Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (51), 2014
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Воронина А. С.
доцент кафедры теории экономики финансового факультета Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского (национального исследовательского университета),
кандидат экономических наук

Пыхтеев Ю. Н.
доцент кафедры экономической теории и методологии
Института экономики и предпринимательства
Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского (национального исследовательского университета),
кандидат экономических наук


Инновационный потенциал — основа долгосрочного роста Российской экономики
В статье анализируются проблемы формирования и наращивания инновационного потенциала российской экономики как условия обеспечения долгосрочного экономического роста
Ключевые слова: инновации, технологические инновации, инновационная деятельность, модернизация, институты инновационного развития, экономический рост
УДК 330.34; ББК 65.01+65.013+65.9(3)   Стр: 25 - 30

Формирование инновационного потенциала российской экономики является принципиальной задачей, решение которой позволит значительно расширить границы производственных возможностей страны. Для создания такого потенциала необходимо определить, прежде всего, объемы накопленных капитальных, трудовых и интеллектуальных ресурсов, во-вторых, производительность наличных ресурсов, обусловленную уровнем существующей технологии а, в-третьих, оценить возможности их мобилизации для производства и внедрения инноваций.
Неоднократные эмпирические исследования подтвердили, что ключевым фактором долгосрочного экономического роста является научно-технический прогресс и развитие производств, в значительной мере использующих человеческий капитал. В 1957 году Р. Солоу, исследуя роль различных производственных факторов в приросте национального продукта американской экономики, пришел к выводу, что изменением капиталовооруженности труда объясняется лишь незначительная часть роста его производительности, тогда как более 80% приходится на долю технического прогресса. Классическая работа Р. Солоу позднее послужила основой для разработки новых моделей роста (Р. Лукас, Х. Удзава, П. Ромер). При существующих различиях, общим для них является предположение о том, что экономический рост обеспечивается оптимальной комбинацией физического, человеческого капитала, а также инвестициями в научные исследования и разработки. Образование, знания и профессиональная подготовка, наряду с накоплением капитала и техническим прогрессом, являются ключевыми факторами долгосрочного экономического роста.
Прогресс в технике и технологии предполагает углубление научной базы и расширение области ее использования. Первый вид деятельности обычно именуется фундаментальными исследованиями, второй непосредственно связан с прикладными исследованиями и разработками (НИОКР). На практике они тесно взаимосвязаны. Их результатом являются инновации, которые делают труд более эффективным, позволяют повышать количество, качество и разнообразие выпускаемых товаров и услуг. Инновации, проявляющиеся в форме реализации принципиально новых идей и внедрения новых технологий, разработки и производства новых продуктов, композитных материалов, и т.п. повышают качество экономического роста, способствуя созданию новых рынков, направлений и сфер приложения капитала, освоения новых месторождений полезных ископаемых, модернизации тех или иных отраслей производства.
Технологические инновации создают положительные внешние эффекты, способствуя расширению производственных возможностей не только фирм, внедряющих инновации, но и экономики в целом, благодаря обмену опытом и знаниями между отдельными фирмами и людьми. Такой обмен происходит непосредственно в процессе работы (learning-by-doing), когда работники в массовом порядке осваивают новые приемы и методы либо осуществляют инжиниринговую деятельность. Известно, что инновации поддаются имитациям. С появлением важного нововведения, сопровождающегося увеличением прибыли у новатора, активно разворачивается процесс создания аналогов этого новшества многочисленными последователями, устремляющимися в новый, растущий сектор экономики. Для общества в целом это может иметь положительные последствия. Имитации обходятся значительно дешевле, поэтому их производство сопровождается массированными инвести­циями, что, в свою очередь, ведет к изменению состава ведущих отраслей, а потребители получают необходимую им инновационную продукцию. Не случайно для многих развивающихся экономик заимствование нововведений является важнейшим аспектом роста.
Мы разделяем мнение М. Портера о том, что все развивающиеся экономики, в зависимости от используемых способов конкуренции, проходят через определенные стадии развития. Экономика, в которой движущими силами являются факторы производства (factor-driven economy), зависит, главным образом, от доступности природных, капитальных и человеческих ресурсов, и победа в конкурентной борьбе достигается снижением издержек производства. Если экономическое развитие осуществляется, преимущественно, за счет инвестиций (investment-driven economy), конкуренция определяется, прежде всего, возможностями повышения технической эффективности производства. Инновационная экономика (innovation-driven economy) нацелена на создание новых, более высоких «ценностей для потребителей», в то время как производители инновационной продукции будут обладать конкурентными преимуществами даже при сохранении издержек производства на уровне, примерно равном издержкам производства у конкурентов [1]. Именно такая инновационная модель, позволяющая преодолеть экспортно-сырьевой характер экономического роста, отражавшего по основным параметрам особенности инерционного пути развития [2], является наиболее подходящей для отечественной экономики.
В России семидесятых — восьмидесятых годов прошлого столетия господствовали представления о необходимости приоритетного развития отраслей, производящих средства производства, что, наряду с многолетней гонкой вооружений, привело к заметной деградации потребительского сектора, особенно в техническом плане. Передовые технологии, наиболее квалифицированные кадры, объемы финансирования НИОКР оказались сосредоточены в военном и смежных с ним производствах. Гражданский сектор, напротив, испытывал постоянный дефицит инвестиционных и инновационных ресурсов. По оценкам Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, доля советских военных расходов к середине 80-х годов достигала почти 1/4 ВВП, что значительно превышало аналогичный уровень развитых стран. В частности, в США относительная военная нагрузка на экономику была примерно на уровне 7% ВВП[3].
Рыночные преобразования, включая реализацию недостаточно хорошо продуманного плана конверсии, потребовали резко переориентировать направления НИОКР. Научно — исследовательским организациям пришлось самостоятельно налаживать связи с потенциальными потребителями. Одновременно резко сократились объемы государственного финансирования, что привело к утрате значительной части квалифицированных кадров. Научно-инновационный потенциал страны оказался в очень сложном положении. Общее число организаций, способных создавать инвестиционно привлекательные разработки, уменьшилось с 4555 в 1992 г. до 3566 в 2012 году, то есть на 989 единиц (таблица 1). Весьма заметные изменения произошли также в их структуре: количество конструкторских бюро уменьшилось более чем в 2,5 раза, и в 15 раз сократилось количество проектных и проектно-изыскательских организаций.
В то же время численность персонала, занятого научными исследованиями и разработками, уменьшилась за эти годы более чем в 2 раза — с 1536,6 тыс. чел. в 1992 г. до 726,3 тыс. чел. — в 2012 г. Особенно сильно сократилось число исследователей — на 413,4 тыс. чел., численность техников уменьшилась на 121,8 тыс.чел., вспомогательного персонала стало меньше на 206,4 тыс.чел., а прочего персонала — на 46,7 тыс. чел.[4].
Сократились и внутренние затраты России на НИОКР. В 2011 г. они составили 1,1% ВВП, и примерно столько же (1,12% к ВВП), в 2012 году, что меньше аналогичных показателей развитых стран более чем в 2, а иногда и в 3 раза. Так, в Германии в 2011 году он составлял — 2,9%, в США — около 2,9%, в Японии — около 3,4% (табл. 2). Резко сокращается количество заявок на изобретения. Если в 1991 году их было подано 190тыс. [5], то в 2011 году — всего порядка 29 тыс.

Таблица 1
Число российских организаций, выполнявших исследования и разработки
  1992  1995  2000  2005  2008  2009  2010  2011  2012 
Число организаций — всего455540594099356636663536349236823566
в том числе:
научно-исследовательские организации207722842686211519261878184017821725
конструкторские бюро865548318489418377362364340
проектные и проектно-изыскательские организации49520785614236363833
опытные заводы292333305857474960
высшие учебные заведения446395390406503506517581560
научно-исследовательские, проектно-конструкторские подразделения в организациях340325284231293228238280274
прочие организации303277303234480454452588574
Источник: Число организаций, выполнявших научные исследования и разработки (по типам организаций)// Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/business/nauka/nauka1.xls

Таблица 2
СтраныВнутренние затраты на исследования и разработки в % к ВВПДоля исследователей в общей численности персонала, %Высокотехнологичная продукция, в % от промышленного экспортаЗаявки на регистрацию патентов, шт.
Россия1,1506,528765
США2,987,227,1231588
Китай1,88128,7194579
Япония3,47517,9330110
Германия2,95913,549240
Франция2,36020,214743
Великобритания1,87419,316523
Источники: Внутренние затраты на исследования и разработки в процентах к валовому внутреннему продукту. Россия и страны — члены Европейского союза — 2013 г. // Федеральная служба государственной статистики РФ. URL: http: //www.gks.ru/bgd/regl/b13_65 /IssWWW.exe/Stg //%3Cextid%3E/%3Cstoragepath%3E::%7C12-02.doc; Поступление патентных заявок и выдача охранных документов в России. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/resources/33a9d8004a4bb6b681e3c9a8ffbe44e3/table.jpg; OECD (2012), Main Science and Technology Indicators Volume 2012 Issue 1, OECD Publishing. URL: http://dx.doi.org/10.1787/msti-v2012-1-en;

К тому же в России значительная часть финансирования НИОКР (67,1%) происходит за счет государственного бюджета и контроль над расходованием бюджетных средств оставляет желать лучшего. Как правило, эти средства направляются на содержание большого количества государственных исследовательских учреждений, по-прежнему слабо связанных, как с системой подготовки кадров, так и с предпринимательской деятельностью. Понятно, что инновационный сектор, не очень привлекателен для многих частных инвесторов, в силу низкой рентабельности некоторых его отраслей и характера риска. Хорошо продуманная система стимулирования могла бы заинтересовать потенциальных инвесторов и сформировать у представителей частного бизнеса мотивацию к инновациям. Однако пока государству не удается создать условия для инновационного развития экономики через систему налогообложения, стимулирующую перемещение общественных ресурсов из общественного сектора в частный, с минимальными трансакционными издержками [6]. На долю частного предпринимательства приходится лишь 27,7% финансирования. В большинстве развитых стран основным источником финансирования является предпринимательский сектор. Так, в Финляндии он обеспечивает 67% общих расходов на исследования и разработки, в Германии — 65,6%, в Дании — 60,2%, во Франции — 53,5% (таблица 3)
Одним из способов привлечения свободных капиталов в инновационную сферу также могла бы стать диверсификация производства. Диверсификация за счет мобильности ресурсов и оптимального их распределения через механизм межотраслевого перелива капитала, в том числе и в отрасли с высокой инновационной активностью, сама по себе способна развернуть вектор развития российской экономики в сторону инноваций.
К сожалению, пока в России эффективность вложений в науку, которая определяется уровнем внедряемых в стране инноваций и увеличением доли высокотехнологичного производства в ВВП, не велика. На практике основной целью инвестирования в основной капитал до сих пор остается замена изношенной техники и оборудования. Это отражается на товарной структуре экспорта. Россия значительно уступает ведущим мировым экспортерам высокотехнологичной продукции (табл.4). Ее доля в промышленном экспорте России остается незначительной: в 2011 году она составила всего 6,5%, в то время как сырьевая составляющая российского экспорта достигла 70% [7].
Международная бизнес-школа INSEAD, Корнельский университет (Cornell University) и Всемирная организация интеллектуальной собственности (World Intellectual Property Organization, WIPO) с 2007 года проводят исследования инновационного развития различных стран. В рамках этих исследований рассчитывается так называемый «глобальный индекс инноваций». Он учитывает, во-первых, располагаемые ресурсы и условия для инноваций (Innovation Input), а, во-вторых, достигнутые практические результаты их создания и внедрения (Innovation Output), то есть затраты на инновации и получаемый эффект, что позволяет объективно оценить плодотворность усилий по развитию инноваций в той или иной стране. В рейтинге стран: «Глобальный индекс инноваций 2013 года», Россия заняла всего лишь 62 место в списке из 142 стран, что на 11 позиций ниже, чем в предыдущем году [8].

Таблица 3
Распределение внутренних затрат на исследования и разработки по источникам финансирования в 2011 г.1) (в процентах к итогу)
 Внутренние затраты на исследования и разработкиСредства государстваСредства предпринимательского сектораДругие национальные источникиПрочие источники
Россия2)10067,127,71,04,3
Страны — члены Европейского союза
Австрия10038,145,50,615,9
Бельгия10025,358,64,012,1
Болгария10038,816,90,443,9
Венгрия10038,147,51,013,5
Германия10030,365,60,23,9
Греция10046,831,13,119,0
Дания10027,660,23,58,7
Ирландия10030,348,31,320,1
Испания10046,643,04,65,7
Италия10041,644,74,09,8
Кипр10068,312,73,915,0
Латвия10022,524,81,651,0
Литва10042,328,11,228,5
Люксембург10033,946,10,219,9
Мальта10030,752,60,516,2
Нидерланды10040,945,13,110,8
Польша10055,828,12,713,4
Португалия10044,944,17,83,2
Румыния10049,137,41,412,1
Словакия10049,833,92,214,2
Словения10031,561,20,27,0
Соединенное Королевство
(Великобритания)
10032,244,66,217,0
Финляндия10025,067,01,46,5
Франция10037,053,51,87,6
Хорватия10048,238,22,011,6
Чешская Республика10037,046,90,815,2
Швеция10027,558,23,510,9
Эстония10032,855,00,411,9
1) Или в ближайшие годы, по которым имеются данные.
2) Включая средства бюджета, бюджетные ассигнования на содержание вузов, средства организаций государственного сектора (в том числе собственные).
Источник: Распределение внутренних затрат на исследования и разработки по источникам финансирования в 2011 г. Россия и страны — члены Европейского союза — 2013 г. //Федеральная служба государственной статистики РФ. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b13_65/IssWWW.exe/Stg//%3Cextid%3E/%3Cstoragepath%3E::%7C12-05.doc

Таблица 4
Экспорт по ведущим отраслям промышленности в 2011 г., млрд долл.
 Авиакосмическая промышленностьЭлектронная промышленностьФармацевтическая промышленностьКомпьютерная промышленность
Россия1,10,90,20,2
Китай3,0293,816,6293,8
Япония5,474,95,574,9
ЕС88,278,4160,638,6
США89,293,346,548,8
Источник: OECD Main Science and Technology Indicators Database. http://www.oecd.org/sti/inno/

Существуют разные пути для наращивания инновационного потенциала экономики страны. Первый из них состоит в том, чтобы формировать и развивать национальную инновационную базу, опираясь на собственные исследования и разработки (если для этого есть возможности). Это дорого, но зато позволяет реализо­вывать собственные национальные проекты и сохранять экономическую независимость. Второй — это путь догоняющего развития, он предполагает увеличение производственного потенциала за счет заимствования и адаптации технологических достижений, накопленных более развитыми странами. Это, безусловно, дешевле, высвобождает ресурсы для индустриального роста и позволяет осуществить «технологический рывок» в более короткие сроки. Однако в этом случае иногда необходимо идти на определенные жертвы в виде той или иной формы экономической нагрузки (технологиче­ская рента) и частичного отказа от суверенитета.
В технически развитых странах дальнейшее расширение производственных возможностей затруднительно без технологических инноваций. Особая роль в этом принадлежит фундаментальной науке. Наличие соответствующих кластеров позволяет соединять фундаментальную науку и проектно-конструкторскую деятельность с современными наукоемкими технологиями и высокотехнологичными производствами и, тем самым, существенно сократить время, необходимое для передачи идей от науки к практике. Поддержка инноваций и стимулирование инновационной деятельности предполагает наличие инновационной инфраструктуры, состоящей из специализированных институтов (национальных инновационно-аналитических, инновационно–технологических, инжиниринговых центров, центров научно-технической информации, инновационного консалтинга, бизнес-инкубаторов, технопарков, венчурных фондов и т.п.). Все это требует переориентации значительной доли трудовых и материальных ресурсов с обслуживания текущего производства в сектор научных исследований и разработок.
При этом необходимо учитывать, что целью фундаментальных исследований не всегда является определение конкретной области практического применения сделанного открытия. Например, почти полвека потребовалось ученым для доказательства существования бозона Хиггса. Когда Ф. Энглер, Р. Браут и П. Хиггс проводили теоретические исследования, пытаясь выяснить, каким образом могут возникать массы у элементарных частиц, вряд ли кто-нибудь из них задумывался над тем, какое прикладное значение будет иметь ответ на данный вопрос.
Кроме того, в условиях неопределенности, сопутствующей любым видам инноваций, концентрация ресурсов на развитии новых технологий и отраслей неизбежно сопряжена с определенными рисками. Во-первых, существует вероятность ошибочного выбора стратегических целей. Во-вторых, на этапе разработки трудно предсказать, какую конкретную форму приобретет конечная инновация. В-третьих, все варианты технологических решений воплощения инноваций в жизнь и соответствующие последствия вообще невозможно предсказать. Необходим реальный операционный опыт работы с инновацией, который не может быть получен до ее внедрения. В результате инновации могут оказаться технически невозможными, неконкурентоспособными или экономически не целесообразными.
На наш взгляд, в этом отношении особого внимания заслуживает концепция «технологий широкого применения» (ТШП) [9]. ТШП характеризуются периодическим обновлением, сопровождающимся многочисленными усовершенствованиями, имеющими различные варианты использования, применимыми во многих секторах народного хозяйства и способными взаимодействовать с другими технологиями, существенно повышая их эффективность (технологическая комплементарность). В результате возникает множество новых технологий, благодаря которым принципиально меняется технологическая структура общества и расширяются границы производственных возможностей. Примерами ТШП служат производство ткацких станков, бронзы, книгопечатание, паровая машина, двигатель внутреннего сгорания, открытие новых способов передачи энергии на расстояние, электрический двигатель, компьютер и интернет, а также такие способы организации производства, как конвейер и системы массового производства. По сути, речь идет о радикальных инновациях, которые не ограничиваются «косметическими» изменениями существующих технологий, процессов, продуктов и т.д., а способны принципиально изменять их, используя «технологию прорывов», создавая новые отрасли и рынки. К ТШП могут быть отнесены нанотехнологии, которые должны найти применение практически во всех отраслях человеческой деятельности, существенно видоизменяя их, распространяясь, охватывая все новые сферы, и порождая принципиально новые технологии.
Необходимость перехода к инновационной экономике в России предопределена масштабом возникающих проблем и вызовов и давно уже осознана правящей элитой и обществом в целом. Однако процесс трансформации экономики в инновационную осуществляется слишком медленно, а эффект от инновационной деятельности, как было отмечено выше, не слишком значителен. Возможно, это является следствием так называемой «инновационной паузы» в экономическом развитии.
Согласно гипотезе об инновационной паузе, предложенной академиком РАН В. Полтеровичем для объяснения фундаментальных причин мирового кризиса [10], важнейшим фактором возникновения кризиса, в соответствии с теорией длинных циклов экономического развития, стало существенное снижение эффективности потока технологических инноваций. Действующие на тот момент ТШП, в основном, себя исчерпали и перестали генерировать достаточные количества вторичных инноваций, которые обеспечили бы экономический рост, а новые ТШП запоздали и были не готовы взять на себя эту роль.
Концепция технологий широкого применения и гипотеза о наступившей инновационной паузе в современных развитых странах предоставляют дополнительные аргументы в пользу стратегии заимствования. У развивающихся стран появляется уникальный шанс на сближение с развитыми за счет широкомасштабного внедрения более эффективных технологий, уже созданных лидерами.
Заметим, что за последние 60 лет немногим странам удалось достичь ощутимых успехов на пути догоняющего развития. Импорт и адаптация существующих высоких технологий требуют немалой изобретательности, новаторства и модификации, а также наличия высококвалифицированных кадров. Накопленный человеческий капитал, который является главной движущей силой экономического роста, может, во многом, облегчить решение данной задачи.
Россия располагает весьма значительными человеческими ресурсами в инновационной сфере, но слабой материально-технической базой, не достаточно развитой инфраструктурой и коммуникациями и не до конца сформировавшимися институтами, способными управлять инновационными процессами во всех секторах и на всех уровнях. Подобный дисбаланс между человеческими и материальными ресурсами в области НИОКР, при становлении инновационной экономики, не может сохраняться длительное время. Во-первых, хроническое отсутствие заказов на разработку, модификацию либо внедрение новых технологий ведет к утрате профессиональных навыков и квалификации конструкторов и инженеров. Во-вторых, ученые мирового класса и высококвалифицированные специалисты уезжают за рубеж, если остаются не востребованными в своей стране. В-третьих, если страна не обеспечивает достаточного вознаграждения специалистам научно-технического сектора, то спрос населения на получение соответствующего образования будет сокращаться. Заимствование технологий, в определенной степени, может остановить деградацию научно-технического потенциала страны, так как в результате повысится спрос на инновационные продукты и на специалистов в области конструкторских разработок и внедрения инноваций.
В 2000-е годы экономика России росла ускоренными темпами главным образом за счет доходов от сырьевого экспорта, перераспределяемых между секторами и стимулирующих потребительский и инвестиционный спрос. При этом рост доходов сырьевого сектора не был следствием его модернизации, повышения эффективности и рентабельности сырьевых отраслей, а был получен за счет роста мировых цен. Со временем стало очевидно, что экспортно-сырьевой механизм роста, в том виде, в котором он есть, себя исчерпал [11]. Перед Россией со всей актуальностью встала проблема повышения конкурентоспособности на основе широкой модернизации всех отраслей.
В современной постиндустриальной экономике отпадает необходимость деления отраслей на прогрессивные и традиционные. Любую отрасль можно отнести к высокотехнологичной в зависимости от использования новейших наукоемких технологий, производств, современного оборудования и т.п. Не только телекоммуникации, аэрокосмическая промышленность или нанотехнологии должны относиться к передовым секторам. Нефтяная (включая нефтепереработку и нефтехимию) и лесоперерабатывающая промышленность вполне могут стать высокотехнологичными, если удастся провести решительную модернизацию секторов. Поэтому заимствование технологий должно происходить по всему спектру отраслей, что будет означать широкомасштабную модернизацию.
Мы считаем, что заимствование технологий целесообразно даже в тех случаях, когда они не являются самыми передовыми с точки зрения современных мировых стандартов, но обладают принципиальной новизной для российского производства. Во-первых, передовой технологии требуется время для апробации, которая позволяет адекватно оценить не только выгоды, но и возможные отрицательные последствия ее применения для биологической, экологической и продовольственной безопасности страны. Например, уже много лет вопрос о возможности производства и использования генетически модифицированных организмов (ГМО) и их продуктов является дискуссионным. В России эти дискуссии давно уже вышли за рамки научной сферы и мнения экспертов часто подменяются популистскими высказываниями политиков и общественных деятелей. Ряд ученых считает безрассудным использование и, особенно, производство ГМО. Между тем, некоторые ученые считают, что опасность применения ГМО преувеличена, что генная инженерия является наиболее эффективным методом решения глобальной продовольственной проблемы, а упущенные выгоды, при отказе от ГМО, слишком высоки. Значит, в любом случае, необходимы глубокие комплексные научные исследования, охватывающие жизнь нескольких поколений людей, позволяющие выявить отдаленные последствия применения ГМО, и не допустить, чтобы они стали катастрофическими и превратились бы в угрозу для биологической, экологической и продовольственной безопасности страны. Приобретение технологий с некоторым запаздыванием позволяет избежать подобной неопределенности.
Во-вторых, российская экономика в своем современном состоянии может оказаться не готовой к восприятию и внедрению передовых нововведений из-за отсутствия навыков и квалификации персонала, а, главное, — необходимой инфраструктуры и институтов, способных обеспечить процесс формирования инновационной модели.
Умение перенимать и адаптировать к своим условиям технологические инновации, созданные в других странах, чрезвычайно важно для успешной реализации стратегии заимствования. Проблемой может стать лишь ограничение доступа к наиболее передовым знаниям и технологиям, как к главному орудию конкурентной борьбы развитых стран. Как правило, они охраняются законами о защите интеллектуальной собственности и международными договорами (в том числе в рамках ВТО). Однако создание совместных предприятий, предусматривающее передачу уникальных компетенций и технологий, совместные разработки инновационных продуктов, зарубежные стажировки российских специалистов и т.п., могут помочь преодолеть эти барьеры. Возможно, что еще одним из направлений решения данной проблемы, может стать президентская программа «Глобальное образование». Программа предусматривает оплату государством обучения российских студентов в лучших ВУЗах мира, таких как Массачусетский технологический университет (Massachusetts Institute of Technology), Гарвардский университет (Harvard University), Кембриджский университет (University of Cambridge), Университетский колледж в Лондоне (University College London) и Лондонский королевский колледж — Лондонский университет (King’s College London — University of London), Оксфордский университет (University of Oxford), Йельский университет (Yale University) и др., с последующей интеграцией выпускников, обучавшихся за рубежом, в российскую экономику. Подобные схемы уже были опробованы в Китае, Бразилии, Казахстане и других странах. На осуществление программы до 2015 года государство планирует выделить около пяти миллиардов рублей, на одного стипендиата планируется потратить полтора миллиона.
Одновременно с этим необходимо работать над повышением престижа российского образования за рубежом. Некоторые шаги, направленные на изменение ситуации, уже предприняты. Например, Правительством принято решение об увеличении квот на образование в России иностранных граждан и соотечественников, проживающих за рубежом, за счет ассигнований федерального бюджета. В рамках квоты в 2013–2014 учебном году в нашей стране обучались представители 131 страны, в том числе КНР, Вьетнама, Монголии, Ирана, ФРГ, Чехии, Италии, всех стран СНГ, а также Абхазии и Южной Осетии. Действие квоты продлится в течение 2014–2015 учебного года и даст возможность еще 15 тысячам иностранцев получить российское образование.
Однако этого не достаточно. Россия, имея очень большой интеллектуальный потенциал, занимает невысокое место на мировом рынке образовательных услуг. К сожалению, авторитарно-бюрократическая модернизация образования, осуществляемая чиновниками, имеющими свое представление о целевой ориентации образовательных реформ, не дает желаемого эффекта. Меры, предпринимаемые в плане реформирования и модернизации образования, не всегда тщательно продуманы, просчитаны и скоординированы, что, безусловно, отражается на качестве российской образовательной системы [12]. Плюс к этому, для того, чтобы иностранные студенты захотели учиться в России, необходимо не только обеспечить им образовательные услуги мирового уровня, но и развивать современные образовательные технологии с соответствующими информационно-компьютерными центрами, специализированными лабораториями и аудиториями, а также создать приемлемые для них бытовые условия и т.п.
Конечно же, России нельзя отказываться от собственной инновационной деятельности. Россия была и остается мировым лидером в разработке ряда фундаментальных проблем в области физики, математики, химии, медицины, физиологии, а также в прикладных разработках лазерной, криогенной и аэрокосмической техники, отдельных образцов военной техники и технологий, производстве сверхчистых материалов, микробиологии, средств связи и телекоммуникаций и др. Речь идет не о тотальном заимствовании готовых технологий, а об использовании зарубежного и отечественного опыта с учетом конкурентных преимуществ российской экономики. Достижение технологического лидерства хотя бы в нескольких перспективных нишах мирового рынка облегчит России процесс интеграции в глобальную экономику. Для этого необходимо развивать инновационный потенциал, обеспечивающий качественные изменения в структуре производства, преодоление ресурсных ограничений, способность экономики реагировать на динамичные изменения внешней конъюнктуры в условиях резко возросшей неопределенности и поддерживать постоянное технологическое обновление.
Инновации (технологические, социальные, экологические, организационные и др.) позволят задействовать новые источники экономического роста, повысить результативность научно-технической и технико-экономической политики государства, усилить ее конкурентные преимущества и станут ведущим фактором долгосрочного экономического роста и повышения национальной конкурентоспособности. А широкомасштабная модернизация российской экономики, включая традиционные секторы (нефтегазовый, сырьевой, аграрный и транспортный), создание инновационной инфраструктуры и формирование соответствующей институциональной среды с адекватным законодательством, регламентирующим инновационный процесс, обеспечит превращение российской экономики в инновационную. Но, для того, чтобы интенсифицировать процесс формирования инновационной экономики, надо от риторики об инновациях переходить к реальным делам.


Литература
1. Porter M.E. The Competitive Advantage of Nations. New York: Free Press, 1990. — 855 p.
2. Бикчантаева А.И. Сравнительный анализ инерционного и инновационного сценариев развития российской экономики // Альманах науки и образования. — 2009. — № 9. — С. 31
3. Нарышкин С. Инновационная составляющая инвестиционных процессов // Вопросы экономики. — 2007. — № 5. — C.53.
4. Численность персонала, занятого научными исследованиями и разработками, по категориям. [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/science_and_innovations/science/#.
5. Методологические аспекты инновационного развития России: Проектно-аналитическая записка по итогам работы КИР за 2009 год / Отв. ред. В.Е. Лепский // Клуб инновационного развития Института философии РАН // URL: http://www.reflexion.ru/club/KIR-PZ.pdf
6. Ефимова Л.А. Институциональное обеспечение инновационного развития экономики через систему налогообложения // Экономический анализ: теория и практика. — 2012. — № 12. — С. 41–46.
7. Пыхтеев Ю.Н. Анализ структурных сдвигов в российской экономике // Экономический анализ: теория и практика. — 2010. — № 40. — С. 46–53.
8. Исследование INSEAD: Глобальный индекс инноваций 2013 года. [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий. URL: http://gtmarket.ru/news/2013/07/01/6051; // http://www.globalinnovationindex.org/
9. BresnahanT.F., Trajtenberg M. General Purpose Technologies: ‘Engines of Growth’? // Journal of Econometrics. — 1995. — Vol.65. — No 1. — P.83–108; General Purpose Technologies and Economic Growth / E. Helpman (ed.). Cambridge, Mass.: The MIT Press, 1998.
10. Полтерович В. Гипотеза об инновационной паузе и стратегии модернизации // Вопр. экономики. — 2009. — № 6. — C. 4–23.
11. Пыхтеев Ю.Н., Самочадин А.М. Анализ механизма экспортно-сырьевой модели российской экономики // Экономический анализ: теория и практика. — 2014. — № 28. — С. 33–39.
12. Воронина А.С. Российское образование: реалии, проблемы, тенденции // Проблемы современной экономики. — 2012. — № 2. — С. 411.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия