размах, раз
ВРП на душу населенияРеспублика ИнгушетияСтавропольский край2,8
Инвестиции в основной капитал на душу населенияРеспублика ИнгушетияЧеченская
Республика
2,8
Внешнеторговый оборот на душу населенияЧеченская республикаСтавропольский край116,2
Инновационная продукция в общем объеме отгруженной продукцииКабардино-Балкарская республикаСтавропольский край9,5
Среднедушевые денежные доходы насе-ленияРеспублика ИнгушетияРеспублика Дагестан2,0
Потребительские расходы в среднем на душу населенияРеспублика ИнгушетияРеспублика Дагестан4,3
Уровень безработицыСтавропольский крайРеспублика Ингушетия7,0
Источник: Социально-экономическое положение СКФО в 1 квартале 2013 года: стат. бюллетень / Росстат. — М., 2013.
* 3а исключением Чеченской Республики в связи отсутствием статистических данных.
** В Карачаево-Черкесской Республике показатель равен нулю.
***В Республике Северная Осетия-Алания показатель равен нулю.

Проблема смягчения региональной асимметрии на Северном Кавказе, имеющая общероссийское, общекавказское, собственно региональное измерение, также вызывает необходимость усиления «интеграционного» направления региональной политики в рассматриваемой части страны. Полагаем, что этому могут способствовать такие межрегиональные образования, как Северо-Кавказский федеральный округ и экономическая ассоциация «Северный Кавказ», а также создаваемые в их рамках специализированные институты, подобные окружному фонду регионального развития, долгосрочным концепциям совместного развития южных территорий и окружным целевым программам, как альтернативе ныне существующим федеральным целевым программам.
Кроме того, важным направлением смягчения региональной асимметрии являются необходимые институциональные преобразования, позволяющие обеспечить скоординированные действия региональных органов власти и управления. Подобными специализированными институтами в рамках Северного Кавказа могли бы выступать Координационный Совет, Исполнительное ведомство по разработке и реализации политики смягчения региональной асимметрии в Северо-Кавказском регионе, Фонд поддержки территории, ориентированный на финансирование рассматриваемых мер.
Имея в виду, что сокращение различий в развитии регионов Северного Кавказа может быть достигнуто исключительно за счет более динамичного развития слабых терри­торий по сравнению с сильными, самодостаточными, представляется целесообразным ориентировать усилия государства на обеспечение устойчивого саморазвития отсталых территорий на основе использования собственного потенциала и конкурентных преимуществ, которыми, как известно, богаты республики Северного Кавказа.
Одним из содержательных направлений развития слабых территорий Северного Кавказа может стать государственное содействие формированию на межрегиональной основе кластеров [6, с. 33] будущего экономического роста в сфере транспорта, рекреации, АПК, сельскохозяйственного машиностроения, легкой промышленности, под патронажем федерального центра или администрации СКФО.
Наконец, вполне очевидно, что политика смягчения асимметрии должна иметь инвестиционную ориентацию, для чего необходимо стимулировать как приток капитала в слабые регионы, так и их развитие за счет внутренних ресурсов [5, с. 24].
Каковы бы ни были направленность действий и механизм их реализации по смягчению региональной асимметрии, важно, чтобы они были системно упорядочены и обеспечивали устойчивое развитие, сбалансированность, социальную ориентацию южных территорий страны.


Литература
1. Основные положения региональной политики в РФ / Утв. Указом Президента РФ от 03.06.1996. №803.
2. Александров В.М., Семенов А.В. Состояние и перспективы развития федеральных округов РФ // Региональная Экономика. — 2008. — №3. — С. 24–28.
3. Гершкович Б.Я. К вопросу о региональной экономической асимметрии // сб. «Интегративная экономика Северного Кавказа». — Пятигорск, 2001. — С. 4.
4. Киселева Н.Н. Устойчивое развитие социально-экономической системы региона: методология исследования, модели, управление. — М.: Просвещение, 2005. — С. 190.
5. Скоробогатов А. П. «Особый путь» России и стимулирование инвестиционной активности // Вопросы экономики. — 2009. — №2. — С. 24.
6. Угурчиев О. Б., Аджигов М.Т. Кластерный подход в управлении эффективностью использования природно-ресурсной базы региона. // Региональная экономика: теория и практика. -2009. — №37. — С. 32­–36.
7. Швецов В.Н., Лексин А.Н. Государство и регионы: Теория и практика государственного регулирования территориального развития. — М.: Эдиториал УРСС, 2006. — С. 26–31.
8. Регионы России. Социально-экономическое положение СКФО в 1 квартале 2013 года: стат. Бюллетень / Росстат. — М. 2013.
9. Основные социально-экономические показатели федеральных округов в 2013 / Росстат/ — М. 2013.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия