Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (52), 2014
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Федорова Е. Н.
главный научный сотрудник Научно-исследовательского Института региональной экономики Севера
Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова (г. Якутск),
доктор географических наук, профессор


Трудовая миграция как инструмент формирования регионального рынка труда
(на примере Республики Саха (Якутия))
В статье рассматриваются вопросы формирования регионального рынка труда в республике, а также роль занятости и миграции населения в нем. Региональный рынок труда формируется в условиях обширности территории республики, очаговости хозяйственной деятельности и расселения, особенностей отраслевой структуры и других факторов, действие которых по-разному воспринимается сегментами рынка труда
Ключевые слова: рынок труда, занятость, трудовая миграция, управление
УДК 331.556.2; ББК 65.05   Стр: 305 - 308

В условиях укрепившихся реальных рыночных отношений решение многих проблем при формировании регионального рынка труда должно опираться на новые способы, такие, как ограничение вмешательства государства в трудовые отношения. К их числу относятся также расширение органов, регулирующих и поощряющих деятельность сферы труда; передача некоторых полномочий основным участникам рынка труда — работнику и работодателю, территориальным и муниципальным органам власти и др.
В отраслях хозяйственной деятельности в республике до 1992 г. был характерен высокий уровень обладания средствами производства государством. В сельском хозяйстве было представлено сплошным совхозным производством. Частный сектор занимал минимальную долю. Все это значительно ограничивало возможности развития рынка средств производства, жилья, уменьшало трудовую мобильность населения, что сказывалось негативно на региональном рынке труда, сужая его возможности.
В дальнейшем, в ходе реализации земельной реформы на селе создалась реальная база для возникновения и развития многоукладного хозяйствования, обусловило деятельность субъектов в рыночных условиях. На конец 2012 г. в числе товаропроизводителей сельскохозяйственной продукции состояло на учете 229 сельхозпредприятий (коллективные предприятия, товарищества, акционерные общества, агрофирмы, конезаводы, ОПХ), 301 родовая община, 4427 крестьянских хозяйств. Свое подсобное хозяйство имели 85,0 тыс. сельских семей, 29 тыс. семей — коллективные и индивидуальные сады, 12 тыс. семей — коллективные и индивидуальные огороды. Удельный вес хозяйств населения в общем производстве продукции сельского хозяйства увеличился с 23,5% в 1991 г. до 50,2% в 2012 г. По сравнению с предыдущим 2011 г. произошло сокращение всех землепользователей, кроме родовых общин, имевших рост 3,3% [1].
В результате преобразований в промышленном производстве в республике в 2012 г. осуществляли свою деятельность 2414 организаций и территориально-обособленных структурных подразделений, из них 379 в сфере добычи полезных ископаемых, 1573 — в обрабатывающих производствах, 462 — в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды. Общее количество организаций, занимающихся промышленным производством, увеличилось по сравнению с 2011 г. на 12,3%. В результате институциональных преобразований в структуре организаций промышленности по формам собственности стали преобладать организации частной и смешанной форм собственности [2]. Отсюда вывод: сегодня функционирование регионального рынка труда происходит в условиях действия механизмов рыночной экономики и реформы производственной и материальной базы территориального хозяйствования, правильное управление которым будет содействовать его эффективности и сбалансированности.
В поисках работы на рынок труда обращаются различные группы населения с разным мотивационным поведением, что предопределяет его дифференциацию. В условиях командно-административной системы основное внимание уделялось трудоустройству лиц, впервые ищущих работу. Вовлечение в хозяйственную деятельность домохозяек, пенсионеров и инвалидов чаще всего рассматривалось в качестве дополнительного источника рабочей силы. Безработным и лицам, меняющим место работы, не уделялось достойного внимания. Между тем, в условиях рыночной экономики безработные становятся важным компонентом в формировании регионального рынка труда, поскольку законы конкурентной экономики делают перемену труда обязательным свойством рабочей силы, а также одним из инструментов, влияющим на его расширение, наполняемость и сбалансированность.
Спад производства и его реструктуризация, а также ухудшение демографической ситуации (изменение половозрастного состава населения, миграционный отток трудовых ресурсов) оказывают существенное влияние на рынок труда республики. В результате действия этих факторов численность экономически активного населения на региональном рынке труда в 2012 г. по сравнению с 1992 г. сократилась на 94,6 тыс. чел., также как и численность занятых за этот период — на 113,6 тыс. чел. (табл. 1).

Таблица 1
Основные показатели рынка труда Республики Саха (Якутия) за 1992–2012 гг. (тыс. чел.)
Категория1992199519982000200520102012
Экономически активное население594,9580,3553,3485,1486,0493,6500,3
в том числе:       
Занятые573,9535,8485,5430,6441,2449,9460,3
безработные21,044,567,854,544,943,740,0
в том числе:       
зарегистрированные в центрах занятости4,912,75,411,511,79,1
Источник: [2], [3 с. 36, 51.].

Изменения в структуре занятого населения на региональном рынке труда вызваны в значительной степени также появлением новых форм хозяйствования (табл. 2).

Таблица 2
Распределение среднегодовой численности занятых в экономике в Республике Саха (Якутия) по видам экономической деятельности, тыс. чел.
 2000200520082009201020112012
Всего459,7469,1483,8481,9481,1483,6482,9
Сельское, лесное хозяйство, охота50,141,039,940,041,341,141,1
Рыболовство и рыбоводство0,30,80,80,80,71,11,2
Добыча полезных ископаемых42,241,943,440,444,844,943,8
Обрабатывающие производства19,120,318,918,414,818,319,4
Производство и распределение электроэнергии, газа и воды19,931,229,029,230,630,630,5
Строительство26,125,938,039,133,039,238,7
Оптовая и розничная торговля, ремонт автотранспортных средств, бытовых изделий и предметов личного пользования48,447,251,151,254,754,455,0
Гостиницы и рестораны4,54,55,55,33,73,33,4
Транспорт и связь50,347,446,846,846,948,748,9
Финансовая деятельность5,85,96,96,97,06,76,9
Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг35,933,133,833,136,933,133,0
Государственное управление и обеспечение военной безопасности; социальное страхование27,831,335,437,738,536,936,3
Образование72,078,774,772,770,569,368,6
Здравоохранение и предоставление социальных услуг36,439,639,239,139,537,938,1
Предоставление прочих жилищно-коммунальных, социальных и персональных20,720,220,421,317,817,717,9
Предоставление услуг по ведению домашнего хозяйства0,20,30,30,3
Источник: [2 с. 46–47]; [3 с. 36, 51]

Положительной тенденцией в развитии регионального рынка труда является появление новых организационно-правовых форм хозяйствования, а также перераспределение работающих между предприятиями и организациями различных форм собственности. Если в 2000 г. в производственной сфере было занято 45,2% от числа всех занятых, то в 2012 г. — 46,3%. В эти годы численность занятых в непроизводственной сфере превышала занятость в производственной деятельности. Так, в 2000 г. превышение составляло 43,7 тыс. чел., в 2012 г. хоть и произошло сокращение численности занятых в непроизводственной сфере в 1,2 раза, однако, превышение в данной сфере сохранилось — на 36,0 тыс. чел. соответственно. Значительно возросла доля негосударственного сектора экономики, которая в формировании регионального рынка труда сейчас играет не последнюю роль (табл. 3). Так, численность занятых в частном секторе возросла в 1,6 раза: с 27,3% в 2000 г. до 44,3% в 2012 г. при одновременном снижении занятых в государственной и муниципальной собственности в 1,3 раза — с 53,4% до 41,3% соответственно.
Организация своего дела, а также самозанятость в условиях напряженной ситуации на рынке труда, это новое активное направление, проявляемое населением по формированию и расширению трудового поля. Как видно из табл. 2, занятость всеми видами экономической деятельности имеет тенденцию к росту. Если по состоянию на 2000 г. в хозяйственной деятельности было занято 459,7 тыс. чел., то к концу 2012 г. — 482,9 тыс. чел. За эти годы число работников росло в строительстве, производстве и распределении электроэнергии, газа и воды, обрабатывающем производстве, добыче полезных ископаемых, рыболовстве и рыбоводстве. В связи с существенной ролью новой финансово-кредитной и инвестиционной политики меняется сама структура занятости, как в количественном, так и в качественном отношении. Сокращению занятых на транспорте — на 2,8%, сельском и лесном хозяйстве — на 18% привело, возможно, снижение уровня инвестиций в них. В то же время, заметно выросла численность работающих на негосударственных предприятиях торговли (13,6%), при одновременном увеличении удельного веса занятых в частном секторе, на предприятиях и организациях смешанной формы собственности.
В отраслях непроизводственной сферы наблюдается некоторое сокращение численности работающих в образовании, но в органах управления численность занятых увеличилась — от 27,8 тыс. чел. в 2000 г. до 36,3 тыс. в 2012 г. (в 1,3 раза).

Таблица 3
Среднегодовая численность занятых в экономике по формам собственности, %
 2000 г.2005 г.2010 г.2012 г.
чел.%чел.%чел.%чел.%
Всего459 697100469 059100481 075100482 926100
В том числе по формам собственности:         
государственная и муниципальная245 56053,4239 88051,1209 96543,6199 37441,3
Частная125 27627,3152 65032,5193 63740,3213 83444,3
собственность общественных и религиозных организаций объединений1 8090,41 2550,31 0720,21 6080,3
смешанная российская85 79318,770 48515,061 68212,857 05811,8
иностранная, совместная российская и иностранная1 2590,34 7881,014 7193,111 0522,3
Источник: [3] с. 88

В условиях новых экономических отношений прямое непосредственное распределение и перераспределение трудовых ресурсов государством становится не основным его регулирующим свойством. Участие государства в регулировании, управлении движением рабочей силы в значительной мере должно осуществляться косвенно, причем не самими объектами (предприятиями, работниками), а социально-экономической средой, в которой они существуют и его региональными особенностями.
В формировании регионального рынка труда важное место занимает миграция населения, а трудовые миграции являются определяющими в общей совокупности территориальных перемещений.
Формирование населения республики, а, следовательно, регионального рынка труда, особенно после 50-х гг., шло в основном за счет миграционного сальдо, которое давало в отдельные годы 40–50% и более прироста. При этом формирование регионального рынка труда обеспечивалось не только на основе организованного набора кадров из других регионов страны, но и за счет стихийного движения кадров.
Региональный рынок труда пополнялся трудовыми мигрантами из всех союзных республик, областей, краев и автономных республик Российской Федерации, наибольшее количество которых прибывали и оседали из Амурской, Читинской областей, Краснодарского края, Республики Бурятия, Хабаровского края. Сравнительно лучше закреплялись трудовые мигранты из Киргизии, Казахстана и Украины. Однако отрицательное сальдо трудовой миграции Якутия в течение всего рассматриваемого периода имела в отношениях с Белоруссией, Молдавией, Узбекистаном, Латвией, Литвой.
За период 1991–2012 гг. прослеживается заметный отток населения из республики (табл. 4).

Таблица 4
Динамика миграции населения Республики Саха (Якутия) за 1991–2012 гг.*
ГодВся миграция**В том числе внешняя миграция
ПрибылоВыбылоОбъем
миграции
ПрибылоВыбылоСальдо
миграции
199056 00858 941114 94933 26936 202-2 933
199148 11468 934117 04826 93147 751-20 820
199241 327639 220105 24925 43048 025-22 595
199335 17455 05890 23221 97841 862-19 884
199430 67261 57592 24715 86546 768-30 903
199530 81446 55177 36515 45331 190-15 737
199628 55939 90668 46513 66425 011-11 347
199724 04341 25065 29310 44927 656-17 207
199823 87943 54567 4248 29627 962-19 666
200022 53523 67846 21310 00315 049-5 046
200513 76716 30930 0765 75110 120-4 369
201010 92314 95525 87849 49011 035-6 086
201225 58626 77252 35810 51918 231-7 712
*По данным [4, с. 151–153]
** Без учета спецконтингента

Исследуемый в таблице 4 временной интервал характеризуется существенным изменением динамики, направлений и масштабов миграционных потоков. Но самое главное заключается в том, что изменились мотивации миграционного поведения трудовых контингентов. Отмечается сокращение численности мигрирующего населения, менявшееся за эти годы неравномерно. Пик внешней миграции (48 тыс. чел.) достигнут в 1992 г. — год наибольших потрясений экономики, скачкообразной инфляции. Наблюдается четкая тенденция ежегодного снижения числа трудовых мигрантов в республику (в 1995 г. в 2,2 раза снизилось их число по сравнению с 1990 г., в 2012 г. в 1,5 раза по сравнению с 1995 г.).
Однако, миграционное движение показывает за последнее двенадцатилетие одновременно неоднозначную картину, которая, начиная с 2000 г. по 2010 г., продолжает тенденцию сокращения прибытия мигрантов в республику, как и выбытия из нее, а также общего объема миграционного движения, и, конечного результирующего показателя — отрицательного сальдо миграции. Так, по прибытию сокращение числа мигрантов составило с 28 710 до 14 553 чел. или 49,3%, почти половина всего прибывшего населения. Однако, к 2012 г. видим, что количество прибывших мигрантов имело значительный рост по сравнению с 2010 г. до 33 005 чел., т.е. рост прибытия произошел на 18 452 чел., что в % это 126,8.
Позиции по выбытию, сальдо миграции и объему мигрирующего населения показывают параллельную картину — снижение с 2000 по 2010 г. и рост показателей к 2012 г.
Тенденции сокращения сложились и для международной миграции, в частности, по странам СНГ и Балтии: в 2000 г. прибытие из этих субъектов составляло 2 423 чел., а к концу рассматриваемого срока (2012 г.) — 1 337 чел. или 44,8%.
Выбытие населения, миграционное сальдо и объем мигрирующего населения повторяют картину прибывающего населения из этих стран — снижение всех показателей к 2012 г.
Сокращение прибытия мигрантов в республику и выбытия из нее обусловили изменения в региональной миграции населения, которая стала возрастать. Так, по прибытию внутрирегиональная миграция в 2000 г. составляла 7 416 чел., которая к 2010 г. сократилась до 4 213 чел., или на 43%. Однако затем к 2012 г., по сравнению с 2010 г., произошел рост внутрирегиональных мигрантов по прибытию до 10 457 чел. или почти в 2,5 раза. В выбывающем населении внутри региона происходил рост показателя с 1 022 чел. в 2000 г. до 2 098 чел. в 2012 г. Увеличился также объем передвигающегося внутри республики населения, который за рассматриваемый период времени возрос на 48,7%. В миграционных потоках, как и ранее, преобладают трудовые мигранты [5].
Перераспределение населения внутри республики происходит, прежде всего, за счет перемещений между городскими и сельскими территориями. В миграциях внутри региона по направлению в городские поселения из сельской местности преобладают причины, связанные с учебой, поиском работы, а также причинами личного, семейного характера. Однако, одним из значимых для городских и сельских мигрантов является направление в столичный город. Сельское население чаще всего не удовлетворено условиями жизни в сельской местности, и для них более привлекательна жизнь в городе, где они видят больше возможностей для нормальной жизнедеятельности и развития человека, а также трудоустройства. По наблюдениям А.В. Трубиной, «... среди выбывших из сельской местности преобладают работники образования (23%), иных отраслей (17%) и сельского хозяйства (14%). Вероятность закрепиться в городах для постоянного в них проживания невысока, так как данные профессии в настоящее время не востребованы на рынке труда не только в столичном городе, но и других городах республики» [6, с. 55, 71].
Возрастание роли миграции внутри республики с направлением миграционных потоков по преимуществу в г. Якутск по социально-экономическим причинам, отмечается в работах С.А. Сукнёвой [7, с. 60].
Значительное количество трудовых мигрантов, желающих работать в условиях республики, раньше привлекали высокие заработки и льготы. В постперестроечные годы заработки и льготы уже не являются преимуществом и не компенсируют издержки проживания и трудовой деятельности в регионе из-за высокого уровня цен на товары и услуги. Районы более благоприятные в климатическом отношении в условиях рыночных отношений стали привлекательны для жизни трудовых мигрантов созданием личного подсобного хозяйства, собственного подворья, которые, несмотря на более низкие денежные доходы, позволяют в достаточной мере обеспечить себя и семью продуктами собственного производства.
Численность населения столичного города и некоторых других городов и районных центров республики все же продолжает расти за счет миграции, в том числе трудовой, хотя сохраняется общий отток трудовых ресурсов из нее. Выбытие населения происходит в основном из малых и средних городов и тех рабочих поселков, которые не получили достаточного экономического развития и оказались в числе неперспективных в связи с отработкой месторождений полезных ископаемых и закрытием в них горнодобывающих производств.
В экономике региона сложилась ситуация, когда при относительно высоком образовательном уровне его населения, не хватает квалифицированных и опытных работников отдельных профессий и квалификаций и, прежде всего, в отраслях специализации республики, таких, как горнодобывающая промышленность, электроэнергетика, транспорт и связь. К 2012 г. по республике было всего 6863 вакантных рабочих мест, из них 1942 чел. требовалось в здравоохранении и для предоставления социальных услуг. На втором месте вакантные рабочие места в количестве 948 чел. требовались в операциях с недвижимым имуществом, аренде и предоставлении услуг, на третьем месте в добыче полезных ископаемых — 764 чел. [3, с. 134].
Происходящее перераспределение внутриреспубликанских мигрантов выдвигает предложение о необходимости их привлечения в районы, являющиеся территориями опережающего экономического развития в республике, и испытывающие недостаток в трудовых ресурсах. Одной из таких территорий является Южная Якутия — продолжающий формироваться социально-экономический район. В соответствии с разработанной Схемой комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) до 2020 г., здесь будет сформирован многоотраслевой промышленный комплекс общегосударственного значения на основе кластерного подхода. Комплекс будет включать вновь создаваемые предприятия атомной, горно-химической и газохимической промышленности, черной металлургии, мощные ГЭС. Дальнейшее развитие получат золотодобывающая, угольная отрасли. В связи с разработкой нефтегазовых месторождений и прохождением по территории региона нефтепровода «Сила Сибири», получат развитие, связанные с этим производства. Окончание строительства железнодорожной магистрали, как для грузовых, так и пассажирских перевозок, вызовет к жизни появление новых инфраструктурных отраслей. Это обеспечит динамичное и устойчивое экономическое развитие региона, сбалансированность рынка труда республики, и, в конечном счете, повышение в целом конкурентоспособности страны [8].
Инвестиционные проекты, намеченные к реализации в республике, требуют значительного количества трудовых ресурсов. Так, по оценке Комитета занятости при Министерстве по делам предпринимательства республики, на реализацию всех проектируемых объектов в Южной Якутии требуется от 85 до 100 тыс. чел. Уже в настоящее время реализация проектов требует для региона специалистов необходимых специальностей, являющихся профильными в горно-геологических, дорожно-строительных, энергетических, транспортных (железнодорожных) видах деятельности. В связи с этим, возникает необходимость в миграционной политике республики ставить на передний план вопросы перепрофилирования системы образования и профессиональной подготовки в пользу профессий, прежде всего, высококвалифицированных рабочих, востребованных на объектах инвестиционных проектов не только Южной Якутии, но и республики в целом. Необходимым условием обеспечения инвестиционных строек должно стать привлечение на них местных трудовых ресурсов.
В связи с этим следует заметить, что роль трудовой миграции внутри республики в современных условиях пока остается незначительной. Это обусловлено, главным образом, дешевизной рабочей силы из стран СНГ государств и Китая, нехваткой специалистов узкого профиля, а также не подготовленностью местных трудовых ресурсов к работе на производствах, связанных с новыми видами деятельности по обеспечению инвестиционных проектов.
Численность граждан иностранных государств, работающих в республике, растет с каждым годом. Так, с 2005 по 2012 гг., количество трудовых мигрантов по прибытию выросло почти в 2 раза — с 703 чел. до 1350 чел. Ощутимо росло количество трудовых мигрантов из Армении, Киргизии, Таджики­стана. Представители других стран работали в республике от 3 чел до 4128 чел. Здесь в трудовом потоке преобладали рабочие из Китая — до 2 972 чел. [3, с. 138]. В целом, увеличение иностранной трудовой миграции отвечает современным рыночным условиям, но, однако, вопросы регулирования последствий данного вида миграции становятся в настоящее время все более актуальными.
Таким образом, занятость и миграции населения, как инструменты формирования рынков труда, обусловлены следующими положениями:
— в условиях действия рыночных отношений во много раз возросла необходимость совершенствования управления занятостью и миграцией населения вообще и, в частности, трудовой миграцией, ибо существующая система управления не соответствует объективно складывающимся условиям, вне сферы управления остаются источники, масштабы и качественный состав перераспределяемой рабочей силы. Управление занятостью миграцией должно быть направлено на формирование постоянного населения и ядра трудовых коллективов;
— не все обнаружившиеся тенденции в занятости населения и миграционных связей республики с народнохозяйственной точки зрения целесообразны, следовательно, и экономически эффективны;
— причины миграции, текучести кадров, занятости, территориального перераспределения населения, обеспечения трудовыми ресурсами регионального и локальных рынков труда, практически идентичны — решающими остаются неудовлетворенность размером заработной платы, необеспеченность жильем, сферой обслуживания;
— для повышения эффективности освоения природных ресурсов необходимо повысить требования к профессионально-квалифицированному составу привлекаемых из-за пределов региона кадров. От этого зависит производительность труда, эффективность использования техники и оборудования, совмещение профессий, взаимозаменяемость кадров и т.д.;
— актуальной становится проблема сохранения населения и трудовых кадров в отдельных сельскохозяйственных районах. Из-за миграции из сельскохозяйственных районов республики основная сфера экономики — сельское хозяйство и обслуживающие его предприятия — в ближайшем будущем будет испытывать недостаток в трудовых ресурсах. Для закрепления населения и кадров в них должны быть созданы необходимые условия: бытовые и производственные;
— в связи с острым недостатком в ряде районов трудовых ресурсов возникла необходимость межрайонного их перераспределения. Такое перераспределение на практике происходит между сельскохозяйственными районами, но преимущественно протекает в стихийной, неорганизованной форме.
Кроме того, следовало бы усилить участие коренного населения в формировании трудового потенциала регионального и локальных рынков труда в старых и новых районах промышленного освоения.


Статья подготовлена при финансовой поддержке МОиН РФ в рамках выполнения проекта «Экономико-демографические факторы сбалансированности рынка труда в трансформируемых условиях социально-экономического развития Северо-Востока России» (№ 01201460077)

Литература
1. Промышленное производство в Республике Саха (Якутия). 2013. — Стат. сб. № 36/573 ФСГС ТОФСГС по РС (Я) — Якутск, 2013.
2. Социальное положение и уровень жизни населения Республики Саха (Якутия). — Стат. сб. ФСГС ТОФСГС по РС (Я) — Якутск, 2013. — С.44.
3. Труд и занятость в Республике Саха (Якутия). 2013: Стат. сб. ФСГС ТОФСГС по РС (Я) — Якутск, 2013.
4. Демографический ежегодник по Республике Саха (Якутия). 2012. — Стат. сб. ФСГС ТОФСГС по РС (Я) — Якутск, 2013.
5. Миграция населения Республики Саха (Якутия) за 2012 г. Т. 1.: Статистический сборник. — Якутск, 2013.
6. Трубина А.В. Социально-экономические факторы внутрирегиональной миграции (на примере Республики Саха (Якутия)). — Якутск: Изд. дом СВФУ, 2013. — 172 с.
7. Сукнёва С.А. Влияние миграции на формирование трудовых ресурсов Республики Саха (Якутия) // Экономический анализ: теория и практика. — 2014. — №39 (октябрь). — С. 57–64.
8. Схема комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) до 2020 года. — М., Якутск, 2006. — 280 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия