Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (51), 2014
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Панов А. М.
аспирант Института социально-экономического развития территорий Российской академии наук (г. Вологда)

«Экономический пояс шёлкового пути»: перспективы российско-китайского сотрудничества
В статье раскрываются социально-экономические предпосылки избрания Китаем международной стратегии «Экономический пояс Шёлкового пути», излагаются её основные принципы. Оценивается мнение международных экспертов о целях принятия данной стратегии, её преимуществах и недостатках для участников. Рассматриваются перспективы российско-китайского сотрудничества в топливно-энергетической сфере. Делаются выводы о целесообразности экономического партнёрства между нашими государствами
Ключевые слова: международное сотрудничество, интеграция, топливно-энергетический комплекс, создание рабочих мест, экономическое партнёрство
УДК 339.976.4, 331.57; ББК 65.428   Стр: 284 - 287

Российско-китайское экономическое, политическое и гуманитарное сотрудничество имеет богатые традиции и является перспективным для обеих сторон. В данной статье предпринята попытка раскрыть экономическую сущность китайской международной стратегии «Экономический пояс Шёлкового пути», определить её роль в развитии российско-китайских отношений, в частности, в топливно-энергетической сфере и определить социально-экономический эффект, который может быть получен на некоторых российских территориях.
Концепция «Нового Шёлкового пути1 «явилась ответом Китая на экономические вызовы, с которыми страна столкнулась в последние годы. Глобальный экономический кризис и последовавшее за ним обострение социально-экономических проблем привели к снижению эффективности китайской экономической модели, основанной на экспорте и прямых иностранных инвестициях [10].
Для преодоления этих вызовов китайскому руководству необходимо было найти новые экспортные рынки или сохранить существующие, а также сократить обострившуюся социально-экономическую дифференциацию между преуспевающими прибрежными регионами и отстающими территориями страны, удалёнными от побережья, поддержать стабильность как внутри страны, так и на приграничных территориях. Всё это послужило основной причиной того, что китайское руководство провозгласило лозунг «Нового Шёлкового пути».
Впоследствии он был развит в гуманитарно-экономическую стратегию и в своём завершённом виде получил название «Экономический пояс Шёлкового пути». Впервые о нём объявил председатель КНР Си Цзинпин в докладе в Астане в сентябре 2013 г. В своём выступлении китайский лидер предложил «совместно строить Экономический пояс Шёлкового пути», преследуя следующие основные цели:
1. Укрепление политических связей, которые помогут «зажечь зеленый свет» для совместного экономического сотрудничества.
2. Усиление транспортного сообщения посредством создания крупного транспортного коридора, проходящего от Тихоокеанского региона до Балтийского моря и от Средней Азии до Индийского океана посредствам поэтапного строительства крупной сети транспортного сообщения, охватывающей восточные, западные и южноазиатские территории.
3. Содействие международной торговле с акцентом на устранение препятствующих ей институциональных барьеров и сокращение торговых и инвестиционных издержек.
4. Развитие валютно-финансового сотрудничества между государствами.
5. Укрепление международных отношений.
Китайский лидер также обозначил принципы, получившие название «Трёх «нет», согласно которым, проводя политику Шёлкового пути, Китай обязуется: не вмешиваться во внутренние дела стран Средней Азии, не стремится занять доминирующее положение в Азиатском регионе и не преследует цель создания собственных сфер экономического влияния [13, С. 3].
Стратегия Шёлкового пути охватывает не только экономическое партнёрство, но и международное сотрудничество в академической и культурной сферах. В течение следующих 10 лет 30 тыс. студентов из стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) получат целевые стипендии на обучение в Китае. На 10 тыс. больше китайских студентов и преподавателей пройдут обучение в странах Средней Азии за счёт институтов Конфуция, финансируемых китайским правительством [10].
Согласно китайской концепции, в перспективе «Экономический пояс Шёлкового пути» должен охватить свыше 40 государств Азии и Европы с общим населением свыше 3 млрд человек [12].
Экспертное сообщество Казахстана отметило, что избранная Китаем стратегия будет иметь положительный эффект на экономику страны. Так, эксперт по международным проблемам Эльнара Байназарова назвала такие направления экономического развития, как обеспечение развития периферийных моногородов, расположенных на транспортных линиях, создание дополнительной экономической инфраструктуры в отдалённых газодобывающих регионах Казахстана, что будет способствовать росту занятости населения [1]. Для прохождения обучения летом 2014 года в Китай приглашены 200 студентов и преподавателей Университета имени Нурсултана Назарбаева (в обучении будет использоваться английский язык). Экономическую значимость проекта отмечают и европейские эксперты [13, C. 3].
Существует и альтернативная точка зрения на цели создания Экономического пояса. Так, по мнению некоторых экспертов, создавая «Экономический пояс Шёлкового пути», Китай, якобы, преследовал цель сокращения политического и экономического влияния России на страны бывшего СССР путём создания Евразийского экономического [6] и Таможенного союзов [13]. Тем не менее, по словам российского вице-консула Дмитрия Моргулова, между Россией и Китаем присутствует здоровая конкуренция, однако между державами нет соперничества за сферы влияния на территории Средней Азии. На международном симпозиуме, состоявшемся в декабре 2013 года, неоднократно подчёркивалась значимость сотрудничества между российской и китайской сторонами при создании Экономического пояса Шёлкового пути [14]. Значимость российско-китайского партнёрства обусловлена прочными экономическими связями, существующими между государствами.
В 2012 году торговый оборот между Россией и Китаем превысил все среднеазиатские страны, вместе взятые, составив 88,16 млрд долларов США (табл. 1). В то же время, судя по структуре импорта и экспорта, Российская Федерация в меньшей степени экономически зависима от Китая, чем эти государства.

Таблица 1
Торговый оборот Китая с Россией и странами Средней Азии в 2012 г. [10]
СтранаТорговый оборот, млрд долл. СШАЭкспорт в Китай, % от общего экспорта страныИмпорт из Китая, % от общего импорта страны
Туркменистан10,369,619,5
Казахстан25,6819,328
Узбекистан3,232116,6
Кыргызстан5755,2
Таджикистан2,589,541,2
Российская Федерация88,166,415,5

Во второй половине 2013 г. было запущено около 50 совме­стных российско-китайских проектов в 16 отраслях народного хозяйства [14]. На саммите, проходившем в Санкт-Петербурге, обе стороны выразили надежду на дальнейшее углубление сотрудничества в сферах энергетики, авиастроения, военных технологий.
22–23 октября 2013 г. на ежегодной встрече премьер-министров, Дмитрий Медведев подписал 21 соглашение, в том числе договор о дополнительных поставках 10 миллионов тонн сырой нефти в год сроком на 10 лет стоимостью 85 млрд долларов США.
Эти факты российско-китайского экономического партнёрства подтверждают слова российского дипломата о том, что «Экономический пояс Шёлкового пути» не является механизмом передела «сфер влияния» и средством вытеснения России с рынков среднеазиатского региона.
Подтверждается это и соглашением, заключённым между российской и китайской сторонами 21 мая 2014 года в присут­ствии глав государств во время двухдневного визита президента РФ В.В. Путина в Шанхай. Из-за своих масштабов и беспрецедентного характера российские и зарубежные СМИ уже назвали этот договор «историческим» [11]. Стороны соглашения — российский «Газпром» и китайская национальная топливно-энергетическая корпорация CNPC. Предметом договора являются экспортные поставки российского газа в Китай. Согласно условиям контракта, российская сторона будет ежегодно в течение 30 лет по­ставлять около 38 млрд м3 природного газа. По предварительной договорённости цена, по которой российская сторона будет продавать газ китай­ской стороне, составит 350 долларов США за 1000 м3 (европейская цена на российский газ составляет порядка 400–500 долларов), однако в перспективе она будет привязана к стоимости нефти и нефтепродуктов. Заявленная цена договора на весь период его исполнения — 400 млрд долл. США2. Ранее стратегические интересы РФ на Востоке в нефтегазовой сфере затрагивали в основном лишь страны Средней Азии [2].
Среднегодовой объём поставок, равный 38 млрд м3 [2] соответствует 19% от общего экспорта российского газа в 2013 г. (табл. 2).

Таблица 2
Объёмы экспорта природного газа из Российской Федерации [5]
Годмлрд м3млн долл. СШАВ страны дальнего зарубежья млрд м3В страны СНГ млрд м3Средние экспортные цены — долл. США за тыс. м3
2000193,916644,113459,985,84
2001180,917770131,948,998,25
2002185,515897,3134,251,385,69
2003189,419980,914247,3105,51
2004200,421853,2145,355,1109,05
2005209,231670,5161,747,5151,36
2006202,843806,2161,841216
2007191,944837,4154,437,5233,66
2008195,469107,1158,437353,69
2009168,441971,4120,547,9249,27
2010177,847739,3107,470,4268,48
2011189,764290,1117,272,5338,88
2012178,762253,3112,766348,33
2013196,467232,313858,4342,29


Работа над российско-китайским контрактом велась в течение 10 лет (с 2004 г.), однако стороны не могли прийти к соглашению о цене. Представители «Газпрома» настаивали на том, чтобы поставки в Китай осуществлялись по расценкам, близким к европейским (то есть около 450 долл. США за тыс. м3), в то время как цена, предлагаемая Пекином, равнялась всего 250 долл. за тысячу кубометров [4]. По мнению экспертов, для Китая тариф в 350 долл. является выгодным предложением, поскольку как в последнее время страна увеличивает импорт сжиженного природного газа (СПГ) из Катара, по цене около 680 долларов за 1 тыс. кубов. К тому же в настоящее время КНР закупает трубопроводный газ у Туркмении и цена его также составляет 350 долл. США.
Согласно контракту, поставки начнутся в 2018 г. К этому моменту должна быть подготовлена инфраструктура, обеспечивающая газовый поток соответствующей мощности. Для обеспечения поставок будет построена газотранспортная система (ГТС) «Сила Сибири». Планируется, что газопровод станет связующей линией между Якутским и Иркутским газодобывающими центрами, будет проходить через Хабаровск до Владивостока и далее на Китай. Российско-китайский договор предполагает, что строительство будет осуществляться на совместные средства.
По экспертным оценкам, общие затраты на строительство газотранспортной системы «Сила Сибири» составят 35–40 млрд долл. США, из них, согласно договору, большая часть (по разным источникам от 20 до 25 млрд) будут оплачены китайской стороной. Строительство газопровода займет порядка 3,5 лет [4]. Первая часть ГТС «Сила Сибири» — магистральный газопровод «Якутия — Хабаровск — Владивосток» — будет ведена в эксплуатацию к концу 2017 года.
На обслуживании ГТС будет занято 3 тыс. человек, таким образом, «Сила Сибири» обеспечит создание соответствующего числа новых рабочих мест. Представители корпорации «Газпром» сообщают, что эти рабочие места повысят занятость местного населения Якутии [7]. Для данного региона проблема занятости населения является актуальной. В 2012 году уровень безработицы в Якутии составил 8%, что на 2,5% выше среднероссийского уровня, при численности безработных в 40 тыс. человек [8]. Таким образом, при сохранении текущей экономической активности населения данного субъекта РФ, строительство газопровода обеспечит сокращение уровня общей безработицы на 0,6%. Подготовка специалистов уже ведётся в профильных образовательных центрах. Помимо этого, создание новой ГТС будет способствовать развитию газификации российских территорий.
Таким образом, несмотря на общий положительный социально-экономический эффект, который окажет строительство новой ГТС, её влияние на совокупный рынок труда будет незначительным. Отметим, что даже те 0,6%, на которые произойдёт снижение общей безработицы, будут достигнуты лишь в том случае, если рабочие места, создаваемые Газпромом, займёт коренное население Якутии, а не работники из других регионов, работающие, например, вахтовым методом.
Двухдневный визит российского президента В.В. Путина в Шанхай не был ограничен решением вопросов сотрудничества в топливно-энергетической сфере. В общей сложности 20 мая было подписано 46 соглашений о российско-китайском взаимодействии по различным направлениям народного хозяйства, гуманитарного и военного сотрудничества [3], в том числе документы, регулирующие дальнейшие дипломатические отношения между двумя государствами и их регионами.
Всё это свидетельствует о том, что в мае 2014 года российско-китайские отношения вышли на принципиально новый уровень всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия, что будет способствовать укреплению экономических и гуманитарных связей между государствами.
Таким образом, на наш взгляд китайская стратегия «Экономического пояса Шёлкового пути» служит укреплению евразийской интеграции России, стран Средней Азии и Дальнего Востока и, вероятно, уже в ближайшие годы начнёт давать результаты.


Литература
1. Идея председателя КНР Си Цзиньпина о создании экономической полосы в пространстве древнего Шёлкового пути перспективна — казахстанский эксперт [Электронный ресурс]: составлено по материалам агентства Синьхуа // Китайский информационный интернет-центр «Russian China.org.cn». — 2013. — Режим доступа: http://russian.china.org.cn/international/txt/2013-10/29/content_30429268.htm. Дата обращения: 02.06.2014.
2. Парамонов В., Строков А. Российские нефтегазовые проекты и инвестиции в центральной Азии // Центральная Евразия. — 2008. — № 19. — С.19.
3. Президент России [Электронный ресурс]: официальный интернет-сайт Президента РФ. — Режим доступа: http://news.kremlin.ru/ref_notes/1643. Дата обращения: 03.06.2014.
4. Путин продиктовал Китаю цену [Электронный ресурс] // Газета. ru. — 2014 — Режим доступа: http://www.gazeta.ru/business/2014/05/21/6042329.shtml. Дата обращения: 02.06.2014.
5. Сбербанк России [Электронный ресурс]: Официальный интернет-сайт Банка России. — Режим доступа: http://www.cbr.ru/statistics/print.aspx?file=credit_statistics/gas.htm
6. Сергеев М. Пекин дипломатично подвинул Путинский проект Евразийского экономического союза [Электронный ресурс] // Независимая газета. — 2013. — Режим доступа: http://www.ng.ru/economics/2013-10-14/1_pekin.html. Дата обращения: 29.05.2014.
7. Сила Сибири [Электронный ресурс] // Официальный интернет-сайт Корпорации «Газпром». — 2014. Режим доступа: http://www.gazprom.ru/about/production/projects/pipelines/ykv/. — Дата обращения: 03.06.2014.
8. Регионы России. Социально-экономические показатели 2013: стат. сборник / Росстат — М., 2013. — 990 с.
9. Adomanis, M. The Russia-China Gas Deal Matters But Its Ultimate Significance Is Unclear [Электронный ресурс] / Mark Adomanis // Forbes. — 2014. — Режим доступа: http://www.forbes.com/sites/markadomanis/2014/05/21/the-russia-china-gas-deal-matters-but-its-ultimate-significance-is-unclear/. Дата обращения: 05.06.2014.
10. Bin, Yu China-Russia relations: Putin’s Glory and Xi’s Dream [Электронный ресурс] / Yu Bin // Comparative Connections. A A Triannual E-Journal on East Asian Bilateral Relations. — 2014. Режим доступа: csis.org/files/publication/1303qchina_russia.pdf Дата обращения: 30.05.2014.
11. Kennedy, B. Russia and China sign historic gas agreement [Электронный ресурс] / Bruce Kennedy // CBS. — 2014. — Режим доступа: http://www.cbsnews.com/news/russia-and-china-sign-historic-gas-agreement/. Дата обращения: 02.06.2014.
12. Lie, Ma Xi’an forum focuses on Silk Road Economic Belt союза [Электронный ресурс] / Ma Lie // China Daily — 2013. — Режим доступа: http://usa.chinadaily.com.cn/business/2013-09/27/content_17000557.htm. — Дата обращения: 29.05.2014.
13. Szczudlik-Tatar J. China’s New Silk Road Diplomacy // The Polish Institute of International Affairs Policy Paper — 2013. — № 34 (82) — С. 3.
14. Yurong, Ch., Zhongchao, T. Summary of the International Symposium on the Silk Road Economic Belt in the Context of Economic Globalization // China International Studies — 2014. — С.159–170.

Сноски
1 Концепцию «Нового шёлкового пути» Китая не следует путать с внешнеэкономическим проектом, запущенным США, имеющим аналогичное название («The New Silk Road»).
2 При данных условиях соглашения по подсчетам, стоимость газа по договору составляет не 400, а 399 млрд долларов США.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия