Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (52), 2014
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Анисимов И. М.
начальник Управления (агентства) недвижимого имущества Колпинского и Пушкинского районов Ленинградской обл.,
кандидат экономических наук


Соотношение конкуренции и кооперации участников рыночной экономики
Статья содержит попытку определения границ соотношения конкуренции и сотрудничества субъектов рынка. Выделяются типы сотрудничества участников экономической деятельности. Большое внимание уделено проблеме спекуляции и возможностям борьбы с этим негативным экономическим явлением
Ключевые слова: экономическая гармония, инфраструктура, конкуренция, кооперация, соперничество, сотрудничество, спекуляция, субъект рынка
УДК 330.1; ББК 65.01   Стр: 66 - 70

Рыночная экономика построена и функционирует на основе свободной конкуренции её участников. Сам термин «конкуренция» произошёл от латинского слова «concurrere», что в переводе означает «сталкиваться» или «соперничать». В экономическом смысле конкуренция означает соперничество субъектов рынка за лучшие условия и результаты коммерческой деятельности. Производители товаров, работ и услуг вступают в борьбу между собой за покупателей (потребителей) и за доли рынка, стремясь реализовывать как можно больше производимых ими рыночных продуктов (товаров, работ, услуг), максимизируя тем самым свою прибыль.
Такой принцип хозяйственной деятельности считается эффективным для всех сторон: для потребителей (поскольку, привлекая покупателей и сдерживая конкурентов, производители стремятся снизить цены на свою продукцию и улучшить её качество), для самих производителей (им предоставляется свобода хозяйственной деятельности), наконец, для экономики в целом (такая система обеспечивает распределение экономических ресурсов в пользу тех участников, которые используют их с наименьшими издержками и с наибольшей выгодой).
При этом открытым остаётся вопрос — существуют ли пределы конкуренции между участниками рынка? Исчерпывается ли взаимодействие производящих однородную продукцию рыночных субъектов только соперничеством и борьбой, или же есть и другие формы, противоположные конкуренции (соперничеству) и предполагающие некую кооперацию (то есть, сотрудничество участников рынка). Наконец, если эти, другие формы взаимодействия участников рынка существуют, где проходит граница между сферой конкуренции и сферой кооперации участников рынка?
В предлагаемой вниманию читателей статье автор постарается ответить на эти вопросы.
Для начала оговоримся, что в целях настоящей работы автор будет использовать терминологические пары «конкуренция-кооперация» и «соперничество-сотрудничество» как равноценные. Хотя понятно, что семантически они могут различаться, но это уже представляет собой тему для отдельного исследования.

1. Конкуренция и типология сотрудничества в рыночной экономике
При непосредственном производстве и реализации товаров, работ и услуг ни о каком сотрудничестве между участниками рынка и речи быть не может. Как справедливо отмечает Д.А.Петров, конкуренция представляет собой деятельность хозяйствующих субъектов, осуществляемую каждым из них самостоятельно, независимо друг от друга [10, C.10].
И действительно, во всех отраслях экономики участники рынка действуют по принципу «каждый сам за себя», а их совместные действия рискуют попасть под пристальное внимание государственных регулирующих органов, которые справедливо опасаются таких явлений, как сговор участников рынка, направленный на неосновательное обогащение и нарушение законных интересов покупателей. Продажа производимой продукции — это основной (в большинстве случаев — единственный) источник прибыли участника рынка, а получение прибыли и её максимизация, в свою очередь, является основной (тоже в большинстве случаев — единственной) целью участников рынка.
Сразу следует отметить, что в действительности, сотрудничество участников рынка возможно из логики социально-экономической системы (то есть, в более широком смысле): сотрудничество субъектов, по своей природе призванных соперничать друг с другом будет носить характер некоего общественного соглашения или договора.
Можно выделить несколько типов возможного сотрудничества конкурирующих между собой участников рыночной деятельности.
Первый тип — это сотрудничество непосредственно в той области, в которой участники призваны конкурировать между собой. В этом смысле сотрудничество может означать либо занижение цен, что ведёт к снижению прибыли (в перспективе — к вытеснению с рынка) тех, кто не участвует в сговоре (что противоречит их основным экономическим интересам), либо завышение цен, что действительно означает получение необоснованно высокой прибыли за счёт покупателей (что признано правонарушением и преследуется по закону). Поэтому в сфере непосредственного производства и продажи рыночной продукции (товаров, работ, услуг) конкуренция считается экономически эффективной.
Учитывая, что предпосылка об эффективности конкуренции распространяется на всех участников рынка, принцип свободной конкуренции (свободы соперничества) возведён в ранг закона и охраняется государством, в условиях рыночной системы хозяйствования. То есть, утверждение об эффективности конкуренции стало основой для превращения последней в норму права — экономическая эффективность влечёт за собой правомерность.
Однако конкуренция позволяет достичь положительного эффекта лишь в краткосрочной перспективе (максимизация прибыли носит именно такой дискретный характер). Но при этом, как подчёркивал в своё время Йозеф Алоиз Шумпетер, краткосрочные преимущества могут обернуться долгосрочными слабостями [13, C. 461]. Поэтому, даже в условиях рыночной экономики, существуют сферы деятельности, в которых просто свободная конкуренция не является эффективной и достаточной для обеспечения роста и развития хозяйственной системы. Наоборот, для достижения положительного результата (как для экономики в целом, так и для отдельных её участников) требуется сотрудничество участников рынка, скоординированность их действий и взаимопомощь.
Такое сотрудничество участников рыночной деятельности как раз и будет носить характер упомянутого выше общественного соглашения или договора, будет иметь отчасти социальную природу и может рассматриваться уже как элемент не просто рынка, а социально-экономической системы. То есть, сотрудничество участников рынка расширяет сферу анализа их деятельности и должно анализироваться на междисциплинарном уровне (очевидно, на стыке экономики и социологии, возможно даже, культурологии). Здесь мы вплотную подходим к утверждениям С.П.Капицы о востребованности междисциплинарного синтеза представлений человечества о мире [5, C.128]
Достаточно интересной является точка зрения Д.Р. Гатауллиной, которая полагает, что сотрудничество между участниками рынка целесообразно в сфере инновационной деятельности предприятий (кооперация участников рынка для разработки, внедрения и продвижения на рынок новых технологий и способов их применения). При этом, инновационное сотрудничество рассматривается данным автором не как противоречащий конкуренции элемент, но, напротив, как фактор повышения конкурентоспособности [2].
Инновационное сотрудничество участников рынка мы отнесём ко второму возможному типу сотрудничества участников рыночной деятельности. Такое сотрудничество может происходить, в том числе, в форме слияний и поглощений, включая приобретение небольших долей. Характерным примером является альянс одной из крупнейших японских компаний по производству автомобилей Toyota Motor Corporation с американским автопроизводителем Tesla Motors с целью совместной разработки и внедрения высокотехнологичного автомобиля на электрической тяге.
Экономическая деятельность участников рыночной экономики, таким образом, может быть разделена на два взаимоисключающих понятия (то есть, произведено дихотомическое деление): конкурентная и кооперационная (неконкурентная) деятельность, или соперничество и сотрудничество. Если сотрудничество можно дословно определить как совместный труд для достижения какой-то общей цели, то соперничество — как стремление опередить остальных в достижении одинаковой (схожей для каждого) цели.
Рассмотрим соотношение конкуренции и кооперации между участниками рыночной экономики более подробно.
Конкуренция между участниками рынка наблюдается тогда, когда они стремятся получить (каждый — для себя) как можно большее количество некоего ограниченного ресурса, присутствующего на рынке. Для производителей товаров, работ и услуг таким ресурсом являются, в первую очередь, платежеспособные потребители производимых ими продуктов. От количества привлечённых платежеспособных потребителей (покупателей) зависят доходы и, в целом, успешность функционирования производителей товаров, работ и услуг.
Однако, для того, чтобы покупатели в принципе пришли на рынок и заинтересовались продукцией, предлагаемой конкурирующими между собой производителями, также необходимо создать некоторые условия. Помимо внедрения инноваций это может быть, например, создание и обеспечение деятельности институтов контроля качества продукции (пресечение недобросовестности), защита интересов рынка во взаимодействии с государством, наконец, создание объектов, необходимых для использования покупателями обращающейся на данном рынке продукции.
Наглядным примером последнего из перечисленных инфраструктурных вопросов могут послужить объекты инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры, обеспечивающие функционирование рынка недвижимости и необходимые для использования продукции данного рынка (жилых и коммерческих нежилых зданий и помещений).
Все перечисленные выше проблемы относятся к инфраструктуре рынка, не приносящей прибыли напрямую, однако обеспечивающей её получение участниками рынка. Для эффективного решения этих проблем необходимо объединение усилий конкурирующих участников рынка. Это становится причиной создания участниками различных видов коммерческой деятельности ассоциаций, союзов и иных объединений, призванных решать общие проблемы и заниматься созданием инфраструктуры рынка.
Таким образом, участники рынка конкурируют друг с другом в производственной деятельности, но сотрудничают друг с другом в инфраструктурном развитии. Они борются за покупателей, завоёвывают рынок, «отбивают» друг у друга клиентов. Но, при этом, они вынуждены общими усилиями создавать инфраструктуру рынка, чтобы на него приходили покупатели (привлекать покупателей на рынок в целом).
Получается, что конкуренция между участниками рынка осуществляется в локальных и краткосрочных вопросах (максимизация продаж и прибыли), то есть в сфере непосредственного производства, а сотрудничество — в глобальных и долгосрочных целях (создание рыночной инфраструктуры), обеспечивающих последующий жизненный цикл создаваемого продукта и, в целом, последующую деятельность участника рынка. Другими словами, конкуренция нацелена на движение участников рынка вперёд, а кооперация — на создание условий для их дальнейшего движения вперёд.
Такое инфраструктурное сотрудничество участников экономической деятельности в рыночной экономике мы отнесём к третьему типу сотрудничества.

2. Конкуренция: спекуляция и добросовестность сделки
Считается, что создавать, поддерживать и развивать инфраструктуру рынка должно государство. Но на практике реализация этого утверждения осложняется двумя проблемами: во-первых, государство во многих случаях элементарно не успевает за динамикой развития рынка и не в состоянии обеспечить его потребности; и, во-вторых, государство, решая принципиально иные чем бизнес задачи, может не вполне представлять себе, какая именно инфраструктура нужна для эффективного функционирования рынка и, таким образом, может создать невостребованную инфраструктурную базу. Хотя это не означает, что государству следует полностью устраниться от решения проблем создания рыночной инфраструктуры — суть вопроса состоит в том, что для эффективного решения проблем необходимо сотрудничество и взаимодействие не только между участниками рынка, но и государства с участниками рынка.
Ещё одной проблемой, требующей сотрудничества участников рыночной экономики, является проблема спекуляции. Спекуляция является достаточно сложным, многосторонним явлением и присутствует во многих аспектах общественных отношений. В литературе приводится большое количество определений этого понятия, трактующих его с различных сторон жизни общества. А поскольку спекуляция является не только насущной проблемой рыночной (и не только рыночной) экономики, но и шествует рука об руку с тем же соперничеством, остановимся подробнее на раскрытии этого понятия.
Изначально термин «спекуляция» происходит от латинского слова speculatio, что означает выслеживание или высматривание. В общем смысле спекуляция подразумевает использование каких-либо обстоятельств или чьих-либо затруднений в своих интересах.
В философии спекуляция обозначает отвлечённое рассуждение, выводимое без обращения к опыту (созерцательное мышление, поверхностное, неглубокое по своему содержанию суждение); в этом смысле спекулятивное суждение отождествляется с умозрительным.
Также, интересное замечание приведено в Толковом словаре живого великорусского языка В.И.Даля: одним из значений слова «спекулятор» является не что иное, как палач. Это определение приводится наряду с другими, тяготеющими к классическим, расшифровками слова «спекуляция»: в этих смыслах спекулятором мог называться предприимчивый, оборотливый человек, в промышленных и торговых делах, а также шпион или разведчик (высматривающий, проводящий рекогносцировку).
В современной экономике спекуляция имеет множество значений, самое конкретное из них — это получение дохода за счёт положительной разницы между ценой покупки и ценой продажи какого-то товара (в этом смысле любую торговую операцию можно считать спекулятивной).
В современной экономической теории (как и в финансовой практике), предполагающей доминирование свободного рынка, где получение выгоды (дохода) из разницы цены покупки и цены продажи актива, является, можно сказать, основой основ, наблюдатели стараются провести границу между спекуляциями и обычными торговыми операциями, а также между спекуляциями и инвестициями. В результате, окончательной, согласованной позиции, какие торговые операции следует относить к спекуляциям, а какие — к «добросовестным сделкам» (в том числе — к инвестициям), до сих пор не выработано.
Правовое определение спекуляция нашла в законодательстве Советского Союза, где любая частная торговля, преследующая цель получения прибыли, противоречила господствующей в обществе и государстве идеологии. Понятно, что в таких условиях правовое регулирование спекуляции могло быть отнесено исключительно к сфере компетенции уголовного права. Так, Уголовный кодекс РСФСР 1960 года определял спекуляцию как скупку и перепродажу товаров или иных предметов с целью наживы. Каралось такое деяние достаточно строго — спектр наказаний, в зависимости от степени тяжести, варьировался от штрафа в размере до трёхсот рублей (при базовой ставке зарплаты инженера в советские годы в 120 рублей в месяц) до лишения свободы до двух лет с конфискацией имущества или без таковой. Если спекулятивная деятельность обвиняемого носила регулярный, устойчивый характер и признавалась промыслом, либо совершалась в крупном размере, наказание ему грозило уже в размере от двух до семи лет лишения свободы с конфискацией имущества.
В современной правоприменительной практике под спекуляцией иногда понимается запрещённая законодательством скупка и перепродажа товаров по завышенным ценам с целью наживы. Сразу оговоримся, что в условиях рыночной экономики доказать факт именно спекуляции крайне затруднительно (кроме прямого законодательного запрета конкретной деятельности и её случаев), так как при свободном ценообразовании практически невозможно определить, с какого именно уровня цены можно считать завышенными.
Понятие спекуляции в современной правовой практике тесно связано с понятием добросовестности, которое также является достаточно размытым и не имеет точного юридического определения. Некоторые исследователи даже считают добросовестность понятием с открытой структурой — то есть, понятием, все признаки которого перечислить невозможно[4, C.138].
Нам ближе всего позиция, согласно которой понятие добросовестности регламентируется, скорее, морально-нравственными рамками, нежели только государственно-правовыми (последние, как правило, существенно уже первых и часто входят в их состав, но эти рамки могут и различаться друг с другом). Поэтому согласимся с мнением В.П. Грибанова, определяющего добросовестность как обязанность соблюдения кем-либо правил морального порядка [3, С. 209]
В российском законодательстве, добросовестность, не имея базового определения, тем не менее, фигурирует в специальных нормах права, в том числе — напрямую связанных со спекуляцией. Так, в пункте 9 статьи 4 Федерального закона № 135-ФЗ от 26.07.2006 «О защите конкуренции» приводится определение недобросовестной конкуренции.
Под недобросовестной конкуренцией подразумеваются любые действия хозяйствующих субъектов, которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.
То есть, понятие добросовестности отечественный законодатель напрямую связывает с соблюдением не только законов, но и принятых в обществе обычаев и иных правил (источников права). При этом, понятие добросовестности имеет ещё и экономическую основу — недобросовестными действия могут быть признаны только в случае причинения убытков третьим лицам. Таким образом, в широком смысле добросовестность является трёхсторонним понятием, имея правовые, экономические и морально-нравственные (культурные) корни.
Законодательное закрепление понятия добросовестности для обеспечения возможностей сдерживания недобросовестных действий участников рынка затрудняется высокой степенью субъективности в оценке данной категории в интересах хозяйственного права. Поэтому и понятие спекуляции в условиях рыночной экономики достаточно трудно закрепить законодательно, так же как и практически невозможно предусмотреть эффективные меры государственной защиты добросовестных участников рынка от спекулянтов.
Когда отсутствует законодательно закреплённый порядок расчёта стоимости товаров, работ или услуг, хозяйствующие субъекты достаточно вольны в определении своих продажных цен и проверить обоснованность их повышения либо понижения становится достаточно сложно. В этих случаях контрольным органам (как правило — Федеральной антимонопольной службе) необходимо проводить проверку соответствия продажных цен, установленных хозяйствующими субъектами, неким средним по отрасли показателям себестоимости продукции и нормы прибыли (то есть, фактически — обычаям делового оборота). Обязательность соблюдения таких средних показателей достаточно легко оспаривается в судебном порядке.
Из поля зрения закона выпадают ситуации, когда необоснованно высокая цена некоторого актива (например — объекта недвижимости для ведения торговли) или необоснованно низкая цена некоторого товара устанавливается в условиях конкуренции, то есть, организацией, не занимающей доминирующее положение на рынке. При этом, услуга по этой необоснованной цене может быть оказана только себе в убыток. Таким образом, устанавливающий необоснованную цену спекулянт ограничивает доступ на рынок другим организациям (действующим добросовестно и в соответствии с законом), в результате чего оказывается негативное влияние на конкуренцию. Перечисленные выше признаки ограничения конкуренции здесь налицо: имеет место и ограничение числа хозяйствующих субъектов, и необоснованный рост (снижение) цены товара.
По нашему мнению такая, спекулятивная деятельность, несмотря на ярко выраженный негативный (можно даже сказать — вредительский) характер, выпала из поля зрения антимонопольного регулирования по одной причине. Дело в том, что антимонопольное регулирование до сих пор базируется на одном старом, фундаментальном постулате ортодоксальной экономической теории (настолько старом, что современными учёными-экономистами, в частности — представителями направления эволюционной экономики [9, C. 83–91, он уже признан устаревшим). Речь идёт о предпосылке, что все участники экономической деятельности действуют рационально и преследуют цель максимизации прибыли.
На практике это не всегда так. Наоборот, реальные действия хозяйствующих субъектов зачастую противоречат всякому здравому смыслу. Недаром ещё Джон Мейнард Кейнс называл психологию делового мира «неуправляемой и непокорной» [6, C. 290].
Последователи современной концепции ограниченной рациональности провели ряд экспериментов, доказавших, что построенные на классических постулатах модели рынка вообще не предполагают наличия спекулятивной торговли, не говоря уже о спекулятивных пузырях [12]
Тогда как на практике это явление не только имеет богатую историю, но и постоянно прогрессирует, становясь всё более распространённым.
Нерациональные действия участников рынка происходят, как правило, в период повышенного, ажиотажного спроса на какие-либо рыночные блага, когда объём спроса превышает его обоснованное значение (порой — в разы). Эти периоды ажиотажного спроса увеличивают спекулятивную составляющую цен на рыночные активы и используются некоторыми участниками рынка для молниеносного получения крупных доходов. Когда спекулянты насыщаются и уходят с соответствующего рынка, раздутый ими пузырь лопается и данный рынок переходит в фазу спада, за которым часто следует длительная стагнация, сопровождающаяся убытками и разорением, в том числе и многих добросовестных участников. В этом случае нерациональные действия одних участников рынка являются результатом спланированных и, при этом, вполне рациональных (но не вполне добросовестных) действий других участников.
То есть, во многих случаях, речь не идёт о каких-то ошибочных действиях — участники вполне ясно представляют себе последствия и желают их наступления. Просто последствия могут быть нерациональными в краткосрочной перспективе, но вполне рациональными в долгосрочной. Примерами таких «квазинерациональных» действий, помимо ажиотажной скупки активов по искусственно раздутым, необоснованным ценам, могут быть, например, действия участников рынка по завышению аукционных цен продажи недвижимости в конкретном районе или городе, чтобы не допустить прихода на рынок конкурентов. Возникшие в результате убытки (от завышенной цены земельного участка или нежилого здания) спекулянт рассчитывает возложить, в конечном итоге, на плечи потребителей его товаров, работ или услуг. Ведь если он удержится на рынке в качестве единственного продавца, он, в рамках собственной логики сможет повышать цены, не боясь конкуренции.
Ещё одним примером спекуляции (характерным для ситуации с участием государства на рынке коммерческой недвижимости в качестве продавца и арендодателя) является участие в аукционах с целью вымогательства денежного отступного с других участников под угрозой завышения цены продаваемого на аукционе товара. Сложность реагирования государства на эту ситуацию заключается в том, что спекулянты не делают при этом ничего противозаконного. Как-то вычислять их и не допускать к дальнейшим аукционам по продаже и аренде объектов государственной недвижимости законодательством также не допускается.
Следует заметить, что на негативный характер спекуляции указывал ещё Адам Смит, по праву считающийся основоположником доктрины свободного соперничества (конкуренции). Наряду с отстаиванием концепции «естественной свободы» участников рынка и принципа невмешательства государства в их хозяйственную деятельность, А.Смит, тем не менее, полагал, что государство должно ограничивать деятельность спекулянтов, поскольку их действия «подвергают опасности благополучие всего общества» [11, C. 333]
Однако, государство со всей системой антимонопольного законодательства и регулирования обладает крайне ограниченными возможностями в борьбе против спекуляции на товарных рынках. Штрафы, которые время от времени налагают антимонопольные органы на некоторых участников рынка за ценовой сговор, не перекрывают выгоды, которую те успевают получить. В борьбе же со спекуляцией при проведении государством аукционов, где единственным критерием выбора победителя является цена контракта, государство зачастую вовсе бессильно. Не случайно в странах Западной Европы существует устойчивая тенденция к вытеснению аукционов конкурсами как способом проведения торгов государством.
Нам представляется, что наиболее действенным способом борьбы с негативными аспектами спекуляции является сотрудничество добросовестных участников рынка и принятие ими сообща мер, направленных на устранение возможностей получения спекулянтами доходов от недобросовестных операций. К таким мерам (эффективным только при условии совместного осуществления всеми или хотя бы большинством участников рынка) могут относиться:
— отказ от участия в ажиотажной скупке быстро дорожающих активов в случаях, когда спрос на них имеет ярко выраженный спекулятивный характер;
— отказ выплачивать отступное недобросовестным участникам аукционов;
— кооперация при приобретении объектов недвижимости (либо иных активов) с целью противодействия участникам, обладающим большими финансовыми возможностями и стремящимся стать монополистами на какой-то конкретной территории.
Во всех перечисленных мерах очень важным является то, чтобы в «акции» принимали участие все — если кто-нибудь из добросовестных участников откажется сотрудничать в данной области и пойдёт у спекулянтов на поводу, борьба значительно снизит свою эффективность. Сотрудничество участников рынка против спекуляции мы отнесём к четвёртому возможному типу сотрудничества.
3. Синтез соперничества и сотрудничества и концепция разумной конкуренции
Исходя из вышеизложенного, поведение рыночных субъектов представляет собой синтез соперничества и сотрудничества. Соотношение данных элементов в поведении участников рынка зависит от соотношения задач, стоящих в данный момент времени перед участниками рынка — является ли приоритетом в данный момент времени решение каких-то общих задач или же обстоятельства позволяют больше сконцентрироваться на извлечении прибыли.
Как правило, если рынок стагнирует и условия для дальнейшего поддержания и расширения спроса на продукцию отсутствуют, участникам необходимо больше времени, сил и средств уделять решению общих проблем (пусть даже получая убытки в краткосрочном периоде, но, сохраняя возможности для долгосрочного развития), а если рыночная инфраструктура позволяет покупателям эффективно использовать обращающуюся на данном рынке продукцию, производителям можно больше сосредоточиться на максимизации прибыли.
Таким образом, на рынках различных товаров, работ и услуг (не будем пока утверждать, что на всех) наблюдается соперничество (конкуренция) между участниками в локальных целях и действиях и сотрудничество (кооперация) — в глобальных. Назовём это сочетание принципом «локальное соперничество — глобальное сотрудничество». Полагаем, что реализация данного принципа обеспечивает более устойчивое состояние экономики, в первую очередь — при наличии кризисных явлений.
Элементом, связующим и объединяющим соперничество и сотрудничество (конкуренцию и кооперацию) участников рынка является сохранение. Сохранением в узком смысле является сохранение фирмы, бизнеса, то есть отдельного участника рынка. Сохранением в широком смысле является сохранение устойчивости рынка или отрасли экономики. И в том, и в другом случае соперничество обеспечивает сохранение в краткосрочном периоде, а сотрудничество — в долгосрочном.
Здесь мы подходим к необходимости определения этой, по сути, новой концепции такого фундаментального и заслуженного понятия, как рыночная конкуренция. С учётом вышеизложенного, представляется целесообразным назвать её концепцией разумной конкуренции. Данная концепция будет предполагать сознательное сотрудничество участников рынка в ряде вопросов и означать, что максимизация прибыли и завоевание рынка не должны быть самоцелью, а сами участники рыночной деятельности нацелены на поиск равновесия частной выгоды и общего благосостояния, решаемого путём управляемого неравновесного перехода от одного к другому: больше частной выгоды при одной ситуации и, наоборот, больше общего благосостояния при другой. Участник рыночной деятельности оценивает, выгодно ли то или иное действие не только в краткосрочной, но и в долгосрочной перспективе. В частности, не лучше ли в какой-то момент отступить и отказаться от сиюминутной выгоды и разделить часть своего успеха с другими участниками рынка и с обществом ради обеспечения себе долгосрочного положительного эффекта.
Разумно конкурентный рынок — это рынок какого-либо товара, вида работ или услуг (отрасль экономики или территория), на котором участники соперничают между собой за покупателей, но объединяются и сотрудничают при решении общих задач. Разумная конкуренция, кроме того, выражается в том, что участники рынка поддерживают друг друга, не допуская банкротства кого-либо из них, когда их принуждает к этому неприемлемость цены риска наступления социальных взрывов и/или утраты доверия к рынку в целом.
В качестве примера можно привести рынок жилищного строительства — то есть рынок, профессиональные участники которого строят за счёт собственных и привлечённых средств жилые объекты недвижимости (дома и квартиры) и продают их покупателям. На локальном уровне профессиональные участники этого рынка (инвестиционно-строительные компании) конкурируют друг с другом, снижая цены и улучшая (или, наоборот, снижая) качество возводимого ими жилья, стремясь тем самым привлечь к себе как можно больше покупателей, продать больше квартир, или снизить издержки, максимизируя в каждом случае свою прибыль. Но на глобальном уровне эти компании вынуждены сотрудничать: решать проблемы строительства инфраструктурных объектов (инженерная, транспортная и социальная инфраструктура), взаимодействовать с государственными органами (добиваясь защиты своих прав и корректировки нормативов и правил).
Также строительным компаниям, по большому счёту невыгодно банкротство кого-либо из профессиональных участников рынка, так как это подрывает доверие покупателей к рынку в целом и снижает спрос на первичное жильё, а соответственно, и общую прибыль строительных компаний как сектора экономики. Такое сотрудничество против банкротства участников в целях недопущения кризиса на соответствующем рынке мы отнесём к пятому из возможных типов сотрудничества.
Сотрудничество на строительном рынке выражается в создании ассоциаций, союзов и иных объединений профессиональных участников. Эти объединения призваны, кроме всего прочего, контролировать качество производимой продукции, ограничивая тем самым возможности для недобросовестных действий отдельных участников рынка. Также возможно создание специальных страховых и резервных фондов, формируемых из взносов участников рынка и предназначенных для оказания экстренной помощи тем участникам, которые оказались в состоянии неплатежеспособности, либо для компенсации убытков их клиентам.
Путём применения концепции разумной конкуренции достигается баланс не только краткосрочного и долгосрочного положительного эффекта для участников рынка, но и баланс частных и общественных интересов. Становится возможным избегать перекоса как в одну, так и в другую сторону.
Таким образом, можно предположить, что следование принципу разумной конкуренции, используемому в качестве формальной политики участниками рынка, будет способствовать достижению того, что называется экономической гармонией. Действительно, соблюдение участниками рынка обозначенного нами принципа «локальное соперничество — глобальное сотрудничество» призвано позволять избегать негативных явлений как для потребителей и претендующих на вхождение в рынок новых игроков (вследствие ценовых сговоров участников рынка), так и для самих игроков (вследствие недоразвитости инфраструктуры рынка и недобросовестных действий отдельных его участников).

Заключение: проблема экономической гармонии
Проблема экономической гармонии на протяжении веков волновала умы величайших экономических мыслителей, ей посвящались отдельные работы. Однако, все созданные доселе концепции экономической гармонии так или иначе сводились к тому, что это состояние экономической системы, при котором отсутствуют конфликты интересов участников рынка и удовлетворяются все их потребности, должно достигаться непреднамеренно (как бы «естественным образом»). Необходимым условием достижения экономической гармонии считалось наличие децентрализованной системы и господство принципа laissez-faire[7, C. 127] (так называемая «невидимая рука рынка», то есть утверждение, что рынок способен сам себя регулировать через механизмы спроса и предложения).
По нашему мнению, это является необходимым, но недостаточным условием достижения гармонии в экономике, которая находится в состоянии перманентного расширения, связанного с ростом населения мира и продолжением технического прогресса. Экономическая гармония предполагает органичное сочетание краткосрочных и долгосрочных целей в деятельности участников рынка. А значит, наряду с принципом рациональности — «невидимой руки», должен существовать постояннодействующий элемент сознательности — саморегулирования рынка, под которым понимаются совместные, организованные действия его участников по решению общих задач и проблем, а также по сдерживанию недобросовестных действий некоторых из них.
Такая системность, полагаем, позволяет обеспечивать не только динамичное развитие рынка, но и гармоничное развитие всей хозяйственной системы, которое, в свою очередь, характеризуется не только устойчивостью, но и безопасностью. Вполне допустимо говорить о таком состоянии хозяйственных связей, как о социально-экономической гармонии: здесь предполагается достижение межсекторального баланса (равновесия) не только взаимных поставок, но и интересов, решённых не только между участниками рыночной экономической деятельности, но и между экономикой и социальной сферой.


Литература
1. Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе: пер. с англ., 4-е изд. — М.: Дело Лтд, 1994.
2. Гатауллина Д.Р. Сотрудничество как фактор повышения конкурентоспособности экономики в условиях глобализации // Проблемы современной экономики. — 2011. — № 3(39). — http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=3691
3. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. — М.: Статут. — 2001.
4. Жеребкин В.Е. Логический анализ понятий права. — Киев: Вища школа. — 1976. — С. 138.
5. Капица С.П. Парадоксы роста: Законы глобального развития человечества. — 2-е изд., доп. и перераб. — М.: Альпина нон-фикшн. — 2012.
6. Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег. Избранное. — М.: Эксмо. — 2008
7. Кирцнер И.М. Экономическая гармония // Невидимая рука рынка: пер. с англ. / под ред. Дж.Итуэлла и др. — М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2008.
8. Невидимая рука рынка: пер. с англ. / под ред. Дж.Итуэлла и др. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2008
9. Нельсон Р.Р., Уинтер С.Дж. Эволюционная теория экономических изменений.: пер. с англ. — М.: Дело, 2002.
10. Петров Д.А. Антимонопольное законодательство: теория и практика применения. — СПб.: Нестор-История. — 2012.
11. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Эксмо. — 2007.
12. Харстад Р.М., Зельтен Р. Модели ограниченной рациональности: пути достижения интеллектуальной конкурентоспособности // Вопросы экономики. — № 5, 2014.
13. Шумпетер Й.А. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и демократия. — М.: Эксмо. — 2008.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия