Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (52), 2014
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Баранов Н. С.
Начальник управления совместных проектов с компанией «Статойл»
ОАО «НК «Роснефть» (г. Москва)
кандидат экономических наук


Актуальные вопросы освоения углеводородных ресурсов Арктики
В статье рассмотрены нерешенные актуальные проблемы комплексного освоения углеводородных ресурсов российского шельфа. Особое внимание уделено вопросу привлечения инвестиций, развитию собственных технологий и защите национальных интересов в Арктике
Ключевые слова: шельфовые месторождения, локализация, инвестиции, нефтегазовое оборудование, экономический рост
ББК Д890(2Р1)022   Стр: 108 - 111

Освоению нефтегазовых ресурсов шельфа сегодня в России оправданно уделяют особое внимание. Во многом это связано с тем, что нефтяные месторождения на суше постепенно истощаются и поддержание уровня добычи требует открытия новых регионов добычи, которые преимущественно сосредоточены на шельфе.
Одновременно комплексный подход к освоению ресурсов шельфа в условиях высокой локализации производства нефтегазового оборудования, которую нам обещает Правительство, способен дать мощный импульс развитию всей российской экономики, стать локомотивом роста целой цепочки смежных отраслей (судостроение, строительство, машиностроение, металлургия и проч.).
Только в рамках первых этапов реализации шельфовых проектов ожидаются заказы на значительное количество морских платформ, ледоколов, танкеров, буровых судов, судов обеспечения и трубоукладчиков. Будет создано более 100 тыс. новых рабочих мест, обеспечено развитие отстающих приморских регионов. Озвученный Правительством РФ и государственными нефтегазовыми компаниями высокий уровень локализации производства нефтегазового оборудования гарантирует российской промышленности заказы более чем на 15 трлн руб. [1]
Примером того, как за короткое время реализация государственной стратегии по освоению шельфа вывела на принципиально новый уровень экономику отдельной страны, может служить опыт Норвегии. В этой стране грамотная и последовательная государственная политика в морской сфере послужила не только мощным толчком к экономическому росту, но и привела к формированию сильной отрасли обслуживающей промышленности, которая не только обеспечивает нужды внутренней нефтегазовой индустрии, но и успешно конкурирует на мировых рынках.
Для того чтобы проекты по освоению шельф возымели свое действие, послужили на благо укрепления экономической мощи государства и роста благосостояния населения, требуется решить целый ряд внутренних и внешних задач.
Юридический статус континентального шельфа и защита национальных интересов в Арктике. Сосредоточение в Арктике огромных богатств вызывает повышенное внимание мирового сообщества. Блок НАТО, например, в период с 2009 г. провел уже целый ряд совещаний по вопросам развития арктических территорий, отдельно выделяя вопросы своего присутствия в регионе. Китай старается распространить свое влияние на этот регион: организовывает научные экспедиции, взаимодействует с некоторыми арктическими странами. В перспективе предусматривается совместное России и Китая сотрудничество в освоении Арктики.
На сегодняшний день в рамках международного права Северный полюс и прилегающий к нему регион Северного Ледовитого океана не принадлежат ни одной из стран. Канада, Дания, Норвегия, Россия и США имеют право на исключительную 200 мильную экономическую зону вдоль своих берегов, но при условии, если какая-либо из этих стран сможет доказать, что подводные хребты являются естественным продолжением их материка, то внешнюю границу континентального шельфа можно будет расширить в пользу одного из пяти государств в пределах еще 150 миль, такое право предусмотрено Конвенцией по морскому праву от 1982 г. Тут интерес уже не только в ресурсах, так как эти регионы не изучены, а в контроле над транспортными потоками.
В конце 2013 г. Канада подала заявку в ООН, где обозначила свои планы по расширению своих границ на 1,2 млн квадратных километров, присоединив часть арктической территории. Россия, в свою очередь, уже 12 лет убеждает ООН, что арктические хребты Ломоносова и Менделеева являются продолжением Евразии, а, значит, России.
Пока наши оппоненты, прежде всего США, оспаривали наши доводы, Россия продолжала активно заниматься сбором новых доказательств — были организованы арктические экспедиции на ледоколах и даже на подводной лодке. Новые аргументы Россия планирует представить в ООН в текущем году.
Успехом российской дипломатии можно назвать решение Комиссии ООН по континентальному шельфу, в рамках которого в этом году России было официально передано 52 тыс. км. в центральной части Охотского моря, которое стало внутренним морем России [2].
Для того, чтобы отстаивать свои интересы в Арктике, России нужно осваивать северные регионы, строить инфраструктуру. В советское время вдоль арктического побережья были созданы небольшие научные станции, взлетно-посадочные полосы, аэродромы. Нужно создавать новые объекты по подобию недавно открывшейся в Якутии полярной станции «Остров Самойловский».
Президент России Владимир Путин, выступая на коллегии Минобороны в 2013 г., подчеркнул особый приоритет защиты национальных интересов России в арктическом регионе, в частности, потребовав уделять повышенное внимание развертыванию инфраструктуры на арктическом направлении.
Уже в этом году министр обороны России Сергей Шойгу заявил о создании арктической группировки войск, призванной защищать национальные интересы и военную безопасность России в регионе. Министр отметил, что в рамках этого процесса уже ведутся восстановительные работы на аэродромах и причальных сооружениях на Новосибирских островах и на Земле Франца-Иосифа, кроме того, уже введен в эксплуатацию отремонтированный аэродром «Темп».
В планах также восстановление еще как минимум семи северных аэродромов, находящихся в городах Нарьян-Мар, Анадырь, Тикси, Андерма, Алыкель, в поселке Рогачево Мурманской области и на погранзаставе Нагурское. В этой связи на государственном уровне имеет смысл оценить возможную синергию от взаимодействия нефтяников и военных в регионе.
В политической плоскости Россия также предпринимает усилия по отстаиванию своих интересов — в декабре прошлого года в Хельсинки прошло заседание целевой группы по созданию Арктического экономического совета, участниками которого стали представители восьми государств-участников Арктического совета и народов Севера. Не исключено, что при условии создания совета в 2014 г. его секретариат будет располагаться в Санкт-Петербурге.
Финансирование. По оценкам Минэнерго разработка шельфа потребует свыше 15 трлн руб. инвестиций (это приблизительная суммарная цифра, она будет расти по мере того, как программа освоения шельфа наполнится конкретным содержанием. 10 лет назад говорилось о 450 млрд руб., три года назад — о 3,6 трлн) [3].
Только до 2020 г. инвестиции компаний «Роснефть» и «Газпром» составят более 2 трлн рублей. При этом, по большей степени это затраты на геологоразведку, без учета строительства дорогостоящих морских и береговых объектов. Затраты на ведение работ в арктических условиях очень высокие, бурение одной поисковой скважины в Карском море, например, может превышать 10 млрд рублей.
В современных условиях самостоятельно потянуть такие проекты российские компании не смогут, в этой связи на первоначальном этапе кажется совершенно оправданным привлечение к сотрудничеству крупнейших зарубежных нефтегазовых компаний, на которые перекладываются геологические риски проекта и которые берут на себя обязательства по передаче технологического опыта работы на шельфе. Такой путь в развитии шельфовой отрасли в свое время выбрала Норвегия, этой стратегии придерживается и глава крупнейшего недропользователя российского шельфа (компании «Роснефть») И.И. Сечин.
Вместе с тем, проблема нехватки инвестиций носит системный характер для нашей экономики. Последние два десятилетия экономический рост в стране сдерживается во многом именно нехваткой внутренних инвестиций, которая образовалась в результате политики Центрального Банка (ЦБ), ориентирующегося в вопросе эмиссии денег на прирост валютных резервов. В России не хватает внутренних источников кредитования, необходимых для нормального воспроизводственного процесса.
В условиях, когда финансовые сложности наиболее развитых экономически стран порождены избыточной ликвидностью, уровень монетизации российской экономики (отношение М2 к ВВП) крайне низок, денег в экономике хронически не хватает (рис.1). Деньги, которые Россия получает в течение десятилетия за продажу своих углеводородов, США и Европа — просто печатают.
Рис. 1. Уровень монетизации (отношение М2 к ВВП) по итогам 2013 года, %
Источник: данные ЦБ стран
В результате нехватки инвестиций мы имеем прирост ВВП в 2013 году на уровне 1,3%, при таких темпах роста в экономике уже возникают трудности в поддержании существующего уровня жизни.
Значительное отрицательное влияние на экономический рост в России оказывает и высокая стоимость кредитов. Россия не может конкурировать с зарубежными странами, особенно после вступления в ВТО, при текущей ставке рефинансирования ЦБ. В наиболее развитых странах особенностью денежно-кредитной политики является закрепление ставки рефинансирования на уровне ниже инфляции, то есть реальная ставка рефинансирования является отрицательной (рис. 2), что позволяет предприятиям пользоваться дешевым кредитами, финансировать свои инвестиционные программы.
Рис. 2. Реальная ставка рефинансирования
Источник: данные ЦБ стран
Опасения в отношении роста инфляции при наращивании денежной массы не совсем уместны. Наибольший вклад в рост цен оказывают мировые рынки сырья, динамика валютного курса и рост тарифов российских монополий. В последние 15 лет ежегодный прирост цен устойчиво многократно отставал от ежегодного прироста денежной массы, что позволяет заключить, что с позиции обеспечения экономического роста преимущества от дополнительной эмиссии превышают ее инфляционные риски. По оценкам Института народнохозяйственного прогнозирования РАН без ущерба для стабильности рубля за ближайшие три года денежную базу можно увеличить на 4,5 триллиона рублей. Это годовые темпы роста денежной массы на уровне 17–18% [4].
Российскому бизнесу в жестких условиях глобальной конкуренции важно предоставить сравнимые условия, не менее важно, в свою очередь, и защищать российские активы от поглощения при текущей эмиссионной политике зарубежных стран, нужен мониторинг инвестиций, поступающих в страну, что уже стало нормой наиболее развитых экономически стран Запада.
Денежное предложение в современных условиях следует увязывать с целями экономического развития, со спросом на деньги со стороны реального сектора экономики.
Технологии и локализация. Для ведения работ на шельфе требуются плавучие и стационарные буровые установки, буровые и сейсморазведочные суда, суда-снабженцы, плавучие краны, ледоколы, морские вертолеты, добычные платформы, плавучие хранилища, танкеры, подводные комплексы добычи углеводородов и проч. Арктические условия добавляют свою специфику, повышая требования к оборудованию и технологиям. Своих современных профильных морских технологий у России очень мало, налицо наше серьезное отставание.
На уровне государства ключевая задача — обеспечить спрос нефтяников российским предложением, а это значит, что именно в России нужно строить морские сооружения, производить оборудование и развивать технологии. Важно добиться высокого уровня локализации производства нефтегазового оборудования в рамках реализации шельфовых проектов, только так можно обеспечить экономический рост в смежных отраслях, во всей экономике.
Платформа Троль (Норвегия) Фото: www.sky-towers.ru
Российское государство всерьез озадачено этим вопросом. Компания «Роснефть» добровольно в рамках рекомендации Президента России взяла на себя обязательства по достижению 75 процентного уровня локализации услуг и оборудования, используемых в шельфовых проектах. Минпромторг в рамках поручения Правительства в 2012 г. разработал «Стратегию локализации». В рамках ее выполнения, в частности, планируется к 2020 г. сосредоточить производство до 70% судового оборудования непосредственно на нашей территории.
Однако следует заметить, что добиться фактического достижения декларируемого Правительством и государственными компаниями уровня локализации в краткосрочной перспективе будет достаточно сложно, российские поставщики сегодня не готовы обеспечить должное предложение. Например, если рассмотреть основные судостроительные мощности, то их нынешний объем на сегодняшний день позволяет закрыть из требуемого объема заказов около 25% [5].
Позитивными примерами работы в направлении локализации могут служить строительство судостроительных верфей на Дальнем Востоке и Мурманской области, формирование особых экономических зон промышленно-производственного типа, специализирующихся на судостроении, в Астраханской, Нижегородской областях и Приморском крае. В авангарде этого движения опять же компания «Роснефть», которая теперь занимается не только добычей и переработкой углеводородов, но и возрождением российского машиностроения — краеугольного камня современной глобальной экономики.
При воссоздании технологической мощи государства принципиальна слаженная координация российских производителей и заказчиков, иллюстрацией этого может служить, например, формирующееся партнерство «Роснефти» и «Ростехнологий».
В отношении этих вопросов опять же интересно изучить опыт стран, которые прошли похожий путь.
В начале 70-х годов национальное участие в норвежских нефтегазовых проектах составляло 0%, за 15 лет этот уровень подтянулся примерно до 65%, каким он остается и сейчас. И главное, что сегодня норвежские поставщики успешно конкурируют на мировом рынке. Например, норвежская компания AkerSolutions единственная в мире является производителем полного списка ключевого подводного оборудования (сепараторы, компрессоры и проч.).
Норвежское правительство в 1972 году официально рекомендовало при заключении контрактов на поставку оборудования и оказания услуг отдавать предпочтение местным (норвежским) компаниям при условии, что они оказывают услуги надлежащего качества по конкурентной цене. В Норвегии регулярно разгораются скандалы, когда крупные заказы, например, на строительство морской платформы, размещаются в Корее или других странах.
Основной упор норвежское правительство сосредоточило на обеспечении условий для развития внутреннего рынка поставщиков, были созданы условия для того, чтобы норвежские поставщики активно сотрудничали с международными компаниями, а международным компаниям — условия для организации представительств и совместных предприятий.
Важно в процессе локализации не просто обязать российские нефтегазовые компании закупать отечественное, но разработать программу постепенного вовлечения российских производителей и, пожалуй, самое главное, стимулировать самих российских производителей. На первоначальном этапе нужно создать хорошие условия для открытия в России совместных предприятий с зарубежными компаниями, при этом необходимо объяснять иностранным партнерам, что рано или поздно российские заказчики прекратят покупку оборудования за рубежом.
В отношении способности России создавать свои собственные передовые морские технологии часто приходится слышать скептические мнения о том, что сильно отстали, все разрушили, в конечном итоге, просто не способны. В этой связи уместно вспомнить, что по подсчетам западных ученых, в России за три века было сделано столько же открытий и изобретений, сколько во всем остальном мире за практически шесть веков. Русские ученые и изобретатели открыли, основали, изобрели, впервые разработали, изготовили и внедрили: радио и телевидение, телеграф, авиацию и космонавтику, периодический закон химических элементов, самолеты, вертолеты, фотосинтез и хемосинтез, лазеры, синтетический каучук, электросварку, витамины, наркоз, космические корабли, мирное использование атома, крекинг нефти, высокооктановый бензин, танкеры, трактора, танки, нефтепроводы, теплоходы, паровозы, тепловозы, лучшие в мире подводные лодки, компьютерные томографы, систему трехфазного тока, электродвигатели, холодильники, стиральные машины и многое другое [6].
Во многом обилие революционных технологий было обеспечено не только самородностью русских ученых, но системой научных школ и образованием, которое в период Российской Империи было лучшим в мире, к периоду конца Х1Х — нач. ХХ веков относится львиная доля российских изобретений. Впоследствии уже И.В. Сталиным с подачи академика П.Л. Капицы, стала формироваться советская система образования, были создана лучшие в мире вузовские учебники. Впоследствии эта система была скопирована Японией и США. После полета Гагарина в космос в 1961 году американские эксперты, объясняя причины успехов СССР в науке, технике и космонавтике, в частности, доложили президенту США Кеннеди, что главной причиной следует считать престижность и приоритетность образования в СССР. В качестве убедительного довода привели тот факт, что в России на образование расходуется 13% бюджета страны, а в США только 3% [6]. С тех пор в США сделали соответствующие выводы, сейчас порядка 11% бюджета Америки расходуется на образование.
Помимо технологического не менее актуально стоит вопрос кадрового обеспечения отрасли. Специалисты по работе на шельфе — дефицит не только российский, но и мировой. В России еще можно найти геологов с морской спецификой, а вот, например, специалистов по морскому обустройству у нас практически нет.
В ближайшие несколько лет для реализации шельфовых проектов только «Роснефти» и «Газпрому» потребуется более 1000 человек.
Задачи кадрового обеспечения выходят за рамки отдельных компаний, этим вопросом должно заниматься государство. Компании следует обязывать спонсировать специализированные программы в профильных ВУЗах, ВУЗы должны открывать новые кафедры.
Принципиально важно создавать условия для специалистов, чтобы они не уезжали из страны, а те, кто уже уехал, возвращались. Сегодня, например, в нефтегазовом секторе Норвегии работает немалое количество высококвалифицированных специалистов из России. Многие из них хотели бы вернуться, но в Норвегии созданы такие социальные условия, от которых людям тяжело отказаться, в свою очередь российские нефтегазовые компании часто используют очень узкий набор социальных выгод.
Освоение шельфа — вопрос не только энергетической безопасности, развитие морской добычи — это, прежде всего, уникальная возможность развития всей экономики страны, это окно возможностей. В течение 10–15 лет возможно не только войти в число лидеров по уровню добычи углеводородов на шельфе, но выстроить систему предприятий нового технологического уклада, которые будут не только обеспечивать отечественную морскую отрасль, но и успешно конкурировать на мировом рынке. Сама природа играет на нашей стороне. По данным WallStreetJournal, за последние десятилетия средняя температура в Арктике увеличилась на 4 градуса по Цельсию, а в мире — всего лишь на 1 градус. Это климатическое явление в обозримом будущем может превратить Северный морской путь в ключевую транспортную артерию между Европой и Азией. Этот маршрут короче (путь от Роттердама до Шанхая сокращается на две недели), дешевле и безопаснее. Строительство заводов по производству СПГ в этом регионе приобретает теперь совсем иной геополитический акцент, открывая путь и в Европу, и в Азию и позволит в целом государству вести более гибкую газовую коммерческую политику.


Литература
1. Баранов Н.С., Павлова Л.П.Добыча нефти и газа на континентальном шельфе: налоговые аспекты // Бюджет. — 2014. — №4 (136).
2. www.rbcdaily.ru.
3. Кондрашов И.Нерентабельный режим // КоммерсантЪ. — 2012. — №59 (4844).
4. Торгашов А. Куда потратить хотя бы 200 миллиардов долларов // Русский репортер. — 2013. — №12 (290).
5. www.minpromtorg.gov.ru.
6. Коротеев А.Л. Самое большое богатство России // www.christian-spirit.ru.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия