Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (50), 2014
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Хабыева А. М.
педагог Государственной школы-интерната для особо одаренных детей (г. Ашхабад, Туркменистан),
магистр права


Актуальные вопросы вступления Туркменистана в ВТО
В статье выявлены ключевые проблемы, связанные с процессом присоединения развивающихся стран к Всемирной торговой организации. Даны рекомендации по использованию опыта других государств и всех возможностей нормативно-правовой базы ВТО для обеспечения успеха переговорного процесса с учетом национальных интересов Туркменистана
Ключевые слова: Туркменистан, ВТО, Всемирная торговая организация, страна-соискатель, правовая база, ввозные таможенные пошлины
УДК 339.924; ББК 65.428   Стр: 330 - 333

Нарастающие тенденции экономической глобализации в современном мире поставили перед Туркменистаном задачу активной интеграции в мировое хозяйство и систему международных экономических отношений. Достижение поставленной задачи возможно только на основе использования такого инструмента регулирования и координации международного движения товаров и услуг, каким является Всемирная торговая организация (ВТО). Именно поэтому в начале 2013 года Туркменистан выразил заинтересованность в рассмотрении вопроса о вступлении в ВТО.
Учитывая перспективу участия Туркменистана в деятельности Всемирной торговой организации, изучение международного опыта в вопросах адаптации и ведения переговоров о вступлении в ВТО, ее правовой базы и принятия обязательств по либерализации внешнеторгового режима с учетом национальных интересов, приобретает особую актуальность и имеет важное практическое значение.
Следует заметить, что процесс присоединения к Всемирной торговой организации достаточно длительный и в среднем составляет 10 лет. Грузия и Кыргызстан присоединились к ВТО за более короткий срок. Беларусь, Узбекистан и Казахстан, подавшие заявки в середине 90-х годов, все еще находятся на переговорной стадии процесса присоединения к ВТО. Таджикистан стал членом ВТО через 12 лет после подачи официальной заявки, а Россия — через 17 лет.
Продолжительность процедуры вступления обусловлена главным образом тем фактом, что принятие в члены Всемирной торговой организации осуществляется на основе консенсуса всех стран-членов ВТО. Как правило, решение о присоединении определяется результатами работы рабочей группы ВТО, которая, изучив сложившиеся в стране-соискателе внешнеторговый режим, нормативно-правовую среду и предлагаемые объемы обязательств по открытию внутреннего рынка товаров и услуг, дает рекомендации Генеральному Совету относительно приема страны в члены Всемирной торговой организации.
В процессе переговоров о присоединении к ВТО в основном обсуждаются два блока вопросов. Во-первых, члены рабочей группы выявляют соответствие существующей правовой базы соискателя нормам и правилам Всемирной торговой организации и определяют необходимость внесения в нее требуемых изменений и поправок. Отметим, что если ряд технических аспектов, являющихся предметом изучения членами рабочей группы (таможенные тарифы и таможенная оценка, национальные стандарты и субсидии), являются относительно четкими и ясными, то другие вопросы, например, требование ВТО о рыночном характере экономики соискателя или правомочность участия страны в региональных торговых соглашениях с точки зрения норм ВТО — носят субъективный характер.
Во-вторых, предметом острых дискуссий в переговорном процессе являются вопросы открытия внутреннего рынка товаров и услуг для государств-членов ВТО. Последние требуют от страны-соискателя принятия определенных, имеющих связанный характер, обязательств, например, по ввозным таможенным пошлинам, сельскохозяйственным субсидиям, регулированию национального рынка услуг. Связанные ввозные таможенные пошлины представляют собой обязательство соискателя не устанавливать тариф на импорт выше определенного, согласованного с государствами-членами ВТО, уровня. При этом соискатель также обязуется осуществить последовательное сокращение связанных ввозных таможенных пошлин в течение т.н. имплементационного периода, равного в среднем 7 годам после вступления в ВТО.
В процессе переговоров о ставках связанных ввозных таможенных пошлин Туркменистану, как и любой другой стране, планирующей присоединиться к ВТО, следует учесть три обстоятельства.
Во-первых, рабочая группа ВТО обычно требует от страны-заявителя связать ввозной таможенный тариф на промышленные товары на уровне, в два раза превышающем уровень стран, входящих в ОЭСР [1]. В этом случае, средневзвешенный тариф на импорт промышленных товаров составил бы 10%. Отметим, что требование достижения 10% связанной ставки импортной пошлины на промышленные товары является во многом спорным и не имеющим под собой солидного количественного обоснования. Более того, ставки ввозных таможенных пошлин в ряде развивающихся стран-членов ВТО, даже после либерализации внутреннего рынка товаров в соответствии с Уругвайским раундом переговоров, составляли в свое время 13% при среднем связанном тарифе на импорт — 20%. Ставки фактических ввозных таможенных пошлин на промышленные товары Индии достигали в определенный период 29% при среднем связанном тарифе на импорт в 34% [2].
В истории ВТО лишь небольшое количество стран принимали на себя обязательство по сокращению тарифа на импорт промышленных товаров до 10%. Например, Эстония согласилась применять в течение нескольких лет нулевую ставку ввозных таможенных пошлин на все промышленные товары. Кыргызстан обязался сократить ставки импортной пошлины на уровне менее 10%.
Очевидно, что в процессе переговоров о присоединении к ВТО рабочая группа будет настаивать на принятии страной-соискателем обязательств по ускорению темпов сокращения как таможенных пошлин на импорт, так и продолжительности имплементационного периода. Однако, переговорной делегации соискателя следует осторожно отнестись к таким рекомендациям рабочей группы, сравнив предлагаемый ей график либерализации внутреннего рынка товаров с темпами открытия рынков существующих членов ВТО, находящихся примерно на той же стадии экономического развития, что и страна-соискатель. Практика показывает, что рабочая группа предъявляет более жесткие требования к соискателю, чем к странам, ранее вступившим в ВТО. Такого рода двойные стандарты кардинальным образом противоречат фундаментальному принципу, который был положен при учреждении ВТО [3].
Во-вторых, налоговая система и налоговое администрирование многих развивающихся стран, включая Туркменистан, отличаются слабостью и низкой эффективностью с точки зрения сборов внутренних налогов. Эти страны характеризуются относительно высоким уровнем сборов налогов при осуществлении трансграничной торговли, поэтому от 10 до 20% государственных доходов формируются за счет ввозных таможенных пошлин и пошлин на экспорт природных ресурсов. Поэтому ускорение темпов либерализации внешнеторгового режима страны-соискателя могут привести к проблеме наполняемости ее бюджета и соответственно к сужению возможностей выполнения социальных обязательств и усиления экономического роста.
В-третьих, промышленность многих развивающихся стран, как правило, специализируется на производстве комплектующих или компонентов, конкурентоспособность которых на внешнем рынке достаточно высока. Доля предприятий, выпускающих готовую продукцию, в структуре промышленного производства, напротив, незначительна. Поэтому, в процессе переговоров с рабочей группой о пошлинах на импорт Туркменистану целесообразно принять обязательства по относительно низким ставкам связанных ввозных таможенных пошлин по конкурентной промышленной продукции, выпускаемой предприятиями национальной индустрии, и по сравнительно высоким связанным тарифам на импорт готовой промышленной продукции. При этом средневзвешенные ставки связанных ввозных таможенных пошлин могут быть в пределах 10%. Например, если средневзвешенный тариф на импорт по половине товарных позиций Вьетнама варьировал в пределах 0-5%, то ставка ввозной таможенной пошлины на готовую продукцию составляла 60%.
Таким образом, в процессе переговоров с рабочей группой о средневзвешенных ставках связанных таможенных пошлин стране-соискателю целесообразно принять обязательство по фиксации тарифов на импорт на уровне стран-членов ВТО с примерно такими же показателями экономического развития. При этом защиту конкурентоспособных отраслей национальной индустрии, выпускающей промежуточную продукцию, можно будет обеспечить относительно низким связанным тарифным барьером на импортные аналоги и высокой ставкой ввозной таможенной пошлины на конечную продукцию. По мере сокращения связанной ввозной таможенной пошлины на готовую продукцию целесообразно принять меры по усилению налогового администрирования и повышению уровня собираемости пошлин и налогов.
Одним из важнейших и дискуссионных вопросов в переговорном процессе о вступлении в ВТО является определение допустимых мер поддержки национального сельского хозяйства.
Обычно, соискатели должны принять обязательства по замене количественных ограничений на импорт сельскохозяйственной продукции (система квот) на тарифные ограничения. Во-вторых, субсидии на производство продукции, оказывающие значительный искажающий эффект на торговлю (субсидии, входящие в т.н. «янтарную», или «желтую» корзину) должны быть сокращены и постепенно отменены. Определенный перечень субсидий, не оказывающих искажающий эффект на торговлю (входящие в «зеленую» корзину), могут быть сохранены. В-третьих, экспортные субсидии на сельскохозяйственную продукцию также должны быть связаны и с течением времени отменены.
Туркменистану в процессе переговоров о присоединении к ВТО следует иметь в виду, что перевод количественных ограничений на импорт сельскохозяйственной продукции в тарифные ограничения может быть осуществлен принятием целевых связанных ставок ввозных таможенных пошлин. При этом представляется возможным не проводить достаточно трудоемкие расчеты эквивалентности тарифов количественным ограничениям, что представляется крайне затруднительным в условиях слабой таможенной статистики развивающихся стран.
Процесс трансформации субсидий на производство сельскохозяйственной продукции в импортные пошлины, как это определяется Приложением 3 Соглашения по сельскому хозяйству, связан с расчетом агрегированного показателя поддержки (АПП) для каждого вида продукции, являющейся основной для национального аграрного сектора.
Проведение расчетов АПП является дискуссионным вопросом и в целях обеспечения необходимой защиты национального сельского хозяйства, переговорной делегации Туркменистана следует предварительно определить, прежде всего, базисный период, который явится основой расчета, и порядок индексации АПП для учета инфляции.
Для упрощения расчетов уровня АПП члены рабочей группы могут рекомендовать Туркменистану принять «минимальную процентную долю» обязательства (de minimis), как это предусмотрено статьей 6.4 Соглашения по сельскому хозяйству. «Минимальная процентная доля» предусматривает принятие обязательств по ограничению мер государственной поддержки (субсидий), входящих в «янтарную корзину», на уровне 5% стоимости производства основных сельскохозяйственных продуктов. Для развивающихся стран «минимальная процентная доля» составляет 10% стоимости производства. Отметим, что предлагаемые 10% ограничения незначительны сравнительно с объемами субсидирования сельского хозяйства в странах ОЭСР. Поэтому требования рабочей группы к стране-заявителю о сокращении объемов субсидий могут быть безосновательны без равновеликого снижения их объемов в развитых странах или в странах с примерно одинаковым уровнем экономического развития, что и страна, вступающая в ВТО.
Таким образом, Туркменистану в процессе обсуждения вопросов субсидирования национального сельского хозяйства следует, прежде всего, выбрать наиболее приемлемый период для расчета АПП, объем которого подлежит индексации с учетом темпов инфляции. Что касается собственно ставок связанных ввозных таможенных пошлин, то принятие обязательств в этом отношении целесообразно увязать с равноценным сокращением объемов субсидирования в странах ОЭСР. При этом ряд мер государственной поддержки сельского хозяйства страны следует перевести из «янтарной» корзины в «зеленую».
Многосторонние торговые отношения однозначно предполагают, что экономика стран-членов ВТО является рыночной, и все экономические агенты действуют в стране, исходя из коммерческих соображений. Статья XVII ГАТТ 1994 обязывает страны-члены ВТО не только уведомлять о наличии государственных предприятий и предприятий с исключительными или специальными привилегиями, но и обеспечить деятельность таких предприятий на основе коммерческих соображений.
В экономике многих странах, которые стали членами ВТО в недавнем прошлом, в свое время доминировали государственные предприятия и предприятия с исключительными или специальными привилегиями. Так, в Королевстве Саудовская Аравия государственные торговые предприятия осуществляли контроль над розничной торговлей продовольствием и топливом, а также принимали активное участие в процессе формирования внутренних цен на уровне ниже мировых [4]. В Туркменистане государственные предприятия превалируют в сфере производства и реализации углеводородных ресурсов и электроэнергии.
В нормах и правилах ВТО не существует запрета на деятельность государственных торговых предприятий, равно как нет требований об осуществлении широкомасштабной приватизации в странах-соискателях. Вместе с тем, процесс переговоров о вступлении в ВТО может проходить более плавно и без особых препятствий, если соискатель сможет достаточно убедительно продемонстрировать, что, несмотря на доминирующую роль, которую играют государственные торговые предприятия в национальной экономике, их деятельность основывается исключительно на коммерческих соображениях. Применительно к Туркменистану, где в обозримом будущем не планируется процесс разгосударствления предприятий топливно-энергетического комплекса, перевод деятельности государственных нефте-и газодобывающих и электроэнергетических компаний в коммерческое русло в условиях вступления страны в ВТО приобретет особую актуальность.
Одним из важнейших вопросов, который предстоит решить Туркменистану при подготовке к присоединению к ВТО, является принятие обязательств по открытию рынка услуг.
Либерализация мирового рынка услуг регулируется в рамках ВТО Генеральным соглашением по торговле услугами (ГАТС), который определяет четыре возможных метода предоставления услуг, приводит основные обязательства стран-членов ВТО (например, о режиме наибольшего благоприятствования, национальном режиме, прозрачности, процессе регулирования внутреннего рынка услуг), детально описывает меры, которые являются предметом обязательств (например, по ограничению числа поставщиков услуг или типов юридических лиц, которые могут предоставлять услуги) и перечисляет различные исключения из обязательств ГАТС (например, исключения из режима наибольшего благоприятствования, субсидий, государственных заказов, платежного баланса, национальной безопасности) [5]. Соответственно, перечень специфических обязательств по услугам стран-членов ВТО состоит из трех частей: во-первых, горизонтальные обязательства, которые охватывают все сектора сферы услуг, и имеют отношение, например, к субсидиям и иным формам государственной поддержки, к участию в приватизации, к видам коммерческого присутствия, к предоставлению услуг общего назначения; во-вторых, секторальные обязательства по конкретным видам услуг — деловые услуги, услуги в области связи, услуги телекоммуникаций, финансовые услуги, транспортные услуги и др.; в-третьих, ограничения доступа на рынок и ограничения национального режима.
Для большинства развивающихся стран вопросы открытия внутреннего рынка услуг являются наиболее острыми. Сектор услуг таких стран и, прежде всего, сектор финансовых и деловых услуг только начинает зарождаться, а среди предприятий, которые предоставляют услуги, доминируют государственные компании, являющиеся, как правило, рыночными монополистами. Поэтому, ускоренная либерализация и открытие рынка услуг иностранным компаниям, особенно в Туркменистане, маловероятна. В этом аспекте ценен опыт Китая, который в процессе переговоров о вступлении в ВТО отстаивал позицию постепенного открытия рынка услуг — от сектора к сектору, от ранней либерализации рынка профессиональных услуг до более позднего открытия рынка финансовых услуг, от введения ограничений на долю иностранного капитала в совместных предприятиях до определения объемов поставок потребительских товаров зарубежными производителями [6].
Что касается Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Соглашение по ТРИПС), то одной из ключевых и центральных проблем является вопрос обеспечения его действенного выполнения развивающимися странами, превалирующая доля которых до сих пор рассматривает предметы интеллектуальной собственности (авторские права, товарные знаки, патенты и др.) как предметы общественной собственности, но отнюдь не частной.
Обычно, развивающиеся страны-члены ВТО не могут или не хотят обеспечить полное и всеобъемлющее выполнение всех положений Соглашения по ТРИПС, в особенности если процесс соблюдения связан с необходимостью выплат за использование инновационных и защищенных патентами технологий. Например, Вьетнам в процессе переговоров о вступлении в ВТО отстаивал позицию принятия обязательств по использованию патентов, исходя из потребностей социально-экономического развития страны [7].
Для обеспечения успеха процесса переговоров о вступлении в ВТО, развивающимся странам следует не только признать интеллектуальную собственность как частную собственность, но и сформировать эффективный и действенный правовой механизм, обеспечивающий выполнение Соглашения по ТРИПС. При этом следует учесть, что ст. 31 Соглашения по ТРИПС разрешает включать в национальное законодательство случаи использования предметов интеллектуальной собственности без согласия правообладателей на определенных условиях, например, «...в случае некоммерческого использования государством...» [8].
Присоединение к ВТО для любой страны, экономика которой не является рыночно зрелой, а носит транзитный и развивающийся характер, может вызвать отрицательные последствия. Учитывая, что строгое выполнение принятых обязательств по либерализации внешнеторгового режима и открытию национальных рынков товаров и услуг может быть достаточно затруднительным, в соглашениях ВТО предусмотрены в исключительных обстоятельствах возможности введения торговых ограничений, например, при возникновении проблем с платежным балансом (ст. XII ГАТТ 1994), или отказа от применения связанных тарифов для обеспечения защиты формирования национальной индустрии (ст. XVIII ГАТТ 1994). Более того, развивающимся странам в соответствии со ст. 15.2 Соглашения по сельскому хозяйству, срок выполнения обязательств по сокращению агрегированного показателя поддержки увеличен до 10 лет. Статья 10 Соглашения по применению санитарных и фитосанитарных мер предоставляет развивающимся странам «...более продолжительные сроки для приспособления к этим мерам с целью сохранения возможностей их экспорта...». Статья 12.8 Соглашения по техническим барьерам в торговле предусматривает возможность предоставления развивающимся странам «...ограниченных по срокам полные или частичные освобождения от обязательств...». Статья 27 Соглашения по субсидиям и компенсационным мерам также предусматривает для развивающихся стран особый порядок сохранения субсидий, включая экспортные субсидии.
Более того, согласно «Решения о дифференцированном и более благоприятном (льготном) режиме, взаимности и более полном участии развивающихся стран», принятого в рамках ГАТТ в 1979 году, страны-члены ВТО могут вводить «специальный и дифференцированный режим» для развивающихся стран, в отношении которых действуют льготы, которые либо предоставляются в рамках Всеобщей системы преференций, либо предусмотрены региональными соглашениями по преференциальной торговле. В соглашениях ВТО предусмотрен еще более щадящий механизм для выполнения обязательств, принятых странами, относящимися к категории наименее развитых.
Таким образом, соглашения ВТО открывают развивающимся странам, включая Туркменистан, «окно возможностей» для более мягкой и продолжительной адаптации национальной экономики к функционированию в условиях либерального внешнеэкономического режима.
Отметим, что в документах ВТО нет определения понятия «развивающаяся» страна. Классификация страны-соискателя как развивающейся и соответственно имеющей право на применение специального и дифференцированного режима зависит либо от решения страны, которая предоставила ей тарифные преференции в соответствии с Всеобщей системой преференций (практикует США), либо от ее членства в межгосударственной организации развивающихся стран «G-77”(практикует ЕС).
Подчеркнем, что даже если соискателю не будет предоставлен дифференцированный и специальный режим в рамках ВТО, принятое в рамках ГАТТ «Решение о дифференцированном и более благоприятном (льготном) режиме, взаимности и более полном участии развивающихся стран», позволит ей, не нарушая соглашений ВТО, использовать механизм Всеобщей системы преференций в торговле с другими странами, что смог убедительно продемонстрировать Китай, ставший крупнейшим экспортером полуфабрикатов и готовой продукции в страны ОЭСР [9].
В последние годы ВТО принимает меры для ограничения возможностей формирования региональных преференциальных торговых соглашений, которые заключались бы вне рамок ст.XXIV ГАТТ 1994. Учитывая это, любой стране-соискателю в члены ВТО целесообразно при заключении двусторонних преференциальных торговых соглашений руководствоваться основными положениями ст. XXIV ГАТТ 1994 таким образом, чтобы подписанное двустороннее соглашение не имело дискриминационный характер для третьих стран.
В процессе переговоров о присоединении к ВТО члены рабочей группы также потребуют представления детальной информации о существующих нетарифных методах ограничения торговли. К нетарифным методам относят не только количественные ограничения на импорт или экспорт товаров (механизм квот), но и принятые в стране иные торговые барьеры в форме национальных санитарных и фитосанитарных стандартов; связанных с торговлей инвестиционных мерам, правил таможенной оценки и предотгрузочной инспекции; правил происхождения и лицензирования импорта. Соглашения ВТО запрещают наличие каких-либо количественных ограничений на осуществление импорта или экспорта товаров, за исключением особых случаев, описанных в статье XI ГАТТ 1994. Применение иных нетарифных методов ограничения торговли являются предметом многосторонних переговоров.
Безусловно, любая развивающаяся страна в переговорном процессе о вступлении в ВТО стремится максимально защитить внутренний рынок товаров, пытаясь сохранить сложившийся за многие годы механизм квотирования, сертификации и стандартизации, осуществления таможенных формальностей и т.д., хотя национальная нормативная и правовая базы, регулирующая вопросы внешнеэкономической деятельности, далеко не отвечает нормам и правилам ВТО. Например, Вьетнам, вопреки соответствующим соглашениям ВТО, хотел бы сохранить ограничения на импорт готовых потребительских товаров на уровне не более 20% от суммы всего экспорта, а импорт товаров, имеющих «большой спрос» и обеспечивающих «равновесие национальной экономики» — топливо, удобрения, сахар, цемент — подлежал квотированию [10].
Заметим, что Статья XII ГАТТ 1994 в принципе разрешает введение количественных ограничений на импорт товаров, имеющих жизненно важное значение, но в период возникновения проблем с платежным балансом. В то же время сохранение механизма количественных ограничений не соответствует логике многосторонних торговых отношений, предусматривающих только тарифные методы защиты внутреннего рынка.
Опыт многих развивающихся стран свидетельствует, что в переговорном процессе о приведении национального законодательства о нетарифных методах ограничения торговли в соответствие с нормами и правилами ВТО Туркменистану целесообразно разработать реальный план реформирования нормативно-правовой базы на основе полного и исчерпывающего перечня рекомендаций рабочей группы таким образом, чтобы ее члены не оставляли за собой право внесения изменений и дополнений в этот перечень. При этом важно обратить внимание как на сроки выполнения этого плана законодательных реформ, так и на последовательность принимаемых мер. Важно, чтобы меры по снятию нетарифных ограничений, которые являются менее болезненными для экономики страны, были осуществлены в более ранние сроки. Обычно, члены рабочей группы требуют внесения всех необходимых поправок в существующие законы и принятия новых законов до министерской конференции, на которой будут рассматриваться вопрос присоединения страны к ВТО. В тоже время, практика ВТО свидетельствует, что ряд стран были приняты в ВТО до введения в действие новых нормативных актов.
Таким образом, разумное использование как опыта стран, уже вступивших в ВТО, так и всех возможностей правовой базы ВТО позволит Туркменистану пройти весь процесс присоединения относительно быстро и с минимально допустимыми потерями для экономики страны. Безусловно, в переговорном процессе необходимо, прежде всего, учитывать национальные интересы страны. Вместе с тем, если страна стремится стать полноправным членом ВТО и получить все преимущества от интеграции в мировую экономику, в процессе переговоров целесообразно проявить гибкость и разумную уступчивость, используя при этом все возможности, предусмотренные существующими соглашениями ВТО, для законной защиты экономических интересов государства.


Литература
1. Anderson Kym Complexities of China’s WTO Accession. The World Economy, 20, 1997, No. 6: 749–772; van der Geest, Willem. Bringing China into the Concert of Nations: An Analysis of Its Accession to the WTO. Journal of World Trade, 32, 1998, No. 3: 99–116.
2. Finger J. Michael, Merlinda D. Ingco, Ulrich Reincke. The Uruguay Round.
Statistics on Tariff Concessions Given and Received. World Bank, Washington, D.C.1996
3. http://www.wto.ru/documents.asp?f=sogl&t=13
4. WTO. Working Party on the Accession of the Kingdom of Saudi Arabia Document WT/ACC/SAU/6, 30 September 1996.
5. http://www.wto.ru/documents.asp?f=sogl&t=13
6. Fukasaku, Kiichiro, Yu Ma, Quimei Yang. The Next Phase of China’s Open-Economy Reforms: Liberalisation of Services Trade. Paper presented at the Japan-Europe Symposium 1998, The Future of Asia-European Relationships. Keio University. Tokyo, October 3–5 Kisarazu, Chiba, mimeo.
7. WTO. Accession of Vietnam. WTO Document WT/ACC/VNM/2, 24 September 1996, mime.
8. http://www.wto.ru/documents.asp?f=sogl&t=13
9. OECD. Centre for Co-operation with Economies in Transition. Designing New Trade Policies in the Transition Economies. OECD/GD(97)199, Paris
10. WTO. Accession of Vietnam. WTO Document WT/ACC/VNM/2, 24 September 1996, mimeo

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия