Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (50), 2014
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Мельников Д. В.
доцент кафедры управления предпринимательской деятельности
Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики,
кандидат экономических наук


Эволюционное влияние ВТО на региональную интеграцию Таможенного союза
В статье показано, что влияние ВТО на Таможенный союз (ТС) идет эволюционно. Его характер и содержание раскрываются путем исследования элементов экономической вариации на различные импортные группы товаров для Белоруссии, России и Казахстана, а также при рассмотрении платежа НДС и акцизов у экспортеров и импортеров в торговом обороте ТС. Инструментами анализа являются официальная статистика и документы ТС. Основной вывод работы заключается в том, что высшие административные процедуры в Таможенном Союзе имеют наднациональный характер в лице Совета Евразийской экономической комиссии
Ключевые слова: Таможенный союз (ТС), ВТО, Таможенный Союз и ВТО
УДК 332.01; ББК У(2)80,3   Стр: 50 - 54

ВТО объективно воздействует на механизм регионализации Таможенного союза (ТС) в рамках Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). Главной особенностью этого влияния следует считать то, что оно идет, прежде всего, внешнеэкономическим, а не юридическим способом, поскольку из трех членов ТС — Белоруссии, Казахстана и России лишь одна Россия имеет дуалистический внешнеторговый вектор, так как Россия одновременно является и членом ВТО, и членом ТС. Из практики международных экономических отношений известно, что основное назначение региональных интеграционных объединений состоит в том, чтобы, во-первых, снизить трансакционные издержки по обслуживанию сложной инфраструктуры регионального внешнеэкономического объединения, а, во-вторых, более рационально координировать межгосударственное хозяйственное пространство стран-членов региональных таможенных союзов. Статистика мировых экономических отношений показывает большое количество региональных интеграционных союзов или как официально трактуется ВТО региональных торговых соглашений (regional trade agreements). В 2013 году ВТО нотифицировало 381 региональных торговых соглашений (РТС), включая двойной счет (т.е. агрегированный статистический учет торговли товарами и торговли услугами) и 251 РТС, где исключен двойной счет (т.е., где отдельно учитывается статистика и по торговле товарами, и по торговле услугами) [1]. При этом примерно 40% всех нотифицированных ВТО региональных торговых соглашений заключено при прямом участии ЕС, ЕАСТ, а также США и Японии [2, с. 20].
В экономической литературе методологический подход к региональным интеграционным группировкам представлен в частности, в работах, А.Е. Лихачева и А.Н. Спартака, и сводится к применению диалектического метода для анализа мировых экономических отношений. Диалектика мировых экономических отношений выражается у авторов в том, что сущность экономической интеграции раскрывается через её экономические формы. Например, ЕС выступает как экономическая сущность, а наличие в европейском интеграционном союзе Вышеградской группы (Венгрия, Словакия, Польша и Чехия) рассматривается как форма проявления европейской экономической интеграции, то есть экономической сущности.
В рамках данной статьи мы проанализируем Таможенный союз как региональное интеграционное объединение на постсоветском пространстве, опираясь на методологию работ Д. Риккардо [3], Ч. Дарвина [4], А.И. Погорлецкого [5], В.Г. Шерова-Игнатьева [6], С.Е. Нарышкина [7] и данных самого Таможенного Союза [8]. Построим анализ по трем методологическим направлениям.
Первое направление изучает главные экономические критерии Таможенного союза как регионального интеграционного объединения и здесь, в-основном, применяется компаративный метод.
Второе направление затрагивает интеракцию экономик России, ЕС, Белоруссии и Казахстана в геоэкономическом пространстве ЕврАзЭС, и здесь для обоснования экономических суждений используется эволюционный подход английского естествознания (Ч. Дарвин) и принцип свободной торговли Д. Рикардо.
Наконец, третий подход касается правовой сферы Таможенного союза. В этом методологическом ключе анализируется Таможенный кодекс (ТК) Таможенного союза и предлагаются пути совершенствования тех правовых норм ТК, которые регламентируют экономический оборот на пространстве ЕврАзЭС.
Рассмотрим главные экономические критерии Таможенного союза как интеграционного объединения. Таможенный союз, который юридически образовался в 2010 году, международным экономическим сообществом характеризуется еще как молодое региональное интеграционное объединение. В настоящее время ТС имеет два очевидных критерия региональной интеграции.
Первый. Таможенный союз основывается на единой системе тарифного и нетарифного регулирования, единого таможенного законодательства и унифицированных законов в области технического регулирования, а также единого санитарного и фитосанитарного контроля.
Второй. С 1 июля 2010 года на территории Таможенного союза отменен таможенный контроль и процедура таможенного оформления в отношении товаров, происходящих из третьих стран, обращающихся на территории Таможенного союза; а с 1 июля 2011 года официально отменены все виды государственного контроля на российско-белорусской границе.
Понятно, что как региональное интеграционное объединение ТС пока сильно уступает ЕС, но, тем не менее, в силу своих мощных потенциальных и реальных конкурентных возможностей ТС уже сейчас является объектом серьезного исследования и российских [9], и зарубежных [10] экспертов.
Выделим три геоэкономические причины, обуславливающие международную конкурентоспособность ТС.
Первое. ТС имеет крупнейшие по международным критериям статистической отчетности геоэкономические индикаторы: а) территория ТС занимает площадь около 20,2 млн км. кв.; б) численность населения ТС в 2012 году составляло примерно 170 млн человек; в) ВВП Таможенного Союза на душу населения с учетом паритета покупательской способности в 2011 году был примерно 16,1 тыс. долл. США [11].
Второе. ТС в силу своего экономико-географического расположения обладает максимально благоприятной логистической сетью для стран ЕС, АСЕАН и США с целью обоюдного транзита их товаров, работ, услуг, капиталов, рабочей силы и технологий.
Третье. ТС содержит в себе с точки зрения капитализации приоритетного инвестора (инвестора, чей уставной капитал должен быть не менее 1 млрд руб., а вклад учредителя соответственно должен быть не менее 100 млн руб.) эффективную недро- и энерго- структуры.
Вышеназванные геоэкономические индикаторы позволяют рассматривать ТС как конкурентоспособное интеграционное объединение.
Определив главные экономические критерии Таможенного союза как интеграционного объединения, перейдем к эволюционному подходу его развития с учетом отношениий с ВТО.
Особенности эволюционного развития Таможенного союза с учетом отношений с ВТО. Известно, что ведущим принципом управления ВТО является принцип приоритета надгосударственных управленческих решений по либерализации внешней торговли над федеративными и региональными решениями, воздействующими на текущие события и тенденции внешнеэкономических отношений. Российская Федерация как полноправный член ВТО с августа 2012 года официально приняла на себя ответственность за приоритет наднациональных внешнеторговых управленческих процедур над собственными федеративными решениями, касающихся её участия в формате ВТО. Это подтверждается существованием такого наднационального органа в ТС как Совет Евразийской экономической комиссии, действие которого показывают, что он направляет свою работу на расширение таможенных тарифных норм ВТО для Таможенного союза. В частности, с 1 августа 2013 г. на всем пространстве Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС применяется Решение Совета экономической комиссии от 2 июля 2013 года № 46 «Об установлении ставок ввозных таможенных пошлин Единого таможенного тарифа Таможенного союза в отношении отдельных видов товаров в соответствии с обязательством Российской Федерации в рамках ВТО [12].Согласно этому документу, примерно 31 товарная позиция ТС изменена по условиям и требованиям ВТО.
Не является секретом тот факт, что Россия экономически доминирует в ТС. Экономическая доминанта России в ТС объективно порождает и её неформальное политическое участие в сфере экономико-социального пространства её партнеров по ТС — Белоруссии и Казахстана. Подобная конфигурация международных экономических и политических отношений не вызывает озабоченности ВТО, напротив, это дает международную правовую базу Генеральной Дирекции ВТО с помощью и посредством России координировать внешнеэкономическую инфраструктуру Белоруссии и Казахстана, которые еще не стали членами ВТО, но стремятся попасть в эту уважаемую международную организацию. Данная координация осуществляется через классически проверенный способ адаптации ставок ввозных таможенных пошлин для России, и как следствие для ставок ввозных таможенных пошлин всего Таможенного союза. Адаптационный механизм предполагает, что процентные величины ставок таможенных пошлин для товаров из государств — членов ВТО, классифицированных по Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Таможенного Союза (ТН ВЭД ТС), не будут превосходить конкретный предел валютной единицы (евро или доллара США). Вот что на этот счет говорят последние договорно-правовые акты ТС [13].
Согласно Решению Коллегии Евразийской экономической комиссии от 20 августа 2013 г. № 175 «Об установлении ставок ввозных таможенных пошлин Единого таможенного тарифа Таможенного союза в отношении отдельных видов часов», которое вступило в силу с 2 сентября 2013 года, действуют два новых таможенных положения.
Первое. Установлены ставки ввозных таможенных пошлин Единого таможенного тарифа Таможенного союза в отношении отдельных видов часов (коды 9102 11 000 0 и 9102 29 000 0 ТН ВЭД ТС) в размере 10% от таможенной стоимости, но не менее 4 евро за 1 шт., с 2 сентября 2013 г. по 31 августа 2014 г. включительно.
Второе. Единый таможенный тариф подвергается следующим изменениям:
а) позиции с кодами 9102 11 000 0 и 9102 29 000 0 ТН ВЭД ТС в графе четвертой дополняются ссылкой на примечание «(25C)»;
б) дополняются примечания к Единому таможенному тарифу Таможенного союза примечанием 25С следующего содержания:
«(25C)» Ставка ввозной таможенной пошлины в размере 10% от таможенной стоимости, но не менее 4 евро за 1 шт., применяется с 02.09.2013г. по 31.08.2014 г. включительно.
Таким образом, мы видим, что ВТО, прекрасно понимая сложность внешнеэкономической трансформации и в России, и в самом ТС, устанавливает для них плавный как по валютной стоимости, так и по времени адаптационный режим, в данном случае, для такой группы товаров народного потребления как часы.
Отдадим должное специалистам ВТО, а также российским внешнеторговым экспертам и их коллегам по Таможенному Союзу, что их совместная работа не привела к резким амплитудам международного экономического пространства Таможенного Союза после вступления России в ВТО. Тем самым, самой жизнью опровергнуты многочисленные академические и общественные дискуссии о потере экономической независимости Таможенного Союза при вступлении России в ВТО. Возьмем официальную статистику внешнеторговых операций Таможенного союза. Эта статистика свидетельствует о том, что рост импорта в Таможенный союз с момента присоединения России к ВТО, т.е. с августа 2012 года до конца марта 2013 года составил всего лишь 5,4% [14]. Также эволюционно идет и снижение ввозных тарифов на наиболее защищенные группы российских товаропроизводителей. Приведем официальную таможенную статистику ставок ввозных тарифов на некоторые защищенные группы российских товаров, до вступления России в ВТО, т.е. на 1 августа 2012 года, и после вступления России в ВТО, т.е. на 1 сентября 2013 года. Эта статистика однозначно подтверждает, что уменьшение ввозных тарифов по защищенным российским товарным группам осуществлялось очень продуманно и умеренно. Например, за указанный период, ввозная ставка на оружие и боеприпасы снизилась с 20% до 19% , т. е, всего на 1 процентный пункт; ввозная ставка на алкогольные и безалкогольные напитки снизилась с 19% до 18%, т.е. также на 1 процентный пункт; ввозная ставка на готовые текстильные изделия снизилась с 18,4% до 16%, т.е. только на 2,4 процентных пункта; ввозная ставка на ковры и напольные покрытия снизилась с 20% до 16%, т.е. на 4 процентных пункта. В целом, средняя арифметическая ввозная ставка, касающаяся наиболее защищенных российских товарных групп за указанный период снизилась с 10% до 9,5%, т.е. всего на 0,5 процентных пункта [14].
Взаимоотношения России с ВТО имеют не только адаптационные экономические свойства, но и положительные экономические свойства, что отмечает такой ведущий специалист в международных экономических отношениях как Д. Тарр. По его оценкам после вступления России в ВТО в её экономике будет ожидаться среднегодовой рост таких макроэкономических показателей как ВВП, экспорт и занятость населения. Среднегодовой рост ВВП ожидается на уровне 4,3%; среднегодовой рост экспорта ожидается на уровне 9,4%; среднегодовой рост спроса на неквалифицированный труд ожидается на уровне 2,3% и соответственно среднегодовой рост спроса на квалифицированный труд ожидается на уровне 2,5% [15].
Внешняя торговля России, после её присоединения к ВТО, объективно затрагивает также Белоруссию и Казахстан. По мнению министра по торговле Евразийской экономической комиссии А.А. Слепнева, Белоруссия и Казахстан сейчас уже примерно на 80% утвердили требования ВТО к своим тарифным процедурам. [14]. Несмотря на адаптационные таможенные элементы, которые присутствуют в евразийском внешнеторговом пространстве, было бы наивностью полагать, что взаимодействие ВТО с Таможенным союзом идет как легкий процесс. Да и сама теория эволюции методологически объясняет, что любая эволюция [4, c, 206] и экономическая эволюция тем более (поскольку в нормальной рыночной экономике уже заложена генетика конкуренции) предполагает различного рода экономические вариации и отмирания. Таможенный союз в данном случае на методологическом и практическом уровне еще раз доказывает правоту эволюционной концепции. Если мы вновь рассмотрим российский рынок, который, безусловно, является значимым для ВТО, то здесь после вступления России в ВТО для некоторых позиций её реального сектора экономики положение значительно осложнилось.
Первыми сильный удар от вступления России в ВТО ощутили на себе отечественные свиноводы, которые к сентябрю 2013 года по сравнению с августом 2012 года сократили свиноводческую продукцию на 30%. Главной внешнеторговой причиной этого факта считается уменьшение ввозных таможенных ставок на свинину с 15% до 0% в пределах квоты и снижение этих ставок с 75% до 65% на сверх квотную свинину [16].
Трудная ситуация, как это и ожидалась, после присоединения России к ВТО наступила для инфраструктуры наших автомобилестроителей. Торговые эксперты ЕС в 2013 году предъявили арбитражные международные претензии к России после введения нашей страной с 1 сентября 2012 года утилизационного сбора на транспортные средства. Этот сбор начал взиматься на основании ФЗ РФ от 28 июля 2012 г. № 128-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» [17] Сущность данного федерального закона сводится к тому, что российские производители и поставщики транспортных средств уплачивают утилизационный сбор за ввозимые или изготовленные в России транспортные средства. Но при этом, согласно пятому абзацу шестого пункта двадцать четвертой статьи вышеназванного ФЗ [17], утилизационный сбор не уплачивается в отношении транспортных средств, которые ввозятся в Российскую Федерацию с территории государств — членов Таможенного союза в рамках ЕвраАзЭС и имеют статус товаров Таможенного союза.
Величина утилизационного сбора зависит от вида назначения транспортного средства и объема его двигателя. По укрупненным примерным расчетам, утилизационный сбор на легковой автомобиль имеет шкалу от 20 тыс. руб. до 45 тыс. руб.; соответственно утилизационный сбор на большегрузный автомобиль имеет шкалу от 150 тыс. руб. до 400 тыс. руб. В дополнение к утилизационному сбору также применяются повышающие коэффициенты, исходя из объема двигателя утилизированного автомобиля. Если утилизированный автомобиль располагает двигателем объемом от 1500 кубических литров до 1800 кубических литров, то коэффициент равен 1. Если же двигатель больше 3500 кубических литров, то коэффициент имеет шкалу от 3,5 до 3,6 единиц [18].
Такой утилизационный сбор не устраивает наших зарубежных европейских партнеров по ВТО. По словам еврокомиссара по торговле Карла де Гюхта, «Налог на [утилизацию] не соответствует основополагающим правилам ВТО, затрагивает дискриминацию импортеров, так как существенно затрудняет торговлю в секторе, являющимся ключевым для европейской экономики. И этот новый налог — тяжелое бремя для европейских авто производителей, чей общий объем ежегодного экспорта автомобилей в Россию превышает 10 млрд €» [19]. Будем предполагать, что Россия и ЕС найдут компромисс по данной проблеме. Теоретической основой поиска нахождения компромисса в вопросе утилизации сбора на транспортные средства в России является положение Д. Рикардо об интеракции внешней торговли и создании стоимости и внутри страны: «Никакое расширение внешней торговли не может увеличить непосредственно сумму стоимостей в стране, хотя оно и будет очень сильно способствовать увеличению массы товаров, и, следовательно, количеству жизненных удобств» [3, c.153]. Это важное методологическое положение Д. Рикардо дает нам экономический инструментарий для оптимизации внешнеторгового противоречия по поводу утилизации транспортных средств и для России, и для ЕС. Для России здесь присутствует международная аргументация относительно либерализации ввозных и вывозных внешнеторговых тарифов для товаров стран-членов ВТО, классифицированных по ТН ВЭД ТС. Ведь даже сам основоположник свободной торговли, каким всегда был Д. Рикардо, отнюдь не уменьшал значение создания национальных стоимостей по мере вовлечения национального государства в орбиту международных экономических отношений. Применительно к сегодняшней России, которая только начала делать первые шаги в пространстве ВТО, это означает, что представители наших высших органов управления внешнеэкономическими отношениями — Президент Российской Федерации, Председатель Правительства Российской Федерации, руководители Министерства внешних экономических связей и торговли Российской Федерации и Государственного Таможенного Комитета Российской Федерации — наряду с внедрением принципов либерализации внешней торговли в российской экономике обязаны стимулировать и отечественные отрасли народного хозяйства, где создается национальная стоимость. В нашем конкретном случае такой отраслью является российское автомобилестроение. В свою очередь и торговые эксперты ЕС при разработке документации по автомобилестроению, которая выступает как предмет международной торговой сделки, также должны учитывать основные институциональные особенности российского автомобилестроения. Известно, что основной институциональной особенностью отечественного автомобилестроения считается тот продолжительный исторический приоритет, который был заложен в его структуру (с 1929 г. по 1993 г) в пользу общественного автомобильного транспорта по сравнению с личным автомобильным транспортом.
Теория эволюции говорит нам также о том, что многие процессы и явления, которые происходят и в обществе, и в природе характеризуются вариацией событий [4,c. 206]. Внешнеторговые отношения, существующие в Таможенном союзе, в данном смысле, опять-таки не рассматриваются как исключение из эволюционного правила, а скорее всего, наоборот, подтверждают его. Интересная ситуация наблюдается, если посмотреть на различные импортные группы товаров после вступления Россией в ВТО на 1 сентября 2013 года. Например, импорт растительного масла увеличился на 50%, соответственно импорт табачных изделий вырос более чем на одну треть, а импорт молочных продуктов увеличился на 23%. Так же увеличились более чем на одну треть импортные поставки судов и плавучих средств [20].
Таким образом, даже самый стандартный групповой анализ по динамике импорта России на сентябрь 2013 года свидетельствует о неодинаковых внешнеторговых величинах, которые затрагивают разные ввозные таможенные товарные группы.
Другие количественные и качественные изменения импорта наблюдаются после присоединения России к ВТО у Белоруссии и Казахстана.
В Белоруссии резко увеличился объем ввоза поставок машиностроительного оборудования, этот рост составил 36,8%; также в Белоруссии наблюдалось и серьезное увеличение продовольственных товаров, их рост составил соответственно 25,5% [14].
Тем не менее, вступление России в ВТО и те экономические последствия, которые это повлечет для Белоруссии, некоторые эксперты оценивают осторожно. Например, С.Ю. Кричевский предполагает, что после вступление России в ВТО в Белоруссии в краткосрочной перспективе большие сложности ожидаются у легкой промышленности и промышленности строительных материалов, а в среднесрочной перспективе под угрозой может быть пищевая, деревообрабатывающая, целлюлозно-бумажная промышленность, а так же сельскохозяйственное и транспортное машиностроение [21, c.28–29].
Иная внешнеторговая статистика у Казахстана, где рост импорта был 11,2%, и примерно одна треть этого импорта приходилась на Китай. В самом же Казахстане произошло значительное, почти в два раза увеличение импорта китайской верхней одежды, достаточно сказать, что импорт женской и мужской верхней одежды [14].
Экономическая вариация Таможенного союза наблюдается при рассмотрении платежа таких элементов вновь созданной стоимости, какими являются Налог на добавленную стоимость (НДС) и акцизы. Существует разница в механизме возмещения и уплаты НДС и акцизов у продавцов (экспортеров) товаров и услуг в одной стране (стране-экспортере) и покупателей (импортеров) товаров и услуг в другой стране (стране-импортере) при торговом обороте внутри ТС. Во взаимной торговле между экономическими субъектами, которые попадают под юрисдикцию Таможенного союза, НДС возмещается экспортеру по ставке той страны, где он продает свой товар или услугу; что же касается импортера, то он уплачивает НДС по ставкам страны — импортера, где он теперь уже покупает другой товар или услугу.
Существенной макроэкономической особенностью всех трех государств — членов Таможенного союза — Белоруссии, Казахстана и России считается их неизменная и суверенная национальная политика в своем государстве по отношению к НДС: в Белоруссии, по общему правилу, ставка НДС составляет 20%; в России, по общему правилу, ставка НДС составляет 18% и соответственно в Казахстане, по общему правилу, ставка НДС составляет 12%. Аналогичная вариационная схема присутствует и для акцизов. В частности, акцизы на алкогольную продукцию и табак примерно в два-три раза ниже в Белоруссии и в Казахстане по сравнению с Россией [22, c.460].
Сложности функционирования ТС проявляются и в его правовой сфере, причем это заметно даже в Таможенном кодексе ТС, который считается основным юридическим документом ТС.
Предложим две рекомендации, которые, по-нашему мнению, будут способствовать повышению экономико-правовой эффективности Таможенного кодекса ТС.
Первая рекомендация касается юридической формулировки, которая регламентирует работу субъектов экономических отношений на территории Таможенного союза. Это относится в частности к формулировке перемещения товаров через таможенную границу Таможенного союза, что закреплено в пункте 4 Статьи 3, главы 1 «Общие положения», раздела 1 «ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ» Таможенного кодекса Таможенного союза. Согласно этой правовой норме «При перемещении товаров через таможенную границу с нарушением требований, установленных таможенным законодательством Таможенного союза, применяются меры таможенно-тарифного регулирования, запреты и ограничения, законодательные акты государств — членов Таможенного союза в сфере налогообложения, действующие на день фактического пересечения товарами таможенной границы, если иное не установлено настоящим Кодексом и (или) в соответствии с международными договорами государств — Таможенного союза. Если день фактического пересечения товарами таможенной границы не установлен, применяется таможенное законодательство Таможенного союза, меры таможенно-тарифного регулирования, запреты и ограничения, законодательные акты государств — членов Таможенного союза в сфере налогообложения, действующие на день выявления нарушения установленных требований, если иное не установлено настоящим Кодексом и (или) в соответствии с международными договорами государств — членов Таможенного союза (п.4 введен Протоколом от 16.04.2010)» [23]. В данной формулировке, которая регламентирует товарооборот на территории ТС в тексте «если иное не установлено настоящим Кодексом и (или) в соответствии с международными договорами государств — Таможенного союза» [23] содержится отсылочная норма к международному праву, где государства члены ТС выступают как его субъекты. Ясно, что в конкретной таможенной ситуации на территории ТС, такая отсылочная норма, во-первых, удлинит проведение таможенных процедур через таможенную границу ТС экономических субъектов — членов ТС; во-вторых, безусловно, усложнит и без того, возникшую непростую таможенную ситуацию. По-нашему мнению, в действующем Таможенном кодексе ТС необходимо четко регламентировать перечень формальных таможенных правонарушений, который будет отнесен к двум объектам действия Таможенного кодекса ТС. Первый объект классифицирует те таможенные правонарушения, которые будут принадлежать исключительно к отрасли законодательства Таможенного кодекса ТС. Второй объект будет регламентировать те таможенные правонарушения, которые будут принадлежать к сфере международного права.
Вторая рекомендация касается определения выпуска товаров, представленного в Таможенном кодексе ТС.
Согласно пункту 5 статьи 4, главы 1, раздела 1. Таможенного кодекса ТС: «Выпуск товаров — действие таможенных органов, разрешающее заинтересованным лицам использовать товары в соответствии с условиями заявленной таможенной процедуры или в соответствии с условиями, установленными для отдельных категорий товаров, не подлежащих в соответствии с настоящим Кодексом помещению под таможенные процедуры» (пп.5 в ред. Протокола от 16.04.2010). [23]
Не вдаваясь в политэкономический анализ этого определения выпуска товара, отметим, что даже при его общем рассмотрении возникает обоснованный экономико-юридический вопрос: что подразумевается под фразой «отдельные категории товаров, не подлежащих в соответствии с настоящим Кодексом помещению под таможенные процедуры»? И далее вновь закономерно возникает другой вопрос: Почему в главном таможенном документе Таможенного союза отсутствует юридическая формулировка и описание этих «отдельных категорий товаров»?
Поэтому совершенствование правовой обеспеченности Таможенного союза — есть необходимое экономико-юридическое условие для расширенного воспроизводства этого регионального евразийского интеграционного объединения.
Подводя итог годового пребывания России в ВТО и, как результат этого функционирования, ТС в новом для него внешнеторговом пространстве, видно, что данный региональный таможенный союз абсолютно реалистично взаимодействует с основными условиями либерализации внешней торговли. При этом, функционирование ТС обладает и собственной экономико-политической спецификой, которая заключается в том, что в интеграционном пространстве ТС, при реальном экономическом доминировании России, высшие административные управленческие процедуры имеют наднациональный характер в лице Совета Евразийской экономической комиссии.


Литература
1. WTO Regional Trade Agreements. // http://www.wto.org/english/tratop_E/region_e/region_e.htm (дата обращения: 01.01.2014).
2. Лихачев А.Е., Спартак А.Н. Новые явления и процессы в сфере регионализации мирового хозяйства // Российский внешнеэкономический вестник –2013. — № 5. — C. 20–27.
3. Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения: Избр. / Пер. с англ. — М.: Эксмо, 2007. — 960 с.
4. Дарвин Ч. Происхождение видов путем естественного отбора. 2–е изд. доп. — СПб.: Наука, 2001. — 568 с.
5. Погорлецкий А.И. Экономика зарубежных стран. Учебник. — СПб.: Изд–во Михайлова В.А., 2000. — 429 с.
6. Шеров–Игнатьев В.Г. Таможенные союзы в интеграционном мире. — СПб.: Изд. дом. СПбГУ, 2012. — 228 с.
7. Нарышкин С.Е. Евразийская интеграция: новые горизонты // Проблемы современной экономики. — 2013.– № 4. — C. 8–9.
8. Евразийская экономическая комиссия // www.eurasiancommission.org.(дата обращения: 01.01.2014.).
9. Марышев А.А. К вопросу разработки доктрины Евразийского экономического союза // Проблемы современной экономики. — 2012. — № 2. — С. 491–493.
10. Draganova R., Wolczuk K. Russia, the Erasion Customs Union and the EU: Cooperation, Stagnation or Rivalry? // URL: http://www.chatmanhouse (дата обращения: 01.01.2014).
11. Таможенный союз ЕвраАзЭС //www. ru.wikpedia.org (дата обращения: 01.01.2014).
12. Решение Совета Евразийской Экономической комиссии от 2 июля 2013 г. № 46 «Об установлении ставок таможенных пошлин Единого таможенного союза в отношении отдельных видов товаров в соответствии с обязательствами Российской Федерации в рамках ВТО» // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_150918/ (дата обращения: 01.01.2014).
13. Решение Коллегии Евразийской Экономической Комиссии от 20 августа 2013 г. № 175 // http: //www. garant.ru. (дата обращения: 01.01.2014).
14. ВТО не во вред Таможенному союзу: Из выступления А. Слепнева, министра по торговле Евразийской экономической комиссии. По материалам пресс–конференции А.А. Слепнева на тему «Влияние ВТО на развитие торговли стран Таможенного Союза» // РИА Новости. — 2013. — 5 июня // http://ecpol.ru/2012–04–05–13–42–46/2012–04–05–13–43–58/837–vto–ne–vo–vred–tamozhennomu–soyuzu.html (дата обращения: 01.01.2014).
15. Tarr. D. G. (2008) Russian WTO accession: Achievements, impacts, challenges. OECD Availableon: http://www.oecd.org./dataoecd/28/4/40747249.pdf (дата обращения: 01.01.2014).
16. URL: http://www.newsfiber.com. ВТО пока не принесло России ничего. (дата обращения: 01.01.2014).
17. URL: http://www. vasha mashina.ru. ФЗ от 28 июля 2012 г. № 128 «О внесении изменений в ФЗ «Об отходах производства и потребления» и статью 51 БК РФ (дата обращения: 01.01.2014).
18. URL: http://www. vashamashina.ru. (дата обращения: 01.01.2014).
19. URL: http://www. России предъявили первую претензию в рамках ВТО.BBC Русская служба. bbc.co. uk. (дата обращения: 01.01.2014).
20. URL: http://www. Экономисты рассказали о первых итогах членства России в ВТО. news.fiber.com. (дата обращения: 01.01.2014).
21. Кричевский С.Ю. Влияние на интеграционный процесс присоединения к ВТО государств таможенного союза // Проблемы современной экономики. — 2013. — № 4 (48). — C.28–29.
22. Килин В.В. Особенности таможенного регулирования внешней торговли в рамках единого экономического пространства // Сб. Экономическая теория и хозяйственная практика: глобальные вызовы: Матер. междунар. конф. «Эволюция международной торговой системы: проблемы и перспективы. — СПб: Скифия-принт, 2012. — 708 с.
23. URL: http://www. tsouz.ru. Таможенный кодекс Таможенного союза (с дополнением). Приложение к Договору о Таможенном кодексе таможенного союза от 27 ноября 2009 года (в ред. Протокола от 16 апреля 2010 года) (дата обращения: 01.01.2014).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия