Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (50), 2014
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Лепешкин С. М.
старший преподаватель кафедры менеджмента факультета экономики и управления
Старооскольского филиала Белгородского государственного университета,
кандидат технических наук


Анализ подходов к управлению развитием предпринимательства в условиях современности
В статье приведены результаты сравнительного анализа административного и экономического подходов к управлению развитием предпринимательства на примере США, Германии и России. Показаны достоинства и недостатки существующих методов. Обоснована необходимость разработки новых подходов на основе комплексного учета экономических, социальных и психологических факторов влияния
Ключевые слова: управление развитием предпринимательства, административные и экономические методы управления, предпринимательство
УДК 338.242.2; ББК 65.09   Стр: 176 - 180

Эффективность и вообще результат исследования предпринимательства, как социальной системы, во многом зависит от способа ее описания, т.е. от того какой именно аспект рассматриваемой системы изначально принимается за доминирующий.
В существующей практике наиболее распространенными являются методы оценки, а соответственно, и управления предпринимательством, которые сконцентрированы на типизации видов деятельности (производственная, торговая, финансовая ...), юридических (организационно-правовые формы) и экономических (объем выручки, размеры активов, количество работников ...) признаках. Подобные административные и экономические подходы, хотя и учитывают основные влияющие факторы, базируются скорее, на их внешних проявлениях, чем на внутренней сущности объекта управления.
Принятый во многих странах административный подход, наиболее ярко проявляется в регламентации организационно-правовых форм осуществления предпринимательской деятельности. Анализ этих форм позволяет укрупнено сгруппировать их по трем основным признакам: составу учредителей, степени их участия в управлении деятельностью и мере ответственности по возникшим обязательствам. На примере России, Германии и США можно обобщить набор стандартных управляющих административно-экономических инструментов со стороны государства, применяемый к каждой из выделенных групп предпринимателей (таблица 1) [1], [2], [3], [4], [5].
Необходимо заметить, что, несмотря на обозначенные общие черты, правовое регулирование предпринимательской деятельности в каждой стране учитывает национальные особенности и приоритеты государственной политики и по многим позициям и практике применения значительно отличается друг от друга. Даже из приведенных примеров видно, что североамериканское законодательство имеет более выраженный «индивидуалистический» характер, чем европейский или российский.
Однако, в рамках рассматриваемой проблемы, важным представляется то обстоятельство, что в таком общепризнанном подходе реализуется принцип преобладания формы над содержанием, механистическая конструкция и ее взаимосвязь с окружающей средой, а не внутренняя структура и взаимоотношения предпринимателей.
Классификация оставляет без внимания очень важный, с точки зрения мотивации деятельности, признак степени коллективности предпринимательского труда, не различая предприятия по численности «реальных собственников», т.е. владеющих ими физических лиц. Выделение в отдельную группу индивидуальных предпринимателей является необходимым, но не достаточным.
С целью защиты интересов вкладчиков, искусственно выделяется форма «ограниченного партнерства», не имеющего сущностного отличия, в отношении реально действующих предпринимателей от формы «полного партнерства» или, в случае единственного «полного партнера», от индивидуального предпринимателя.

Таблица 1
Особенности административного подхода к классификации и управлению предпринимательством в России, Германии и США [1], [2], [3], [4], [5].
СтранаОрганизационно-правовая формаАдминистративные инструменты управленияЭкономические инструменты управления
IРоссияИндивидуальный предприниматель1. Регистрируется без образования юридического лица.
2. Полная ответственность.
1. Налог на доходы физических лиц.
ГерманияИндивидуальный предприниматель (Einzelunternehmer), индивидуальная фирма (Einzelfirma)1. Регистрируется без образования юридического лица.
2. Полная ответственность.
1. Налог на доходы физических лиц.
СШАИндивидуальный предприниматель (Soloproprietorship)1. Не регистрируется.
2. Полная ответственность.
1. Налог на доходы физических лиц.
IIРоссияПолное товарищество1. Регистрируется в форме юридического лица.
2. Полная солидарная ответственность.
1. Налог на прибыль организации.
2. Налог на дивиденды.
ГерманияОбщество гражданского права (GesellschaftbьrgerlichenRechts)1. Регистрируется без образования юридического лица.
2. Полная солидарная ответственность.
1. Налог на доходы физических лиц.
СШАПолное партнерство (Generalpartnership)1. Не регистрируется.
2. Полная солидарная ответственность.
1. Налог на доходы физических лиц.
IIIРоссияТоварищество на вере1. Регистрируется в форме юридического лица.
2. Полная солидарная и ограниченная ответственности.
1. Налог на прибыль организации.
2. Налог на дивиденды.
ГерманияКоммандитное общество (Kommanditgesellschaft)1. Регистрируется без образования юридического лица.
2. Полная солидарная и ограниченная ответственности.
1. Налог на доходы физических лиц.
СШАОграниченное партнерство (Limitedparnership)1. Регистрируется без образования юридического лица.
2. Полная солидарная и ограниченная ответственности.
1. Налог на доходы физических лиц.
2. Право на эмиссию ценных бумаг.
IVРоссияОбщество с ограниченной ответственностью1. Регистрируется в форме юридического лица.
2. Ограниченная солидарная ответственность.
1. Налог на прибыль организации.
2. Налог на дивиденды.
ГерманияОбщество с ограниченной ответственностью (Gesellschaftmit beschrдnkter Haftung)1. Регистрируется в форме юридического лица.
2. Ограниченная солидарная ответственность.
1. Налог на прибыль организации.
2. Налог на дивиденды.
СШАКомпания с ограниченной ответственностью (Limitedliability company)1. Регистрируется без образования юридического лица.
2. Ограниченная солидарная ответственность.
1. Налог на доходы физических лиц.
VРоссияАкционерное общество1. Регистрируется в форме юридического лица.
2. Ограниченная солидарная ответственность.
3. Дополнительный контроль.
1. Налог на прибыль организации.
2. Налог на дивиденды.
3. Право на эмиссию ценных бумаг.
ГерманияАкционерное общество (Aktiengesellschaft)1. Регистрируется в форме юридического лица.
2. Ограниченная солидарная ответственность.
3. Дополнительный контроль.
1. Налог на прибыль организации.
2. Налог на дивиденды.
3. Право на эмиссию ценных бумаг.
СШАКорпорация (Corporation)1. Регистрируется в форме юридического лица.
2. Ограниченная солидарная ответственность.
3. Дополнительный контроль.
1. Налог на прибыль организации.
2. Налог на дивиденды.
3. Право на эмиссию ценных бумаг.


В случае организации групповой деятельности в форме общества с ограниченной ответственностью, предприниматели гарантированы от потери личного имущества и имущества семьи, в случае банкротства предприятия. Это условие стимулирует к осуществлению более рискованных операций, новациям, поиску альтернатив, т.е. всему, без чего не мыслима предпринимательская деятельность. В то же время, мотивация, связанная с обладанием правом частной собственности на средства производства, сохраняется, т.к. большая часть капитала предпринимателя, как правило, находится в бизнесе и остается в зоне риска. Данную форму ведения деятельности можно считать стимулирующей, что подтверждается предпочтительным отношением к ней со стороны предпринимателей [6], [1], [7].
Различия между акционерным обществом и обществом с ограниченной ответственностью, в случае большого количества участников последнего (в России, до 50 человек), с точки зрения отношения большинства членов к управлению деятельностью и несению ответственности, практически нивелируются.
Кроме того, государственная поддержка таких форм акционерных обществ, при которых собственники капитала максимально отдалены от управления текущей деятельностью (в Германии, и публичные корпорации (pabliccorporeition) в США), размывает понятие предпринимателя, приравнивая к нему наемных топ-менеджеров компаний. Такое положение ведет к тому, что руководство корпорации, не имея психологической связи с активами, основанной на правах собственности, и в то же время, обладая значительными правами по управлению ими, зачастую стремится к достижению собственных интересов, а не интересов собственников — акционеров. В результате возникают две противоборствующие стороны, одна из которых преследует цель получения максимальной краткосрочной выгоды от доходов по акциям (в виде дивидендов или прибыли от продажи при росте курсовой стоимости), а другая — сохранения высокой заработной платы и прочих выгод, связанных с занимаемым положением и правом распоряжения крупными активами (в том числе, коррупционными доходами). Интересы собственно предприятия, в этом случае, поддерживаются этими сторонами только в той степени, в какой они помогают достижению преследуемых целей. При определенных обстоятельствах, разрушение компании может быть выгодно обеим сторонам, что, в условиях особой социальной значимости таких организаций, приводит к необходимости повышенного контроля их деятельности со стороны государства. Подтверждением такого положения дел в подобных компаниях могут служить многочисленные случаи банкротств и связанных с ними разбирательств, крупных финансовых организаций в США и странах Европы в преддверии кризиса 2008 года.
Аналогичным образом складывается внутренняя ситуация в государственных корпорациях и в компаниях с государственным участием.
Приходится признать, что такого типа предприятия могут, с определенными допущениями, относиться к понятию «предпринимательство» лишь в том случае, когда часть акционеров или руководство организации настолько сильно психологически связано с ней, что считает себя «собственником» на основании неких прочих, не юридических, прав.
В то же время, стабильность компании может быть достигнута за счет внутреннего контроля со стороны заинтересованных лиц — предпринимателей, владеющих, как минимум, контрольным пакетом акций, паев и реально управляющих деятельностью предприятия, в противовес государственному патернализму извне. Немецким социологом и экономистом Франком Хайдером описывается исследование малых «самоуправляемых предприятий», организованных группами предпринимателей средним числом 8 человек в 80-х годах XX века, из числа которых за 10 лет лишь 16 % прекратило свое существование. И хотя половина из них сократило число собственников в среднем до двух предпринимателей, все они продемонстрировали стабильный экономический рост и повышенный, в сравнении с государственными предприятиями, уровень социальной ответственности по отношению к работникам [8].
Преобладающее количество организаций в России учреждены группами физических лиц численностью от 2-х до 7-ми человек, что демонстрируют данные Росстата, составленные в соответствии с запросом автора по 2008, 2009, 2010 и 2011 годам (приложения 1, 2, 3, 4).
Данное обстоятельство частично учтено в законодательстве описываемых стран допущением регистрации общества с ограниченной ответственностью даже одним лицом (в ряде штатов США, даже отдельного вида корпораций — solocorporation), которое, как рассматривалось ранее, при последующем вхождении в него определенного количества участников — владельцев мелких долей, может быть приравнено по социальному значению к акционерному обществу. Такая крайность, с одной стороны, добавляет свободы предпринимательству, с другой стороны, формально не отличая единоличного владения предприятием от группового, вуалирует фактор возможной не стабильности юридического лица, связанного с непредсказуемостью поведения личности-собственника.
Таким образом, из приведенных сопоставлений можно заключить, что в результате применения организационно-правового, или «административного» подхода, управляющие процедуры со стороны государства, такие как: необходимость регистрации, административный, общественный и финансовый контроль текущей деятельности; признание в качестве юридического лица; манипулирование налогообложением и т.д., выстраиваются на основании учета внешних проявлений предпринимательства, его формальных структур и их социального значения.
Кроме того, весьма затруднительно применение такого подхода к оценке предпринимательства. Количество зарегистрированных организационно-правовых форм, формальных структур предпринимательства не дает возможности оценить массовость занятия предпринимательской деятельностью населения, проанализировать его реальную предпринимательскую активность. Соотнесение статистических данных по различным официальным формам деятельности иллюстрирует не внутреннюю структуру предпринимательства, как системы, состоящей из людей, а лишь их предпочтения по отношению к внешней форме, социальному положению, статусу.
Преобладание управляющих акцентов на факторах свободы принятия решений и ответственности по обязательствам, и практически полное игнорирование уровня коллективности в деятельности предпринимателей относит такую модель управления к разряду рамочных, грубых, не обладающих достаточной степенью гибкости и мобильности. Административный, организационно-правовой подход является скорее сдерживающим, чем стимулирующим по отношению к предпринимательству, хотя и необходимым, с точки зрения регулирования общественных отношений.
Другой подход, реализуемый в последние годы во многих странах, направлен на стимулирование малого и среднего бизнеса, как основной составляющей социально-экономического развития общества, т.е. на управление качественными характеристиками предпринимательства, структурными составляющими системы. Кроме решения вопросов занятости населения, становления «среднего класса» — стабилизирующей части общества, малый бизнес рассматривается в качестве потенциального начала, из которого могут «вырасти» крупные, социально и экономически значимые предприятия. Сравнительный анализ законодательств России, стран Евросоюза и США, направленных на решение данной задачи позволил сделать некоторые обобщения в методологических подходах к определению классификационных признаков, заложенных в основу группировки предприятий и инструментов стимулирования их развития и количественного роста [9], [10], [11]. В целом, реализуемые подходы можно квалифицировать как «экономические», по преимущественному акценту их идеологии.
На первом этапе анализа акцентируется интерес не на управленческих решениях, направленных на малые и средние предприятия, а на реализуемом принципе идентификации объекта управления. Законодательные акты России, Германии, США, Японии и других стран различаясь в деталях, определяют следующие критерии отнесения субъектов к разряду малых и средних предприятий (табл. 1.2).
1. Юридический статус субъекта. Закон распространяется на индивидуальных предпринимателей и, практически все формы коммерческих юридических лиц, за исключением организаций с тем или иным государственным участием.
Таким образом, допускается использование статуса «малого предприятия» любым объединениям предпринимателей, с неограниченным количеством непосредственных учредителей и вкладчиков, в числе которых могут быть и юридические лица, в свою очередь, «скрывающие в себе» дополнительных участников. Это могут быть, как товарищества, общества с ограниченной ответственностью, так и акционерные общества, что по существу дискредитирует само понятие «малого предприятия».
2. Экономическая независимость деятельности, через недопущение аффилированности, в широком смысле (США), или участия в уставном капитале более чем на 25 % юридического лица, не являющегося субъектом малого и среднего бизнеса.
Данный критерий призван ограничить число «претендентов», скорректировать несовершенство организационно-правового подхода и не допустить использование предоставляемых льгот крупному бизнесу «завуалированному под малый». Однако реализация данного критерия, во-первых, все же не исключает предприятия, организованные крупными группами предпринимателей, а во-вторых, предполагает значительное количество контролирующих процедур со стороны государства, увеличения штата чиновников, и бюрократические сложности в получении статуса.
3. Экономические показатели: численность работников, объем выручки и размеры активов.
Подход, устанавливающий жесткие рамки ограничений экономического масштаба деятельности эффективен для определения субъекта в стационарном положении, но пренебрегает его динамическими характеристиками, перспективой развития, сдерживает качественный и количественный рост. Использование подобных критериев, поддерживает процесс вовлечения в предпринимательскую деятельность новых участников, их начального становления и укрепления, и в то же время стимулирует к «замораживанию», снижению активности на определенном этапе, при приближении к установленным показателям. В ситуации пограничного положения собственного предприятия между малым и средним, или средним и крупным бизнесом, предприниматель может удовлетвориться существующим положением, т.к. выгоды от достигнутых результатов, в силу получаемых льгот, могут незначительно отличаться от ожидаемых выгод при постепенном расширении деятельности. Искусственное сдерживание темпов развития влечет за собой стагнацию, потерю доли рынка, банкротство. Другим вариантом развития событий представляется тактика «накапливания потенциала» в льготном статусе в целях последующего «рывка» за границу ограничений, для занятия в новом правовом поле более устойчивого положения. Этот вариант чреват повышенным риском наложения административных и экономических штрафных санкций за неправомочное пользование льготами, что также грозит разорением. Кроме того, со стороны государства, необходимость контроля соблюдения установленных норм предполагает дополнительные расходы на содержание специальных структур.
4. Вид деятельности, отраслевая принадлежность. Общим для законодательств ряда стран (США, Швеция, Япония ...) является дифференцированный подход к определению пограничных экономических критериев для малого и среднего бизнеса в зависимости от вида деятельности или отраслевой принадлежности.
Такой подход рассматривается в качестве инструмента дополнительного стимулирования развития особенно важных для общества направлений экономики. Подразумевается, что частный капитал будет активней инвестироваться в те малые предприятия, которые в силу предоставляемых льгот, должны зарабатывать более высокую прибыль или иметь устойчивую перспективу развития. В отношении движения капитала, т.е. предпочтений инвесторов, вкладчиков, акционеров это предположение не вызывает серьезных сомнений. Однако, вмешательство в свободу выбора вида деятельности предпринимателя, фактическое ограничение, через нарушение конкурентного равноправия, вариативности, альтернативы использования собственных способностей, на деле угнетает активность и инициативность личности. Подобное положение может дезориентировать часть потенциальных предпринимателей в выборе направления приложения собственных усилий, и привести их предприятия к низкой конкурентоспособности или банкротству. Предполагаемое государством развитие экономической системы, чревато неэффективным использованием человеческого потенциала и снижением производства общественного блага по причине некорректного вмешательства в объективные экономические процессы.
Представляет интерес набор государственных стимулирующих мер по развитию малого и среднего бизнеса, предполагаемых в рамках данного подхода. Несмотря на значительные отличия в деталях, конкретных механизмах, и объемах поддержки малого предпринимательства в разных странах, между направлениями и используемым инструментарием нет принципиальных отличий, что позволяет рассмотреть их обобщенно и дать концептуальную оценку в целом (табл. 2) [9], [12], [13], [14].
Основные управляющие действия государства на всех уровнях власти сгруппированы по следующим направлениям:
1. Нормативно-правовое регулирование. Это направление включает в себя создание, совершенствование и корректировку, в соответствии с требованиями времени, законодательной базы по определению критериев малого и среднего бизнеса и мер по его поддержке. Предусматривается организация специальных государственных органов, отвечающих за реализацию принятой политики на всех уровнях власти и на всех территориях государства. Администрация малого бизнеса США (SBA), например, проверяет принимаемые правовые акты на соответствие их нормам законов о малом бизнесе и содействует их корректировке.
Претворение в жизнь политики государственного протекционизма, оказания существенной поддержки одной социально-экономической группе, являющейся частью общей социально-экономической системы (каковой представляется предпринимательство), обеспечение для нее особых условий повышения конкурентоспособности предполагает организацию специальных мер контроля недопущения «проникновения» в нее, не соответствующих установленным критериям, элементов. Контролю подлежат также органы, обеспечивающие реализацию таких мер, правомочность, компетентность, необходимость и достаточность их действий. Учитывая высокую степень разнородности малого предпринимательства в социальном, психологическом, национальном, культурном и других аспектах, а также чрезмерную дифференцированость мер поддержки, следует заметить, что контроль эффективности функционирования данного механизма требует приложения больших усилий. Данное обстоятельство приводит к росту числа государственных чиновников, расходов на их содержание и обеспечение деятельности.
2. Экономические льготы и помощь заключаются в упрощении финансовой отчетности и снижении налоговой нагрузки, предоставлении льготных кредитов и государственных гарантий по ним, безвозмездном субсидировании, передачи в пользование государственного имущества на льготных условиях, размещении госзаказов и т.п.
Это самый затратный и результативный, в краткосрочном периоде, комплекс мер. Стимулирующий эффект достигается за счет прямого снижения рисков, в основном, для начинающих предпринимателей, благодаря которому, увеличивается количество вновь открывающихся предприятий, вовлекаются в предпринимательскую деятельность сомневающиеся, не решающиеся открыть собственное дело в обычных условиях, граждане. Однако, «тепличные» условия начала бизнеса не всегда приводят к его успешному развитию, дезориентируя начинающего предпринимателя относительно реальных внешних рисков, что приводит к значительному числу банкротств новых предприятий по окончании срока действия льгот. Кроме того, как уже отмечалось выше, направление экономических ресурсов государства на поддержание не «малых» по сущности (количеству участников), а фактически, экономически «слабых» (низкий объем выручки, капитализация, число работников) предприятий снижает эффективность бюджетных расходов и экономики в целом. Привлекательность получения «искусственной» конкурентоспособности за счет привилегированного положения, а не благодаря использованию внутренних ресурсов (оптимизации затрат, повышению производительности труда, рентабельности и т.п.), не ограниченной по времени, может привести к появлению значительного числа не эффективных, слабых «паразитирующих» экономических субъектов.
3. Информационное обеспечение, консультационная поддержка и организация инфраструктуры. Эта группа мер, включающая в себя создание и поддержание различных информационных и аналитических комплексов, направленных на оказание соответствующих услуг малым предприятиям в области обучения и повышения квалификации, правового обеспечения, налогового и бухгалтерского сопровождения, маркетинга, логистики и т.п.
Оказание услуг подобного рода со стороны государства производит положительный долгосрочный эффект на развитие не только малого, но и вообще всего предпринимательства. В то же время, преимущественное использование таких ресурсов малыми предприятиями обусловлено недостаточностью собственных средств и не рациональностью организации подобных служб внутри небольших или начинающих компаний. Косвенный, не избирательный характер таких мероприятий стимулирует использование предлагаемых инструментов для повышения устойчивости и конкурентоспособности бизнеса, не нарушая условий рыночного равноправия. Таким образом, комплекс образовательных, информационных, организационных, консультационных и т.п. государственных услуг, можно считать инструментарием внутреннего воздействия на развитие малого предпринимательства, поддерживающим активное поведение личности, помогающим приобретение конкурентного преимущества за счет развития собственного интеллектуального потенциала с долгосрочным, пролонгированным эффектом.
Подводя итоги в анализе подхода к управлению развитием предпринимательства, основанного на классификации бизнеса по экономическому масштабу и видам деятельности, можно сделать вывод о том, что, в отличие от административного организационно-правового подхода, в нем учтена разнородность современного предпринимательства в отношении результатов деятельности и устойчивости экономического положения. Малое предпринимательство рассматривается в качестве основного объекта управления и получателя поддержки со стороны государства, в силу своего особого значения в обществе. За малым предпринимательством признается важнейшая роль механизма саморегуляции социально-экономических отношений, источника самозанятости и самообеспечения населения, «колыбели» крупного бизнеса.
Однако следует отметить, что подход, учитывающий только экономические параметры и игнорирующий характеристики масштаба группообразования, степени коллективности предпринимательской деятельности, не в состоянии объективно отразить само понятие «малого предпринимательства». В отношении такого подхода, более правомочным было бы понятие «слабого или не эффективного предпринимательства».
Таким образом, можно констатировать, что «ключ» к пониманию механизма управляемости такой особенной системы, как предпринимательство, лежит не только в области отраслевого, организационно-правового или исключительно экономического поля. Прежде всего, необходим комплексный подход, объединяющий все: социальные, политические, экономические и психологические аспекты предпринимательской деятельности, учитывающий интересы личности-предпринимателя и множественность факторов влияния на его поведение.

Таблица 2
Некоторые особенности «экономического» подхода к классификации и управлению предпринимательством [9], [12], [13], [14]
КатегорииКвалификационные признакиМетоды управления, стимулирования
организационныеэкономическиеорганизационныеЭкономические
Малые предприятия1. Определенные организационно-правовые формы: индивидуальные предприниматели и негосударственные коммерческие юридические лица.
2. Экономическая независимость: ограничение участия в капитале определенных лиц, контроль аффилированности.
3. Вид деятельности (США, Япония ...).
1. Количество работников до XX.
2. Объем выручки и (или) активов до YY.
1. Нормативно-правовое регулирование.
2. Создание инфраструктуры под­держки.
3.Информационное обеспечение.
4. Юридическая и другая консультационная помощь.
5. Проведение аналитических и маркетинговых исследований.
6. Бизнес-обучение и повышение квалификации.
1. Упрощенное и льготное налогообложение.
2. Льготное кредитование и субсидирование.
3. Льготные ставки аренды государственного имущества.
4. Привлечение к государ­ственным закупкам и заказам.
5. Поддержка внешней экономической деятельности.
Средние предприятия1. Количество работников от XX до XXX.
2. Объем выручки и (или) активов от YY до YYY.
Крупные предприятияВсе прочиеНе предусмотрены


Литература
1. Кочетков Г.Б., Супян В.Б. Корпорация: американская модель. — СПб.: Питер, 2005. — 320 с.
2. Гражданский кодекс РФ: офиц. текст. — Ростов н/Д: «Феникс», 2005 — С.3–67.
3. Налоговый кодекс РФ (часть 2): http://base.consultant.ru/cons/cgi/online (дата обращения 28.01.2014).
4. Инвестиции в Германии Правовые и налоговые аспекты © BEITEN BURKHARDT Rechtsanwдlte (Attorneys-at-law), 2012 http://www.bblaw.com/index.php?id=858&L=6&tx_ttnews[tt_news]=3994&cHash=a7ba1781a49564c684dd8fe564a5bb46 (дата обращения 28.01.2014).
5. Ковалева М.С. Выбор формы организации бизнеса в Германии зарубежными инвесторами: налоговый аспект // Налоговая политика и практика. — 2009. — № 10.
6. Федеральная налоговая служба РФ: http://www.nalog.ru/nal_statistik/forms_stat/otchet_svod/4161934 (дата обращения 03.02.2014).
7. Елькина Н.В, Чистякова О.В. Особенности организации и функционирования бизнеса в Германии // Известия ИГЭА. — 2003. — №3–4 (36–37). — С. 68–71.
8. Хайдер Ф. Самоуправляемые предприятия в Германии // Социол. исслед. — 2000. — № 3 — С. 70–78.
9. О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации [Текст] :федер. закон от 24 июля 2007 № 209- ФЗ (в ред. федер. законов от 18.10.2007 № 230-ФЗ, от 22.07.2008 № 159-ФЗ, от 23.07.2008 № 160-ФЗ, от 02.08.2009 № 217-ФЗ, от 27.12.2009 № 365-ФЗ, от 05.07.2010 № 153-ФЗ) // Интернет-версия справочно-правовой системы «Консультант Плюс». — http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW (дата обращения 12.02.2014).
10. Малый бизнес: проблемы и перспективы / Национальный ин-т системных исследований проблем предпринимательства // http://www.nisse.ru/business/article/article_1536.html?effort=#_Toc24380629 (дата обращения 15.02.2014).
11. Старкова Е.А. Анализ направлений упрощения системы учета для малых предприятий //Национальный ин-т системных исследований проблем предпринимательства // http://www.nisse.ru/business/article/article_506.html (дата обращения 11.02.014).
12. Александрин Ю.Н. Институты и инструментарий формирования эффективной системы государственного стимулирования малого бизнеса: опыт США // Общество: политика, экономика, право. — 2012. — №1. — С.101–109.
13. Шпынова А.И. Кредитование малых и средних предприятий: зарубежный и российский опыт / Национальный ин-т системных исследований проблем предпринимательства / http://www.nisse.ru/business/article (дата обращения 20.02.2014).
14. Государственная политика США в отношении предпринимательства и малого бизнеса // Национальный ин-т системных исследований проблем предпринимательства // http://www.nisse.ru/business/article (дата обращения 19.02.2014).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия