Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (50), 2014
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Макарова О. Ю.
доцент кафедры экономики и финансов
Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (г. Москва),
кандидат экономических наук

Олькова А. Е.
аспирант Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (г. Москва)

Воздействие кластерной политики на элементы рыночного механизма
Поиск новой модели экономического роста актуализирует изучение, адаптацию и использование экономических механизмов, эффективно реализующих интересы различных институциональных агентов. К таковым относятся инновационные кластеры, сочетающие элементы рыночного и нерыночного взаимодействия. В статье рассматриваются инструменты стимулирования спроса и предложения в кластерной политике развитых стран и России. Особо подчеркивается важность развития механизма и инфраструктуры рынка для формирования и функционирования российских кластеров
Ключевые слова: кластер, кластерная политика, инновационная политика, стимулирование предложения, стимулирование спроса
УДК 338.1, 338.2, 339; ББК 65.050, 65.012.2, 65.5, 65.9 (2Рос)   Стр: 114 - 117

Трансформация механизма взаимоотношений основных институциональных агентов в рамках социально-экономической системы в целом переплетается с изменениями в одной из основных подсистем — инновационной. Признание социальности и интерактивности современного инновационного процесса, переход связей в горизонтальную плоскость ставит вопросы о стимулировании инновационной активности. Особую важность для запуска новой модели экономического роста приобретает не подчиненные, а партнерские отношения между основными институциональными секторами — бизнесом, наукой/образованием и государством. Характерными чертами сетевого взаимодействия по сравнению с прочими способами координации (стихийным или иерархическим) являются гибкость, адаптивность, интерактивность. Одним из возможных механизмов сетевой координации признаются кластеры, объясняющие пространственную концентрацию экономической и инновационной деятельности.
Являясь важными экосистемами для обеспечения конкурентоспособности предприятий, кластеры стали мощными двигателями экономического развития и драйверами инноваций во многих странах мира в целом, в первую очередь, в США и Европейском Союзе. В основе кластеризации лежит локальное сетевое взаимодействие, основанное на институте кооперации-конкуренции (coopetition): с одной стороны, в классическом кластере субъекты взаимодействия являются производителями однородной продукции, конкурирующими между собой; с другой стороны, благодаря географической близости и «социальной укорененности» происходят процессы интерактивного взаимодействия, приводящие к передаче знаний и технологий. Двойственный характер взаимоотношений между субъектами кластера делает актуальной проблему поиска баланса между двумя разнонаправленными процессами: конкуренцией и кооперацией [2]. В этой связи целесообразно рассмотрение роли государства через воздействие на основные элементы рыночного механизма: спрос и предложение.
В литературе существует точка зрения о том, что вмешательство государства в кластерное развитие необходимо чаще всего в связи с наличием отказов рынка (см. табл.1).

Таблица 1
Кластерная политика в условиях провала рынка или системных отказов
Характер провала рынка или системного отказаИнструмент государственного воздействия
Неэффективное функционирование рынкаАнтимонопольная политика, реформа регулирования
Информационные провалыТехнологический форсайт
Стратегические исследования кластеров и анализ рыночной информации
Ограниченное взаимодействие между компонентами инновационной системыОрганизация посредничества: создание агентов и схем взаимодействия
Создание платформ для диалога
Стимулирование кооперации в сетях
Институциональные несоответствия между инфраструктурой сектора производства знаний (чаще государственного) и потребностями рынкаСоздание совместных центров прикладных исследований
Развитие взаимодействия бизнеса и сектора производства знаний
Формирование человеческого капитала
Программы трансфера технологий
Дефицит спросаГосзаказ
Источник:[3]

В общем виде препятствия для возникновения и развития инновационных кластеров связываются с низким уровнем отдачи от внедрения инноваций. Причины, по которым формирование кластера не приносит ожидаемых экономических выгод участникам, могут быть классифицированы следующим образом (см. рис.1).
Принято считать, что стимулирование спроса позволяет эффективно бороться с инертностью через повышение отдачи в секторе производства знаний, снижение барьеров входа на рынок (в особенности для малого и среднего бизнеса) путем стандартизации, а также влияние на потребительские предпочтения экономическими и административными методами. Кроме того, меры воздействия на спрос в общем случае могут нивелировать как провалы рынка, так и провалы государства. Повышение же уровня социальной отдачи в большей степени связано с предложением.
Рис.1. Факторы, дестимулирующие кластерное развитие.
Источник: [5]
В рамках данной работы под стимулированием предложения понимаются меры, направленные на предложение факторов производства, и в первую очередь на увеличение и совершенствование капитала в широком смысле (см. ). К формированию физического капитала относят, как создание капитального ресурса для исследований и разработок, так и появление новых технологий (поддержка исследований и разработок). Существуют различные механизмы стимулирования предложения реального капитала, в частности, грантовое и венчурное финансирование, софинансирование, льготное кредитование, налоговые льготы организациям, осуществляющим НИР, и субъектам малого бизнеса. Формирование человеческого капитала также относится к мерам на стороне предложения: в эту группу входят программы подготовки и переподготовки кадров, обеспечения мобильности человеческого ресурса. С точки зрения создания кластеров, одним из наиболее важных аспектов является развитие социального капитала и налаживание информационной инфраструктуры. В данном процессе основную роль играют кластерные центры, выполняющие функцию содействия выстраиванию связей (matchmaking).
Рис.2. Меры стимулирования предложения в кластерной политике.
Традиционно именно меры, направленные на стимулирование предложения, использовались в инновационной (в частности, кластерной) политике. Они являются основой большинства официальных документов по программам кластерного развития [4]. В настоящее же время наблюдается тенденция выделения значительных государственных средств для проведения политики стимулирования спроса на инновации [8, 9]. В качестве примера можно привести американскую Инициативу по инновационным разработкам в малом бизнесе (Small Business Innovation Research initiative), основанную на государственных закупках. Основными задачами данной программы являются стимулирование технологических инноваций, вовлечение малого бизнеса в процесс исследований и разработок, коммерциализация разработок, полученных при государственном финансировании. Отмечается, что программа является способом налаживания связей между государством и малыми инновационными предприятиями. Ее основой стал конкурсный принцип: малым предприятиям предоставляется возможность получения государственного контракта на проведение исследований. Стоит отметить, что данный механизм отличается от грантового финансирования исследований, несмотря на присутствие конкурсной основы
В целом (в литературе и нормативных документах) стимулирование спроса на инновации трактуется достаточно широко. Ниже представлена классификация мер, направленных на спрос и используемых в кластерной политике (рис.3).
Рис.3. Меры стимулирования спроса в кластерной политике
Наиболее распространенным способом стимулирования спроса в инновационной и кластерной политике являются государственные закупки. Они могут присутствовать как в чистом виде, так и в качестве мер воздействия на частный спрос. В этой связи принято выделять следующие типы государственных заказов:
● Прямые госзакупки (direct procurement) — наиболее традиционная мера стимулирования спроса на инновации, представляет собой закупку инновационных благ государством для целей собственного использования;
● Поддерживающие госзакупки (catalytic procurement) — мера поддержки частного спроса на инновационные товары — приобретение государством технологий или инновационных благ, однако при этом их потребителем выступает частный сектор. Таким образом, государство не предъявляет спрос на инновации, а мобилизует спрос частных потребителей;
● Смешанные госзакупки (cooperative procurement) представляют собой коллективное приобретение инноваций для их использования как в публичном, так и в частном секторах.
Отдельно выделяют такую форму поддержки спроса на инновации, как государственный заказ до этапа коммерциализации (pre-commercial public procurement). Данная мера предполагает размещение государством заказа на проведение исследований и разработок. Достоинством госзаказа на начальной стадии в качестве инструмента кластерной политики является, с одной стороны, вовлечение частного сектора в процесс генерирования знаний, с другой — разделение рисков между всеми субъектами кластера, включая государство. В отдельных источниках высказывается мысль о том, что заказ на проведение исследований и разработок может быть отнесен к воздействию, как на спрос, так и на предложение [6]. Обозначенные выше формы влияния на частный спрос (поддерживающие и смешанные закупки) чаще всего применяются именно на этапах, предшествующих коммерциализации.
К иным инструментам стимулирования спроса в кластерной политике можно отнести регулятивные меры, в частности, стандартизацию инновационной продукции, облегчающую участие малого и среднего бизнеса и позволяющую компаниям кластера выходить на международную арену. Используются и традиционные меры — субсидирование и установление налоговых льгот для пользователей инновационной продукции.
Все большую популярность приобретает системный подход стимулирования спроса, проявляющийся в поддержке инноваций, инициируемых потребителем, и инициативах «лидирующих рынков» (LMI). В качестве примера поддержки инноваций, инициируемых потребителем, можно привести Living Labs («живые лаборатории») — исследовательские лаборатории, нацеленные на тестирование инновационных разработок в условиях «реальной жизни» пользователей. В последнее время появилось представление, что возможны потери в итоговом качестве и в целесообразности выведения нового продукта, если потребитель не будет втянут не просто на этапе создания, а еще на этапе формулирования идеи. В «живых лабораториях» пользователь при сохранении своего статуса начинает играть роль инициатора инновационного процесса, выдвигая варианты и активно участвуя в разработке нового продукта. Living Labs становятся инновационным пространством, в котором соединяются усилия пользователей, исследователей, разработчиков, производителей нововведений, общественных организаций и представителей власти (реальное воплощение модели «четверной спирали) [7]. Примером использования методологии Living Labs является разработка в рамках Европейской платформы комфортных городов (EU Platform for Intelligent Cities, EPIC) трех пилотных проектов по программе «услуги умного города» в Брюсселе (Бельгия), Исси-ле-Мулино (Франция), Манчестере (Великобритания) [10].
Инициативы лидирующих рынков (LMI), в свою очередь, представляют политические меры Европейского союза, направленные на поддержку тех локальных рынков, где впервые начался процесс распространения инноваций, и где они были внедрены в различных видах услуг. Данная политика проводилась Евросоюзом в отношении 6 инновационных секторов (электронное здравоохранение, производство защитного текстиля, экологически рациональное строительство, утилизация отходов, биопродукты, возобновляемые источники энергии) и включала в себя следующие инструменты воздействия:
● Стандартизация, сертификация, labeling;
● Меры по совершенствованию законодательства;
● Государственные закупки;
● Прочие меры (в отдельных случаях инициативы лидирующих рынков включали, наряду с поддержкой спроса, также и меры, направленные на предложение).
Результатом применения LMI явилось создание трех сетей государственной поддержки спроса на инновации — SCI-Network и LCB (обе в области строительства), ENPROTEX (производство защитного текстиля).
В целом анализ европейского опыта показывает, что государственная поддержка спроса на инновации в кластерном развитии растет. Из выборки 31 европейской страны в 21 из них присутствуют те или иные инструменты воздействия на спрос [6]. Наиболее активно стимулируют спрос на инновации в рамках кластерной политики те государства, где отмечается высокий уровень кластеризации экономики и накоплен значительный политический опыт. Среди них выделяются Германия (использующая 7 из 8 вышеназванных форм поддержки), Финляндия, Швеция, Дания, Великобритания. В странах, где кластерный процесс находится на стадии генезиса (Чехия, Эстония, Польша) приоритетными являются меры на стороне предложения, поддержка же спроса связана с каким-либо одним инструментом. С содержательной стороны, предпочтения отдаются всем видам госзакупок (в 90% стран), повышению узнаваемости (48%), поддержке инноваций инициируемых потребителями (43%), госзаказам на НИР до этапа коммерциализации (38%). Наименее используемым инструментом является налоговое стимулирование покупателей (отмечено только в Германии).
В структуре российской кластерной политики преобладают меры, направленные на стимулирование предложения. Так, основную часть формируют финансовые инструменты развития кластеров (субсидирование, паритетное финансирование, налоговое стимулирование и т.д.). В качестве примера можно привести следующие мероприятия, предусмотренные документом Министерства экономического развития РФ «Возможные инструменты и формы поддержки инновационных кластеров участниками рабочей группы «Деятельность институтов развития на конкретных территориях, в том числе в инновационных территориальных кластерах»:
● Предоставление кредитов, займов (ВЭБ, фонд «ВЭБ-Инновации», ОАО «Связь-банк», ВТБ Капитал, РВК, Российский фонд технологического развития)
● Лизинговые операции (ВЭБ);
● Вклады в уставный капитал инновационных компаний (ВЭБ-Инновации, Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, РВК, АИЖК)
● Реализация проектов по арендному жилью (АИЖК) и другие.
В России большое внимание уделяется формированию физического капитала (кластерной инфраструктуры). Анализ заявок кластеров по направлениям использования средств финансовой поддержки на 2013–2017 гг. показывает, что значительную долю субсидии планируется направить на создание/улучшение инфраструктуры.
Актуальной проблемой кластеров, по их собственному представлению, является инновационная и транспортная инфраструктура, которые суммарно занимают почти половину в объеме субсидии. Кроме того, в заявках на расходование средств целевого финансирования фигурируют такие статьи, как улучшение инженерной (13,7%), образовательной (9,3%), жилищной и энергетической инфраструктуры. На работы же в сфере НИОКР, повышение квалификации кадров и инновационную деятельность предполагается использовать только 18,5% средств [1]. В целом данное распределение приоритетов свидетельствует не только о неудовлетворительном состоянии инфраструктуры, но и о том, что кластеры находятся в настоящий момент на зачаточной стадии развития.
В различных нормативных документах по кластерной и инновационной политике также присутствуют меры формирования человеческого капитала. К ним относятся, например, образовательные и консалтинговые программы РВК, РФТР, НИУ ВШЭ, Роснано и другие. Декларируются меры создания социального капитала (в частности, меры по стимулированию взаимодействия между участниками и установлению эффективного информационного взаимодействия). К ним формально относятся: создание онлайн-платформ и информационных порталов кластеров при поддержке РВК, выставочно-конгрессная деятельность (ТПП РФ), оказание услуг matchmaking, финансирование производственных коопераций. Однако на данный момент данные меры находятся в зачаточном состоянии. В рамках программ поддержки практически не ставится вопрос о стимулировании интерактивного взаимодействия участников, поскольку, по-видимому, проблема инфраструктуры носит более срочный характер.
Из мер стимулирования спроса в кластерной политике России присутствует стандартизация (содействие внедрению и сертификации предприятиями системы управления качеством в соответствии со стандартами ИСО 9000:2000, отраслевыми стандартами организации производства, а также иными стандартами качества и подтверждения соответствия, стандартизация и сертификация инновационной продукции). Стратегия инновационного развития РФ на период до 2020 года предусматривает также госзакупки инновационной продукции, но на практике они реализуются в незначительных объемах и в основном прямые. Другой специфической мерой поддержки, как спроса на продукцию фирм кластера, так и предложения (формирование физического капитала) является привлечение иностранных компаний (в качестве ядра кластеров). Однако, к данному процессу необходимо относиться осторожно. Подобное приемлемо, если предстоит привлечение передового опыта и внедрение продуктовых/процессных инноваций. Но такие интеграции могут быть нестабильны (в силу излишней зависимости от иностранного ядра), но главное — в них, скорее всего, будут отсутствовать стимулы для самостоятельного создания национальными производителями даже инкрементальных, улучшающих инноваций. В результате вырабатывается зависимость от западных партнеров, как на стадии генерации, так и коммерциализации нового знания.
Кластеры, как совокупность государственных и частных структур, формирующих сеть в первую очередь горизонтальных связей, могут стать в российских условиях реальными институтами развития. Для продвижения процесса кластеризации основное внимание должно уделяться инициации инновационной активности субъектов как форме реализации потенциала экономического роста в целом. Долгосрочные соглашения бизнеса, государства и научного сообщества, вписанные в государственную систему поддержки, позволяют не только эффективно использовать ресурсы на ограниченной территории, но и стимулируют участников кластера (главным образом, бизнес) становиться драйверами роста. Необходимо обратить внимание на то, что интерактивное взаимодействие подразумевает равноправное участие партнеров. Таким образом, одним из важнейших условий формирования и последующего функционирования кластера является развитие механизма и инфраструктуры рынка. В противном случае могут создаваться структуры квазикластерного или квазииерархического типа, что приведет либо к формальной кооперации, либо к региональной замкнутости.


Литература
1. Дежина И.Г. Технологические платформы и инновационные кластеры в России — вместе или порознь? // Инновации. — 2013. — №2 (172). — C. 3.
2. Смородинская Н.В. Институциональная среда глобализированной экономики: развитие сетевых взаимодействий. — М.: ИЭ РАН. — 2012.
3. Andersson T., Schwaag-Serger S., Sцrvik J., Wise Hansson E. The cluster policies whitebook. IKED International Organisation for Knowledge Economy and Enterprise. 2004. Электронный ресурс: http://lup.lub.lu.se/luur/download?func= downloadFile&recordOId=1304063&fileOId=1304064
4. Cluster policy in Europe: a brief summary of cluster policies in 31 European countries. Europe Innova Cluster Mapping. Project Oxford Research AS. January 2008. Электронный ресурс: http://www.clusterobservatory.eu/system/modules/com.gridnine. opencms.modules.eco/providers/getpdf.jsp?uid=100146
5. Driving eco-innovation: The role of demand-side policies. This paper reports on progress of the CIIE (Committee on Industry, Innovation and Entrepreneurship). OECD. 2011.
6. Izsak K., Elder J. Trends and Challenges in Demand Side Innovation Policies in Europe. Thematic Report 2011 under Specific Contract for the Integration of INNO Policy TrendChart with ERAWATCH (2011–2012). Technopolis group. 26 October 2011. Электронный ресурс: http://ec.europa.eu/enterprise/newsroom/cf/itemdetail.cfm?item_id=5532&lang=en
7. Open Living Labs. The first steps towards a new innovation system. Электронный ресурс: http://www.openlivinglabs.eu
8. Renda A. Next generation innovation policy: the future of EU innovation policy to support market growth. CEPS. 26 October 2011. Электронный ресурс: http://www.ceps.eu/ceps/dld/6314/pdf
9. Report on the 2013 ERAC Mutual Learning Seminar on Research and Innovation policies. Brussels. 21 March 2013. Электронный ресурс: http://www.consilium.europa.eu/media/1937941/20130321-report-research.pdf
10. Smart City Service Creation and the Living Lab Approach: Benefits & Challenges. Электронный ресурс: http://www.epic-cities.eu/sites/default/files/documents/ EPIC%20Smart%20City%20Services%20&%20Living%20Labs%20%20White%20Paper.pdf

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия