Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (52), 2014
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Бляхман Л. С.
главный научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного университета.
доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Газизуллин Н. Ф.
главный редактор журнала «Проблемы современной экономики»,
профессор Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук,
заслуженный деятель науки Республики Татарстан


Теоретические основы перехода к социально-инновационной планомерной экономике (часть 2)
Данная статья является логическим продолжением первой ее части, опубликованной в предыдущем номере. Здесь главное внимание уделено вопросам формирования широкого платежеспособного внутреннего спроса на инновации (вызывающего соответствующий рост предложений), определены его источники, базовые объекты, направления и механизмы целенаправленного развития. Показано, что массовый спрос на инновации может быть обеспечен только на платформе новой индустриализации России
УДК 330.34; ББК 65.01; 65.013; 65.9(3)   Стр: 19 - 24

Формирование инновационной экономики требует резкого увеличения спроса на нововведения, их предложения и системной организации связей между производством знаний и инноваций.
Источники спроса на нововведения. Массовый спрос на инновации может быть обеспечен лишь на базе новой индустриализации, охватывающей цепи создания стоимости в ВПК, машиностроении, ТЭК, ЖКХ, АПК, строительство, медицину, образование и других традиционных, а не только вновь создаваемых высокотехнологичных секторах. Новая индустриализация предполагает активное импортозамещение. По данным федеральной таможенной службы, в 2013 г. 50,8% импорта — машины и оборудование. Их замещение кооперированным и отечественным производством — основа роста спроса на инновации. Необходимо заместить импорт химикатов (16,6% общего объема), продовольствия (13,4%), одежды и обуви (5,8%), автомобилей (18,7 млрд долл.), медпрепаратов (11,8 млрд долл.), мебели (2,9 млрд долл.) и т.д.
Неправомерна трактовка новой индустриализации как основанной на постулатах ортодоксального марксизма и аналога сталинской индустриализации1. Теорию новой индустриализации развивают в ведущих западных университетах, далеких от маркисзма2,3. Она принципиально отличается от сталинской по инновационной, а не мобилизационно-ресурсной направленности, не базируется на массовом переселении крестьян в города, изъятии ресурсов АПК, принудительном труде4.
Частный капитал не может создать спрос на радикальные инновации без помощи и регулирования со стороны государства как основного заказчика прорывных технологий, имеющих военно-разведывательные перспективы. В США госфонды активно инвестируют новую индустриализацию, в т.ч. разведку сланцевого газа и нефти, фрекинг, создание инфраструктуры и другие капиталоемкие проекты, не приносящие быстрой прибыли.
Приватизация лидеров российской экономики целесообразна лишь на базе их превращения в конкурентоспособные публичные компании, а не продажи зарубежным ТНК и оффшорным конгломератам, не ориентированным на развитие внутрироссийского спроса на инновации. Государственные компании, не связанные с оффшорным бизнесом и властными кланами, создают такой спрос. Так, в Бразилии запрет на сооружение производств с локализацией менее 80% позволил стране с сырьевой экономикой стать одним из мировых лидеров в гражданском авиа- и судостроении (4-е место в мире), электронной технике, биотехнологиях, нефтехимии и т.д. Госкомпания создала и освоила технологии глубоководного бурения.
Спрос на навовведения обеспечивает справедливая конкуренция5, переход от индивидуальных нормативов к стандартам на основе наилучших доступных технологий (best avibable technology). Новая контрактная система в России может создать единое электронное пространство для планирования, мониторинга, аудита и контроля за госзакупками (их объем превышает 7 трлн руб.) с участием их потребителей и учетом конечного социально-экономического эффекта, сведений о субподрядчиках и т.д.
В сфере высоких технологий наибольший спрос на нововведения в России предъявляют телекоммуникации6. В 2013–2018 гг. число потребителей широкополосного Интернета вырастет с 55 до 93%, оптоволоконные линии прокладываются во все населенные пункты с числом жителей более 500 чел. Сфера телекоммуникаций генерирует 5 трлн руб. доходов, производительность труда здесь втрое выше среднероссийской, мировыми лидерами стали Яндекс, лаборатория Касперского, Мейл.ру, «В контакте», Центр финансовых технологий, а также «Вымпелком», МТС, «Мегафон» и др. Они развиваются за счет собственных средств, без госдотаций. Cognitive Technologies развивает электронный документооборот и экспертно-аналитические системы в области госзакупок, логистики, связей с поставщиками и клиентами, робототехники, медицинской диагностики и т.д.
Развивается рынок нанопродукции (новые материалы, фармацевтика, электроника и электротехника и т.д.), однако его доля в ВВП пока не превышает 0,3%. Только несколько регионов имеют для развития этого сектора научную и кадровую базу.
Главный спрос на инновации предъявляет микроэлектроника (мировой рынок — более 300 млрд долл.), определяющая производительность и качество оборудования, военной, цифровой и бытовой техники (рынок свыше 2 трлн долл.). Массовое производство микроэлектроники стало основой бума в Японии, Китае, Тайване, Ю.Корее и т.д. После практического уничтожения этой отрасли в 90-х гг. доля России на мировом рынке не превышает 0,5%, выпускаются лишь относительно простые изделия. За рубежом за это время сменилось три поколения электронной техники. Для возрождения отрасли в России нужна крупномасштабная госпрограмма.
Военно-промышленный комплекс (ВПК) финансировал создание современного авиа, судостроения и средств связи, Интернет, а также система скоростных коммуникативных технологий начинались как военный проект, микрочипы были созданы для управления ракетами. Новое поколение высоко­скоростной техники, работающей на скоростях в 20 раз выше скорости звука без прямого присутствия человека, заменяет традиционные армии. В США система DARPA (defense advanced research projects agency) финансирует прорывные разработки, основанные на новых физико-химических и биотехнологиях по созданию высокотехнологичного оружия, средств разведки и наблюдения, электроники, фотоники, распознавания образов, многофункциональных информационных систем, высокопроизводительных вычислений, беспилотной авиации, энергосбережения и т.д. Подобная система создается в России.
По оценке британской консалтинговой компании INS Россия занимает 3 место после США (объем в 9 раз меньше) и Китая (в 2 раза меньше) по расходам на ВПК. Из 23 трлн руб. (около 3–4% ВВП) до 56% направляется на НИОКР (Эксперт. 2014. № 1). растет экспорт военной техники. Для консолидации крупнейших разработчиков и производителей 48 организаций и 14 заводов объединяются в ракетно-космическую корпорацию. Десятка крупнейших в мире фирм включает 7 американских (Lockheed Martin с оборотом 36 млрд долл., Boeing, Gen.Dynamics, Nortrop Srumman и др.), британскую BAE Systems, европейскую EADS, итальянскую Finmeccanica. К ним приближается «Алмаз-Антей», а также ОАК, «Вертолеты России», Объединенная двигателестроительная компания, ОСК, «Уралвагонозавод». На мировом уровне находятся новая АПЛ «Северодвинск» с пониженным уровнем акустического поля, стратегические ракетные системы наземного, морского и воздушного базирования, вертолеты Ка-52, «Аллигатор», КА-62 и Ми-17 (Улан-Удэ), многофункциональные сверхманевренные истребители СУ-35 и Т-50, учебные Як-130 (НГ. 27.01.2014). Новые охранные системы позволяют резко сократить численность полицейских и надзирателей, подняв их оплату.
ВПК обеспечит резкое увеличение спроса на инновации, если не будет особым сектором экономики со своим экономическим механизмом. Крупнейшие производители гражданских самолетов Boeing и EADS могут для стимулирования спроса резко снижать каталожные цены, компенсируя убытки за счет военных заказов, доходов от обслуживания техники и аутсорсинга. Казанский авиазавод получил большую экономию, передав на аутсорсинг до 70% комплектующих. Однако распространены серые и коррупционные схемы закупок, т.к. многие поставщики неспособны выполнить заказ или являются монополистами, участвуя в торгах через посредников. До 80% ряда вертолетных двигателей приходится импортировать (РИА новости, 23.11.2013). Большое значение имеет заключение госконтрактов на весь жизненный цикл серийных поставок, сокращение их номенклатуры, в т.ч. за счет унификации гусеничных и колесных платформ и т.д. Право выдавать госзаказы для НИИ минобороны передается конечным заказчикам — видам (родам) войск.
Машиностроение производит 16% мирового ВВП, но заказывает 70% НИОКР. В России в 90-х гг. в ходе приватизации было практически уничтожено станкостроение, технологическое и сельскохозяйственное машиностроение. Большинство оставшихся заводов входят в состав конгломератов на базе сырьевых отраслей, вертикально интегрированных холдингов, концернов с централизованным управлением либо принадлежат зарубежным ТНК и не генерируют спрос на российские инновации, т.к. все НИОКР, дизайн, управление брендом, логистикой и т.д. осуществляются вне России. ОАО «Гражданские самолеты Сухого» стали одной из первых в России не главным исполнителем, а системным интегратором проекта, в котором участвует более 20 лидеров мировой индустрии. ОАО руководило компановкой самолета и разработкой его цифровой модели на принципах контрактной экономики, аутсорсинга и разделения имущественных прав. По иному пути пошли создатели автомобиля «ёмобил». Был разработан и запатентован ряд новых технологий, но освоить выпуск конурентоспособной по цене модели пока не удалось.
Россия стала лидирующим по объему продаж (2,5 млн машин в год) авторынком Европы. Все мировые бренды открыли здесь свои производства. Российские заводы переняли у них стратегию аутсорсинга и резко сократили персонал. В АО «ГАЗ» штат уменьшился на 50 тыс. чел., с 2014 г. вводятся роботы, собирающие на линиях окраски и сварки кабины 8 различных моделей. «Автоваз» сокращает 7,5 из 67 тыс. сотрудников. Новый завод передает штамповку, сварку и окраску специализированным фирмам. Организуется сборка двигателей и коробок передач для других заводов, введена зарубежная система контроля качества, организации производства и логистики. Модернизация завода «Ижавто» и обучение персонала за рубежом позволили вывести фирму из банкротства.
В ряде других отраслей преобладают монопольные неконкурентоспособные заводы, когда лишь сетевые структуры, основанные на долгосрочных контрактных, а не иерархических отношениях могут выбирать наиболее эффективных партнеров на конкурентной основе через электронные площадки. В современном станкостроении заводы с персоналом 150–200 чел. по проекту и под контролем системных интеграторов выпускают детали, средние фирмы ведут узловую сборку, на сборочный завод поступают укомплектованные блоки, модули, панели и т.д. Группа компаний «Система...» (2 тыс. сотрудников) ведет системную интеграцию телекоммуникационных и компьютерных проектов, инфраструктурных систем и т.д. Однако по оценке Минпромторга, только 2% фирм используют интеграционную концепцию. Еще не принят закон об инжиниринговых центрах, устанавливающий их права, обязанности и критерии оценки (не объем «освоенных» капиталовложений, а результаты реализации проекта), распределение рисков с НИИ и заводами.
Инновации базируются на быстрой смене моделей. Компания «Кодак» в 1980-х гг. занимала 85–90% рынка фотоаппаратов и фотопленки, однако созданная в ее лабораториях цифровая фотография не стала основой новой стратегии. Цена акции «Кодак» в 1997–2011 гг. снизилась с 90 до 1 долл. Продажа портфеля патентов и розничной сети позволила освоить выпуск сложной типографской техники, печать электронных компонентов и т.д.. Корпорация «ЗМ» (капитализация — 85 млрд долл.) на базе своих НИОКР получает более 1/3 дохода от продажи новых продуктов (в т.ч. в Волоколамске и Алабуге) — антикоррозийных, шлифовочных, абразивных, шумо- и теплоизолирующих материалов для автозаводов, электроники, энергетики, медицины, обустройства дома и т.д. (Ведомости 23.10.2013).
Googlе с 2013 г. купил Motorola, Mobility за 12,5 млрд долл., а в 2014 г. — продал ее Китайской Lenovo за 2,9 млрд (The Economist 30.01.2014). Американская компания решила не конкурировать на рынке смартфонов с азиатскими сборщиками, а сосредоточиться на новых средствах поиска информации (Googl Glass), робототехнических системах и электронной технике «умного дома».
Крупные компании России развивают экспорт химикатов — минеральных удобрений, аммиака и других полуфабрикатов. Однако основной спрос на инновации обеспечивает производство малотоннажных продуктов — катализаторов, антикоррозийных и других покрытий, фармацевтики, которые Россия преимущественно импортирует.
По данным The Global Innivation, фармацевтические ТНК Pfizer, Inezck, Jonson&Jonson (США), Ruche, Astra Zeneka (Англия), Sanjfi-Aventis (Франция), Novartis, GlaxoSmithkline тратят на НИОКР 13–20% объема продаж — больше, чем Samsung, Sony, Toyota, Gen. Motors, IBM, Honda и т.д. (4–6%).
Корпорация «Сибур» создала центры НИОКР, ответственные за инжиниринг инновационных проектов. По оргсинтезу, полимеризации, переработке композитов, патентованию и коммерционализации результатов в Томске, Тольятти, Воронеже, Красноярске. Это позволило разработать новые марки пластмасс, каучуков износостойких и лучше слепляемых с дорогой шин. Один из крупнейших в мире заводов по производству бутил-каучука для шин строится совместно с Индией.
Наукоемкой продукцией является пропилен новых пленочных марок (крупнейший завод построен «Сибуром» в Тобольске), вспенивающийся полистирол, в т.ч. механо-, химикостойкий, эластомерные материалы, лакокрасочная продукция, пигменты широкой цветовой гаммы, химические волокна и нити с улучшенными гигиеническими свойствами, стеклоткани, стекловолокно, стеклопластики, нетканые материалы новых поколений; органоминеральные удобрения с макроэлементами. До сих пор душевое производство пластмасс, синтетических смол, химических волокон и нитей в России было на порядок меньше, чем в США.
Российский рынок медпрепаратов (600 млрд долл.) и пищевых добавок (50 млрддолл.) на 80% занят импортом. Из 500 предприятий лишь десяток выпускает продукцию по международным стандартам качества. Индия заняла прочные позиции на мировом рынке лекарств, введя высокие налоги на их импорт, жесткий входной контроль сырья для субстанций, предоставив налоговые льготы и дешевые кредиты, особенно для фирм, выпускающих высококачественные субстанции и осуществляющих последние стадии синтеза.
Революция в медицине, связанная с автоматической оценкой генома человека (наподобие анализа крови) и развитием индивидуального, в т.ч. дистантного лечения с помощью современных технологий белкового, клеточного и нейронного анализа, замены человеческих органов и т.д., превращает эту отрасль в основной источник спроса на инновации.
Важнейшим заказчиком НИОКР становится топливно-энергетический комплекс (ТЭК). Ведущие зарубежные ТНК тратят на науку по 800–1000 млн долл. в год. США, благодаря субсидируемым государством инновациям, стали мировым лидером по добыче газа и нефти, включая сланцевую. Фрекинг используется на 500 тыс. скважин. Новые стандарты выброса пыли, ртути и других вредных веществ потребовали разработки и освоения энергоэффективных и экологичных двигателей, оборудования и технологий. Энергозатраты в США втрое ниже, чем в ЕС, что привело к росту производства в химии, металлургии, инфраструктуре, улучшению платежного баланса.
В научно-инженерном центре «Лукойла» создаются трехмерные модели месторождений, позволяющие снизить затраты и повысить безопасность бурения. Парогазовые установки Няганской ГРЭС, сооруженной финской компанией Forum, Сургутской ГРЭС-2 мощностью 5,6 гвт (у Саяно-Шушенской ГЭС 6,4 гвт) при комбинированной выработке электричества и тепла достигают КПД 80%. Новые установки на НПЗ в Туапсе, а также Новокуйбышевске, Рязани, Сызрани, Комсомольск-на Амуре, Саратове, Уфе увеличивают глубину переработки нефти с 72 до 90–99%, выход бензинов, в т.ч. Евро — 4 и 5, с 16 до 40–45%7.
Однако работа ТЭК в целом оценивается по экстенсивным (рост добычи и экспорта сырья), а не инновационным показателям (степень извлечения ресурсов, добавленная стоимость в расчете на единицу добычи, энергосбережение). Доминирующие в ТЭК крупные компании заинтересованы в фонтанирующих скважинах, а затем консервируют их. Извлечение нефти снизилось по сравнению с советскими годами (10–45%) и намного ниже, чем за рубежом. Число занятых в энергетике выросло по сравнению с 1980-м гг. вдвое, а в газовой отрасли — втрое при сопоставимом объеме производства. Не выводятся из эксплуатации устаревшие станции, а новое строительство обходится на 30% дороже, чем в ЕС.
Главный путь повышения наукоемкости ТЭК — энергосбережение на базе жестко контролируемых эколого- технологических нормативов. По расчетам экспертов, потребление энергии в России может быть сокращено в 3–6 раз за счет замены металлических труб на базальтовые, керамические и полимерные, создания энергоэффективных двигателей и технологий, лучшей теплоизоляции зданий, приборного учета распределения энергии, воды и тепла, многотопливных технологий, в т.ч. сжатия отходов и биомассы, перехода к новым светодиодным приборам. По оценке Всемирного банка (Ведомости 15.12.2013), энергосбережение принесет России 80 млрд долл. в год, позволит сократить площади добычи ресурсов, в т.ч. на арктическом шельфе.
Удорожание добычи на обводненных (более 85%) месторождениях повышает роль наукоемкой атомной, водородной, ветряной, солнечной, приливной энергетики, топлива из органического сырья, газогидратов и сланцев Баженовской свиты в Западной Сибири. Royal Dutch Shell и Газпромнефть подтверждают здесь крупнейшие в мире запасы легкой нефти. Огромные запасы сухого (метан) и жирного газа, содержащего этан, пропан и бутан на Ямале, позволяют России стать лидером по переработке сырья в дорогую высокотехнологичную продукцию; в этой связи намечен переезд офисов ряда компаний из Москвы.
Российская металлургия сумела заменить импорт труб большого диаметра, длинномерных рельсов для скоростных дорог, многих марок автолиста. Налажен экспорт титановых деталей, но в целом в выпуске преобладают металлозаготовки, а не наукоемкие коррозийно-стойкие и жаропрочные материалы, алюминиевые сплавы и композиты, многослойные интерметаллические материалы, биметаллы, супертонкая фольга.
Инновационные отрасли, в т.ч. атомная, лазерная, электронная остро нуждаются в редкоземельных (находятся в рассеянном состоянии) металлах (скандий, ниобий, иттрий, церий, саманий, неодим, лантан и др.). Китай контролирует 30–40% мировых запасов и 95% их поставку на мировой рынок. Россия занимает 2 место по запасам, но выпуск конечной продукции в 90х гг. был прекращен из-за ликвидации ряда высокотехнологичных потребителей. Современные наукоемкие технологии позволяют добывать металлы из техногенных образований — апатитовых, фосфогипсовых и других отвалов. В Якутии и Свердловской области весьма перспективна разработка вольфрамо-молибденовых руд с попутным извлечением висмута, лития, рения, бериллия и т.д.
Лесопромышленный комплекс (ЛПК) по запасам древесины (более 20% мировых) занимает 1 место в мире, но используется менее 10% по сравнению с 55–80% в США, Бразилии, Канаде, Скандинавии. Перестойный лес не оздоровляет, а загрязняет атмосферу. На экспорт идет сырье, а высококачественная бумага, картон и листовые стройматериалы, мебель импортируются. Современная техника позволяет бригаде в 20–30 человек заготавливать 50 тыс. куб.м. леса в год и перерабатывать в топливо все отходы. В России таможенно-налоговая система не стимулирует разработку и выпуск такой техники. Не организован сбор и переработка макулатуры, выпуск биоразлагаемой упаковки. Себестоимость целлюлозы выше, чем у конкурентов из-за высокого расхода энергии, воды, волокна. Удельная природоемкость конечной продукции выше, чем в развитых зарубежных странах по энергоемкости втрое, затратам земельных ресурсов — в 3–4, а лесных — в 4–6 раз. Лишь радикальные инновации могут решить проблему.
Не оправдала себя приватизация жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ). Частные управляющие компании (УК) и псевдотоварищества собственников жилья стали монополиями, тесно связанными с коррумпированной местной властью. За 15 лет услуги ЖКХ подорожали в 17,5 раз, резко выросла их доля в расходах бюджета, но средства были направлены не на инновации, невыгодные посредникам, а на бесконечный ремонт давно устаревших сооружений или прямо расхищались. Как показал опыт Москвы, при ликвидации ненужных посредников затраты на прокладку дорог, закупку оборудования и т.д. резко сокращаются.
Первая проблема ЖКХ — переход от разрешительной (для каждого проекта требуется 120–130 подписей чиновников) к уведомительной (после одобрения проекта градостроительным советом) организации массового строительства недорогих и энергоэффективных домов. Эффективная теплоизоляция стен, кровли и фундамента, специальная обработка углов и стыков, трехкамерные стеклопакеты, система искусственной вентиляции с теплообменниками и т.д. увеличивает стоимость дома на 10%, а расход энергии сокращается в 5–7 раз, дополнительные инвестиции окупаются за 7–10 лет.
Необходима массовая замена устаревших водопроводных (155 тыс. км.), канализационных (50 тыс. км.) тепло- и энергосетей. По данным Минэнерго и Госстата (НГ 26.11.2013), 68% труб не менялись более 25 лет, их износ превысил 70%, а потери тепла и воды за 10 лет выросли с 9 до 15–30%. Автоматизированные малые котельные, как показал опыт ряда областей, нередко позволяют отказаться от протяженных теплотрасс в северных регионах.
С помощью инновационных технологий организуется раздельный сбор и комплексная переработка отходов на компост, вторичное сырье (35% общей массы) и топливо с помощью плазмотронной и пиролизной (при температуре 600–800 градусов) технологии по опыту Японии, Ю. Кореи, ФРГ. Только 15% российских горожан по данным экологов дышат чистым воздухом, для 40% предельно допустимые концентрации вредных веществ периодически превышаются в 5–10 раз. В ряде регионов недостаточна очистка стоков, низко качество питьевой воды. В 27 субъектах РФ опустыниваются почвы на площади более 100 млн га.
Рост наукоемкости ЖКХ требует изменения экономической политики. Затраты на захоронение отходов на свалках (300–400 руб. за тонну) намного меньше, чем на их сортировку (1,300 руб.) и сжигание (3000 руб.), а закон не требует обязательной сортировки, вывоза и переработки отходов.
За последние два десятилетия Россия стала крупнейшим экспортером пшеницы, вывозится рис и растительное масло, улучшилось самообеспечение курятиной, свининой, сахаром. Однако спрос агропромышленного сектора (АПК) на российские инновации не вырос, хотя по правилам ВТО вложения в науку, инфраструктуру, агросервис, компенсацию чрезвычайных потерь, районы рискованного земледелия, в отличие от субсидий на производство и списание долгов не ограничиваются.
Во-первых, курс был взят на крупный иностранный и оффшорный бизнес, а не на высокотехнологичное фермерство. По данным Российского зернового союза, треть участников рынка работает по современным технологиям, используя зарубежную технику, семена, химикаты, логистику и т.д. Средняя урожайность пшеницы втрое ниже, чем в ЕС и США. Экспорт вырос лишь благодаря резкому (больше, чем в годы коллективизации) сокращению поголовья скота и расхода кормов. Более половины сельхозпродукции дают личные подсобные хозяйства с допотопной технологией.
Отрасли, не интересные крупному бизнесу, аквакультура (ее доля в России при исключительно высоком потенциале — 3%, а в мире — 50%), овощеводство, садоводство находятся в упадке. Площадь садов по данным Росстата в 1980–2013 гг. сократилась с 700 до 150 тыс. га из-за отсутствия системы сбыта и хранения, упадка сельскохозяйственной науки. Сбор яблок сократился до 0,5 млн т. (Китай — 50, США — 30 млн т) при спросе 6–8 млн т. Зимой импортируется до 80% картофеля, моркови, свеклы и других традиционных для России овощей.
Россия располагает 9% мировых сельскохозяйственных угодий, но производит лишь 1,5% сельхозпродукции. По данным Минсельхоза, за 15 лет площадь пашни сократилась на 10 млн га, более 30 млн га сельхозугодий используется не по назначению. Из 12 млн собственников земельных долей лишь 0,4 млн зарегистрировали свои права.
Во-вторых, АПК получает субсидии в основном в «откатоемких» и неэффективных формах. Ими распоряжаются не реальные производители, а банки, лизинговые и другие фонды, заемщиками часто выступают не имеющие опыта структуры, согласные оплачивать неоказанные услуги. Задолженность по кредитам достигает 2 трлн руб., графики их погашения нередко отсутствуют, средства через подставные фирмы уходят в оффшоры. В ЕС давно отменены погектарные субсидии, которые не стимулируют интенсивное земледелие, а также дотации по данным нередко «липовых» статотчетов. Наиболее эффективны прямые выплаты за фактическую реализацию продуктов в торговлю и на переработку.
Голландия по территории сопоставима с Московской областью, но лидирует в мире по экспорту продовольствия. Субсидии АПК отменены, кредиты наследственным фермерам под 1,2–2% годовых выдает свой кооперативный банк. Государство продает АПК газ и электричество по цене в 7 раз ниже, чем непроизвод­ственным потребителям, развивает научные центры, производ­ство элитных семян, скота, оборудования и т.д. В Швейцарии на автоматизированных фермах содержатся по несколько десятков голов скота, молоко реализуется через кооперативы.
В России курс на гигантские хозяйства с импортным стадом, оборудованием, технологиями, кормами, лекарствами и т.д. привел по данным Минсельхоза (НГ 7.02.2014), к сокращению поголовья коров в 1990–2013 гг. с 20,8 до 8,6 млн. Душевое производства молока (247 кг в год) ниже физиологической нормы (340 кг). Крупные иностранные компании, занимающие молочный рынок, блокируют российский МСБ. Разрыв между спросом (23 млн т) и производством (по данным Минсельхоза 19 млн т) покрывается за счет импорта сухого и консервированного молока (цена сырого молока в России — более 20 руб., а в ЕС — 14–15 руб. за литр). Предлагается списать долги и увеличить до 25 лет сроки кредитования. Еще Ходжа Насреддин предлагал за 30 лет обучить султанского ишака грамоте, рассчитывая, что за это время или ишак сдохнет, или султана свергнут, а деньги начнут поступать сразу.
В-третьих, не произошло радикальных изменений в научно-селекционной, дорожной, логистической, социальной инфраструктуре АПК.
Наконец, в-четвертых, спрос на науку сдерживают запреты на генно-модифицированные растения (ГМР), которые дают более 10% мирового урожая картофеля, сои, кукурузы и т. д., избавляя АПК от опасных инсектицидов и удобрений. Их использование, по данным Китайской академии сельскохозяйственных наук, снизило за полвека количество органических веществ в плодородном слое с 8–10 до 1–5%, приблизило 1/3 пашни к порогу бесплодия и опустынивания. Исследования ВОЗ не нашли вредных последствий ГМК. Без радикального роста спроса на инновации не дадут нужного результата госвложения в науку.
Предложение НИР, инноваций и системная организация связей между ними. Научно-техническая деятельность включает два тесно связанных, но разнородных по экономическому содержанию вида — фундаментальные исследования (ФИ) и инновации. ФИ — создание и систематизация новой информации об окружающем мире, обществе и человеке (разработка и экспериментально-логическая проверка новых гипотез, их обсуждение и публикация) включает также поисковые исследования (обоснование возможности, целесообразности и путей использования полученных результатов). ФИ могут развиваться на основе внутренней логики научных идей.
Результаты ФИ принадлежат человечеству в целом и с момента публикации общедоступны, например, информация о геноме человека, ряд операционных систем (Linux и др.). По оценке экспертов, научное знание увеличивается в 10 раз каждые 50 лет. Его прямой результат — публикации в ведущих журналах, а косвенный — развитие образования, культуры, занятости населения и высоких технологий (исследования подтверждают значимую корреляцию). Рыночная оценка не распространяется на ФИ, до 55% их объема в странах ЕС и 43% в США финансируются из бюджета (The Economist 31.02.2012), остальное из общественных фондов и средств крупнейших ТНК.
Британская ТНК «Astra Zeneca» (капитализация 72 млрд долл., чистая рентабельность — около 17%, акции в свободном обращении) ведет ФИ в области синтеза молекул и биопрепаратов, генных мутаций для создания индивидуальных лекарств в области онкологии, нарушений обмена веществ, иммунологии. Исследовательские команды создаются в ведущих университетах мира. На НИОКР тратиться 15–16% выручки, более 60% проектов ФИ порождают инновации. В крупнейшей по объему НИКР ТНК «GlaxoSmithkleinе» (более 94% акций в свободном обращении) 40 групп по 10–15 чел. ведут ФИ в области патогенеза заболеваний и механизма действия препаратов. От новой идеи до выхода на рынок проходит 12–15 лет, но более 3/4 ФИ (их тайна строго охраняется) успешны, 85% результатов (в среднем — 45–50%) разрешается к применению госорганами США. Их производство в 115 странах передается 87 заводам (Ведомости 12.11.2013).
Однако чаще практические результаты ФИ неочевидны. Г. Герц, открывший электромагнитные волны — основу современной радиотехники, счел их практическое применение «никаким». ФИ превращения химического излучения ряда морских организмов, грибов, жуков, червей в видимые излучения в Красноярском университете позволяют создать новые аналитические инструменты для биотехнологий, медицины, экологии. Исследование крупнейшего в мире Васьюганского болота в Томском университете привело к открытию новых бактерий для добычи серы и перспективных для АПК видов растений. Однако тираж научных журналов в России в 1991–2010 гг. сократился, по данным В. Иноземцева (Ведомости 3.10.2011), более чем в 11, а посещаемость научных библиотек — в 70 раз. Россия выступает как донор мировой науки, результаты бюджетных ФИ реализуются за рубежом, куда уезжают их носители.
По данным национального научного совета США (МК 10.02.2014), доля США в мировых затратах на НИОКР в 2001–2013 гг. сократилась с 37 до 30%, ЕС — с 26 до 22%, а Китая — выросла с 5 до 15%. В результате удельный вес Китая в мировом рынке высоких технологий вырос с 8 — до 24% (США — 27%).
Россия, по оценке НИИ интеллектуальной собственности, еще лидирует по численности научных работников (около 10% мировой), но использует свой потенциал на 3%, занимая менее 1% мирового рынка высоких технологий. По данным Минобрнауки (КП 2.02.2014), бюджетные расходы на гражданскую науку в 2005–2011 гг. выросли втрое (4–5 место в мире). Созданы центры коллективного пользования, возрождаются мегапроекты на базе новых установок — пучкового реактора в Гатчине, термоядерного — в Троицке (Москва), ускорителя в Дубне (Московская обл.), но результативность не выросла8.
1. Необходима системная реформа, включая разработку и утверждение Советом при Президенте РФ (а не чиновниками) после широкого обсуждения научной общественностью перечня приоритетных междисциплинарных проектов ФИ, сопоставимых для различных уровней управления. В современной науке выделяется около 100 основных направлений, по 17 из которых Россия пока лидирует (ядерные, космические, оптолазерные, биохимические, информационные НИР, математика, новые материалы) или может вернуть лидерство за 5–7 лет.
2. Создание надежной ротируемой и гласной экспертной системы с четкой процедурой оценки научных, а не только бухгалтерских результатов ФИ, конкурсов на гранты, кадровых решений, законодательное закрепление статуса с процедурой заключения целевых контрактов и грантов как формы государственно-общественной поддержки ФИ без бюрократической процедуры утверждения заявок в пределах общего лимита.
3. Инвентаризация реальных результатов ФИ с последующим закрытием или консолидацией неэффективных НИИ, что позволит резко поднять оплату в ведущих коллективах (старший научный сотрудник, доктор наук в институте РАН в Москве получает меньше водителя троллейбуса. Стипендия аспиранта и оплата руководства НИИ в ЕС различается в 5–10, а в России — более, чем в 100 раз. По оценке Президента РАН В. Фортова, материальная база РАН изношена на 70%.
По опыту США необходима налоговая скидка и ускоренное списание расходов на покупку оборудования при росте расходов на НИР в естественных и физико-математических науках с привлечением сертифицируемого исследовательского консорциума, в т.ч. энергетического, включая университеты и НИИ. Правовое обеспечение совместных, в т.ч. многосторонних альянсов по инновационным проектам позволит четко установить права на интеллектуальную собственность с возможностью ее передачи разработчикам.
Основой организации ФИ должны стать комплексные научно-образовательно-культурные центры — университеты, НИИ РАН (по оценке экспертов, на эту роль претендуют 50 из 450 учреждений), государственные и публичные (самоуправляемые) организации. При этом университеты нуждаются в большей внешней (привлечение сотрудников извне) и внутренней мобильности (объединение факультетов в междисциплинарные школы со свободным переходом на другую специализацию, массовые стажировки в ведущих НИИ), широком участии студентов в НИОКР, а преподавателей — в управлении через ротируемые экспертные и кадровые комиссии, выборность всех административных постов.
4. Основой финансирования ФИ становятся гранты, госзаказы и собственные фонды, эндаументы. В США они получают доход от университетских больничных сетей, внешних инвестиций, летних семестров, центров оценки и переобучения персонала9. Получать гранты должны научные коллективы, а не организации, чьи руководители фактически выбирают темы НИР и оценивают их результаты. Более 150 тыс. сотрудников РАН, по оценке В. Фортова, публикуют 55% научных статей, но получают только 17% финансирования.
5. Новая система подбора и продвижения кадров, по оценке экспертов, должна включать постоянных сотрудников, аттестуемых раз в 5 лет, возрастных консультантов, не имеющих права занимать организационные должности, сотрудников на длительных (3–5 лет) целевых контрактах, в т.ч. в центрах передовых исследований при ведущих НИИ и на временных ставках (постдоки) при гласной конкурентной системе. Система networking помогает соискателям узнать о вакансиях, критериях их замещения, кадровых интервью.
Современная организация нововведений требует уточнения их определения. Й.Шумпетер отнес к базисным инновациям и инновациям — следствиям новые комбинации производительных сил (нововведения в продукции, технологиях, средствах производства, формах его организации, освоение новых рынков, материализующие новое знание и приносящие коммерческий результат). Они начинаются с инновационного маркетинга — выявления проблем потенциальных потребителей, которые могут быть решены за счет нововведений, определения их оптимальных параметров и предельной цены, а также инновационного бенчмаркинга — анализа конкурирующих нововведений, опыта их эксплуатации, межфирменных и обратных связей.
Затем следует проектирование технико-экономических заданий на новые изделия, технологию, оборудование, организацию производства, освоение новых рынков, подготовку кадров, их разработка в качестве единой инжиниринговой системы и ее освоение, включая приобретение и монтаж оборудования и оснастки, организацию кооперирования, патентования и продажи инноваций В их перечень следует включить разработку и освоение новых синтетических материалов, методов управления знаниями и интеллектуальным капиталом, межфирменными связями и логистикой.
В инновационной экономике особую роль играют социальные, политические, культурные, организационно-управленческие нововведения, востребованные не отдельными предприятиями, а хозяйственной системой в целом. Они требуют от новаторов умения налаживать социальные коммуникации, выстраивать отношения сотрудничества. Инновации в этих условиях можно определить как выявление и удовлетворение новых потребностей бизнеса, домохозяйств и общества.
Инновации в России до сих пор не стали органичной основой экономической системы. По данным НИИ интеллектуальной собственности, она не принимается как залог под кредиты. Из 270 тыс. зарегистрированных в 2013 г. патентов менее 2% поступило в коммерческий оборот, затем уплата пошлин прекращается и информация уходит за рубеж, где патенты зарегистрированы бесплатно. Более 65% инноваций инвестирует государство и менее 30% — бизнес, в странах ОЭСР — 70%). В структуре затрат на технические инновации преобладает покупка оборудования (более 50%) НИОКР (27%), проектирование и подготовка производства (12%), а не приобретение технологий (1,5%) и подготовка персонала (0,2%) (Инновации в России: статистический сб. — М., 2010. — с. 83). Прогноз научно-технологического развития РФ на 2014–2030 гг. не содержит необходимых для управленческих решений описаний перспективных технологий, данных о возможном объеме их продаж, графика вывода на рынок и т.д.
Инновационная система часто трактуется в литературе в широком плане как система «наука-производство-потребление», включающая совокупность взаимодействующих организаций науки, производства, инновационной инфраструктуры и инновационную политику государства. Система управления изменениями соединяет планово-нормативные, рыночные и смешанные планово-рыночные отношения. Формы связи науки и инноваций включают, во-первых, правовые и неформальные нормы создания, регистрации, движения и использования интеллектуальной собственности и, во-вторых, инфраструктурные организации, способствующие превращению знаний в инновации, в т.ч. институты и банки развития, инвестиционные и венчурные фонды, инжиниринговые центры, технопарки, технополисы и т.д.10
За последние годы условия деятельности инновационной системы существенно усложнялись. Жизненный цикл инноваций сокращается. От начала разработки до продаж Боинг-787 прошло 9 лет, а мобильника iPhone — всего 2 года (2005–2007 гг.), но для новых материалов (Кевлар, сверхпрочное стекло для смартфонов и т.д., лекарства на основе генома человека) цикл достигает 20 лет. Новые математические методы анализа больших массивов информации позволили Гарварду и Массачусетскому технологическому институту привлечь через социальные сети миллионы желающих исследовать физические свойства более 100 тыс. материалов, также 2,3 млн соединений, пригодных для создания солнечных батарей. По оценке Cisco, в 2014–2020 гг. с 2 до 7 млн вырастет число компьютерных устройств (гаджеты, смартфоны, медицинские, домашние, промышленно-транспортные и другие приборы), имеющих выход в Интернет и способных обмениваться информацией без участия человека. Доля автоматически генерируемой информации вырастет до 40% (НГ. 2013. № 51).
Это требует коренного изменения законодательства об интеллектуальной собственности, технологических нормативов, правил взаимодействия и статуса НИИ, предприятий и их альянсов, индикаторов инновационного потенциала и эффекта. Фирмы не могут развивать НИР по всем направлениям своей специализации и должны активно сотрудничать на длительной основе с университетами и другими научными центрами в различных странах. Акционирование государственных НИИ расширяет возможности их коммерческой деятельности. При этом Восточная Азия обогнала США и ЕС по доле в мировых НИОКР (соответственно 36, 29 и 24%).
Российские специалисты предложили модели организации открытого потока технологий в условиях глобальной конкуренции11, новую базу отношений науки, государства и бизнеса12, системную программу научно-производственной кооперации, основанную на горизонтальных связях предприятий, ведущих НИИ и зарубежных ТНК в условиях новой индустриализации13.
В Китае действует более 400 территорий опережающего развития, 75 зон новых и высоких технологий, 43 свободные таможенные зоны, 14 зон приграничного сотрудничества. На их долю приходится 46% ПИИ, 60% экспорта, 20% ВВП (НГ 5.02.2014). В России также зарегистрированы инновационные центры различных типов14. Российская венчурная компания (чистая рентабельность — до 24%) создала 10 фондов для поддержки высокотехнологичных стартапов. По размеру венчурных инвестиций России заняла 2 место в Европе и 5 в мире, причем доля фондов, нуждающихся в господдержке в 2010–2013 гг. сократилась с 39 до 13% (Expert Online. 11.02.2014).
Доход инновационных фирм МГУ превышает 5 млрд руб. в год, по их разработкам построено несколько заводов. К числу регионов с развивающейся инновационной системой отнесены ЯНАО (инфраструктурный проект «Северный широтный ход»), Ямальский завод СПГ, морской порт Сабетта), Москва (74 место в рейтинге инновационных городов мира), Калужская (лидер по душевым ПИИ), Ульяновская области (по оценке ЕБРР самый низкий в России уровень коррупции) и ряд других областей, Татарстан (максимальная доля промышленности — 44% и малого бизнеса — 25% (ВРП) и др. (Известия. 26.01.2014).
Однако административные барьеры, слабость инфраструктуры и налоговых льгот не позволяют разобщенным и дублирующим друг друга звеньям инновационной системы встроиться в глобальные цепи создания стоимости на равноправной основе. По данным Минэкономразвития (НГ 20.02.2014), энергоносители, химикаты и металлы составляют 84%, а машины, оборудование, транспортные средства, военная техника — лишь 5% экспорта, причем кредитную, страховую и гарантийную поддержку получает лишь 0,1–0,2% несырьевого вывоза, а его налогообложение выше, чем в Китае, Германии, Канаде. Стартапы создаются в основном в сфере электронной коммерции и приложений для мобильных устройств, нередко после первого успеха они перерегистрируются за рубежом, где спрос на инновации гораздо выше. Технопарки в большинстве случаев действуют не как некоммерческие партнерства с участием местной администрации, как это принято в Финляндии и других лидирующих по инновациям странах, а как коммерческие ООО, ЗАО и т.д. Они оказывают арендные, но не высокотехнологичные услуги в области инновационного прогнозирования и маркетинга, оценки, отбора и стимулирования инновационных проектов, оценки перспективности потенциальных участников альянсов, кластеров, консорциумов и т.д., организации совместно с фондами развития кредитного, грантового и облигационного финансирования.
Общие выводы.
1. России необходим революционный переход от рентно-долговой к инновационной экономике на базе общественно-договорной политики, ликвидации кланово-клиентских отношений власти и бизнеса, широкого международного сотрудничества, в т.ч. в Евразийского экономического союза. Иначе Россия обречена на поражение в мировой конкуренции.
2. Принятые до сих пор частные меры не преодолели отставание в новой индустриализации и инновационном развитии. Необходимо качественное изменение отношений власти, бизнеса и общества на основе стратегического планирования, системы социальных стандартов, эколого-технологических и экономических нормативов.
3. Главная проблема — развитие внутреннего платежеспособного спроса на инновации со стороны крупного, среднего, малого бизнеса и домохозяйств, ВПК, медицины, машиностроения, АПК, ЖКХ и других новых и уже сложившихся секторов экономики на базе ликвидации оффшорных монопольных конгломератов, преобразования хозяйственного законодательства, налоговой реформы и т.д.
4. Широкое исследование мирового и отечественного опыта создает базу для реформирования оборота интеллектуальной и промышленной собственности, статуса фундаментальной науки, правовой и организационной базы инноваций и всей инновационной системы с учетом происходящих в последние годы изменений.


Первая часть статьи

Сноски

1 Корнейчук Б. Теоретические и идеологические основы доктрины новой индустриализации // Вопр. экономики. — 2014. — № 3.
2 Pathways to industrializations in the twenty first century: new challenges and emerging paradignes / A. Stirmai, W. Nanie, L. Alwrta (ets.). — Oxford: Oxford University press, 2013.
3 Westhamper E. Towards re-industrialitation in Europe a concept for manufacturing for 2030. — Berlin, Springer, 2013.
4 Бляхман Л.С. Новая индустриализация: сущность, политико-экономические основы, социально-экономические предпосылки и сопровождение // Пробл. современной экономики. — 2013. — № 4. — С.25–36.
5 Кузнецова Т., Рудь В. Конкуренция, инновации и стратегии развития российских предприятий // Вопр экономики. — 2013. — № 12.
6 Побиваев С. Рынок телекоммуникаций: турбулентное развитие и непредсказуемые победители // Экон. стратегии. — 2013. — № 7.
7 Асташов Ю. Золотой век российской нефтепереработки: итоги и перспективы // Вопр. экономики. — 2012. — № 2.
8 Сагдеев Р. Система финансирования — один из главных минусов российской науки // Экон.стратегии. — 2013. — № 6.
9 Варшавский А. Проблемы науки и ее результативность // Вопросы экономики. — 2011. — № 1; Сагдеев Р. Система финансирования — один из главных минусов российской науки // Экон. Стратегии. — 2013. — № 6.
10 Никифорова А. Инновационные центры: основные концепции и подходы // Экон. стратегии. — 2013. — № 7.
11 Голиченко О.Г. О модели развития, основанной на диффузии технологий // Вопр. экономики. — 2012. — № 4.
12 Шилов А. Инновационная экономика: наука, государство, бизнес // Вопр. экономики. — 2011. — № 1.
13 Системные основы соединения науки с производственным сектором как основной фактор новой индустриализации России /В. Шапаров, А. Агеев, В. Зеленский, Е. Логинов // Экон. стратегии. — 2013. — № 2
14 Там же.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия