Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (50), 2014
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Гатауллина Д. Р.
аспирант кафедры экономической теории
Казанского государственного технического университета им. А.Н. Туполева


Феномен социального капитала и его роль в период реиндустриализации
В статье анализируется феномен социального капитала, рассматривается эволюция взглядов ученых столь «аморфной» категории. Доказывается, что социальный капитал становится ведущим началом в системе инновационных процессов, инновационных экономических отношений, в воспроизводстве инноваций — факторов устойчивого и адекватного экономического развития, роста конкурентоспособности и ВВП
Ключевые слова: социальный капитал, инновационное развитие, экономический рост, человеческий капитал, доверие, солидарность, информационное пространство, реструктуризация внутренней среды фирм, фактор конкурентоспособности
ББК У9(2)0-94,0   Стр: 88 - 90

Долговременный и устойчивый экономический рост, удовлетворяющий требованиям социальных и экологических приоритетов, — важнейшая задача и мера успешности политики современного государства. Однако, новый социально ориентированный тип экономического развития не может быть реализован традиционным для капитализма способом, основанным на утилитарном отношении к человеку и конкурентном противостоянии индивидов. Качественно новый этап развития, отличительной чертой которого является гуманитарное смещение в ресурсной структуре общества, требует новых подходов к пониманию и анализу движущих сил экономического развития. Опыт успешных в экономическом отношении стран показывает, что конкурентоспособность национальной экономики в современных условиях в решающей мере определяется уровнем развития кооперативных форм социально-экономического взаимодействия, обусловливающих плодотворность конкуренции и обеспечивающих инновационные и синергетические эффекты в экономической системе.
Осмысление этих процессов представляется весьма актуальным и практически значимым для условий российской экономики, где за годы реформ очень много было сделано для социальной дезинтеграции и очень мало — для консолидации творческих сил общества, без чего невозможно построение социально ориентированной, инновационно активной экономики. Доля РФ на мировом рынке новых технологий колеблется по разным оценкам от 0,3 до 0,6%. США — 39%, Китай — 6%. Экономисты говорят о подавленном инновационном импульсе. Объяснениям этих неудач нет числа. В литературе можно встретить указания на непродуктивность копирования зарубежного опыта, неадекватность институциональной структуры, наследие 90-х гг. — ошибки реформирования и т.д.
В научной литературе сложилось множество вариаций к определению столь размытого понятия как «социальный капитал», некоторыми авторами оно представляется даже аморфной субстанцией, тем не менее, предлагается некий исторический экскурс по основным направлениям исследований общественных наук, чтобы внести ясность в формулировку социального капитала.
Многими современными авторами указанная категория упоминается в качестве созидательного потенциала высокоэффективной инновационной деятельности существующих предприятий. Проводились многочисленные эмпирические исследования, подтвердившие сильное воздействие социального капитала на экономический рост, общественное благосостояние, качество жизни (образование, здравоохранение, безопасность), а также качество институтов. Социальный капитал становится ведущим началом в системе инновационных процессов, инновационных экономических отношений, в воспроизводстве инноваций — факторов устойчивого и адекватного экономического развития, роста ВВП и конкурентоспособности. Важно отметить, что в стратегиях социально-экономического развития страны «Стратегии 2020» особое значение придается оптимизации регулирующих функций государства, прозрачности и обратной связи с бизнесом и гражданами.
А.Г. Вишневский, директор Института демографии, на научном семинаре Е.Г. Ясина в 2011 г. «Экономическая политика в условиях переходного периода» процитировал Ф.М. Достоевского: «...Люди, люди — это самое главное. Люди дороже даже денег. Людей ни на каком рынке не купишь и никакими деньгами, потому что они не продаются и не покупаются, а опять-таки только веками выделываются; ну а на века надо время, годков этак двадцать пять или тридцать, даже и у нас, где века давно уже ничего не стоят. Человек идеи и науки самостоятельной, человек самостоятельно деловой образуется лишь долгою самостоятельною жизнью нации, вековым многострадальным трудом ее — одним словом, образуется всею историческою жизнью страны. Ну а историческая жизнь наша в последние два столетия была не совсем-таки самостоятельною. Ускорять же искусственно необходимые и постоянные историче­ские моменты жизни народной никак невозможно. Мы видели пример на себе, и он до сих пор продолжается: еще два века тому назад хотели поспешить и все подогнать, а вместо того и застряли; ибо, несмотря на все торжественные возгласы наших западников, мы несомненно застряли...». Отмечая тем самым, что социальный капитал — это то, чего, видимо, не хватало и во времена Достоевского.
Источники исследования идеи социального капитала отразились в трудах Э. Дюркгейма, который ввел в теорию общества понятие солидарности, что является основной темой всей социологии французского ученого. Солидарность для Дюркгейма — синоним общественного состояния. Он считал, что люди в итоге объединяются в общество не ради индивидуальной и групповой вражды, а вследствие глубокой и взаимной потребности друг в друге. При этом нужна такая солидарность, которая будет основана на различиях, на взаимодополнительности и взаимообмене1.
Общественное сознание функционально дифференцируется, соответствуя всевозрастающему разделению труда и все более сложной общественной организации. В этой связи очень важно обратить внимание на позицию Э. Дюркгейма, что на наш взгляд актуально и в реальной действительности, а именно: «...Современное общество безнадежно деградирует, когда разделение труда в нем основано на протекционизме, родственных связях, привилегиях, происхождении и прочих формах противоестественного социального отбора. И наоборот, общество может процветать только при условии естественного социального отбора, основанного на свободном соревновании трудовых достижений, умов, талантов, нрав­ственных достоинств в равных условиях и соответственно вознаграждаемых...» и далее: «...Существенное условие социальной эффективности и успешного функционирования разделения труда, всех форм плюрализма — безусловное признание всеми членами общества определенного минимума объединяющих общих ценностей, образующих то, что Дюркгейм называл «коллективным сознанием»...»2
Важно отметить, что Жан Жак Руссо был одним из первых исследователей проблемы отчуждения. Как революционер, идеолог, Руссо утверждал, что в конце концов сила бесправного большинства свергнет власть деспота и ликвидирует неравенство. Люди, освободившиеся от деспотичной власти, должны решить проблему: каким образом остаться свободными и вместе с тем создать общественный союз. По Руссо, она решается путем создания общественного договора, суть которого заключается в том, что «каждый из нас отдает свою личность и всю свою мощь под верховное руководство общей воли, и мы вместе принимаем каждого члена как нераздельную часть целого»3.
По мнению Джона Локка, общественный договор создал правительственную власть, обязанную охранять «естественные права» людей: личную свободу и частную собственность. В отличие от Гоббса, Локк считал, что правительство обязано само подчиняться законам, в противном случае нация возвращает себе право суверена, т.е. право насильственно расторгнуть договор с данным правительством и образовать новое, которому и передаётся вновь суверенитет4.
Прогрессивное значение учения Гоббса о государстве заключается, прежде всего, в том, что он рассматривал государство как человеческое, а не божественное установление. Государство, по Гоббсу, возникло на основе общественного договора из естественного догосударственного существования, когда люди жили разобщенно и находились в состоянии «войны всех против всех»5. В приведенных взглядах явно прослеживается идея изначального всеобщего равенства людей, что также послужило основой концепции социального капитала.
Почти два столетия назад, Алексис де Токвиль отметил положительную связь между активностью граждан и демократией, когда этот французский политический деятель в своем знаменитом труде «Демократия в Америке» (1835 г.) отразил свое удивление массовости всякого рода ассоциаций, путешествуя по этой стране и сравнивая ее с родной Францией: «Американцы всех возрастов, всех положений в жизни они постоянно объединяются в разные союзы. Это не только объединения коммерческого или производственного характера, в которых они все без исключения принимают участие, но это и другие ассоциации, тысяча различных типов: религиозно-нравственные общества, объединения серьезные и пустяковые, общедоступные и замкнутые, огромные и крошечные... Люди довели до совершенства искусство коллективно реализовывать общие цели, применяя такой инструмент как “ассоциация” к огромному количеству задач». Деятельность в этих ассоциациях естест­венно вела к участию в политической жизни.
А. Смит в своей работе «Исследование о природе и причинах богатства народов» выявил и описал механизм общественной координации, действовавший независимо от поддержки правительства. Классик политэкономии в работе «Теория нрав­ственных чувств» отмечает, что механизм рыночного хозяйства включает и этические мотивы. Люди могут преследовать свои собственные интересы без вреда обществу, т.к. существуют законные ограничения, к тому же сами люди являются продуктами ограничений, вытекающих и образующихся из морали, религии, обычаев и воспитания. Таким образом, А. Смит неявно признавал влияние на экономическое развитие неформальных и формальных институтов, т.е. институциональной среды.
Впервые понятие «социальный капитал» появилось в трудах Лида Д. Ханифан, который определил этот термин как «товарищество», «симпатия» в рамках социального взаимодействия между людьми, связанными родственными узами, а также социальные связи внутри общины. «...Если (индивид) поддерживает контакт с соседями, а они — с другими соседями, то будет происходить накопление социального капитала, который сможет немедленно удовлетворить его социальные нужды, и который может иметь социальный потенциал, достаточный для существенного улучшения условий жизни всего сообщества»6. Дж. Якобс также рассматривал термин «социальный капитал» с точки зрения феномена урбанизма и соседства. Самоорганизация людей, а также их готовность и способность коллективно решать общественные проблемы, достигая общего блага, является важной предпосылкой развития. И важно также не количество людей, сообществ, а качество этих связей.
Дж. Коулман полагал, что социальный капитал — это «...ценность аспектов социальной структуры для акторов как ресурсы, которые они могут использовать для достижения своих целей...»7 Эти социальные ресурсы, то есть личности определяются множеством социальных отношений и взаимодействий: различными ожиданиями и обязательствами, обусловленными качеством социальной среды; способностями социальной среды к передаче информации и многое другое. Подобно другим формам капитала, социальный капитал продуктивен, отмечает Коулман.
Фукуяма представлял, что продуктивность социального капитала является общим свойством, эффективность которого обнаруживается на уровне фундаментальных компонентов экономического поведения: в определении мотивации экономических акторов (определение субъектом целей экономического действия); в характере взаимодействия субъектов рынков; в процессе производства и распределения экономических благ.
Социальный капитал по Коулману «...определяется своими функциями. Он включает в себя множество различных составляющих», а также «облегчающих определенные действия акторов внутри структуры» и далее «способствует достижению определенных целей, добиться которых при его отсутствии невозможно»8.
Фукуяма отмечает, что в широком смысле, конечным результатом осуществления функции социального капитала является достижение целей индивидуальных акторов и благо участников групп, трансформировавших свои отношения в источник получения тех или иных выгод.
В работах Ф. Фукуямы мы находим, что превалирование доверия в обществе порождает социальный капитал, который отличается от других форм человеческого капитала тем, что создается и передается посредством таких культурных механизмов, как религия, традиция или историческая привычка.
Неоспоримый вклад в развитие социального капитала внес Пьер Бурдье, который выдвинул теорию классового разделения не через экономические отношения, а через различие условий существования, вклады «капиталов», а также диспозиций, произведенных этими условиями. Концепция социального капитала по П. Бурдье стала эффективным инструментом анализа процесса воспроизводства неравенства вообще, в котором экономический, финансовый, человеческий, культурный, символический капитал выступают в качестве форм взаимного превращения, объективации, институционализации неравен­ства в процессе структурирования социальных классов9.
П. Бурдье обращает внимание на то, что благополучие индивида в большей степени зависит от интенсивности его связей с другими индивидами, так как по таким цепям циркулирует полезная экономическая информация, таким образом, социальный капитал является полезным ресурсом.
М. Грановеттер, критикуя неосоциализированную концепцию человека, в основе которой анализ феномена экономической активности, доказывал, что в новой институциональной экономике существует недостаточное осознание важности конкретных персональных отношений и системы этих отношений, генерирующих доверие, ожидание и устанавливающих нормы, что он называет «включенностью».
Американский политолог Р. Патнэм, автор известных работ «Making Democracy work» и «Bowling alone», выявил результаты весьма интересного эксперимента, связанного с историей, который был проведен в Италии, когда в начале 70-х гг. власть в Италии была децентрализована и передана из центрального правительства на уровень провинции. Выяснилось, что на Севере Италии эти реформы имели позитивные результаты, а на Юге наоборот. И Патнэм довольно убедительно связал такую разность исходов с тем, что на Севере Италии было большое количество социального капитала, а на Юге Италии социальный капитал был в дефиците.
По словам Патнэма, условием экономического процветания и эффективного самоуправления является социальный капитал, воплощенный в нормах и сетях гражданского участия, важную роль играет наличие гражданского сознания. Социальный капитал рассматривается повсюду в мире как жизненно необходимый элемент экономического развития.
Существенную роль социальным аспектам в хозяйственной и в целом общественной жизни отводил Т. Веблен, подчеркивая, что «социальные институты не только сами есть результат процесса отбора и приспособления, формирующего преобладающие и господствующие типы отношений и духовную позицию; они в тоже время являются особыми способами существования общества, которые образуют особую систему общественных отношений и, следовательно, в свою очередь выступают действенным фактором отбора». Очевидно, что устойчивые темпы экономического роста и развитие высокоэффективных инноваций невозможно вне социальных институтов.
Н.Д. Кондратьев экономическую деятельность рассматривал в качестве переплетения не только материальных, но и социальных аспектов (элементов), отмечая «значительная часть физического труда в обществе (а эта сфера чрезвычайно велика) опирается на начала сотрудничества людей или находящихся вместе, или в условиях географического разделения. Следовательно, все общество как толстыми канатами как бы пронизано рассмотренными связями. ... И поэтому, если можно сказать, что на основе актов хозяйственного поведения слагается система общественно-хозяйственных отношений, то можно сказать и обратно, что система актов хозяйственного поведения представляет собой выражение существующей системы общественно-хозяйственных отношений между людьми»10.
В экономическом смысле социальный капитал интерпретируется как стратегический ресурс, в который конвертируются отношения между участниками социального взаимодействия, характеризующиеся взаимной ответственностью, а также благонадежностью и доверием. Продуктивность социального капитала определяется тем, что он способствует достижению определенных целей, добиться которых при его отсутствии невозможно.
Наряду с другими формами активов, социальный капитал обеспечивает эффективную реализацию стратегических предпочтений фирмы, минимизацию внутрифирменных трансакционных и трансформационных издержек, повышение инновационного потенциала организации и ее конкурентоспособности.
Л.С. Бляхман отмечает, что модернизация российской экономики предполагает формирование новой системы социальных институтов и реструктуризации внутренней среды фирм. Среди этих направлений можно выделить «превращение фирмы в звено глобальной информационной системы». Внутрифирменная сеть позволяет управлять знаниями, а также создавать базу данных, в которую поступает как внешняя информация о нововведениях и достижениях конкурентов, так и данные о вкладах и достижениях каждого специалиста и менеджера11.
Поскольку реформы в РФ продолжаются, не давая сколько-нибудь значимых результатов в инновационной сфере, очевидно, что необходима их корректировка. Но здесь нельзя двигаться вслепую, методом проб и ошибок. Вопрос, в каком направлении осуществлять такую корректировку, не может решаться без проработки фундаментальных проблем экономического развития. Одной из таких проблем является противоречивая взаимообусловленность конкуренции и сотрудничества в экономической динамике общества. Не случайным в этой связи представляется возрастающий интерес научного сообщества к проблематике социального капитала, включающего неконкурентные способы взаимоотношений индивидов в рыночной экономике.


1 Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии / Пер. с фр. — М.: Наука, 1991. — С.561–562.
2 Там же. С. 562.
3 Ф.В. Константинов. Философская энциклопедия. — М.: ИНФРА-М, 2007. Т.4. — С. 542.
4 Ф.В. Константинов. Философская энциклопедия. — М.: ИНФРА-М, 2007. Т.3. — С. 250.
5 Ф.В. Константинов. Философская энциклопедия. — М.: ИНФРА-М, 2007. Т.1. — С. 376.
6 Концепция социального капитала в современной социологии: монография / А.Т. Коньков. — Южно-Сахалинск: СахГу, 2006. — С. 13.
7 Там же. С. 126.
8 Коулман Дж. Капитал социальный и человеческий // Общественные науки и современность. — 2001. — № 3. — С.124.
9 Бурдье П. Формы капитала // Экономическая социология. — 2002. — № 5. — С. 60–74. — Режим доступа: http://ecsoc.hse.ru/2002-3-5.html
10 Кондратьев Н.Д. Основные проблемы экономической статики и динамики. — М.: Наука, 1991. — С.51, 117.
11 Бляхман Л.С. Конкурентоспособность фирмы в глобальной контрактной экономике // Проблемы современной экономики. — 2006. — № 3–4. — С.95.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия