Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (52), 2014
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Кузьмин Д. И.
ст. преподаватель кафедры экономических теорий
Сибирского федерального университета (г. Красноярск)


Развитие государственно-частного партнерства как социально-экономического уклада
В статье предлагается рассматривать государственно-частное партнерство как формирующийся социально-экономический уклад, доказывается необходимость использования ГЧП в современных условиях, представлены конструктивные элементы уклада и этапы его развития
Ключевые слова: государственно-частное партнерство, интегрированный подход, социально-экономический уклад
УДК 330.11; ББК 65.01   Стр: 81 - 84

Исторически в экономической науке сформировался широкий диапазон взглядов по проблеме взаимодействия государства и бизнеса, который представлен противоположными концепциями. С одной стороны — экономический либерализм, отстаивающий позицию невмешательства государства в регулирование экономической системы. С другой стороны — сторонники экономического этатизма или дирижизма. При этом сторонники различных точек зрения не отрицают необходимости участия государства в обеспечении производственной и социальной инфраструктуры.
Создать условия для проявления положительных качеств как рыночного, так и государственного управления и подавления их отрицательных качеств позволяет рассматривать государственно-частное партнерство как специфическое явление экономики. Это явление выходит за рамки как дирижизма и этатизма со стороны государства, так и простого использования властными структурами возможностей предпринимателей для реализации общественно значимых целей, то есть складывается совершенно особое качество взаимодействия бизнеса и государства, основанное на трансформации экономических отношений.
Несмотря на значительное число работ, посвященных государственно-частному партнерству (ГЧП), до сих пор не сложилось единого определения данной категории, а соответственно и понимания его сути. Разнообразие различных подходов к определению сущности государственно-частного партнерства может быть классифицировано на основе его ключевых признаков, а именно:
— правовой подход, где ключевым признаком являются договорные (контрактные) отношения между государством и бизнесом, закрепленные юридически;
— институциональный подход, в рамках которого государственно-частное партнерство выступает как институт;
— системно-трансформационный подход, где в качестве ключевого признака выступает система отношений, предполагающая трансформацию правомочий собственности.
Однозначное определение государственно-частного партнерства необходимо для его законодательного закрепления. С экономической точки зрения более целесообразным является интегрированный подход через введение категории «уклад», соединяющий различные трактовки государственно-частного партнерства. Экономический уклад — определенный тип производственных отношений со специфической системой хозяйствования и организацией жизнедеятельности его субъектов. Его конструктивными элементами являются: система хозяйственных отношений, система институтов хозяйственной деятельности, система мотивов к хозяйственной деятельности [1]. Государственно-частное партнерство соединяет в себе все эти три элемента. При этом трактовка государственно-частного партнерства через понятие «уклад» включает институциональный подход, поскольку институты отражают основу экономических интересов — собственность, которую фиксируют в своих формах. Для государственно-частного партнерства характерно наличие институциональной составляющей сотрудничества — договора, определяющего цели, направления и принципы отношений власти и бизнеса в той или иной сфере. В рамках государственно-частного партнерства осуществляется трансформация правомочий собственности, происходит обмен ресурсами между участниками, который проявляется в передаче бизнесу части полномочий государственного управления теми или иными объектами в ответ на инвестиции и другие формы помощи от частных компаний. Поэтому здесь видится включение и системно-трансформационного подхода.
Таким образом, интегрированный подход позволяет рассматривать государственно-частное партнерство как форму хозяйствования, особый формирующийся экономический уклад, создающий трансформационный потенциал внутри действующей экономической системы и возможность проявления синергетического эффекта при объединении рыночного и государственного регуляторов.
Аргументом в пользу интегрированного подхода является также и наблюдающаяся смена парадигм в понимании роли государства — от восприятия его как института, самостоятельно производящего общественные блага, к отношению к нему как институту, создающему рамочные условия для производства общественных благ бизнесом. Интегрированный подход позволяет согласовать и взаимно увязать различные позиции по отношению к государственно-частному партнерству, тем самым расширить и обогатить не только определение сущности данной категории, но и область ее анализа.
Необходимость использования государственно-частного партнерства как формы экономических отношений в современных условиях предопределяется созданием возможности нивелирования негативных сторон, как рынка, так и государства, возможности перераспределить, трансформировать единичные экономические интересы отдельных субъектов во всеобщий экономический интерес, поскольку все субъекты получают определенные выгоды, недостижимые при попытке самостоятельного осуществления отдельных проектов. Необходимость сотрудничества частного бизнеса и государства обусловлена также наличием ряда общих проблем социально-экономического развития страны, таких как несовершенство отраслевой структуры и недостаточное развитие инновационной деятельности, неразвитость инфраструктуры и социальной сферы в сочетании с ограниченными возможностями их государственного финансирования.
Так, абсолютная величина внутренних затрат на исследования и разработки в России в 12 раз ниже, чем в США, в 4,2 раза — чем в Японии, в 2,6 раза — чем в Германии. При этом для российского сектора исследований и разработок характерна организационная и финансовая зависимость от государства: доля государственного сектора, финансирующего исследования и разработки, составляет 67,8%, в то время как в США она составляет 33,4%, в Японии 16,4% [2, С.355–356, 348–349; 3, С.72. 4, С. 503]. Важно в этой связи отметить, что структурные трансформации инвестирования инновационного развития в развитых странах происходят преимущественно за счет частного капитала.
Производственные активы в таких отраслях как электроэнергетика, железные и автомобильные дороги, магистральные нефте-, газо- и продуктопроводы, морские порты, аэропорты, коммунальное хозяйство крайне устарели, большинство из них является советским индустриальным наследием. При этом, например, для организации нормального транспортного потока на территории России, как отмечено в Федеральной целевой программе «Модернизация транспортной системы России (2002–2010 годы)» нужно построить как минимум 544 тыс. км дорог, а общая потребность в современных дорогах составляет около 2 млн км. Для строительства дорог по европейским или американским стандартам и с учетом климатических особенностей России потребуется не менее 540 млрд долл. Высокая капиталоемкость и длительные сроки окупаемости инвестиционных проектов развития инфраструктуры, определяют их низкую инвестиционную привлекательность для бизнеса и необходимость активного участия государства в их реализации.
Образование и здравоохранение нуждаются в строительстве и реконструкции многих школ, детских садов, больниц и других учреждений. Несмотря на абсолютный рост инвестиций в основной капитал, направленных на развитие здравоохранения и образования, их доля от общего объема инвестиций в экономике остается достаточно низкой. Основным источником инвестиций в строительство этих объектов являются бюджетные средства, при этом степень износа основных фондов в здравоохранении и образовании составляет более 50%, расходы в расчете на одного обучающегося в России в среднем ниже, чем в развитых странах на общее образование в 4,5 раза, на профессиональное образование почти в два раза, расходы на здравоохранение отстают от развитых стран в 2–2,5 раза [5, С. 263, 264; 6, С. 336, .351, 352; 7, С.78, 214.].
Необходимость использования государственно-частного партнерства как особой формы экономических отношений между государством и бизнесом подтверждает также положительный зарубежный опыт реализации ГЧП. Так, сравнительный анализ проектов, выполненных за счет государственного бюджета, и проектов, базировавшихся на партнерстве государства и бизнеса, осуществленный независимыми британскими экспертами, показывает, что в течение 25 лет расходы на финансирование государством проектов превышали плановые расчеты на 40%, при реализации около 70% этих проектов были нарушены установленные сроки. В то же время среди 400 проектов, выполненных на основе государственно-частного партнерства, свыше 80% были закончены в срок и без превышения сметы. Аналогичная оценка экономической эффективности проектов государственно-частного партнерства проводилась в Германии, где было реализовано 46 проектов в области наземного строительства. Эти проекты оказались в среднем на 16% эффективнее тех, где не использовались инструменты ГЧП [8, С.5–6.].
В России в 2014 г по данным, представленным на Федеральном портале «ГЧП ИНФО» [9], из 188 проектов 34 реализовано, 41 имеют статус планируемых и 113 находятся на стадии реализации. На рис. 1. представлена диаграмма, отражающая динамику численности проектов ГЧП в России (за основу расчетов был взят год начала реализации проекта), которая показывает колебательный характер его развития, не в последнюю очередь связанный с мировым экономическим кризисом.
Рис.1. Динамика численности проектов ГЧП в России
Источник: [9]
В отраслевой направленности проектов за период с 2004–2014 гг. заметно уменьшается их доля в жилищно-коммунальной сфере, существенно растет доля проектов в сфере транспорта, строительства и энергетики, незначительно число объектов социального назначения, в целом российская модель ГЧП тяготеет к решению инфраструктурных задач (табл.1).

Таблица 1
Отраслевая структура проектов государственно-частного партнерства в России, %
 Реализованные проектыРеализуемые проектыПланируемые проекты
ЖКХ322115
Транспорт, строительство и энергетика353861
Промышленное и сельскохозяйственное производство990
Социальная сфера152012
Прочее91212
Рассчитано автором на основе данных, представленных на Федеральном портале «ГЧП ИНФО». Режим доступа: http://www.pppi.ru/projects/russian.

В стране сформирован законодательный каркас для развития государственно-частного партнерства — приняты различные нормативные акты по вопросам ГЧП и создан правовой фундамент для реализации соответствующих проектов.
В то же время развитие ГЧП сдерживается наличием целого ряда проблем, в частности, в качестве основной из них следует отметить отсутствие четкой концепции развития и поддержки ГЧП, которая порождает ряд следующих вопросов.
Во-первых, проблемы правового характера. Прежде всего, это отсутствие закона о ГЧП на федеральном уровне, который должен обеспечить легальность действий органов власти и бизнеса в области ГЧП, нормативно защитить их интересы в случае возникновения споров, повысить качество и количество реализуемых проектов.
Во-вторых, проблемы, связанные с управлением развитием государственно-частного партнерства, следствием чего является отсутствие координации действий, затягивание сроков рассмотрения проектов, нестыковки в нормативно-правовом обеспечении, необходимость нести дополнительные трансакционные издержки компании-партнеру государства при подготовке и реализации проекта. Немаловажной проблемой управления проектами ГЧП является недостаточное наличие соответствующих управленческих компетенций.
Ввиду того, что государственно-частное партнерство рассматривается нами как особый формирующийся уклад, основой которого являются экономические отношения конструктивного взаимодействия между государством и бизнесом, следует также обозначить круг проблем, возникающих в процессе формирования уклада, взаимосвязанных с его конструктивными элементами. К таковым относятся следующие:
1. Проблемы формирования системы хозяйственных отношений:
— отсутствие опыта исторически устойчивого партнерства власти и бизнеса, что обусловливает отсутствие принципов практического осуществления партнерства между государством и бизнесом, четких правил диалога, а также реальных инструментов для выстраивания отношений;
— исторически сложившаяся нерациональная и громоздкая структура управления, номенклатурные традиции, являющиеся объективными предпосылками для развития и постоянного воспроизводства бюрократии, что в дополнении с неразвитой системой отношений собственности создает благоприятную почву для коррупции. В свою очередь, это препятствует установлению доверительных и конструктивных отношений государства с предпринимателями и обусловливает высокие риски ведения предпринимательской деятельности.
2. Проблемы формирования системы институтов хозяйственной деятельности:
— слабость институтов гражданского общества и гражданского контроля за деятельностью государства и частных компаний, излишние административные барьеры, недостаточный уровень защиты прав собственности, что создает условия для манипулирования государством уровня контроля, а также поддержки того или иного бизнеса с применением избирательных стимулов и избирательного привлечения к ответственности;
— асимметрия информации, которой располагают взаимодействующие стороны;
— неразвитость неформальных норм предпринимательской этики, несформировавшаяся культура контрактов.
3. Проблемы формирования мотивации хозяйственной деятельности. В настоящее время социальная ориентированность бизнеса, его заинтересованность в решении не только своих частных, но и общенациональных проблем, еще недостаточно развита. Бизнес демонстрирует в основном стремление к максимизации прибыли, перераспределению средств федерального и региональных бюджетов, правительственных фондов, а не к инвестированию или иному участию в инфраструктурных проектах, имеющих особое значение для экономики страны.
Наиболее серьезной причиной и одновременно важнейшим следствием, оказывающим существенное влияние на глубину и динамику развития государственно-частного партнерства, является его «точечный», эпизодический, скорее стихийный, чем управляемый характер, поскольку на практике чаще реализуются краткосрочные «альянсы», когда усилия и ресурсы партнеров объединяются для достижения некой конкретной цели.
Решение представленных выше проблем и более позитивные результаты может обеспечить придание объективно формирующимся экономическим отношениям партнерства между государством и бизнесом долгосрочного характера стратегического сотрудничества, эволюционного накопления качественных и количественных параметров государственно-частного партнерства, Это возможно при подходе к формированию и развитию государственно-частного партнерства как социально-экономического уклада, а не только как к проектной деятельности.
Эволюционное развитие государственно-частного партнерства как социально-экономического уклада предполагает поэтапное формирование трех его конструктивных элементов.
Первый этап — организация экономических (партнерских) отношений государства и бизнеса, что предполагает:
— образование формальных институтов партнерства бизнеса и государства, системы формальных правил взаимодействия этих субъектов, которые задаются законодательством, правами собственности и конкретными отношениями в экономике;
— ясное и определенное формулирование своих интересов, целей и задач каждым субъектом партнерства;
— изменение акцентов в методах экономического воздействия с принуждения на побуждение, то есть на создание условий заинтересованности в экономически выгодном партнерском сотрудничестве хозяйствующих субъектов.
Второй этап — углубление и расширение партнерских экономических отношений государства и бизнеса:
— институционализация партнерства укрепляется на основе отработки процедур согласования интересов и общих целей общества, власти и бизнеса в рамках правового поля, выработки и реализации неформальных правил;
— трансформация отношений собственности, в процессе которой государственная собственность, попадая под влияние рыночных методов управления, меняет свой экономический смысл, а также свою структуру. Частная собственность, в свою очередь, также видоизменяется, приобретая смешанные формы. В результате разделения правомочий собственности создаются условия для эффективного функционирования объектов партнерства, оптимального управления ими, рационального использования ресурсов;
— наличие у хозяйствующих субъектов (государства и бизнеса) специфицированных и защищенных прав собственности на ресурсы и результаты их использования, в свою очередь, создает условия для развития системы мотивов к хозяйственной деятельности, которое будет происходить в направлении действия экономической мотивации субъектов хозяйствования, проявляющейся как необходимость обеспечения рентабельности производства и получения прибыли с целью создания условий для дальнейшего производства и воспроизводства товаров и услуг, осуществляемых на основе государственно-частного партнерства.
Третий этап — гармонизация экономических (партнерских) отношений государства и бизнеса, проявление которой в конструктивных элементах уклада имеет свои особенности:
— в рамках институционального обеспечения действия принципов ГЧП в полной мере реализуются формальные и неформальные правила;
— в рамках элемента «обеспечение формирования системы хозяйственных отношений» достигается баланс интересов всех субъектов;
— в рамках элемента «обеспечение формирования системы мотивов к хозяйственной деятельности» достигается действие социальной мотивации и ответственности бизнеса.
Государственно-частное партнерство в данном случае выступает и как инструмент, и как механизм, и как форма гармонизации интересов общества, государства и бизнеса, поскольку его сущностью является паритетное сотрудничество на основе соглашений и переговоров, в ходе которых создаются возможности для учета и балансирования интересов всех участников.
Государственно-частное партнерство создает объективную основу для гармонизации экономических отношений между обществом, государством и бизнесом, что объясняется общностью их перспективных интересов, взаимной потребностью друг в друге, а также тем, что ряд функций государства тесно корреспондирует с интересами бизнеса.
Каждая из сторон партнерства преследует собственные цели, решает свои задачи, имеет различные мотивации. Так, государственные органы власти хотят получить рост объема и улучшение качества предоставляемых услуг населению, частный сектор стремится обеспечить и повысить прибыль. При этом и государство, и бизнес, и общество заинтересованы в успешной реализации проектов. Государство, вступая в партнерство с бизнесом, получает возможность привлечения дополнительных источников финансирования, снижающих нагрузку на бюджет, а также более гибкую и действенную систему управления своим имуществом.
Вклад государства в государственно-частное партнерство осуществляется в виде собственности, налоговых и иных льгот, гарантий, частично — финансовых средств. Бизнес, участвуя в партнерстве с государством, рассчитывает на поддержку за счет административных, материальных, финансовых, природных ресурсов государства. Кроме того, бизнес получает определенный набор гарантий, преференций и надеется снять многие барьеры, препятствующие его развитию. В результате реализации проектов государственно-частного партнерства общество получает качественное и количественное развитие общественно значимой инфраструктуры (жилищное строительство, ЖКХ, дорожное строительство, железные дороги и т.д.) и социальной сферы.
Государственно-частное партнерство определяет форму взаимоотношений двух субъектов хозяйствования — государ­ства и бизнеса, в рамках которой реализуются специфические экономические отношения между ними. В рамках института ГЧП в диалектическом единстве согласуются (но не ликвидируются) различные по своей природе разнополюсные интересы государства, как уполномоченного представителя общества, и бизнеса, основанные на их конструктивном взаимодействии. Полноправной стороной взаимодействия должно быть и общество, которое в настоящее время не проявило своей роли во всей полноте. При этом именно общество должно решать задачу создания условий для эффективного совместного функционирования и развития государства и бизнеса в интересах общества, то есть для достижения главной цели его развития.


Литература
1. Куракин А.А. Анализ понятия социально-экономического уклада // Экономическая социология. — 2003. — Т. 4. — № 1. — C. 81–104.
2. Индикаторы науки: 2014: статистический сборник. — М.: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 2014.
3. Индикаторы науки: 2009. Статистический сборник. — М.: ГУ-ВШЭ, 2009.
4. Российский статистический ежегодник. 2013: Стат.сб. / Росстат. — М., 2013.
5. Индикаторы образования: 2013: стат.сб. — М.: ГУ-ВШЭ, 2013.
6. Здравоохранение в России. 2013: Стат.сб. / Росстат. — М., 2013.
7. Индикаторы образования: 2013: статистический сборник. — М.: ГУ-ВШЭ, 2013.
8. Семенова Е.А. Партнерство государства и бизнеса в интересах инновационного развития в странах ОЭСР / Рос. ин-т стратег. исслед. — М.: РИСИ, 2007 (Аналитические обзоры РИСИ) № 4(17).
9. Федеральный портал «ГЧП ИНФО» Режим доступа: http://www.pppi.ru/projects/russian.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия