Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (54), 2015
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ И ДРУГИХ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
Хабыева А. М.
педагог Государственной школы-интерната для особо одаренных детей (г. Ашхабад, Туркменистан),
магистр права


Вопросы совершенствования государственного управления в контексте вступления Туркменистана в ВТО
В статье выявлены ключевые проблемы, связанные с вопросами совершенствования государственного управления в условиях присоединения к Всемирной торговой организации. Даны рекомендации по применению в деятельности государственных структур основополагающих принципов ВТО — недискриминационный режим, транспарентность, гласность и надлежащее судопроизводство
Ключевые слова: Туркменистан, ВТО, Всемирная торговая организация, государственное управление, недискриминационный режим, транспарентность, гласность, судопроизводство
УДК 339.924; ББК 65.428   Стр: 280 - 284

Деятельность Всемирной торговой организации в наиболее обобщенном виде направлена на достижение четырех взаимосвязанных целей — разработка норм и правил, регулирующих международную торговлю и обеспечивающих прозрачность торговой политики, предоставление площадки для проведения многосторонних торговых переговоров, осуществление мониторинга процесса либерализации торговых отношений и разрешение торговых споров.
Функционирование ВТО с учетом поставленных перед данной организацией целей, с одной стороны, предоставляет ее участникам и прежде всего развивающимся, наименее развитым странам и странам с транзитной экономикой возможность защиты от дискриминационной торговой политики крупных и влиятельных экономик на основе применения в многосторонних торговых отношениях принципов режима наибольшего благоприятствования и национального режима, являющихся фундаментальными, основополагающими для ВТО и повышающими доверие к глобальной торговой системе.
С другой стороны, Всемирная торговая организация, обеспечивая исполнение принимаемых ее членами обязательств не повышать торговые барьеры и «связать» тарифы на определенном уровне при заданной степени открытости доступа на рынки, не позволяет странам с крупными экономиками, обладающими монополистической силой влияния на мировые цены, произвольно вводить какие-либо тарифные и нетарифные ограничения, отрицательный эффект которых будет иметь как локальный, так и глобальный характер. В этом проявляется сдерживающая сила норм и правил ВТО, которая усиливает степень определенности и уровень стабильности мировой торговой системы.
Следует также заметить, что многосторонние торговые соглашения, дисциплинирующие национальную торговую политику, являются эффективным инструментом, ограничивающим влияние на регуляторные власти рентоориентированных экономических агентов (лоббирующих групп), нацеленных на получение эксклюзивных прав и привилегий за счет других секторов экономики.
В целом, Всемирная торговая организация, обеспечивая четкость функционирования и предсказуемость мировой торговли, увеличивая экономический рост и благосостояние развитых, развивающихся, наименее развитых стран и стран с транзитной экономикой и усиливая их экономическую взаимозависимость, существенно суживает возможности для возникновения политических или военных конфронтаций.
Необходимо особо подчеркнуть, что обеспечение свободной торговли товарами и услугами является предпосылкой и условием экономического роста любой страны, которая не способна влиять на условия ее международной торговли. Если таковые страны выбрали в качестве торговой политики протекционизм, то любые его формы оказывают, во-первых, прямое отрицательное воздействие на потребителей, вынужденных приобретать импортные товары по необоснованно завышенным ценам. И, во-вторых, политика протекционизма косвенно и негативно сказывается на экспортерах через механизм ревальвации курса национальной валюты ввиду пониженного спроса на иностранную валюту со стороны импортеров и увеличения затрат на трудовые ресурсы.
В случае протекционизма, как правило, основными бенефициарами закрытого рынка является ограниченное число рентоориентированных и организованных экономических агентов, оказывающих влияние и поддержку властным структурам. Потребители и экспортеры, в совокупности являющиеся стороной, проигравшей от протекционизма, не владеют информацией о природе и величине их потерь, что обусловливает, с одной стороны, недооценку размера потерь, а с другой — незначительную сумму инвестиций в формирование лоббистских групп, способных изменить искажающую рыночные сигналы торговую политику экономических властей, заинтересованных в ее непрозрачности и ограниченности доступа.
В краткосрочной перспективе сложившийся баланс интересов в рамках одной страны, практикующей протекционизм, может обеспечить политико–экономическое равновесие, но не долгосрочный устойчивый экономический рост и опережающее развитие. Участие же в многосторонних торговых соглашениях, направленных на взаимное открытие рынков и надлежащую транспарентность, в долгосрочном плане окажет благотворное влияние на экономику страны и на поддержку властных структур, торговая политика которых в рамках ВТО позволит расширить возможности наращивания экспорта и импорта товаров и услуг.
Отметим, что участие в деятельности Всемирной торговой организации связано с определенными издержками, которые обусловлены необходимостью обеспечения выполнения ряда условий правового и экономического характера, принятия тарифных и нетарифных обязательств и следования детализированным и формализованным нормам и правилам присоединения к ВТО. Открытие внутреннего рынка и наращивание потока импортных товаров на этапе адаптации отечественных производителей к новым условиям хозяйствования может привести к заметному снижению их конкурентоспособности и возможному вытеснению с рынка. Сокращение таможенных пошлин обусловит сужение возможностей наполнения бюджета. Отрицательный эффект в условиях слабой степени институционализации национальной системы стандартизации и сертификации окажет и необходимость осуществления гармонизации местных стандартов и процедур технического регулирования с международно-признанными нормами и правилами. Открытие рынка финансовых услуг при расширении возможностей для входа на рынок зарубежных кредитных организаций негативно скажется на конкурентоспособности доминирующих в настоящее время в стране низкотехнологичных государственных банков, которые предоставляют крайне узкий спектр услуг. Возрастет риск повышения уровня безработицы в определенных сегментах экономики.
Вместе с тем, следует подчеркнуть, что в процессе обсуждения важности присоединения стран к ВТО, Комиссия ООН по торговле и развитию подчеркивала, что «... принимаемые при вступлении в ВТО обязательства не следует рассматривать как уступки. С учетом долгосрочного горизонта планирования более правильно и политически очевидно принятые обязательства рассматривать как инвестиции..., обеспечивающие высокую отдачу в будущем...», а членство в ВТО — как необходимое условие привлечения иностранных инвестиций посредством расширения доступа к информации о политико-экономических условиях ведения бизнеса в стране [9, 14, 25, 31].
Несмотря на все потенциальные риски, связанные с присоединением Туркменистана к ВТО, тем не менее, долгосрочные стратегические выгоды и преимущества, обусловленные открытием рынка, механизм функционирования которого будет обеспечен международно признанными нормами и правилами, направленными на рост конкуренции, снижение технологического отставания, повышение прозрачности системы государственного управления и сокращение коррупции, в существенной степени превышают издержки адаптации, которые в условиях ответственной экономической политики и снижения роли государства в экономике будут носить краткосрочный характер. В самом общем виде присоединение к Всемирной торговой организации обеспечит Туркменистану:
1. Эффективное распределение и размещение ограниченных ресурсов в тех сегментах национальной экономики, которые отличаются высоким уровнем сравнительного преимущества.
2. Динамичность и непрерывность инновационного процесса, технического и технологического перевооружения национальной экономики.
3. Повышение уровня знаний и компетенций трудовых ресурсов.
4. Гибкость и высокую степень адаптивности экономики к внешним шокам.
5. Ограничение деятельности и влияния на регуляторные власти рентоориентированных деловых групп.
6. Расширение внешних рынков сбыта продукции.
7. Доступ к объективному и международно признанному механизму разрешения торговых споров.
8. Совершенствование внутренней экономической политики, ее предсказуемость и объективность.
Необходимо также отметить, что новейшая история страны убедительно свидетельствует, что для властных структур Туркменистана наиболее чувствительными являются вопросы обеспечения паритета и взаимной выгоды в торговых отношениях с другими странами. Многосторонний формат Всемирной торговой организации позволяет стране не только широко использовать унифицированные нормы и правила торговых отношений, но и в условиях открытого доступа к информации о торговых режимах других членов ВТО в значительной степени сократить уровень неопределенности и коммерческого риска, характерных при заключении двусторонних торговых соглашений.
Выгоды и преимущества, которые получает присоединяющаяся к ВТО страна, являются отражением ее прав как участника Всемирной торговой организации. Обеспечение прав, которые предоставляет ВТО своим членам, осуществляется через механизм принятия членами Всемирной торговой организации определенных обязательств, из которых ключевыми являются три — предоставление недискриминационного торгового режима, ограничение использования нетарифных мер и сохранение ставок применяемых таможенных тарифов на уровне, не превышающим величину связанных тарифов, одобренных в процессе присоединения страны к ВТО.
Первое из трех основных обязательств нашло свое отражение в статьях I и III Генерального соглашения по тарифам и торговле (далее по тексту, ГАТТ), предусматривающих обеспечение недискриминационного доступа членов Всемирной торговой организации на внутренние рынки других участников ВТО. Недискриминационный торговый режим включает два аспекта — режим наибольшего благоприятствования и национальный режим. В первом случае страна обязуется обеспечить равный для всех членов ВТО доступ на внутренний рынок большинства товаров. Второй аспект недискриминационного доступа на рынки имеет отношение к национальному режиму, предусматривающему принятие страной обязательств по обеспечению равных условий коммерческого обращения зарубежных и отечественных товаров на внутреннем рынке.
Важно отметить, что процедура присоединения страны к Всемирной торговой организации предусматривает проведение двусторонних переговоров с каждым из ее членов, которые должны дать свое согласие на вступление страны в ВТО. В случае если член Всемирной торговой организации в результате проведения двусторонних переговоров со страной-кандидатом не достиг требуемых договоренностей, то в соответствии со статьей XXXV ГАТТ страна-член ВТО имеет право на неприменение режима наибольшего благоприятствования и национального режима в отношении страны-кандидата. Данное обстоятельство необходимо принять во внимание Туркменистану в процессе двусторонних переговоров, учитывая, что в прошлом США и страны Европейского Союза, определяя экономики стран, ранее входивших в социалистический блок, как «нерыночные», на основе статьи XXXV ГАТТ использовали в своей практике торговых отношений с этими странами иной, менее транспарентный и потенциально дискриминационный механизм антидемпинговых и защитных мер.
Расширение экспортных возможностей Туркменистана его участием во Всемирной торговой организации может быть обусловлено не только применением режима наибольшего благоприятствования и национального режима в торговых отношениях с другими странами, но и требованием статьи V ГАТТ, предусматривающей обеспечение свободы транзита товаров любого члена ВТО через территорию любого другого члена ВТО по «маршрутам, наиболее удобным для международного транзита» [12]. Причем, «не делается никакого различия, основанного на флаге судов, месте происхождения, отправления, захода, выхода или назначения...», а «... перевозки ... не подвергаются каким-либо излишним задержкам или ограничениям и освобождаются от таможенных пошлин и от всех транзитных или иных сборов... за исключением сборов за перевозку или сборов, соразмерных с административными расходами...», что для Туркменистана, являющегося внутриконтинентальной страной, имеет особое значение при развитии торгово–экономических отношений с Россией, которая будучи членом ВТО, по определению обязана в своих двусторонних торговых отношениях с Туркменистаном при его вступлении во Всемирную торговую организацию следовать положениям статьи V ГАТТ.
Заметим, что присоединение Туркменистана к Всемирной торговой организации, требующее приведения многих норм национального законодательства к международно признанным правилам, окажет безусловный положительный эффект на внутреннюю экономическую политику, которая будет более ответственной и менее подверженной влиянию рентоориентированных представителей деловых кругов. В частности, в процессе переговоров о присоединении к ВТО, Туркменистану будет предложено трансформировать все нетарифные методы ограничения импорта на тарифные, «связать» величину таможенных ввозных пошлин и обеспечить постепенное их сокращение, осуществить либерализацию сегмента услуг, усовершенствовать законодательство в сфере защиты прав интеллектуальной собственности, сократить уровень поддержки государственных торговых предприятий и сельского хозяйства и др. Все эти и прочие многочисленные требования затем найдут отражение в обязательствах Туркменистана. Подчеркнем, что поскольку обязательства одних членов ВТО являются с другой стороны правами других ее участников, постольку практика пренебрежения обязательствами приводит к торговым диспутам и судебным процессам в рамках эффективно функционирующего в ВТО механизма разрешения споров. Поэтому присоединяющаяся к Всемирной торговой организации страна должна обеспечить как последовательность, так и отсутствие каких-либо противоречий в нормативных и правовых документах, регулирующих не только торговую политику всех сегментов экономики, но и внутреннюю экономическую политику, относящуюся к торговым отношениям и определяющую в условиях сокращения торговых барьеров международную конкурентоспособность отечественных товаров и услуг.
В целом, мировой опыт убедительно свидетельствует о том, что вступление развивающихся стран и стран с транзитной экономикой во Всемирную торговую организацию в долгосрочной перспективе оказывает однозначно положительный прямой и косвенный, внешний и внутренний эффекты. Либерализация экономики, расширение доступа на рынки, открытость экономических границ, увеличение притока прямых иностранных инвестиций и новейших технологий, повышение уровня жизни населения — все это может явиться прямым следствием участия Туркменистана в работе ВТО, а устойчивая тенденция наращивания объемов международной торговли явится внешним эффектом вступления страны во Всемирную торговую организацию.
Не менее важен косвенный и внутренний эффекты интернационализации и открытости экономики Туркменистана, обусловленные принятием страной норм и правил Всемирной торговой организации. Эти эффекты проявляются в процессах формирования современной институциональной системы, в совершенствовании экономической политики и, что наиболее важно — в повышении эффективности работы механизмов государственного управления [10, 11, 17, 23, 24]. «Наличие определенных и специфичных торговых барьеров, стимулируя коррупцию, наносит экономике дополнительный ущерб — указывается в записках Секретариата ВТО. — Нормы и правила ВТО, определяя формы и продолжительность протекционистких мер и требуя прозрачности торговой политики, значительно сужает возможности коррупции государственного аппарата» [26].
По определению Экономической и социальной комиссии ООН для Азии и Тихого океана, высокое качество системы государственного управления, основанного на господстве закона, определяется уровнем транспарентности, ответственности, эффективности и результативности работы органов власти [29].
Рассматривая прозрачность и гласность как необходимое условие эффективного функционирования глобальной торговой системы и как средство усиления национальной и международной легитимности, ВТО требует от всех ее членов безусловного выполнения принятых обязательств по обеспечению транспарентности и доступа к соответствующей информации. Всемирная торговая организация рассматривает транспарентность как «степень открытости и предсказуемости формирования и применения торговой политики и практики» и как «ясность, четкость и доступность норм и правил, регулирующих торговые отношения» [18].
Исторически о необходимости прозрачности и участия общества в государственном управлении в международном аспекте впервые было упомянуто в работе Иммануила Канта «Perpetual Peace» [15]. По мнению Канта, «трансцендентная формула публичных прав» (или общественного права) заключается в том, что «все действия, которые затрагивают права других, являются правонарушением, если в основе таковых действий не заложены принципы гласности» [20, стр. 135].
Идея необходимости обеспечения прозрачности в международных отношениях получила развитие в начале ХХ века при заключении Версальского мирного договора, предусматривающего создание Лиги Наций, когда государства, подписавшие его, согласились включить в текст договора положение о том, что «любые международные договора или соглашения должны быть зарегистрированы Секретариатом Лиги Наций и опубликованы так быстро, насколько это возможно» и «ни один международный договор или соглашение не являются обязывающими до их регистрации» [28].
Через четыре года после заключения Версальского договора положение об обеспечении транспарентности в международных торговых отношениях впервые появилось в Международной конвенции об упрощении таможенных процедур (далее по тексту, «Таможенная Конвенция»), устанавливающей нормы и правила прозрачности и мониторинга их соблюдения на национальном уровне [16].
Многие положения Таможенной Конвенции были приняты за основу при разработке новых правил международной торговли в рамках ГАТТ и затем ВТО, хотя следует отметить, что, например, нормы транспарентности, содержащиеся в пунктах 1 и 2 Статьи Х ГАТТ «Публикация и применение торговых правил», сравнительно с Таможенной Конвенцией, в определенной степени были размыты и утратили свою определенность. Так, положение о необходимости «быстрой публикации» и не введения в силу «до официальной публикации», согласно статье Х ГАТТ, имеет отношение к «законам, правилам, судебным решениям и административным распоряжениям общего применения» (выделено нами), тогда как статья 4 Таможенной Конвенции обязывала публиковать все регуляторные документы, касающиеся таможенных и прочих формальностей. Тем не менее, статья X ГАТТ требует от правительств государств-членов ВТО обеспечить оперативную публикацию законов, правил, судебных решений и административных распоряжений «...таким образом, чтобы дать возможность правительствам (других стран) и коммерсантам ознакомиться с ними. ...соглашения ... затрагивающие международную торговую политику, также публикуются... ». При этом пункт 2 статьи X ГАТТ запрещает властным структурам применять любую новую регуляторную меру, имеющую отношение к торговой политике до тех пор, «...пока эта мера не будет официально опубликована» [12].
В то же время, следует признать, что в отличие от Таможенной Конвенции и в отношении административных действий нормы ГАТТ являются более жесткими, требующими учреждения «судебных, арбитражных или административных трибуналов или процедур для целей, в частности, быстрого пересмотра и исправления административных действий, касающихся таможенных вопросов» [12]. При этом «такие трибуналы или процедуры являются независимыми от органов, на которые возложено применение норм административного права, и их решения выполняются такими органами, и последние руководствуются этими решениями в своей практике» [Там же]. Статья 7 Таможенной Конвенции содержала положение только о необходимости совершенствования законодательства с целью обеспечения независимости пересмотра административных действий.
Пункт 2(а) статьи VI Генерального соглашения по торговле услугами также предусматривает создание в стране судебных, арбитражных или административных органов или процедур, которые «обеспечивают безотлагательное рассмотрение и, когда это обосновано, надлежащее исправление административных решений, затрагивающих торговлю услугами» [13]. При этом, «когда указанные процедуры не являются независимыми от органа, уполномоченного принимать такие административные решения, член обеспечивает, чтобы процедуры действительно обеспечивали объективное и беспристрастное рассмотрение» [Там же].
Требование обеспечения надлежащего судопроизводства также нашло отражение в статье 13 Соглашения по применению статьи VI ГАТТ, предусматривающей «...наличие судебных, арбитражных или административных органов или процедур...», которые «являются независимыми от компетентных органов, ответственных...за определение или пересмотр административных действий» [1].
Статья 41.4 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности обязывает предоставлять сторонам судебного разбирательства «возможность требовать пересмотра судебным органом окончательных административных решений» [7].
Отметим, что нормы и правила ВТО, касающиеся обеспечения транспарентности, являются по своей природе основополагающими, и действуют не только для членов ВТО, но и для других «заинтересованных сторон». Об этом свидетельствует решение Апелляционного Органа ВТО по торговому спору между США и Коста-Рикой относительно ограничений, наложенных американскими властями, на импорт нижней одежды из хлопкового и искусственного волокна, в котором указано, что «... пункт 2 статьи X ГАТТ воплощает в себе принцип фундаментального значения — обеспечение полного раскрытия действий правительства, которые затрагивают других членов ВТО, а также отечественных или иностранных физических и юридических лиц. Наиболее известный и релевантный принцип торговой политики — транспарентность — имеет и очевидный аспект обеспечения надлежащих правовых процедур, важнейшим следствием которого является требование предоставления обоснованной возможности членам ВТО и другим заинтересованным сторонам, интересы которых затронуты правительственными ограничительными мерами, получения аутентичной информации по данным мерам, и соответствующей защите и адаптации своей деятельности или в качестве альтернативы — требования модификации таковых мер» [30].
Следует подчеркнуть особую важность интерпретации Апелляционным Органом ВТО пункта 2 статьи Х ГАТТ в контексте создания судебного прецедента. Ведь данное решение подтвердила:
1. Базисную сущность принципа транспарентности.
2. Значимость обеспечения гласности и прозрачности для всех участников трансграничных операций.
3. Необходимость предоставления возможности заинтересованным сторонам действовать на основе релевантной информации, участвуя в процессе пересмотра административных действий правительства.
4. Обоснованность требования обеспечения защиты интересов отечественных физических и юридических лиц по отношению к действиям их собственных правительств.
Положения о необходимости обеспечения принципа прозрачности и гласности принимаемых регуляторными властями решений в сфере торговой политики и предоставления возможностей негосударственным организациям и отечественным частным экономическим агентам оказывать влияние на ее формирование и внесение изменений, помимо ГАТТ, содержится и в ряде других базовых соглашениях ВТО [2,3,4,5, 6,7,8,13].
Отметим, что направленность воздействия норм и правил ВТО на уровень и качество государственного управления присоединяющихся стран носит прямой и косвенный характер. Прямой характер воздействия проявляется в том, что в процессе переговоров о вступлении во Всемирную торговую организацию члены рабочей группы, изучая и анализируя представленные материалы о внешнеэкономическом режиме страны–кандидата, выявляют соответствие сложившейся правовой базы нормам и правилам ВТО и необходимость ее совершенствования. По мере приведения национальной законодательной базы, регулирующей «узкие вопросы» торговой политики и обеспечения прозрачности принимаемых нормативно–правовых актов, касающихся аспектов внешней торговли, к международно признанным и принятым в практике ВТО правилам, четко проявляется эффект «обучения» властных структур, которые начинают осознавать необходимость осуществления всеобъемлющей, а не только узконаправленной, правовой реформы, ориентированной на создание условий и предпосылок экономического роста национальной экономики в условиях усиления ее интернационализации. С другой стороны, повышение качества и эффективности государственного управления существенно изменяет поведение экономических агентов, «кривая обучения» которых о способах и методах влияния на торговую политику правительства страны при открытом и равном доступе к информации и обеспечении надлежащих правовых процедур, соответствующих нормам и правилам ВТО, будет иметь прогрессивно «восходящий» характер. Важно заметить, что поскольку торговые отношения в настоящее время охватывают самый разнообразный спектр вопросов — от налоговой политики до обеспечения безопасности пищевых продуктов, — постольку возможности влияния экономических агентов на проводимую властными структурами ту или иную политику будут существенно шире. В этом аспекте присоединение к Всемирной торговой организации также будет оказывать косвенное и однозначно положительное воздействие на качество государственного управления.
С целью выявления воздействия переговорного процесса присоединения к ВТО на совершенствование и повышение эффективности государственного управления ряда стран СНГ, уже являющихся членами ВТО (Армения, Грузия, Кыргызстан и Таджикистан) нами осуществлен анализ принятых ими обязательств и фактов их исполнения в сфере обеспечения недискриминационного режима, транспарентности и надлежащего судопроизводства. Анализ Протоколов присоединения этих стран показал, что процесс вступления явился для них своего рода триггером начала проведения не только реформ в правовой сфере и ее адаптации к международно признанным нормам и правилам, но и обусловил положительные изменения в механизме государственного управления, обеспечивая расширение доступа к информации, совершенствование торгового режима, его транспарентность и непредвзятость, а также создание предпосылок и условий для надлежащего судопроизводства [19, 20, 21, 22]. Важно заметить, что все страны, приняли обязательства о формировании механизма обратной связи, используя который заинтересованным сторонам была предоставлена возможность не только ознакомиться с проектами нормативно-правовых документов, касающихся торговли и торговой политики, но и инициировать их обсуждение, внесение поправок и замечаний, что имело особое значение для стран с авторитарными формами правления и слаборазвитой институциональной средой. В целом, эксперты Всемирной торговой организации отметили, что приведение правовой базы стран в соответствие с нормами и правилами ВТО и совершенствование торговой политики на основе принципов режима наибольшего благоприятствования и национального режима обусловили значительное повышение как эффективности, так и степени транспарентности государственного управления в Грузии и Армении, и в меньшей степени — в Кыргызстане [27]. Принятая странами торговая политика позволила запустить механизм постепенного изменения форм и методов государственного управления, что проявилось в повышении его транспарентности и ответственности, обеспечении как неограниченного доступа к регуляторной информации, так и надлежащего судопроизводства, а также в предоставлении прав заинтересованным сторонам не только в обсуждении, но и в воздействии на все правовые аспекты торгового регулирования до их вступления в силу, что в совокупности явилось наиболее эффективным противовесом усиления коррупциоемкости принимаемых решений в сфере торговой политики [Там же].
Таким образом, одним из важнейших положительных факторов присоединения Туркменистана к ВТО явится снижение степени ассиметричности необходимой для осуществления внешнеэкономической деятельности коммерческой информации и повышение эффективности внешней торговли, основанной на международно-признанных нормах и правилах, являющихся в рамках ВТО «общественным благом». Членство в ВТО позволит Туркменистану осуществить формализацию принимаемых обязательств и создаст условия для широкого распространения ключевых норм эффективного государственного управления. Признание и следование нормам и правилам ВТО может явиться своего рода пусковым механизмом и условием обеспечения в Туркменистане демократических прав и развития демократии. С другой стороны, участие страны в ВТО может быть использовано властными структурами страны в качестве рыночного посыла, указывающего, что, как и любые зрелые демократии, страна уважает права собственности, признает господство права и подотчетность правительства, а нормы и правила ВТО являются основой для разработки механизма эффективного государственного управления.


Литература
1. Agreement on Implementation of Article VI of the General Agreement on Tariffs and Trade 1994, [Электронный ресурс] / URL: http://www.wto.org/english/docs_e/legal_e/19-adp_01_e.htm (дата обращения 30.01.2015)
2. Agreement on Implementation of Article VII of the General Agreement on Tariffs and Trade 1994, [Электронный ресурс] / URL: http://www.wto.org/english/docs_e/legal_e/20-val_01_e.htm (дата обращения 30.01.2015)
3. Agreement on Safeguards, [Электронный ресурс] / URL: http://www.wto.org/english/docs_e/legal_e/25-safeg_e.htm (дата обращения 30.01.2015)
4. Agreement on Subsidies and Countervailing Measures, [Электронный ресурс] / URL: http://www.wto.org/english/docs_e/legal_e/24-scm_01_e.htm (дата обращения 30.01.2015)
5. Agreement on Technical Barriers to Trade, [Электронный ресурс] / URL: http://www.wto.org/english/docs_e/legal_e/17-tbt_e.htm (дата обращения 30.01.2015)
6. Agreement on the Application of Sanitary and Phytosanitary Measures, [Электронный ресурс] / URL: http://www.wto.org/english/docs_e/legal_e/15sps_01_e.htm (дата обращения 30.01.2015)
7. Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights, [Электронный ресурс] / URL: http://wto.org/english/docs_e/legal_e/27-trips_01_e.htm (дата обращения 30.01.2015)
8. Agreement on Implementation of Article VII of the General Agreement on Tariffs and Trade 1994, [Электронный ресурс] / URL: http://www.wto.org/english/docs_e/legal_e/20-val_01_e.htm (дата обращения 30.01.2015)
9. Basu, Sudip Ranjan (2008) Does WTO accession Affect Domestic Economic Policies and Institutions? HEI Working Paper No: 03/2008 --11
10. Drabek, Z. and M. Bacchetta (2004). Tracing the Effects of WTO Accession on Policy-Making in Sovereign States: Preliminary Lessons from the Recent Experience of Transition Countries World Economy 27-7, 1083-1125 -13
11. Ferrantino, M. J. (2006). Policy Anchors: Do Free Trade Agreements Serve as Vehicles for Developing Country Policy Reform? No. 2006-04-A, US International Trade Commission
12. General Agreement on Tariffs and Trade (GATT 1947), [Электронный ресурс] /URL: http://www.wto.org/english/docs_e/legal_e/gatt47_01_e.htm (дата обращения 30.01.2015)
13. General Agreement on Trade in Services, [Электронный ресурс] /URL: http://www.wto.org/english/docs_e/legal_e/26-gats_01_e.htm , (дата обращения 30.01.2015)
14. Honda, Jiro. (2008) Do IMF Programs Improve Economic Governance? IMF Working Paper WP/08/114, May
15. Immanuel Kant, To Perpetual Peace. A Philosophical Sketch, in PERPETUAL PEACE AND OTHER ESSAYS ON POLITICS, HISTORY, AND MORALS 107, 135 (Ted Humphrey trans., 1983)
16. International Convention Relating to the Simplification of Customs Formalities, Nov. 3, 1923, 19 AM. J. INT’L L. SUPP. 146 (1925)
17. Kennett, M., S.J. Evenett, and J. Gage (2005). Evaluating WTO Accessions: Legal and Economic Perspective, IDRC-Sponsored Research project
18. Principles of the trading system, [Электронный ресурс] / URL: http://www.wto.org/english/thewto_e/whatis_e/tif_e/fact2_e.htm, (дата обращения 30.01.2015)
19. Report of the working party on the accession of Georgia to the World Trade Organization (WT/ACC/GEO/31), [Электронный ресурс] / URL: http://wto.org/english/thewto_e/acc_e/completeacc_e.htm#arm (дата обращения 30.01.2015)
20. Report of the working party on the accession of the Kyrgyz Republic to the World Trade Organization (WT/ACC/KGZ/26), [Электронный ресурс] / URL: http://wto.org/english/thewto_e/acc_e/completeacc_e.htm#arm (дата обращения 30.01.2015)
21. Report of the working party on the accession of the Republic of Armenia to the World Trade Organization (WT/ACC/ARM/23), [Электронный ресурс] / URL: http://wto.org/english/thewto_e/acc_e/completeacc_e.htm#arm (дата обращения 30.01.2015)
22. Report of the working party on the accession of the Republic of Tajikistan to the World Trade Organization (WT/ACC/TJK/30), [Электронный ресурс] / URL: http://wto.org/english/thewto_e/acc_e/completeacc_e.htm#arm (дата обращения 30.01.2015)
23. Subramanian, A and S.J Wei (2003). The WTO Promotes Trade, Strongly but Unevenly. International Monetary Fund working paper WP/03/185
24. Tang M-K and S.J Wei (2006). Does WTO Accession Raise Income? WP/06/, International Monetary Fund, Washington, DC
25. Tang, Man-Keung. and Wei, Shang-Jin. (2006) Is Bitter Medicine Good for You? The Economic Consequences of WTO/GATT Accessions. IMF Conference on Trade Research Department, April 13, [Электронный ресурс] / URL: http://www.imf.org/external/np/res/seminars/2006/trade04/tanwei.pdf, (дата обращения 30.01.2015)
26. «Ten benefits of the WTO trading system», [Электронный ресурс] / URL: http://www.wto.org/english/res_e/doload_e/10b_e.pdf , (дата обращения 30.01.2015)
27. Trade policy reviews, [Электронный ресурс] / URL: (http://wto.org/english/tratop_e/tpr_e/tpr_e.htm , (дата обращения 30.01.2015)
28. Treaty of Peace Between the Allied and Associated Powers and Germany, June 28, 1919, The Treaties of Peace 1919-1923, Vol.1, art. 18
29. UNESCAP (United Nations Economic and Social Commission for Asia and the Pacific, “What is good Governance?”, [Электронный ресурс] /URL: http://www.unescap.org/pdd/prs/ProjectActivities/Ongoing/gg/governance.asp (дата обращения 30.01.2015)
30. United States — Restrictions on Imports of Cotton and Man-made Fibre Underwear, Report of the Appellate Body, WT/DS24/AB/R, at 21 (adopted Feb. 25, 1997), [Электронный ресурс] / URL: http://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/distab_e.htm, (дата обращения 30.01.2015)
31. World Bank (2006) Global Monitoring Report: Millennium Development Goals: Strengthening Mutual Accountability, Aid Trade and Governance. Washington D.C.: World Bank

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия