Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (49), 2014
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Веселова Л. С.
аспирант кафедры теории общественного развития стран Азии и Африки
Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета


Понятие и роль неформальных отношений «гуаньси» в экономической жизни современного Китая
В статье раскрыты понятие и роль неформальных отношений «гуаньси» в период после провозглашения КНР в 1949 г. Дана характеристика основных составляющих «гуаньси» и их роли в экономической жизни современного Китая. Обозначена важность влияния неформальных отношений на МНК
Ключевые слова: Китай, культура, общественные отношения, МНК, сетевые связи
УДК 339.926; ББК 65.7   Стр: 218 - 221

КНР с населением более 1,3 млрд человек является самым большим и перспективным рынком в мире. Она — лидер в производстве дешевых товаров, в использовании мобильных телефонов и в количестве пользователей Интернета.
За последние три десятилетия Китай добился значительных успехов в экономике, что объясняется трудолюбием китайцев, социальной стабильностью в стране, целенаправленностью, умелым руководством ею и рядом других факторов. Далеко не последнее место в этом перечне занимает специфическое умение китайцев вести бизнес по-своему. Мир китайского бизнеса весьма сложен и запутан, каждый исполняет в нем ту роль, которую предписывает ему положение в семейной и общественной иерархии.
На протяжении длительного периода истории социальные сети являлись универсальной характеристикой человеческого общества. В Китае существует пословица: «Важнее то, кого ты знаешь, а не то, что ты знаешь» (知人重于知物). Она полностью отражает концепцию неформальных отношений — гуаньси. Межличностные отношения являются одной из основных движущих сил китайского общества, за последние столетия они стали неотъемлемой частью китайского бизнес мира. Они буквально связали миллионы китайских фирм в социальную и бизнес сеть, стали ключевым, определяющим фактором поведения компании в бизнесе. В китайском обществе любой вид бизнеса, включая местные фирмы, иностранных инвесторов и продавцов, неизбежно сталкивается с движущей силой «гуаньси». Ни одна фирма не может продвинуться вперед, если не обладает обширной сетью связей в своей области.
Термин гуаньси (关系) состоит из двух иероглифов: первый «гуань» (关) означает «ворота, барьер», а второй «си» (系) — «связь, отношения, узы». Изначально иероглиф «гуань» также означал «дверь». Если мыслить образно, то пройдя дверь, вы можете быть «одним из нас», а находясь снаружи само ваше существование едва различимо. В Китае наблюдается тенденция разделять людей на две категории: на тех, кому доверяешь и можешь положиться, и на чужаков, которых стоит избегать.
Сплоченность и тесные связи характерны для большин­ства азиатских обществ, которые в отличие от европейского общества являются группо-ориентированными. Ряд авторов связывают это с широким распространением в Китае конфуцианства. «Оно распространило значение семьи за рамки ее функциональной роли как естественной единицы. В отличие от большинства западных обществ конфуцианское государство составляют не «индивидуумы» сами по себе, а их взаимосвязи и взаимозависимости. Конфуцианская философия предписывает морально-социальные роли каждому индивиду как звену социальной сети, скрепленной принципом сыновней почтительности» [1, с. 46]. Термин «страна» (гоцзя) в Китае дословно переводится как «национальная семья», в то время как группа (дацзя) — «большая семья», таким образом, даже рабочий коллектив рассматривается в Китае как символическая семья
К настоящему времени большая часть работ, посвященных теме гуаньси, выполнена западными специалистами, уделявшими ей в последние годы большое внимание. Статьи про гуаньси стали появляться в таких авторитетных изданиях как Current Anthropology, The American Economic Review, International Business review, International Journal of Research in Marketing, Administrative Science Quarterly, Organization Science, American Journal of Sociology и т.д. Однако, следует отметить, что на русском языке исследования практически отсутствуют. Цель данной работы — раскрыть понятие гуаньси и определить его роль в экономической жизни Китая после 1949 г.
Гуаньси в современном Китае. Исторически китайским торговцам было необходимо искать неформальные механизмы и «тайные» связи для того, чтобы обезопасить различные виды транзакций, которые в капиталистических режимах обычно защищены законом. Но и сейчас, даже за пределами КНР и в условиях твердо установившейся правовой защиты, многие китайские предприниматели продолжают устанавливать неформальные отношения. По мнению известного китайского автора Фу Ши (Fu Shi), десять лет назад успех на 30% зависел от связей и на 70% — от таланта. Теперь же, если вы хотите добиться успеха, это соотношение нужно поменять местами: 70% зависит от связей и только 30% — от таланта [2].
Зачастую крупные китайские компании привлекают на работу бывших государственных служащих, которые за долгие годы службы смогли обзавестись обширной сетью контактов. Работа этих людей весьма ценна, так как они помогают решать «внешние вопросы», например, используя связи в государственных органах, они могут заранее узнавать о предстоящих реформах или лоббировать некоторые из них.
Например, профессор Ло Ядун в своей книге «Гуаньси и бизнес» [3] приводит случай с косметической фирмой Avon, которая пыталась убедить центральное правительство КНР в успешности своего метода прямого маркетинга. Компания Avon добилась желаемого, лишь прибегнув к помощи Дэвида Ли, который являлся главой Гонконгского Банка в Восточной Азии и имел обширные связи в китайском правительстве. Ли представил компанию в Бюро легкой промышленности южного Китая, чем решил «внешнюю проблему» Avon, а также обеспечил себе 5% акций компании.
Составляющие гуаньси. Существует несколько основ для создания гуаньси, однако, стоит отметить, что их наличие не обязательно приведет к развитию отношений, так как они представляют лишь возможность для дальнейшего укрепления и расширения связей:
1. Локальность и диалект. Каждая провинция Китая обладает одним или несколькими диалектами, поэтому во время иммиграции выходцы из Китая часто объединялись по принципу места рождения и диалекта, на котором они говорили.
2. Фиктивное родство. Примером могут служить случаи, когда люди с одинаковой фамилией объединялись в один клан.
3. Родство. Самый прочный вид связей, которыми обладает индивид.
4. Место работы или учебы. Практика показывает, что зачастую в Китае именно бывшие коллеги открывают совместный бизнес, поскольку, проработав долгое время вместе, люди начинают доверять друг другу.
5. Торговые ассоциации или общественные клубы. Один из формальных видов связей, который помогает в экономической деятельности.
6. Дружба.
В китайском обществе большинство связей устанавливается только благодаря «лицу» — мяньцзы, а не богатству или умению. Изначально основным значением слова «мяньцзы» было «наружная, верхняя сторона предмета». Однако в современном Китае под термином «лицо» имеют в виду социальный статус человека в обществе, его способность соответствовать не столько нормам внутреннего контроля, сколько внешним нормам общества. В любых ситуациях китайцы стремятся сохранить свое «лицо», ведь они нарабатывают его годами. Потеряв «лицо», человек оказывается вне группы, теряет статус, связи и поддержку. Таким образом, «лицо» является главным фактором доверия к человеку или компании. Для того чтобы обрести «лицо» в китайском обществе, важно не только правильно вести себя в обществе, но и иметь хорошее образование, принадлежать к какому-либо клану или семье и т.д. Для того, чтобы человек потерял «лицо» достаточно раскритиковать его в присутствии других людей или, что еще хуже, заставить его публично признаться в своих ошибках.
Как уже подчеркивалось выше, наиболее прочные связи, которыми владеет человек — это семейные связи, так как их легко поддерживать и сложно разрушить. Поэтому неудивительно, что в Китае существует большое количество семейных компаний, некоторые из них были открыты более 500 лет назад. Известный российский востоковед А.А. Маслов приводит пример компании «Жуйфусян» (瑞蚨祥), которая в течении 300 лет владела десятками магазинов штучных товаров и скобяными лавками, и компании «Юйтан», занимающейся производством и продажей продуктов питания на протяжении более чем 170 лет. Также на севере Китая известна сеть аптек «Тунжэньтан» (同仁堂药店), которая появилась в середине XVII в. и существует до сих пор [4, С. 63].
В Китае коммунисты в течение пятидесяти лет делали попытки заменить традиционное китайское почитание семьи патриотической преданностью партии, но, несмотря на это, семейная модель бизнеса возобладала вновь. После провозглашения в 1979г. политики «открытых дверей» семейный бизнес начал возрождаться, что привело к значительному росту частных компаний. Активное участие стали принимать китайцы, проживающие за пределами Китая.
В Китае существует поговорка: «Когда человек достигает вершины, все его сородичи поднимаются с ним туда, но когда человека признают виновным, вся его семья спускается с ним в ад». По оценке одного из 10 топ-менеджеров Гонконга, в 1999 г. около 40% капитализации фондовой биржи Гонконга контролировали 15 семейных групп [1, с.48].
Примером семейного бизнеса является компания Ting Hsin (КНР) — производитель лапши быстрого приготовления. Основатели компании, четыре брата по фамилии Вэй, имели всего лишь школьное образование и руководили своим бизнесом только на основе интуиции. Благодаря родственникам они смогли собрать 8 млн долл. США, чтобы открыть компанию в КНР. Равномерно распределили обязанности между собой, что оказалось эффективным и прибыльным. На сегодняшний момента Ting Hsin является самой крупной компанией в КНР, занимающейся производством лапши быстрого приготовления. Она намного обогнала японскую Nissin Food Products, которая изобрела эту лапшу, а также всемирного гиганта — Nestle [1, с.51–52].
Безусловно, китайская система связей имеет и негативную сторону, многие китайские директора заявляют, что им приходится прилагать большие усилия, чтобы препятствовать взяточничеству и выдаче «откатов» среди своих сотрудников, использующих эти и другие меры для установления личных связей и расположения своих партнеров по бизнесу. Многие региональные предприниматели используют также свои личные связи в правительственных органах для борьбы с конкурирующими международными компаниями.
Хотя многие на Западе и считают, что в Китае «связи» это лишь эвфемизм коррупции, специалисты полагают, что в налаживании связей нет ничего неэтичного. В Китае связи вовсе не означают, что после заключения закулисной сделки партнеры могут поступать как им заблагорассудится, это всего лишь означает, что зачастую китайские деловые партнеры развивают более глубокие и тесные отношения, чем западные бизнесмены.
Связи имеют очень большое значение при поиске работы, многие руководители отмечают, что рабочий коллектив подобен семье. Менеджер китайского отделения Майкрософт заявил: «В Китае и фирма, и семья одинаково важны, если вы столкнулись с трудностями, то вы можете попросить помощи у начальства, если вас что-то беспокоит, вы можете открыто обсудить это с коллегами». Глава китайского отделения компании Алкател Доминик де Буассон, говоря о важности отношений между начальством и подчиненными в Китае, отметил: «Китайские служащие предпочитают устанавливать хорошие отношения с начальником, стараются дать ему понять, что для них он не просто руководитель, но и друг, учитель» [5].
По исследованиям ученых, начиная с 1979г., вложения китайцев, проживающие в Гонконге и за рубежом, составили примерно две трети всех иностранных инвестиций в КНР. Большинство из этих вложений осуществлялись на основе гуаньси, а вовсе не на формальных контрактах и гарантиях. Благодаря глобализации расстояния и границы практически уже перестали быть препятствием для установления прочных связей между людьми из разных стран и континентов.
Как уже отмечалось, во многом гуаньси в Китае стали возможны благодаря конфуцианству и организационной этической среде. Китайский исследователь Линь Лянхун, сравнивая силу гуаньси на Тайване и континентальном Китае, отмечает, что на Тайване, где конфуцианские традиции не утратили своей актуальности и по сей день, на гуаньси опираются в большей степени, чем на законы [6, с.441].
Разница в важности гуаньси на материковой части Китая и на Тайване во многом объясняется тем, что под управлением коммунистического руководства на протяжении длительного периода времени в материковой части была запрещена частная собственность, семейный бизнес, разрушен институт семьи, ослаблены связи между представителями одной семьи и т.д. Таким образом, роль конфуцианской культуры в жизни населения страны стала ослабевать, а с ней и такие ее проявления, как гуаньси. На Тайване в силу исторических и политических причин, наоборот, семейный бизнес только процветал и играл важную роль в экономическом развитии страны.
Благодаря гуаньси легко найти контакты для денежного займа. Например, в Китае очевидно транснациональное использование связей для привлечения китайских инвесторов-хуацяо из-за рубежа. В России подобного вида связи используют для того, чтобы снизить риск при хранении средств в банке, так как имея знакомых в данной сфере, всегда можно иметь доступ к своим средствам, даже если для всех остальных банковские счета заморожены. Часто гуаньси используют, чтобы сэкономить на организации банкетов и снизить плату за отели, снятые для какой-либо конференции или переговоров.
Для установления отношений необходимо их правильно поддерживать и культивировать. В современном китайском бизнесе данную роль играет такая форма гуаньси как гоудуй (勾兑). Это социальная концепция, которая служит подержанию хороших отношений с государственными чиновниками. Изначально гоудуй означало «делать ликер, смешивая воду с алкоголем», а также пересекалось по значению с другим словом гоуцянь — «добавлять крахмал, для того чтобы загустить суп». Гоудуй представляет собой серию увеселительных мероприятий, организованных частными предпринимателями для развлечения и установления хороших отношений с государственными чиновниками. Данные мероприятия включают дарения подарков, приглашения в рестораны, ночные развлечения (караоке, танцы, сауна, массаж и т.д.). В плане построения отношений, гоудуй отличаются от гуаньси тем, что нацелены именно на отношения между государством и частными предпринимателям. Гоудуй появился в период реформ и достиг расцвета в 1990-х гг. Он широко распространен между бизнес партнерами. Данный вид отношений усилил позиции мужчин в бизнесе, практически полностью исключив из него женщин.
Влияние гуаньси на многонациональные компании (МНК) в Китае. Китай является страной, в которой проживает 1/5 часть мировых потребителей. В 1979 г. Китай начал осуществлять политику открытости, что привело к тому, что большое количество иностранных компаний переместило свои производства именно в Китай. С 1979–1980 г. более 300 тыс. компаний, переместились в КНР. Сумма иностранного капитала, который был инвестирован в Китай, составила более 522,4 млрд долларов.
Несмотря на крупные вложения средств многие иностранные компании столкнулись с тем, что ведение бизнеса в Китае отличается от того, к которому они привыкли в своих странах. Слишком многое в этой азиатской стране контролировали и решали гуаньси. Все виды длительных отношений веками культивировались в китайской культуре. Налаживание связей всегда было неотъемлемой частью ведения бизнеса, однако «гуаньси» являются специфическим явлением, непохожим на то, что в западных странах подразумевается под словом «связь, блат, коррупция».
Наибольшую важность для МНК составляют «гуаньси» с представителями китайской власти, т.к. именно благодаря им можно получить нужную информацию, что влечет за собой возможности для бизнеса, а также помощь властей в решении многих вопросов. Чем прочнее связи, тем больше возможности.
В своей статье «Контролируя иностранного агента: как правительства сотрудничают с МНК в переходной экономике» Пэн М. рассматривает три МНК — Beijing Jeep, Shanghai Volkswagen и Guangzhou Peugeot, и на их примере показывает взаимодействие между китайскими властями и МНК. Безусловно, китайское правительство заинтересовано в привлечении иностранных компаний в китайскую экономику, однако сами компании стараются уменьшить контроль со стороны правительства и ограничить вмешательство в дела компании. Для того чтобы осуществлять контроль, китайское правительство поддерживает только смешанные предприятия, т.е. компании, в которых МНК сотрудничают с государственными фирмами.
В конце 1970-х гг. в Китае наметился кризис в автомобильной промышленности. В год в Китае выпускалось 1500–2000 автомобилей, что не могло удовлетворить потребности такой страны как Китай. В 1985 г. импорт автомобилей вырос до 105 775. К 1985 г. импорт превысил 3 млрд долларов, в стране наметился дефицит твердой валюты. Китаю требовалась стратегия для уменьшения оттока твердой валюты за рубеж, и единственным выходом стало развитие автомобильной промышленности с помощью МНК, т.е. создание совместных предприятий.
Наиболее ярким примером плодотворного сотрудничества местных властей и МНК является пример компании Shanghai Volkswagen, которая подписала контракт с китайской стороной в 1984 г. В данном совместном предприятии 50% принадлежало компании Volkswagen, 25% — корпорации Shanghai Automotive Industrial Corporation (SAIC), 15% — Банку Китая и 10% — корпорации China National Automotive Industrial Corporation (CNAIC). Китайские партнеры помогали компании Volkswagen в решении различных проблем: банк Китая выдавал и гарантировал необходимые займы, корпорация SAIC решала местные проблемы, а корпорация CNAIC была связующим звеном с центральным комитетом по планированию. Благодаря хорошим связям, компании Volkswagen было разрешено конвертировать свою прибыль из юаней в твердую валюту (но только пока производство машин не достигнет 89 000), также китайская сторона взяла на себя обязательство по привлечению местных квалифицированных поставщиков. К середине 1990-х гг. компания Shanghai Volkswagen стала самым крупным смешанным предприятием в КНР [7, С.141–155].
Как мы видим из данного примера, правильное использование гуаньси с чиновниками разного уровня помогли компании занять лидирующее место на рынке Китая. Только взаимодействие с местными правительствами может открыть все двери и решить все проблемы, связанные с китайским законодательством.
Ярким примером может служить открытие в 1987 г. в центре Пекина недалеко от площади Тяньаньмэнь ресторана быстрого обслуживания KFC. Впервые компания KFC открыла свой филиал в Гонконге в 1973 г., к 1974 г. количество ресторанов достигло 11. Но руководители компании недооценили местный рынок и не смогли выстроить правильную бизнес модель, поэтому вскоре все рестораны сети были закрыты. В конце 1980-х — начале 1990-х гг. смешанные предприятия были единственной возможностью для иностранцев организовать бизнес в Китае, поэтому в качестве партнера была выбрана местная компания со связями в правительстве, которая использовала все возможные местные ресурсы. К тому моменту, когда были сняты ограничения для иностранных фирм, компания KFC уже накопила достаточно опыта и ресурсов от своего местного партнера, и с легкостью отказалась от партнерства с китайской стороной.
Не менее важную роль оказала так называемая «тайваньская группа», а именно команда управленцев из Китая и других азиатских стран. Многие из них обладали более, чем 20 летним опытом работы в индустрии быстрого питания, и были этнически китайцами, хотя получили высшее образование на Западе, что, безусловно, давало им преимущество для понимания китайского рынка [8].
Как уже упоминалось ранее, гуаньси важны в различных аспектах экономической жизни, в том числе и в трудоустройстве первое с чем сталкиваются МНК — недостаток квалифицированных кадров, которые владеют иностранным языком и готовы работать в европейских компаниях. В большинстве случаев связи помогают решить данную проблему. Например, для того чтобы заполучить квалифицированные кадры компания Майкрософт выстроила связи с местными правительствами и проводила рекрутирование талантливых студентов в лучших технических университетах Китая. В 2004г. азиатский филиал Майкрософт — Microsoft Research Asia — подписал соглашение с Китайским Министерством Образования о создании совместных компьютерно-научных лабораторий в четырех самых престижных университетах страны: Гонконгском университете науки и техники, Чжэцзянском университете, Харбинском технологическом университете и университете Цинхуа. Более того при поиске ведущих менеджеров, старались нанимать на работу этнических китайцев, которые хорошо понимали азиатский менталитет, но при этом долгое время прожили в США и умели взаимодействовать с европейскими и американскими коллегами.
Один из ведущих инженеров Майкрософта в Китае Кайфу Ли говорил, что для того чтобы быть успешным в бизнесе в Китае, необходимо, чтобы в глазах окружающих вы выглядели искренними, старающимися сделать что-то позитивное. Если мы посмотрим на успешные компании в Китае, то увидим, что Кока-Кола более популярна, чем Пепси, Кодак, чем Фуджи, а Фольксваген, чем Тойота. Необязательно продукт должен быть более качественным, просто, взаимодействуя с правительством, успешные компании смогли убедить их в искренности своих намерений и получить более выгодные условия для бизнеса [9, c.49].
Однако МНК используют гуаньси с осторожностью, поскольку грань между допустимым проявлением гуаньси и коррупцией четко не определена. Тем более, что в XXIв. китайское правительство стало уделять повышенное внимание проблемам коррупции и взяточничества.
В своей работе Фан Ян приводит пример американской компании Diagnostic Products Corp., занимающейся производ­ством медицинского оборудования, которая в мае 2005 г. была оштрафована на 4,8 миллионов долларов по указанному выше акту. Более того, компанию обязали в течение ближайших 10 лет вернуть всю валовую прибыль, полученную их китайскими дочерними предприятиями, американскому правительству. Причина заключалась в том, что дочерние компании в Китае платили взятки докторам и администрации госпиталей для получения выгоды [10, С.165].
Подводя итог, стоит отметить, что:
● гуаньси долгосрочны, их никогда не культивируют для получения одноразового результата;
● они очень гибкие, и могут лавировать между официальными и неофициальными правилами и законами. В случае изменения законов, они изменяются и подстраиваются под новую среду.
● гуаньси — причина и следствие наличия дефектов в работе официальных институтов, но в то же время они являются средством для решения многих их проблем;
● данные практики являются важным индикатором того, как работают официальные ограничения;
● в любом обществе, особенно бюрократическом неформальные связи играют важную роль и легко доступны.
● гуаньси являются исключительно личными связями, это отношения между двумя индивидами. Отношения между компаниями или корпорациями не могут считаться гуаньси.
● для МНК гуаньси с чиновниками имеют важное значение, благодаря им можно получать обновленную информацию о государственной политике, регуляции импорта, запретах на экспорт и т.д.


Литература
1. Чен Минг-Джер. Китайский бизнес изнутри: практическое пособие по выстраиванию деловых отношений с китайскими партнерами (пер. с англ. Н.Г.Печерицы). — М.: 2009. — с. 283
2. 浮石新作《中国式关系》上榜纽约时报畅销书 // 腾讯读书.
URL: http://book.qq.com/a/20110831/000051.htm (дата обращения 30.03.2012)
3. Luo Yadong, Guanxi and Business (Asia-Pacific Business Series. Vol. 5). — 2000. — pp.340
4. Маслов А.А. Наблюдая за китайцами. Скрытые правила поведения. — М.: 2010. — с.288
5. 美报:在中国关系网是件大事 // 人民网. URL: http://world.people.com.cn/GB/57506/4401617.html (дата обращения 20.03.2012)
6. Lin Liang-Hung. Cultural and organizational antecedents of guanxi: the Chinese cases // Journal of business ethics. — 2011. — № 99. — C.441–451.
7. Peng M.W. Controlling the foreign agent: how governments deal with Multinationals in transition economy // Management International review. — 2000. — Vol. 40. — p. 141–165
8. Cho K. KFC China’s recipe for success // Official web-site of the business school INSEAD URL:http://knowledge.insead.edu/KFCinChina090323.cfm?vid=195 (дата обращения 19.09.2012)
9. Burderi R., Huang T.G. Guanxi (The Art Of Relationships): Microsoft, China, And Bill Gates’s Plan to Win the Road Ahead. — 2006
10. Fang Yang. The importance of guanxi to multinational companies in China // Asian Social Studies. — 2011. — Vol. 7. — No. 7. — pр. 163–168.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия