Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (52), 2014
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Гатауллин Р. Ф.
профессор Института социально-экономических исследований Уфимского научного центра Российской академии наук,
доктор экономических наук

Каримов А. Г.
старший научный сотрудник Института социально-экономических исследований
Уфимского научного центра Российской академии наук,
кандидат социологических наук

Комаров А. Г.
доцент кафедры экономики и управления
Башкирского государственного университета (г. Уфа),
кандидат экономических наук


Экономическое пространство: содержание, единство и разрывы
В статье рассматриваются содержание экономического пространства, факторы его формирования. Показаны границы экономического пространства как сферы взаимодействия социального, технологического, финансового и информационного пространств. В качестве свойств экономического пространства рассматриваются объективность и открытость, размерность, внутренняя однородность и структурированность, иерархичность и фрактальность, способность к самоорганизации. Предложены меры по укреплению единства экономического пространства и профилактике его разрывов
Ключевые слова: экономическое пространство, факторы формирования, свойства пространства, единство пространства, разрывы
УДК 332.133.6   Стр: 196 - 200

Для формирования и совершенствования экономического пространства необходимо четко представлять его содержание. Так, в экономической теории, несмотря на существование значительного количества исследований по данной проблематике, до сих пор нет общепринятого определения категории «экономическое пространство», слабо сформирован понятийный аппарат, описывающий данную категорию, не конкретизирована региональная составляющая понятия «экономическое пространство».
Употребление термина «экономическое пространство» в экономической литературе активизировалось в конце XX века, обусловив новую стадию в его развитии, связанную с необходимостью противостояния или использования геоэкономических стратегий новых транснациональных игроков, а также с развитием деятельности. Группы государств были вынуждены договариваться о единых принципах реализации экономических интересов хозяйствующих субъектов: производителей, собственников, а также условий перемещений факторов производства: капитала, рабочей силы, информации и т.п. В ЕС подобная деятельность, рассчитанная на качественные изменения в долгосрочном периоде, оформилась в самостоятельное направление — пространственное планирование. В данном смысле понятие «экономическое пространство» вошло в специализированные справочники, где оно определяется как согласованная государственная политика нескольких государств, основанная на многосторонних договорных отношениях и распространяющаяся на территории других государств [1].
Анализ дефиниций экономического пространства, сформулированных зарубежными и отечественными учеными, позволит наметить направление генезиса теории экономического пространства и выделить сложившиеся подходы к его исследованию.
В контексте нашего анализа большой научный интерес представляют теоретические воззрения П. Бурдье, который писал «... пространство есть многомерный, открытый ансамбль относительно автономных полей, т.е. подчиненных в большей или меньшей степени прочно и непосредственно в своем функционировании и в своем изменении полю экономического производства: внутри каждого подпространства те, кто занимает доминирующую позицию и те, кто занимает подчиненную позицию, беспрестанно вовлечены в различного рода борьбу...» [2].
В анализе существующих точек зрения к исследованию экономического пространства можно выделить четыре основных подхода: территориальный, ресурсный, информационный и процессный. Наиболее распространенным из них является территориальный подход к определению экономического пространства. Большинство представителей данного подхода (Гранберг А.Г., Рянский Ф.А., Кочетов Э., Михуринская Е.А. и др.) практически идентифицируют экономическое пространство с понятием «территория». Безусловно, географическая среда и территориальные границы в значительной мере определяют различный уровень издержек, которые несут субъекты хозяйствования при установлении взаимосвязей на ограниченной территории. Однако необратимость глобализационных процессов, усложняющихся появлением все более сложных экономических взаимоотношений имеющих наднациональный характер все более нивелирует территориальный фактор. Следует согласиться с мнением О.В. Биякова, что территориальный подход к экономическому пространству представляется актуальным в доиндустриальную и индустриальную эпохи развития общества [3].
Представители «ресурсного подхода» (П. Кругман, В.В. Радаев, В. Пефтиев, И. Кучин, А. Лебедев) при исследовании экономического пространства делают упор на экономических отношениях, возникающих по поводу распределения ресурсов. Признавая в целом состоятельность такой точки зрения, следует отметить, что ресурсный подход, акцентируя свое внимание на ресурсах как источнике и цели любых экономических отношений, не отражает в целом совокупность характеристик, присущих экономическому пространству.
Суть современных процессов отражает также информационный подход к определению экономического пространства. Представители данного подхода (Р. Шулер, Г. Шибусава, С. Паринов) экономическое пространство определяют через анализ трансакций в форме обмена информацией и вхождения в общий информационный поток. Так, Г. Шибусава, исследуя межфирменное и внутрифирменное экономическое пространство с позиций использования телекоммуникационных сетей, определяет оптимальную структуру фирмы и приходит к выводу о целесообразности виртуального пространственного объединения фирм на основании использования общих технологий [4].
Основное содержание и суть процессного подхода подробно раскрыты в трудах Биякова О.А., который считает, что в основе экономического пространства лежит система отношений между субъектами, реализующими частные экономические процессы, и субъектом совокупного экономического процесса (V-процессом) по формированию ожидаемых результатов их деятельности. К элементам, образующим экономическое пространство, автор относит: совокупный экономический процесс, экономическое время, экономическую конкуренцию [5]. В качестве недостатков этого подхода отмечается то, что экономический процесс не может являться системообразующим элементом экономического пространства и целиком зависит от состояния последнего [6].
Экономическое пространство является очень сложным и многоаспектным феноменом, что подтверждается тем, что все большее количество авторов пытаются предложить свою трактовку его содержания с различных позиций. Так, К. Карлсон и В. Цанг исследуют экономическое пространство региона и с позиций накопления человеческого капитала, Ф. Перрокс рассматривает экономическое пространство как силовое поле, образованное в результате взаимодействия предприятий.
Систематизация и анализ существующих дефиниций категории «экономическое пространство», предложенных зарубежными и отечественными учеными в рамках сложившихся подходов к его исследованию позволяет выявить генеральный вектор эволюции теории экономического пространства, который заключается в смещении исследовательского интереса от проблем природного и географического районирования и проблем размещения производительных сил к исследованию проблем формирования единого экономического пространства в трансформируемой экономике, разработке механизмов и факторов формирования, инструментов его преобразования и модернизации, изучения его динамических характеристик.
Теоретико-методологическое обобщение сущностных характеристик имеющихся подходов к исследованию экономического пространства (территориального, ресурсного, информационного, процессного) с учетом региональной составляющей позволяет нам определить экономическое пространство как «субъективно сконструированную в ходе воспроизводства часть физического пространства, отражающую территориально обособленный и локализованный во времени процесс трансакций между экономическими агентами, формируемый на основе реализации их экономических интересов».
Сегодня в исследованиях экономического пространства, на наш взгляд, на передний план выдвигаются следующие проблемы:
— обеспечение единства экономического пространства;
— преодоление существующих разрывов в нем и налаживание системы их «профилактики»;
— совершенствование хозяйственной среды или улучшение инвестиционного климата территории;
— достижение необходимых темпов и уровня экономического развития (не ниже чем в других территориях).
В экономике производительные силы и производственные отношения образуют две стороны единства. Нельзя изучать производственные или экономические отношения без производительных сил и наоборот. Их единство отражается в пропорциях экономического развития. Поэтому следующим срезом в анализе содержания экономического пространства следует рассматривать его общеэкономический аспект.
В данном случае на передний план выдвигается анализ следующих проблем:
— обеспечение пропорциональности в экономическом развитии территории;
— пути мобилизации внутренних источников их развития;
— создание рациональных схем расселения населения.
Что касается пропорциональности в экономическом развитии территории, речь в данном случае должна идти о следующих пропорциях: между уровнем и качеством жизни и развитием производства, между последним и состоянием экологии, между отраслями специализации и другими отраслями, между инновационным сектором и традиционными отраслями и т.д.
Как известно, наиболее эффективным методом интенсификации производства на территории является преодоление узких мест, что предполагает точечные инвестиции на эти цели. В условиях Республики Башкортостан к ним, безусловно, относится повышение качества образования, в регионах российской Арктики — обеспечение их транспортной доступности.
В качестве логического завершения работы в направлении обеспечения оптимальности развития территории можно рассматривать формирование рациональных схем расселения населения, когда сеть населенных пунктов и их иерархичность наиболее полно соответствует требованиям динамичного развития экономики данной территории.
Существует мнение, что пространство выполняет двуединую функцию: обеспечивает экономическим процессам и явлениям среду обитания и одновременно оказывает на них активное воздействие [7].
Выполнение второй функции предполагает дополнение нашего анализа следующим срезом — институциональным подходом, куда входят исследования институтов собственности, трудовых отношений, мотивов, обычаев народов. Систему управления территорий, исходя из вышесказанного, экономическое пространство можно представить следующим образом (рис. 1).
Рис. 1. Формирование экономического пространства
Экономические отношения и производительные силы территории, взаимодействуя, формируют пропорции в развитии территории. Институциональное развитие территории, в свою очередь, взаимодействуя с экономическими отношениями в них, венчает экономическое пространство.
Анализ содержания экономического пространства требует раскрытия свойств последнего. Рассматривая свойства экономического пространства необходимо, прежде всего, как мы считаем, остановиться на общефилософском понимании данной категории. В данном случае пространство, наряду с другой категорией — временем обозначает форму существования материи. При этом пространство выражает порядок сосуществования отдельных объектов, а время — порядок смены явлений [8]. Фиксация пространственно-временных соотношений представляет собой содержание любого наблюдения.
Свойства пространства делят на метрическое (протяженность) и топологические (размерность, непрерывность, однородность или структурированность). В науке выделяют физическое или геометрическое пространство, биологическое, социальное, экономическое, психологическое, историческое и другие его виды.
Если в своей общей характеристике пространство бесконечно, то по локальным свойствам, все объекты в пространстве характеризуются размерами и своим качеством [9].
Наиболее общим свойством любого вида пространства является объективность их существования. Что касается содержания экономического пространства, определяя его свойства необходимо учесть как общие из их числа, вытекающие из характеристики пространства в общефилософском смысле, так и особенности, вытекающие из его субстанции. В качестве последнего, на наш взгляд, выступают экономические отношения. Как мы представляем, экономическое пространство как бы соткано из нитей, состоящих из экономических отношений.
Когда мы говорим об общих свойствах пространства, действующих в экономике мы должны отметить границы распространения экономических отношений, их площади (размерности), внутреннюю однородность или структурированность. Можно говорить и об интенсивности экономических отношений на территории, которая вытекает из уровня развития производства, а также обменных процессов.
Экономическое пространство конкретно во времени. С развитием общества, пространство, вообще, взятое как основа данного процесса, постепенно пополняется населенными пунктами, объектами инженерной инфраструктуры, предприятиями различных отраслей экономики. Связи между ними со временем приобретают все более интенсивные формы. Следовательно, происходят качественные изменения в системе экономических отношений.
В отличие от физического пространства экономическому пространству свойственна относительная прерывность, когда экономические объекты размещены дистректно.
Еще одной из специфических характеристик экономического пространства является его открытость. Открытость экономики является условием ее эффективного функционирования.
В экономической литературе бытует мнение, что экономическое пространство само по себе является результатом взаимодействия таких видов пространств как социальное, финансовое, технологическое и информационное. При этом все эти виды пространства как бы полностью включены в экономическое пространство [10].
Мы считаем, что такой подход не совсем обоснован. Так, социальное пространство не может войти полностью в экономическое. Также не любая технология становится фактором экономического развития и не любые финансы имеют такое же экономическое содержание (например, деньги «в чулках»). Если бы перечисленные выше пространства полностью входили в экономическое, у них не было бы собственного содержания и критерия для их выделения. Поэтому мы представляем взаимодействия социального, технологического, информационного, финансового и экономического пространства следующим образом:
Рис. 2. Взаимодействие пространств
По нашему мнению, зона взаимодействия социального, технологического, информационного и финансового пространств составляет содержание экономического пространства. Социальный, технологический, информационный и финансовый потенциалы, вовлеченные в экономический процесс, являются факторами экономического развития.
Как мы сказали, экономическое пространство существует как полотно, сотканное из соответствующих отношений. Но эти отношения сами по себе существуют как результаты их генерации в ходе осуществления общественного воспроизводства. В экономике всякое пространство, кроме того, существует только относительно. Так, рынки сбыта отдельных видов товаров имеют вполне конкретные границы. Причем они могут быть фиксированы на определенный момент времени. Величина рынка зависит от масштабов, конкурентоспособности производства, т.е. в конечном счете, определяется производством, генерируется им.
Структурно экономическое пространство страны состоит из территорий с разным уровнем развития экономических отношений и производства. В связи с этим пространственно различные его части могут состоять в разных сочетаниях, т.е. более развитые или богатые ресурсами территории соседствовать с менее богатыми и наоборот. Разные территории обладают также разным научно-техническим и кадровым потенциалом. В их пределах может быть представлен различный уровень менеджмента, разными могут быть и институциональные основы развития.
По отношению к финансовым центрам территории также ощутимо различаются. Важным фактором экономического развития в условиях глобализации становится узнаваемость территорий. Отсюда можно отметить, что различные части единого экономического пространства страны могут различаться разным набором действующих факторов экономического развития, даже различным типом общественного воспроизводства (расширенным, суженным, на интенсивной или экстенсивной основе и т.д.).
На теле самого экономического пространства страны можно выделить различные таксономические единицы. В порядке убывания размеров можно выделить следующие уровни:
— крупные экономические регионы;
— регионы, представленные субъектами Российской Федерации;
— субрегионы внутри субъектов Российской Федерации;
— территории отдельных муниципальных образований.
Поэтому можно говорить не только о структурной неоднородности как свойстве экономического пространства, но и об их иерархичности. От этого вытекает еще одно свойство экономического пространства — «фрактальность» когда одно экономическое пространство, являясь самостоятельным образованием, как бы «вложено» в другое.
Экономическое пространство в своем развитии выступает как бы частью живой материи. Экономика отдельных территорий способна к самоорганизации, т.к. обладает внутренними факторами экономического развития, а также институтами, способными определенным образом регулировать их действие.
Большинство факторов экономического развития существует объективно, и не зависят от субъективного видения. Однако наличие институтов, заинтересованных в мобилизации территориальных факторов зависит от наличия полномочий в руках региональных органов власти и местного самоуправления, от наличия заинтересованных лиц в них. Отсюда соблюдение принципов демократии в функционировании органов власти всех уровней является неотъемлемым условием экономического роста, а способность к самоорганизации становится важнейшим показателем развитости экономического пространства.
На наш взгляд, в развитии экономического пространства постоянно взаимодействуют факторы укрепляюще их единство и генерирующие противоположную тенденцию — разрывы. В наиболее общем виде «разрыв» означает нарушение целостности, разрушение объекта под воздействием разнонаправленных сил [11]. Разрыв подразумевает наличие какой-то линии, где этот процесс осуществился. Другой характеристикой разрыва является сила его осуществления. Далее разрыв может характеризоваться глубиной.
В экономике «разрыв» рассматривается, прежде всего, как существующие различия в уровне социально-экономического развития отдельных стран и регионов. При этом, характеризуя разрыв в социально-экономическом развитии, приводят показатели ВВП на душу населения, особенности отраслевой структуры экономики, уровень и качество жизни.
В настоящее время разрывы в уровне социально-экономического развития все чаще рассматриваются в разрезе регионов внутри страны [12]. Есть попытки рассматривать разрывы и внутри регионов [13]. Все же причины формирования разрывов и само экономическое содержание данной категории в экономической литературе раскрыты далеко не полностью.
На наш взгляд, ключевым моментом в понимании содержания разрывов является определение линии или границы разрыва. Когда речь идёт о разрыве по показателям социально-экономического развития отдельных стран и регионов, решение данной задачи сводиться к их типологии. Внутри регионов выделение субрегионов осложняется. В данном случае необходимо выделить возможные типы субрегионов, а потом сгруппировать определенным образом муниципальные образования. При этом линии разрывов всегда проходят по границам государств, регионов и муниципальных образований. Разрыв определяется действием факторов экономического развития внутри регионов или на уровне субрегионов. Это может быть и открытие крупных запасов полезных ископаемых, размещение новых мощностей, строительство инфраструктурных объектов и т.д.
Экономические показатели, которые обусловливают разрыв между территориями, могут содержать в своем содержании подсказку на предмет их типологии. Например, дотационные и самообеспеченные по бюджетным доходам регионы, экологически благополучные и неблагополучные регионы, регионы с дефицитом или избытком рабочей силы; регионы, в которых сокращаются объемы производства или, наоборот, растут.
Далее, возможно использование количественных критериев. Так, дотационные регионы могут быть на уровне, не выше средних их показателей по ним, или на уровне, их превышающих.
При решении конкретных задач иногда приходится учесть ни один, а несколько критериев разрыва. В данном случае можно также исходить из обобщающих показателей. Когда речь идет об уровне социально-экономического развития субрегионов, можно исходить из необходимого уровня инвестиций для выхода на некий нормативный уровень развития. Очень часто при этом используются рейтинговые показатели [14]. На наш взгляд, в данном случае невозможно достаточно полно оценить глубину разрыва.
Проведенный нами ранее анализ развития отраслей сферы услуг Башкирии по природно-экономическим районам не позволил однозначно их ранжировать. Так, районы зауральской степи, уступая другим по обеспеченности жильем, лидируют по насыщенности местами в школах, врачами и средними медработниками [15]. В данном случае также было выявлено: разрывы по природно-экономическим зонам намного меньше, чем в разрезе районов. Поэтому, в случае, когда ставится задача выравнивания уровня социально-экономического развития сельских регионов, за базовый таксон должен быть принят район.
Когда говориться о взаимосвязи между эффективностью производства и социальным развитием села, то лучше проводить границы по природно-экономическим районам.
По нашему мнению, если синтетическим показателем уровня развития сферы услуг является необходимый объем капитальных вложений, достаточный для достижения ее отраслями до нормативного предела, то дефицит в оплате труда может оцениваться исходя из суммы инвестиций в производственную сферу, необходимых для ее повышения до среднего показателя по региону.
При этом определенную сложность представляет выбор показателя оценки ввода единицы мощности в учреждениях сферы услуг. Для его осуществления по каждой группе учреждений и предприятий были проанализированы показатели сметной стоимости и фактически складывающихся затрат на ввод единицы мощности. В качестве показателей оценки были приняты наиболее реальные [15]. Так, в жилищном строительстве — эта средняя сложившаяся смета на стоимость ввода 1 кв. м жилья. В школьном строительстве фактические затраты оказались заметно ниже сметных, поэтому расчеты были осуществлены на базе первых на ввод одного места. Этот же показатель был применен в оценке необходимого уровня инвестиций в строительстве детских дошкольных учреждений. В строительстве больниц, поликлиник применялись сметные нормативы, хотя фактические затраты складывались ниже их уровня, но за счет уплотнения коек и ухудшения условий для качества работы вводимых мощностей, и поэтому они не были приняты в качестве общественно-необходимых.
Глубина разрыва может зависеть не только от мощности сил, которые его обусловливают, но и от характеристик разрываемого пласта. В нашем случае мы говорим о едином экономическом пространстве (ЕЭП) страны. Последнее рассматривается чаще всего как единое экономико-правовое поле, в котором действуют общие правила движения товаров, капиталов и услуг [16]. Датой создания единого экономического пространства названо 1.01.2012 г., когда были введены в действие 17 международных договоров, как бы формирующих в мире Единое экономическое пространство. Среди них соглашения:
— о единых принципах и правилах конкуренции;
— о единых правилах государственной поддержки сельского хозяйства;
— о единых правилах предоставления промышленных субсидий;
— о регулировании доступа к услугам железнодорожного транспорта, включая основы тарифной политики;
— о торговле услугами и инвестициях в государствах- участниках ЕЭП;
— о единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты интеллектуальной собственности и т.д. Даже этот, далеко не полный перечень соглашений дает представление о концепции ЕЭП.
В данном случае речь идет об унифицировании порядка осуществления экономических отношений в рамках нескольких государств путем заключения договоров. В соответствии с этим, разрыв экономического пространства означало бы отказ от подписанных соглашений или от их части со стороны одного и другого государства. При этом говорить о каком-либо разрыве единого экономического пространства внутри государства при эффективном функционировании народнохозяйственного комплекса не может быть и речи.
Конечно, опыт развития страны в начальный период рыночных преобразований нам дает примеры другого толка. Так, в Республике Башкортостан в начале 90-х годов было введено лицензирование вывоза продукции за ее пределы. Оно касалось не только нефти и нефтепродуктов, но и продуктов питания.
Все же когда мы говорим о едином экономическом пространстве в смысле экономического содержания данной категории, имеется в виду именно функционирование единого рынка товаров, услуг и капиталов. В этом отношении даже сегодня трудно признать, что в масштабе Российской Федерации действует единый рынок. Если возьмём главный товар на современном рыночном хозяйстве — рабочую силу, то заработная плата или цена труда в разрезе регионов страны разнится очень существенно. По нашим наблюдениям оплата трактористов, занятых в сельскохозяйственном производстве в разрезе регионов отличается в 2,5 раза. Та же цифра наблюдается и по сельским районам Республики Башкортостан. Если взять хозяйства не самого крупного в РБ — Чишминского района, то оплата труда трактористов в разрезе хозяйств также отличается в 2,5 раза.
Отсюда, трудно признать, что в стране функционирует единый рынок, когда на одинаковые товары и услуги (в т.ч. труда) устанавливаются одинаковые цены. На наш взгляд, рынок в условиях нашей страны как бы слеплен из разных кусков, состоит из фрагментов. Поэтому разрывы небольшой глубины вполне вписываются в общую картину. Отсюда, как мы полагаем, терпимое отношение в нашем обществе к разного рода разрывам.
Но мелкие разрывы не позволят в стране формироваться Единому экономическому пространству, окончательному складыванию единого внутреннего рынка. Мы считаем, что при этом возникает угроза распада ЕЭП, следовательно, и страны.
Укрепление единого экономического пространства требует принятия мер не только административного характера. Мы считаем: главным фактором формирования ЕЭП является дальнейшее развитие разделения труда между отдельными регионами, более полное использование их преимуществ при принятии решений по наращиванию объемов производства.
Общее снижение эффективности институтов развития экономики, будь это правовое регулирование экономики, арбитражный процесс, качество функционирования банковской системы, страхования, поднимая трансакционные издержки на несравненно высокий с западными странами уровень, снижают не только общую конкурентоспособность российских предприятий, но и служат фактором разрушения связей по кооперации между регионами, следовательно, и единого экономического пространства. Отсюда вытекает актуальность мер по повышению эффективности функционирования институциональной основы развития экономики.


Литература
1. Экономический анализ и измерения в экономическом пространстве // Пространственная экономика. 2014. — № 1. — С. 12–39.
2. http://pidruchniki.ws/10610218/ sotsiologiya/teoriya_sotsialnogo_prostranstva_burde
3. Бияков О.В. Экономическое пространство региона: процессный подход. — Кемерово: Кузбассвузиздат, 2004. — 244 с.
4. Эволюция теорий пространственного развития. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://konferent.ru/nauka/986 (дата обращения: 15.01.2014).
5. Бияков О.В. Экономическое пространство региона: процессный подход. — Кемерово: Кузбассвузиздат, 2004. — С. 44.
6. Михайлов А.И. Экономическое пространство и его воздействие на потенциал геоэкономических трансформаций мировой экономики: Автореф. дис. д. э. наук. Москва, 2011. 46 с.
7. Чернецова Н.С. Природа и структура экономического пространства и экономические интересы. — Известия ПГПУ, Сер. Общественные науки, 2006. — № 2. — С. 44.
8. Грушевицкая Т.Г. Концепции современного естествознания: учебное пособие. — М.: Высш. школа, 1998. — 383 с.
9. Рузавин Г.И. Бесконечное и конечное (Философия). Энциклопедический словарь: под ред. А.А. Ивина. — М., 2004. — Гардарики, 2004. — С. 92–93.
10. Бияков О.В. Экономическое пространство региона: процессный подход. — Кемерово: Кузбассвузиздат, 2004. — С. 23.
11. Разрыв — Викисловарь // ru.wiktionary.opr>wiki/разрыв.
12. Минакир П.А., Прокопало О.М. Региональная экономическая динамика, дальний Восток. — Хабаровск: ДВО РАН, 2010. — 304 с.; Васильев В.В., Селин В.С. «Методология комплексного природохозяйственного районирования северных территорий и российской Арктики. — Апатиты: Изд-во Кольского научного центра РАН, 2013. — 260 с.
13. Каримов А.Г., Моисеева Т.П. Городская бедность как социальное явление в современном российском обществе. — Уфа: ИСЭИ УНЦ РАН, 2010 — 140 с.
14. Гатауллин Р.Ф., Мусин Р.С. Эффективность производства и социальное развитие села. — Уфа: Башкнигоиздат, 1988. — 22 с.
15. Гатауллин Р.Ф. Повышение эффективности сферы услуг населению, теория и методология. — Уфа: ВЭГУ, 2001. — С. 111–112.
16. ru.wikipedia.org>Единое экономическое пространство.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия