Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (52), 2014
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Иванов С. А.
заведующий лабораторией проблем развития социального и экологического пространства и воспроизводства
трудовых ресурсов региона
Института проблем региональной экономики РАН (г. Санкт-Петербург),
доктор экономических наук

Ложко В. В.
научный руководитель Санкт-Петербургского института управления развитием человеческих ресурсов,
кандидат медицинских наук, магистр менеджмента


Механизмы регулирования трансформационных процессов в социальном пространстве регионов России (часть 1)
В статье анализируются подходы к регулированию процессов трансформации социального пространства регионов России в контексте развития человеческого капитала как основы для формирования трудовых ресурсов инновационной экономики. Показано как в системе анализа социально-экономического развития региона формируется алгоритм формирования целей трансформации социального пространства региона
Ключевые слова: социальное пространство, трансформация, человеческий капитал, целеполагание, социальные стандарты, качество жизни, социальные институты, социальная инфраструктура
УДК 331.1, 378.14; ББК 65.01   Стр: 201 - 203

Вторая часть статьи

Придание процессу трансформации социального пространства целенаправленного характера является сегодня одной из наиболее актуальных задач регулирования социально-экономического развития регионов России. При этом под категорией «социальное пространство региона» мы понимаем часть социально-экономического пространства региона, представляющая сферу действия различных институтов, формальных и неформальных регуляторов (правовых и социальных норм, правил), определяющих характер процесса воспроизводства человеческого капитала; совокупность отношений между индивидами, социальными группами во всех сферах жизнедеятельности регионального сообщества. Трансформация социального пространства — это «существенные изменения в характере действия социальных институтов, системе отношений индивидов, социальных групп, определяемые трансформацией социальных норм, культурных, национальных и иных ценностей, а также изменения в объеме и качестве услуг, предоставляемых учреждениями социальной сферы возможностях населения пользоваться этими услугами» [1, с. 29].
Отталкиваясь от приведенных выше дефиниций базовых категорий, мы можем определить регулирование трансформации социального пространства региона как целенаправленное воздействие на факторы, способствующие изменению характера действия социальных институтов, системы отношений индивидов, социальных групп, определяемых трансформацией социальных норм, культурных, национальных и иных ценностей, а также изменению объема и качества услуг, предоставляемых учреждениями социальной сферы.
Таким образом, концентрируясь на существе термина «регулирование трансформации социального пространства региона», мы можем сказать, что это, во-первых, регулирование социальных отношений в региональном сообществе, во-вторых — регулирование услуг социальной сферы региона. Одним из объектов регулирования выступают социальные отношения, социальные процессы в регионе, а также институты, влияющие на формирование и развитие этих отношений и процессов. Другим объектом регулирования является социальная инфраструктура, услуги, которые предоставляют населению региона учреждения социальной сферы.
Подчеркивая целенаправленность регулирования, мы тем самым, хотим обозначить приближенность этого процесса к процессу управления, и именно приближенность. Говорить об управлении трансформацией социального пространства в полном смысле этого термина, на наш взгляд, можно лишь условно, с определенным допущением, поскольку, во-первых, не все трансформационные процессы в социальном пространстве региона могут быть управляемыми именно на уровне региона, во-вторых, не все процессы в принципе могут быть объектом управления со стороны человека.
Тем не менее, мы будем использовать термин управление применительно к процессу трансформации социального пространства, заранее оговорив, что не все управленческие функции в данном случае могут быть реализованы. В общем виде управление мы будем интерпретировать как «двуединый процесс, элементами которого выступают процесс принятия решения и процесс реализации этого решения» [2, с. 139].
Исходной точкой этого двуединого процесса является определение целей. Но чтобы подойти к рассмотрению проблемы целеполагания в управлении трансформацией социального пространства региона, нам следует определиться с дефиницией этой категории.
Надо отметить, что проблематика целеполагания, несмотря на продолжительный период развития страны в рамках централизованной плановой системы, разработана весьма слабо. А, возможно именно потому и слабо, что цели в административно-командной системе задавались, исходя из идеологических установок, и этап их обоснования в такой системе был излишним.
С такой точкой зрения, согласен, например, профессор В.Е. Рохчин, отметивший, что причина такого положения кроется в «существовавшей долгие годы в стране системе преимущественно административного управления, в превращении идеи перспективного планирования в планирование «от достигнутого», в разработке жестких директив на очередное пятилетие («план — закон») без прогнозирования, в частности, структурных сдвигов в отраслях экономики и социальной сферы» [3, с. 29].
Вместе с тем, мы должны признать, что проблемы целеполагания привлекали в свое время внимание, правда, в основном системных исследователей (Р. Аккоф, П.С. Граве, Л.А. Расстригин и др.), психологов (Р.Д. Лэнг, О.К. Тихомиров и др.), философов (В.Г. Афанасьев, М.Г. Макаров, А.А. Чунаева и др.). Лишь с 60-х годов XX века проблемы целеполагания начинают становиться объектом исследования в экономике и теории управления (Ф.П. Перегудов, Н.П. Федоренко, Ю.Р. Лейбкинд, Е.З. Майминас и др.).
Теперь, прежде чем нам дать свою дефиницию цели вообще и целей управления трансформацией социального пространства, отметим, что подходить к интерпретации категории «цель» можно с разных дисциплинарных позиций.
В общесистемном понимании категория «цель» предстает как «некоторое конечное состояние управляемого развития» [4, с. 102]. Как пишет В.Г. Афанасьев: «Цель — это тот конечный результат, на достижение которого направлено функционирование системы» [5, с. 210]. В целом, такая трактовка цели принципиальных возражений не вызывает, однако чрезмерные обобщения лишают эту дефиницию, на наш взгляд, всякой функциональности. Вместе с тем, мы должны согласиться с мнением Н.С. Шухова и М.П. Фрейдлина о том, что «обсуждение проблемы целеполагания предполагает методологическое обобщение знаний, накопленных кибернетикой» [6, с. 270].
Философская наука трактует цель как «предвосхищение в сознании результата, на достижение которого направлено действие» [7, с. 406]. Опосредованность цели сознанием социальных субъектов — это важный аспект дефиниции цели, дополняющий ее мотивационными и операциональными свойствами. «Цель — идеально, деятельностью положенный результат, — пишет Н.Н. Трубников, ради достижения которого предпринимаются те или иные действия или деятельности, их идеальный внутренне побуждающий мотив» [8, с. 459–462]. Таким образом, философская трактовка цели открывает нам новые качества этой категории, выделяя побуждающие и направляющие начала, имплицитно заложенные ней.
В экономической теории, теории управления категория цель интерпретируется с широких междисциплинарных позиций, установкой на которые будем придерживаться и мы. В этом ключе нам представляется оптимальным дефиниция цели, данная классиками теории управления — М. Месконом, М. Альбертом и Ф. Хедоури, которые определяли цель как «желаемое конечное состояние или результат» [9, с. 20] или «конкретное конечное состояние или искомый результат [9, с. 492].
Последняя дефиниция сама по себе обозначает важный аспект цели, констатируя фактически, что цели могут иметь не только вербальное описание, но количественное выражение. Однако с такой позицией согласны не все исследователи и вопрос этот также является предметом научной дискуссии, не находя пока однозначного теоретического решения.
Перейдем теперь к рассмотрению алгоритма формирования целей трансформации социального пространства региона (рис.1).
Общая логика формирования целей базируется на следующем концептуальном алгоритме их определения: анализ социально-экономического развития региона — выявление и оценка социальных и экономических проблем региона — определение целей, как ожидаемого результата решения выявленных проблем. Включение в этот алгоритм этапа анализа экономики обусловлено тем, что именно экономика региона, промышленное производство формируют материальную основу жизнедеятельности людей, создают предпосылки для повышения качества жизни, развития человеческого капитала и, в конечном итоге влияют на определение целей трансформации социального пространства.
Рис. 1. Алгоритм формирования целей трансформации социального пространства региона
Кроме того, мы хотим подчеркнуть, что трансформация социального пространства должна учитывать не только цели социального развития, но и интересы хозяйствующих субъектов, интересы, лежащие, прежде всего, в плоскости кадрового обеспечения предприятий и организаций региона.
Это и обуславливает необходимость проведения анализа социально-экономического развития региона по двум стратегиче­ским направлениям — выявление проблем развития экономики региона (1) и выявление социальных проблем (2), которые должны осуществляться в их взаимосвязи и взаимообусловленности.
Результатом проведенных аналитических работ на этом этапе должны стать, во-первых, выявленные проблемы, обусловленные структурными диспропорциями в экономике региона (3). Главным предметом выявления этих структурных диспропорций является оценка эффективности функционирования и тенденций развития, ключевых для региона видов экономической деятельности по сравнению с другими видами экономической деятельности. Отставание в развитии ключевых для региона видов экономической деятельности, в совокупности характеризующих его промышленно-отраслевой облик, служит главным индикатором структурных диспропорций в экономическом пространстве региона.
Однако не только приоритетные виды экономической деятельности должны быть в центре внимания. Необходимо рассматривать и другие аспекты структуры экономики региона: распределение хозяйствующих субъектов по формам собственности, пространственному размещению, соотношению различных технологических укладов, структуре рабочих мест, размещению производственных мощностей (город, село) и пр. Сегодня именно эти аспекты несовершенства экономического пространства во многом определяют и проблемы социального пространства соответствующего региона.
Наряду со структурными диспропорциями анализу на этом этапе (4) подлежат и другие проблемы развития экономики региона: отсутствие инвестиций, отсталая инфраструктура, неэффективная фискальная и другая политика. Для этого осуществляется оценка следующих аспектов развития экономики региона:
● оценка обеспечения региона важнейшими ресурсами экономического развития;
● оценка обеспечения экономической безопасности региона;
● оценка эффективности пространственного размещения хозяйствующих субъектов экономики региона;
● оценка эффективности внутрирегиональных межотраслевых и межмуниципальных экономических связей;
● оценка эффективности межрегиональных экономических отношений.
Принципиально важной для определения целей развития экономики региона является проведение на этом этапе аналитических работ по оценке проблем развития трудовых ресурсов (5).
Эта оценка должна проводиться по двум направлениям: во-первых, включать выявление общих количественных параметров нехватки или избытка рабочей силы в отраслевом и профессионально-квалификационном разрезе, во-вторых, определять расхождения между реальными квалификационными требованиями (текущими и перспективными) работодателей региона и теми, что получают на выходе из учреждений подготовки кадров выпускники и специалисты, проходящие переподготовку.
Аналитические работы в этом блоке включают:
● оценку состояния и основных тенденций изменения регионального баланса трудовых ресурсов (основных отраслевых, межмуниципальных, профессионально-квалификационных пропорций рабочей силы);
● оценку проблем с качеством рабочей силы и ее соответствием квалификационным требованиям работодателей региона.
Сам этот этап является интегральным, объединяющим процесс выявления проблем развития экономики региона (1) и процесс выявления социальных проблем региона (2).
Важность интеграции процесса выявления экономических и социальных целей обусловлена тем, что «общественное производство, по сути, выступает одновременно производством материальных условий жизни, производством духовных ценностей, производством социокультурных форм общения, каждое из которых имеет общее с двумя другими основание. Этим основанием является воспроизводство общественных отношений (экономических, духовных и институциональных), т.е. воспроизводство социальности. Другими словами, содержание общественного производства как взаимодействия человечества с природным миром не исчерпывается необходимостью обеспечения людьми себя средствами физического существования, поскольку является воспроизводством тех связей и форм общения, которые представляют собой необходимые условия их общественной жизни» [10, с. 62].
Направление аналитических работ, ориентированное на выявление общих социальных проблем региона (2), помимо оценки проблем развития трудовых ресурсов (5) должно также включать определение проблем в образовательных подсистемах, включая подготовку кадров (6), а также определение прочих проблем социального развития региона (7).
В последних двух блоках отражается влияние на процесс определения целей трансформации социального пространства региона, во-первых, проблем развития системы образования как ключевой в вопросе формирования человеческого капитала, во-вторых, проблем, развития других сегментов социальной сферы региона (здравоохранения, культурной сферы и пр.).
Выявленные в процессе анализа развития экономики региона структурные диспропорции (3), прочие экономические проблемы (4), а также проблемы развития трудовых ресурсов (5) становятся информационной основой для формирования (корректировки) стратегических целей развития экономики региона (9).
На данном этапе аналитических работ в процесс формирования стратегических целей развития экономики региона начинает вмешиваться внешний фактор. Речь идет о том, что эти цели должны учитывать не только региональные аспекты развития, но и стратегические цели развития экономики страны в целом, отраженные в Стратегии развития России, отдельных федеральных целевых программах, программах научно-технического развития страны, а также в межрегиональных программах сотрудничества, программах формирования и развития производственных, научно-производственных кластеров и т.п.
Формирование стратегических целей развития социальных институтов и социальной инфраструктуры региона (10) начинается после того, как выявлены и определены проблемы развития трудовых ресурсов (5), проблемы развития системы образования (6), а также проблемы развития других сегментов социальной сферы региона (7).
Выявленные в блоке (9) цели развития экономики региона, а также цели развития социальных институтов и социальной инфраструктуры региона (10) определяют характер и содержание трех видов целей: целей структурной перестройки экономики региона (11), целей кадрового обеспечения экономики (12), а также социальных целей развития подсистемы кадрового обеспечения экономики (13).
Цели кадрового обеспечения экономики региона (12) определяются интегрально как результат соотнесения целей развития экономики региона с определенными на этом же этапе целями развития социальных институтов и социальной инфраструктуры. Отметим также, что, как цели развития социальных институтов и социальной инфраструктуры (10), так и цели развития человеческого капитала и повышения качества жизни населения (13), на этапе их формирования могут уточняться, корректироваться в соответствии с требованиями федеральных стандартов и отдельных нормативов, речь о которых пойдет еще ниже.
Окончательное формирование базовых целей трансформации социального пространства региона производится в блоке (15), как результат интеграции трех целей: трансформации экономического пространства (11), кадрового обеспечения экономики (12), развития человеческого капитала и повышения качества жизни населения (13).
Полученные по результатам прохождения данного алгоритма базовые цели подлежат дальнейшей декомпозиции и конкретизации, представления их в виде дерева целей, реализацией которых должен заниматься субъект управления трансформацией социального пространства региона. И весь этот комплекс взаимоувязанных целей представляет отдельную подсистему («целевую подсистему») механизма управления трансформацией социального пространства региона.


Литература
1. Приоритеты формирования социального пространства инновационной экономики региона / Под ред. д.э.н. Иванова С.А. ИПРЭ РАН. — СПб.: «Скифия-принт», 2013. — 191 с.
2. Бияков О.А. Теория экономического пространства: методологический и региональный аспекты. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 2004. — 152 с
3. Рохчин В.Е. Формирование целей стратегического развития российских регионов. В кн. Развитие российских регионов: новые теоретические и методологические подходы. / Институт проблем региональной экономики РАН; Отв. ред. Е.Б. Костяновская. — СПб.: Наука, 2006. — 570 с.
4. Мильман В.Э. Цель как способ проектирования деятельности. В кн. Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник 1986. — М.: ВНИИСИ АН СССР, 1986. — С. 102.
5. Афанасьев В.Г. Системность и общество. — М.: Наука, 1980.
6. Шухов Н.С., Фрейдлин М.П. Математическая экономика в России (1865–1995 гг.). — М.: Наука, 1996. — 351 с.
7. Философский словарь. / Под ред. И.Т. Фролова. — 4-е изд. — М.: Политиздат, 1980.
8. Трубников Н.Н. Цель // Философская энциклопедия, 1970. Т. 5.
9. Мескон М., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. — М.: АНХ при Правительстве РФ. Издательство «Дело». 1997. — С. 20.
10. Человек в экономике и других социальных средах [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии; Отв. ред. В.Г. Федотова. — М.: ИФРАН, 2008. — 195 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия