Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (50), 2014
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Казакова Т. П.
доцент кафедры менеджмента предприятия
Карагандинского государственного технического университета,
кандидат экономических наук


Становление системы казахстанских институтов развития в процессе формирования инновационной экономики
В статье рассмотрено формирование институтов развития в качестве ключевых инструментов национальной инновационной системы Казахстана. Показано, как государство обеспечивает этот процесс на организационном и правовом уровнях. Особое внимание уделено значению инвестиционных возможностей специализированных инвесторов как для развития отдельных участников инновационной деятельности, так и для экономики в целом
Ключевые слова: Республика Казахстан, инновационная модель экономического развития, национальная инновационная система, государственное регулирование инновационной деятельности, финансирование инновационной системы
УДК 338.246.025; ББК 65.05   Стр: 301 - 304

В научной литературе понятие институтов развития изначально определяется применительно к финансовым институтам, которые и описываются с теоретической и методологической стороны как институты развития по их влиянию на национальную экономику, в том числе на экономический рост, с учетом процессов глобализации. Однако сколько-нибудь строгого определения понятия «институты развития» не существует. Различные экспертные мнения в отношении этого предмета позволяют расширить рамки этого понятия. С учетом разных форм влияния на процессы развития и продвижения инноваций в современных условиях под институтом развития можно понимать такую организационно-правовую форму, которая:
— создается по инициативе и с участием государства;
— выполняет функцию компенсации «провалов рынка», собственно и поддерживая этим национальное экономическое развитие;
— финансируется за счет разовых вложений государства или на основе регулярного бюджетного финансирования;
— ориентируется на долгосрочную перспективу достижения стратегических целей национального экономического развития и наделяется автономией от государства в принятии тактических решений;
— использует механизмы государственно-частного партнерства.
В частности, некоторые российские исследователи вносят ограничения в определение понятия институтов развития, полагая, что оно в настоящее время слишком размыто — коль скоро его стали относить практически к любым организациям, создаваемым государством для поддержки науки и инноваций. Поэтому, например, предлагается считать институтами развития «организации, которые государство наделило достаточными ресурсами для целенаправленного создания инновационной экосистемы, в том числе комплексного воздействия на формирование и развитие связей в инновационной сфере» [1]. Опираясь на это определение, можно было бы назвать институтами развития те институциональные образования, которые являются системными элементами механизма инновационного развития, устойчиво воспроизводят систему инновационной экономики. Иными словами, данная трактовка отражает более широкую роль институтов развития, нежели только инвестиционную. Это обусловлено тем, что в сложившейся практике они являются частью механизма национальной инновационной системы (НИС). То есть само понятие «институты развития» обретает смысл только тогда, когда национальное правительство политически привержено созданию НИС. Только тогда институты развития могут появиться де-факто, в рамках государственной экономической политики, не просто декларирующей переход к НИС, но реально выстраивающей систему инновационного развития конкретной национальной экономики.
Новообразованные государства из бывших советских республик вынуждены реагировать на вызовы глобализации, в том числе на ее стратегический императив перехода к НИС, имея для такого перехода объективно далеко не лучшие стартовые условия, связанные с распадом советской экономической системы. Среди бывших советских республик в их новой истории самостоятельных государств выделяется Казахстан, где, по экспертному признанию, довольно успешно осуществлен переход к рыночной экономике. Однако введение в казахстанскую экономику рыночных институтов не решило задачу построения НИС, и необходимость полноценного решения этой задачи правительство Казахстана понимает, декларируя свою политическую приверженность национальному инновационному развитию. Так, уже в начале текущего столетия в «Стратегии индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003–2015 годы» ставилась цель достижения устойчивого развития страны путем диверсификации отраслей экономики как условия перехода в долгосрочной перспективе к экономике высокотехнологичных услуг [2]. При этом в документе подчеркивалась важность соответствующей перестройки системы государственного управления. Первостепенной задачей была обозначена необходимость создания сети институтов развития — системы, которая целенаправленно работала бы на национальное индустриально-технологическое преобразование экономики, другими словами, на НИС. На первом этапе реализации данной Стратегии эту единую систему институтов развития, функционирующую на принципах децентрализации, специализации, конкуренции и прозрачности, составили Банк развития Казахстана, Инвестиционный фонд Казахстана, Национальный инновационный фонд, Центр инжиниринга и трансферта технологий, Корпорация по страхованию экспорта. В программном документе были определены центральные направления государственной политики в данной сфере:
— образование специализированных венчурных фондов с целью направления венчурного капитала в научно-техническую и инновационную среду;
— разработка форм и методов государственной поддержки субъектов инновационной деятельности;
— создание инновационной инфраструктуры, представленной субъектами инновационной
деятельности государственного, межотраслевого, отраслевого и регионального уровней.
К 2009 году сформировалась структура действующих национальных институтов развития, перечень которых был утвержден постановлением Правительства Республики Казахстан. В их число вошли Национальный инновационный фонд, Фонд науки, Центр инжиниринга и трансферта технологий, КазАгроИнновация, Казахстанский центр модернизации и развития жилищно-коммунального хозяйства [3]. Отдельно позиционировался Банк развития Казахстана (БРК), основной задачей которого с начала его образования в 2000 году является привлечение прямых инвестиций в экономику страны. В соответствии с Уставом БРК, эта финансовая организация также относится к национальным институтам развития, специализируясь на финансировании крупных проектов в несырьевом секторе экономики [4].
При переходе к новой системе планирования Государственной программой по форсированному индустриально-инновационному развитию Казахстана на 2010–2014 годы в качестве ключевой меры обеспечения национального индустриально-инновационного развития обозначено формирование оптимальной модели привлечения и распределения капитала по каналам государственных институтов в увязке с параметрами государственного бюджета. Предусмотрено создание технопарков и других элементов инновационной инфраструктуры с задачей рыночного внедрения местных инновационных разработок, а также создания и поддержания базы данных для промышленных структур — по потребностям и возможностям решения конкретных технических и технологических проблем, по существующим научно-техническим разработкам, предлагаемым отечественными инноваторами. На казахстанские институты развития возложена, в числе основных, задача привлечения средств международных институтов развития для осуществления инновационных проектов [5].
Предполагается расширять каналы привлечения прямых иностранных инвестиций через повышение инвестиционной привлекательности специальных экономических зон, унифицировать систему операторов и агентов финансовой поддержки отечественных предприятий и инвестиционных проектов, а также ее инструментов.
В сопутствующих программах развития территорий и бюджетной программе «Дорожная карта бизнеса 2020» конкретизирована роль каждого института, механизмы их контактов с местными исполнительными органами и бизнесом, а также источники финансирования их деятельности [6]. В Стратегическом плане развития республики до 2020 года, предполагающем ускорение диверсификации экономики путем форсированного перехода к индустриально-инновационному развитию, сказано, что в осуществлении этой стратегии государство будет отдавать приоритеты высокоэффективным инновационным проектам, соблюдая открытость и прозрачность процессов их финансирования [7]. Запланировано введение стандартов финансовой и экономической прибыльности для всех проектов, реализуемых за счет государственного финансирования. С учетом положительного зарубежного опыта будет усилена оценка инвестиционных проектов, финансируемых государством. Предусматривается переход к частной инновационной инициативе — через реализацию совместно с инвесторами флагманских проектов.
Реалиям времени отвечает и казахстанская концепция «зеленой экономики» — программа глубоких системных преобразований, призванных повысить качество жизни в республике и ввести страну в число 30-ти наиболее развитых стран мира [8]. Основные задачи перехода к новому формату:
— рост эффективности использования природных ресурсов и управления ими;
— модернизация сформированной к настоящему времени инфраструктуры и формирование принципиально новых ее элементов, в соответствии с требованиями сохранности среды обитания.
Предполагаемый объем инвестиций, необходимых для осуществления проекта «зеленой экономики» — примерно 1% ВВП (3–4 миллиарда долларов США) ежегодно. Причем основную долю инвестиций планируется привлечь за счет средств частных инвесторов. «Зеленая экономика» потому так и называется, что требует от государственного управления, бизнеса, общества повышенной ответственности за состояние окружающей среды. И такая ответственность — неотъемлемая часть современного состояния национальной инновационной системы. НИС и «зеленая экономика» — две стороны одной медали: если индустриальное развитие обращало мало внимания на охрану окружающей среды и во многом разрушало ее, то постиндустриальное, или индустриально-инновационное развитие, напротив, предусматривает единство технологического прогресса и экологического благополучия.
В Послании Президента Республики Казахстан «Стратегия «Казахстан-2050» в отношении инновационной политики на долгосрочную перспективу сказано: «Мы должны быть активными участниками третьей индустриальной революции, которая меняет само понятие производства, вызывает к жизни новый тип предпринимательства, кооперируя бизнес и науку форме исследований и разработок, обеспечивающих инновационное развитие. Мы должны быть максимально реалистичными и прагматичными, сосредотачиваясь на рентабельных исследованиях и разработках, трансферте необходимых стране технологий и обучении специалистов для их использования, участии в масштабных международных научно-исследовательских проектах, разработке четких «дорожных карт» по формированию перспективных национальных кластеров» [9].
В Казахстане с 2012 года действует закон «О государ­ственной поддержке индустриально-инновационной деятельности», который определяет функции институтов развития, рассматриваемых в качестве уполномоченных государ­ством органов, осуществляющих содействие инновационной деятельности в промышленности, продвижению передовых технологий, привлечению инвестиций, развитию экспорта и т.д. Законом предусмотрены следующие меры государ­ственной поддержки субъектов индустриально-инновационной деятельности:
— финансирование (в том числе — совместное) проектов;
— предоставление субъектам инновационной деятельности гарантийных обязательств и поручительств по займам;
— кредитование под реализацию инновационных проектов;
— инвестирование в уставные капиталы;
— гарантированные заказы;
— предоставление инновационных грантов на безвозмездной основе для реализации перспективных проектов;
— обеспечение кадровыми ресурсами, отвечающими современным потребностям;
— обеспечение инженерно-коммуникационной инфраструктурой;
— предоставление земельных участков и прав пользования недрами;
— поддержка отечественных товаропроизводителей;
— привлечение внешних инвестиций;
— продвижение экспорта продукции обрабатывающего сектора и отечественного сектора услуг [10].
В соответствии с этими документами в Казахстане предприняты определенные практические шаги по дальнейшему развитию системы институтов развития, которая к настоящему времени имеет конкретные стратегические цели, а также механизмы и инструменты деятельности.
Что касается финансирования индустриально-инновационной деятельности, то эта проблема до сих пор является ключевой для казахстанской экономики. Многие из созданных в республике институтов развития отвечают назначению финансовых по таким общепринятым признакам, как:
— законодательно обозначенные стратегические цели;
— финансирование только общественно значимых и эффективных проектов;
— применение многообразных механизмов государственно-частного партнерства;
— проявление мультипликативных эффектов;
— наличие внешних бенефициаров [11].
В мире накоплен опыт использования свыше 750 финансовых инструментов поддержки инновационной экономики в лице банков и агентств развития, экспортно-импортных банков, экспортных и страховых экономических долговых агентств, финансовых корпораций, инвестиционных фондов, венчурных фондов, суверенных фондов и т.д. В этих же целях используются и нефинансовые структуры: специальные экономические зоны, технополисы, технопарки, научно-внедренческие инновационные центры и агентства, научные фонды, промышленные союзы, образовательные и экспертно-аналитические центры, различные корпорации и ассоциации и др.
Результаты аналитических исследований в этой области указывают на особую важность государственной финансовой поддержки коммерциализации знаний и в целом — инновационного развития. Экспертами доказывается, что такая государственная поддержка ведет к повышению производительности организаций и устойчивому развитию как отдельных субъектов, так и экономики в целом. Однако нужны определенные условия для нормальной работы таких механизмов, как конкуренция на внутреннем рынке, управление, мобильность рабочей силы, участие в международной торговле, научных исследованиях и разработках и т.д. Создание государством соответствующих структурных условий — главная задача в осуществлении проекта НИС, иначе государственная финансовая поддержка национального индустриально-инновационного развития не будет эффективной, и само это развитие не состоится [12].
Успешный опыт строительства НИС в развитых и динамично развивающихся странах — США, Китае, Финляндии, Израиле и других — демонстрирует усилия соответствующих национальных правительств по формированию институциональной и структурной среды инновационной экономики. Так, «Стратегия-2020» Европейского союза (ЕС) побуждает страны, вступающие в ЕС, а также другие страны Европы и Центральной Азии рассматривать вопрос о введении у себя инструментов стимулирования инновационного развития.
Объективная необходимость государственного обеспечения инновационного процесса обусловлена еще таким «провалом рынка», как информационная асимметрия между создателями и инвесторами инноваций. Действительно, часто существует значительный разрыв между информацией, которой владеют создатели инноваций, придумывающие новые идеи и ищущие средства для реализации этих идей, и оценкой такой информации инвесторами, как правило, не всегда понимающими, что им предстоит инвестировать, слабо вникающими и в техническую сторону дела. Поэтому инвесторы — всегда скептики в отношении возможной отдачи от вложения в разработку новых технологий, что объясняется отсутствием аналогий. Предприниматели же, которые могли бы предложить привлекательную доходность инвестиций и тем самым снизить инвестиционные риски, не обязательно интересуются инновациями, либо не имеют необходимой информации. Особо актуально это для предприятий малого и среднего бизнеса (МСБ). Словом, информационная асимметрия служит серьезным препятствием для кредиторов или долевых инвесторов в прогнозировании доходов от инвестиций в инновационные проекты, что делает проблемным финансирование таких проектов. Типичная начинающая компания или индивидуальный инновационный предприниматель, не имея возможности продемонстрировать движение денежного или иного обеспечения, лишены доступа к традиционным источникам финансирования, испытывают его дефицит. В этих случаях предприниматели, разумеется, не будут финансировать инновации (или будут финансировать их весьма слабо), притом, что инновационные проекты, которых обходит финансирование, могут иметь высокую социальную отдачу.
Подобный дефицит финансирования детально изучен на примере США, тем более показательном, что экономика Соединенных Штатов — одна из наиболее передовых экономик в отношении институционального и структурного обеспечения инновационного развития. Эксперты демонстрируют, что даже в такой де-факто инновационной экономике на раннем этапе реализации инновационных проектов практически полностью отсутствует инвестирование со стороны институциональных инвесторов. Финансируют инновационные проекты преимущественно фирмы (но только если они имеют для этого ресурсы), специализированные учреждения, а также правительство (рис. 1) [13].
Исследователи подчеркивают важность специализированных инвесторов инновационных процессов (инвесторов, имеющих навыки оценки инвестиционных рисков и управления такими рисками) — «ангелов бизнеса». Это инновационные фирмы, готовые инвестировать полученные в других мероприятиях доходы в высоко рискованные инновационные проекты. Не менее важно правительственное финансирование, преследующее более широкие цели государственной политики [14]. Опыт США в финансировании инновационных процессов имеет важное значение для стран с переходной экономикой. Короткая пока история рыночной экономики в этих странах не позволяет обеспечить реальную институциональную и структурную базу для инновационного развития за счет внутреннего финансирования предприятий и рисковых инвесторов.
Рис.1. Финансирование на ранних стадиях инновационных проектов в США
Функционирование в переходных экономиках «ангелов бизнеса» проблематично не только с финансовой точки зрения, но и обусловлено отсутствием опытных управленцев, информированных брокеров и тех, кто имеет связи с формальными и неформальными объединениями предпринимателей и создателями инноваций. Попросту говоря, в переходных экономиках «ангелы бизнеса» пока отсутствуют, что делает проблему информационной асимметрии и дефицита финансирования в сфере инновационного развития гораздо острее, чем в развитых экономиках.
Поэтому в качестве одной из узловых проблем для казахстанских предприятий выступает вопрос доступности финансирования. Финансовые ограничения сдерживают развитие казахстанских предприятий, отрицательно влияют на уровень их конкурентоспособности [15]. По данным социологических исследований, 56% фирм в РК назвали ограниченный доступ к финансированию значительным препятствием для своего роста [16]. Основной фактор такого состояния дел — финансовый сектор, не способный в полной мере удовлетворять потребности частного бизнеса, особенно предприятий МСБ в периферийных районах.
В докладе о глобальной конкурентоспособности (Global Competitiveness Report) на Всемирном экономическом форуме (ВЭФ) в 2013 году Казахстану было присвоено 103-е из 148 мест по уровню развития. Опрос руководителей функционирующих в Казахстане отечественных и иностранных предприятий показал, что низкая вероятность целевого финансирования и условия кредитования бизнеса (при достижении процентных ставок до 14,3%), представляют собой первостепенные проблемы, значительно осложняющие непосредственное ведение бизнеса в РК [15]. При этом малым и средним предприятиям гораздо труднее получить банковские займы, чем крупным компаниям, приносящим, как правило, больше прибыли и способным предоставить гарантии по получаемым кредитам. В целом уровень обеспечения казахстанских предприятий банковскими кредитами упал со 150% в 2005 году до 92% в 2012 году [17] и остается непредсказуемым, причем в 2011 году на долю кредитов для малых и средних предприятий пришлось менее 15% всех коммерческих займов [15].
Твердая экспертная констатация состоит в том, что объем долгосрочных заемных ресурсов, который способен предложить казахстанский частный финансовый сектор, неадекватен инвестиционным потребностям национальной экономики. Снять эти барьеры на пути к национальному индустриально-инновационному развитию собственно и предполагается путем реализации концептуальных основ дальнейшего совершен­ствования отечественной НИС.
Свидетельством тому является системная работа государства в этом направлении, постоянный пересмотр места и роли в ней институтов развития. Так, в 2012 году был модифицирован и утвержден в новом формате их перечень, включая уполномоченные государством (и имеющие государственную долю участия в них не менее 50 процентов) организации, призванные реализовывать в той или иной сфере поддержку инновационной деятельности. Функции институтов развития при этом конкретизированы, четко обозначена общая направленность каждого из них. Так, в области технологического развития ведущим оператором выступает АО «Национальное агентство по технологическому развитию», в области привлечения инвестиций — АО «Национальное агентство по экспорту и инвестициям «KAZNEX INVEST», в области развития индустрии — АО «Казахстанский институт развития индустрии». Общая система институтов развития теперь более упорядочена и расширена. Тем не менее, сложившуюся иерархию нельзя назвать совершенной. Работа по оптимизации деятельности институтов развития продолжается, высокая эффективность их деятельности требует дальнейших шагов по обеспечению согласованности, своевременного мониторинга, централизованной координации.


Литература
1. Дежина И. Институты развития: что известно об их эффективности? // Инновации. — 2013. — 126. — С.4. // URL:http://trv-science.ru/2013/04/09/instituty-razvitiya-chto-izvestno-ob-ikh-ehffektivnosti/ (дата обращения: 13.03.2014)
2. Указ Президента Республики Казахстан «О Стратегии индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003–2015 годы» от 17 мая 2003 года N 1096 // САПП Республики Казахстан. — 2003. — № 23–24. — ст. 217.
3. Об утверждении перечня институтов инновационного развития. Постановление Правительства Республики Казахстан от 6 августа 2009 года № 1201. Утратило силу постановлением Правительства Республики Казахстан от 11 мая 2012 № 605.
4. Банк развития Казахстана. Нормативно-правовые акты. URL: http://www.kdb.kz/ru/about/acts/ (дата обращения: 13.03.2014)
5. «Государственная программа по форсированному индустриально-инновационному развитию Республики Казахстан на 2010–2014 годы». URL: http://www.mint.gov.kz/?id=42 (дата обращения: 13.03.2014)
6. Программа «Дорожная карта бизнеса 2020». URL: http://www.damu.kz/3146 (дата обращения: 13.03.2014)
7. Стратегический план развития Республики Казахстан до 2020 года. Утвержден Указом Президента Республики Казахстан от 1 февраля 2010 года № 922. URL: http://minplan.gov.kz/2020/ (дата обращения: 13.03.2014)
8. Концепция по переходу Республики Казахстан к «зеленой экономике». URL: http://www.eco.gov.kz/files/Concept_Rus.pdf (дата обращения: 13.03.2014)
9. Послание Президента Республики Казахстан Н.Назарбаева народу Казахстана. 14 декабря 2012 г. Стратегия «Казахстан-2050». Новый политический курс состоявшегося государства // официальный сайт Президента РК.
10. О государственной поддержке индустриально-инновационной деятельности. Закон Республики Казахстан от 9 января 2012 года № 534-IV // Казахстанская правда. — 2012, №29. — 26 янв.; «Егемен Қазақстан» 2012 жылғы 26 қаңтардағы № 37–38 (27110).
11. Мельников Р.М. Результативность и эффективность российских финансовых институтов развития: подходы к оценке и пути повышения // Финансы и кредит. — 2012. — №21. — С.3.
12. Goldberg I.,Goddard J., Kuriakose S., J.Racine. Igniting Innovation: Rethinking the Role of Government in Emerging Europe and Central Asia Europe and Central Asia Region. The World Bank. 2011; Schoar А., the Divide between Subsistence and Transformational Entrepreneurship // Innovation Policy and the Economy. — 2010. — №10. — Р. 57–81.
13. Auerswald, Philip E., and Lewis M. Branscomb. Valleys of Death and Darwinian Seas: Financing the Invention to Innovation Transition in the United States // Journal of Technology Transfer. — 2003. — № 28 (3–4): 227–239.
14. Goldberg I.,Goddard J., Kuriakose S., J.Racine. Igniting Innovation: Rethinking the Role of Government in Emerging Europe and Central Asia Region. The World Bank. 2011; Hellmann T. and Puri M. The Interaction between Product Market and Financing Strategy: The Role of Venture Capital // Review of Financial Studies. — 2000. — №13: 959–84; Samuel S. Kortum and Josh. Lerner. Assessing the Contribution of Venture Capital to Innovation // Rand Journal of Economics. — 2000. — 31: 674–92.
15. Улучшение доступа к финансированию в агропромышленном комплексе Казахстана. Доклад ОЭСР. Январь 2013. С.16. URL: http://www.oecd.org/investment/psd/УЛУЧШЕНИЕ ДОСТУПА К ФИНАНСИРОВАНИЮ.pdf (дата обращения: 13.03.2014)
16. World Bank. Kazakhstan Public Expenditure and Institutional review for the Agricultural Sector, 24 February 2010.
17. EBRD-World Bank. Business Environment and Enterprise Performance Survey (BEEPS), 2012. URL: www.ebrd.com/pages/research/economics/data/beeps.shtml, accessed 10 September 2011. (Дата обращения: 13.03.2014).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия