Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (54), 2015
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Корякова Е. А.
аспирант Сибирского федерального университета,
младший научный сотрудник научно-учебной лаборатории экономики природных ресурсов и окружающей среды (г. Красноярск)


Применение показателя «истинные сбережения» для оценки устойчивости развития территории
В статье приведен обзор исследований российских и зарубежных авторов, посвященных применению показателя истинных сбережений для оценки устойчивости развития территории. Выявлено, что для получения наиболее точных оценок, необходимо учитывать особенности конкретной территории: структуру промышленного производства и структуру выбросов загрязняющих веществ. Установлено, что показатель «истинные сбережения» дает корректную общую оценку устойчивости развития, имеет достаточную прогностическую способность и позволяет обосновать необходимость компенсации истощения природных ресурсов и ущерба от загрязнения окружающей среды за счет инвестиций в образование и обновление основного капитала
Ключевые слова: устойчивое развитие, экономический рост, истинные сбережения, индекс скорректированных чистых сбережений, ущерб от загрязнения окружающей среды
УДК 332.1; ББК 65.28   Стр: 333 - 336

Традиционные макроэкономические показатели недостаточно отражают проблематику устойчивого развития. В частности, всё чаще признается, что ВВП не является адекватным показателем для измерения благосостояния, так как не отражает различные социальные процессы, а также изменения в окружающей среде. К настоящему моменту накоплен определенный опыт разработки индикаторов устойчивого развития, включающих экономические, социальные и экологические факторы. К таким индикаторам можно отнести экологически адаптированный чистый внутренний продукт (ООН, 1993, 2000), индекс экологической устойчивости (Йельский и Колумбийский университеты, 2001), ущерб для здоровья населения от загрязнения окружающей среды (Европейская комиссия, 1996; Штутгардский университет, 1997), индекс реального прогресса (Кобб, 1998), индекс скорректированных чистых сбережений, по-другому «истинных сбережений» (Всемирный банк, 1997) [2].
Наиболее удобным с точки зрения наличия статистической информации является показатель истинных сбережений (genuine savings). Впервые под названием «индекс истинных накоплений (сбережений)» этот индикатор был предложен Д. Пирсом и Дж. Аткинсоном в 1993 г., а в 2000 г. был развит специалистами Всемирного Банка [2]. Важное достоинство индекса истинных сбережений — наличие единой методологии расчета для мира и отдельных стран, базирование на официальной статистике отдельных стран, ежегодное обновление и публикация в главном статистическом сборнике Всемирного Банка «Мировые показатели развития» (World Development Indicators) и в других статистических материалах Всемирного Банка.
В настоящее время в официальных справочниках всемирного Банка в качестве эквивалента «истинным сбережениям» чаще используется индекс «скорректированных чистых накоплений» (adjusted net savings). Индекс скорректированных чистых накоплений характеризует скорость накопления национальных сбережений после учета истощения природных ресурсов и ущерба от загрязнения окружающей среды и измеряется в процентах от валового национального дохода. Положительный уровень истинных сбережений приведет к росту благосостояния, а отрицательные значения этого показателя будут свидетельствовать об «антиустойчивом» типе развития.
Расчет скорректированных чистых накоплений (истинных сбережений) — последовательная коррекция валовых внутренних накоплений. На первом этапе из валовых внутренних накоплений вычитается величина обесценивания основного капитала. На втором этапе скорректированные чистые внутренние накопления увеличиваются на величину расходов на образование. На третьем этапе происходит экологическая коррекция: вычитается истощение природного капитала и ущерб от загрязнения окружающей среды [2].
Таким образом, скорректированные чистые накопления (NAS) рассчитываются по формуле:
NAS = (GNS – Dh + CSE – ∑Rn,i – CD) / GNI ,
где GNS — валовые внутренние сбережения,
Dh — обесценивание основного капитала,
CSE — текущие расходы на образование (инвестиции человеческий капитал),
Rn,i — рента от использования природных ресурсов (истощение ресурсов),
CD — ущерб от выбросов СО2,
GNI — валовой национальный доход [8].
Рента от использования природных ресурсов по методике Всемирного Банка рассчитывается для трех категорий: энергетических (нефть, природный газ, уголь), минеральных (бокситы, медь, золото, железо, свинец, никель, фосфаты, серебро, олово, цинк) и лесных ресурсов. Для энергетических и минеральных ресурсов рента рассчитывается как произведение объема производства (добычи) на разность мировых рыночных цен и средних производственных издержек. Так как лесные ресурсы носят возобновляемый характер, то рента для них рассчитывается с учетом лесовосстановления, стоимостная оценка производства круглого леса уменьшается на стоимость лесовосстановления.
При измерении ущерба от выбросов СО2 в методике Всемирного банка для стоимостной оценки используется умеренная оценка предельных мировых убытков — 20 дол. за тонну эмиссии углерода.
Расчет истинных сбережений (скорректированных чистых накоплений) для стран мира проводится и публикуется специалистами Всемирного Банка. При исследовании устойчивости в отдельных странах, ученые адаптируют и модифицируют методику Всемирного Банка под имеющуюся статистическую базу, а также под особенности конкретной страны. Для России — страны с самым большим количеством административно-территориальных единиц, значительно различающихся по размеру, природно-климатическим условиям и уровню экономического развития — особый интерес представляет оценка устойчивости отдельных регионов. В настоящий момент, такие исследования проводились в Кемеровской и Самарской областях, а также в Красноярском крае.
При проведении оценки параметров устойчивого развития эколого-экономической системы Кемеровской области для расчета истинных сбережений была предложена методика, в целом повторяющая методику Всемирного Банка. Из-за того, что в российской статистике на уровне региона валовые сбережения не рассчитываются, этот компонент истинных сбережений был заменен на валовое накопление основного капитала. Для расчета истощения ресурсов были взяты только энергоносители (уголь). Рента рассчитывалась как произведение объемов добычи на среднемировую стоимость 1 тонны угля в долларах США за вычетом производственных затрат, т.е. также, как в исходной методике. В качестве ущерба окружающей среде от загрязняющих веществ учтены только выбросы от углекислого газа, что также соответствует исходной методике, но не в полной мере отражает специфику Кемеровской области, так как основной объем выбросов приходится на метан, который выделяется при добыче угля открытым способом.
В дополнение к методике Всемирного банка учтен ущерб здоровью населения от экологического фактора, так как макроэкономическая оценка ущерба экономике региона по причине экологически обусловленной заболеваемости населения приносит значительные потери экономике Кемеровской области [3].
Подход к расчету «истинных сбережений», использованный для Самарской области в целом повторяет подход, использованный в Кемеровской области, исключение составляет оценка истощения природных ресурсов (учтена специфика Самарской области: расчет произведен по ключевым для региона ресурсам: нефти и газу). Ренту было предложено рассчитывать по объемам добычи энергоресурсов, их среднемировой стоимости за вычетом производственных затрат на добычу и транспортировку, т.е. как в исходной методике, однако автором было сделано предположение, что затраты составляют половину цены добычи энергоресурсов. Ущерб от загрязнения окружающей среды учтен через показатель ущерба здоровью населения от экологического фактора, причем использованы результаты расчетов и удельные оценки ущербов для региона, полученные для условий Кемеровской области, однако автор не дает обоснования возможности их применения для Самарской области [1].
При расчете истинных сбережений для Красноярского края авторами исследования использовалась модифицированная для расчетов на уровне регионов России методика, разработанная специалистами Всемирного банка, однако были даны два варианта оценки: согласно подходам исходной методики, и второй — оценивающий истощение руд металлов по полной себестоимости их извлечения. Второй подход, по мнению авторов, более корректный, так как учитывает затраты, связанные только непосредственно с процессом добычи, без учета конъюнктуры мирового рынка. С учетом структуры промышленного производства региона, для оценки был использован более широкий спектр природных ресурсов: никель, медь, золото, нефть, газ, уголь (невозобновляемые), лесные ресурсы (возобновляемые). Кроме того, в данном исследовании была предпринята попытка учесть специфическую для Красноярского края структуру выбросов загрязняющих веществ. Основным загрязняющим веществом является диоксид серы, однако он не отнесен к веществам, объем выбросов которых подлежит обязательному контролю и для которых существуют коэффициенты, позволяющие определять объемы эмиссии в CO2-эквиваленте, что необходимо для экономической оценки ущерба. Поэтому кроме ущерба от углекислого газа в расчет истинных сбережений для Красноярского края был включен ущерб от выбросов оксида азота, который был пересчитан в CO2-эквивалент [4].
Стоит отметить, что из-за отсутствия статистических данных о лесовосстановлении ни в одном исследовании устойчивости регионов России не удалось оценить лесную ренту так, как предложено методикой Всемирного Банка.
В 2012 году в рамках проекта WWF России и РИА Новости был разработан и рассчитан эколого-экономический индекс регионов России, базирующийся на методике расчета индекса чистых скорректированных накоплений. Так как в данном исследовании использовалась только статистика, публикуемая Росстатом, то традиционные компоненты чистых скорректированных накоплений (истинных сбережений) учтены не так, как в исходной методике Всемирного Банка.
Истощение минерально-сырьевых полезных ископаемых оценивается по объему валовой добавленной стоимости по виду деятельности «Добыча полезных ископаемых». Изменение запасов древесины рассчитывается относительно среднего значения запасов древесины за последние годы. Стоимость изменения запасов древесины в регионе определяется исходя из цены круглых лесоматериалов для выработки пиломатериалов. При расчете используются цены производителей лесоматериалов, которые изменяются по федеральным округам и учитывают качество древесины. Такой подход не учитывает межрегиональные различия, что делает полученные оценки более грубыми.
Ущерб от загрязнения окружающей среды включает в себя ущерб от выбросов углекислого газа и от выбросов в атмосферу других загрязняющих веществ. Ущерб от выбросов в атмосферу загрязняющих веществ рассчитывался как сумма объемов годовых выбросов отдельных видов загрязняющих веществ, умноженных на средний ущерб на 1 тонну выбросов в атмосферу. Средний ущерб на 1 тонну выбросов в атмосферу определялся исходя из оценок предельного ущерба отдельных видов вредных веществ, полученных для стран Евросоюза с учетом соотношения ВРП на душу населения в России и странах Европы по паритету покупательной способности (ППС).
Кроме того, в расчет эколого-экономического индекса регионов России авторами был добавлен ряд важных для России экологических и социальных индикаторов. Впервые введена коррекция валовых накоплений на величину инвестиций в основной капитал по виду деятельности «Добыча полезных ископаемых», которая, по мнению авторов, обусловлена тем, что средства, направленные на развитие сырьевых отраслей, приведут к увеличению объемов добычи в будущем и, следовательно, к сокращению ресурсов для других поколений. В расходах бюджета на развитие человеческого капитала были учтены не только затраты на образование, но и на здравоохранение, физическую культуру и спорт. Включены затраты на охрану окружающей среды, что обусловлено тем, что такие затраты, по мнению авторов, способствуют улучшению экологической ситуации и повышают природный капитал.
Авторы также подчеркивают необходимость увеличения величины скорректированных чистых накоплений на стоимость особо охраняемых природных территорий, так как наличие таких территорий сокращает площадь земель, на которых ведется хозяйственная деятельность, а, следовательно, снижает объем ВРП и накоплений. С другой стороны, такие территории улучшают экологическую ситуацию, способствуют сохранению природного биоразнообразия, что в конечном итоге способствует сохранению природного потенциала и ресурсов для будущих поколений [1]. Однако, исходя из предложенной формулы, стоимость особо охраняемых природных территорий рассчитывается на основе предположения, что производство валового регионального продукта на территории региона распределено равномерно, что не в полной мере отражает реальную ситуацию, примером чего может служить Красноярский край.
Последние иностранные публикации, развивающие применение истинных сбережений для оценки устойчивости развития, направлены на выявление предсказывающей способности этого показателя, построение прогнозов и изучение динамики в долгосрочном периоде.
Исследование шведских ученых (Lindmark M.,2013) по­священо анализу истинных сбережений в долгосрочной перспективе. Своей задачей авторы ставили проверить прогностическую способность истинных сбережений и оценить влияние инвестирования в различные формы капитала на будущее благосостояние с помощью анализа исторических данных за период с 1850 по 2000 год.
При расчете истинных сбережений и их компонентов применялась методика Всемирного Банка, авторы добавили только ущерб от выбросов загрязняющих веществ, свойственных Швеции: SO2, NO3, PM10. Так как использовался исторический подход, то одной из важнейших задач являлось соотнесение исторических данных. Авторы столкнулись с несколькими проблемами. Во-первых, какие цены использовать: фиксированные или текущие? Во-вторых, каким коэффициентом пересчета в сопоставимые цены пользоваться: одинаковым для всех компонентов (например, дефлятором ВВП) или для каждого компонента индивидуальным? В результате были рассмотрены оба варианта цен — фиксированные и текущие, с использованием индивидуальных дефляторов. Динамика истинных сбережений анализировалась с помощью эконометрического моделирования временных рядов [7].
Исследование японских ученых (Koji Tokimatsu и др., 2013) посвящено построению прогноза истинных сбережений до 2100 года. Рассмотрены два показателя: истинные сбережения с учетом изменения численности населения и без него. Кроме того, рассмотрено несколько сценариев развития мировой экономики, а также десять регионов мира.
При расчете истинных сбережений японские исследователи не корректируют валовые сбережения на величину расходов на образование, а ущерб окружающей среде рассматривают в составе более сложного компонента — внешних издержках, которые рассчитываются с помощью модели воздействия на окружающую среду, разработанной ранее. В этой модели объем выбросов загрязняющих веществ умножается на степень вреда, которую они наносят охраняемым объектам (здоровью, биоразнообразию, натуральным ресурсам) и на «предельную готовность платить» за эти охраняемые объекты, полученную на основе опроса 1000 японцев в 2006 году, оба этих параметра в модели являются экзогенными.
В основу построения прогноза положены модели DICE и RICE — модели экономического роста, учитывающие климатические изменения. В качестве сценариев развития мировой экономики — публикации (Intergovernmental Panel on Climate Change). В качестве базового сценария выбран SRES-B2, который предполагает политику защиты окружающей среды в условиях регионализации. Кроме того, рассматриваются три дополнительных варианта: 1) снижение спроса на минеральные ресурсы около 5% за десятилетие после 2030 года; 2) снижение выбросов CO2; 3) рост населения [6].
Проведенные исследования позволили сделать выводы не только о тенденциях в развитии исследуемых объектов, но и о применимости самого показателя истинных сбережений для таких оценок.
Оценка устойчивости регионов России с помощью адаптированной методики расчета истинных сбережений показала, что в Кемеровской и Самарской областях наблюдается значительное расхождение традиционных экономических и экологически скорректированных показателей, когда при формальном экономическом росте происходит экологиче­ская деградация [5].
Истинные сбережения Кемеровской области в период с 2001 по 2011 год составили от -9,96 до -10,37, что свидетельствует об «антиустойчивых» тенденциях в развитии региона в целом, т.е. современная экономика «живет в долг» у будущих поколений [5]. Как отмечает автор, допущения, положенные в основу расчета индекса завышают его величину. Учет истощения запасов железной руды, золота, строительных материалов, а также выбросов метана при открытом способе добычи угля еще больше бы снизил «истинные сбережения».
Аналогичные выводы получены для Самарской области, где истинные сбережения в 2000–2006 гг. колебались от -5,01% до -0,06%. Тем не менее, автор отмечает положительные тенденции: с 2006 года истинные сбережения Самарской области носят положительный характер, что стало возможным благодаря росту чистых сбережений и расходов на образование, а также активному внедрению ресурсосберегающих технологий [1].
Истинные сбережения в Красноярском крае в 2004–2006 годах также имели отрицательные значения, однако отмечена положительная динамика этого показателя. Анализ динамики всех компонентов истинных сбережений, использованных для расчета истинных сбережений, позволил сделать вывод о сильной подверженности показателя «истинных сбережений» влиянию факторов, не связанных с истощением природного капитала, что связано, как отмечалось выше, с оценкой компонентов в процентах от валового дохода. Кроме того, авторами проведено сравнение расчетов, полученных по разным вариантам (с учетом мировых цен и по себестоимости), на основании которого сделан вывод, что вариант расчета ренты от использования природных ресурсов по себестоимости является более достоверным, так как позволяет исключить занижение показателя истинных сбережений, вызванное благоприятной конъюнктурой мирового рынка [4].
Расчет эколого-экономического индекса регионов России на основе индекса скорректированных чистых накоплений выявил ряд закономерностей распределения регионов с учетом их отраслевой специализации. Наиболее высокие значения индекса получены для регионов аграрно-промышленной группы. У всех экспортно-ориентированных регионов показатель скорректированных чистых накоплений низкий, причем пять из семи регионов этой группы входят в число регионов с самым низким эколого-экономическим индексом.
Первое место по значению индекса заняла республика Алтай, где отношение скорректированных чистых накоплений к ВРП составило 215,4%. Как отмечают авторы исследования, такое высокое значение индекса отчасти обусловлено низким значением валового регионального продукта. Самые низкие значения эколого-экономического индекса получены для Ненецкого (-76,3%) и Ханты-Мансийского (-45,7%) автономных округов [2]. Такие значения обусловлены сырьевой ориентацией экономики регионов, высокой долей добычи полезных ископаемых в ВРП, преобладанием инвестиций именно в добывающий сектор. По данной методике расчета эколого-экономический индекс для Кемеровской области составил -19,84%, для Красноярского края -3,65%, что соответствует тенденциям, полученным другими исследователями.
Проведенные исследования позволили выявить ряд недостатков, присущих индексу скорректированных чистых накоплений (истинных сбережений). Во-первых, являясь показателем слабой устойчивости, он основан на допущении о взаимозаменяемости капиталов, что выполняется не в полной мере. Во-вторых, он учитывает не все виды ущерба от экологических нарушений, такие как деградация земель, истощение подземных вод и др. В-третьих, из-за оценки составляющих истинных сбережений в процентах от валового национального дохода возникает проблема несопоставимости темпов роста, вследствие чего могут возникнуть неадекватные выводы о динамике составляющих истинных сбережений и самого итогового показателя.
Интересные результаты получены при изучении динамики истинных сбережений в долгосрочном периоде. Авторы исследования связали динамику истинных сбережений с различными этапами в шведской истории. Исторический анализ подтвердил справедливость выдвинутой гипотезы: современный экономический рост в Швеции обусловлен переходом истинных сбережений от отрицательных значений к положительным. С другой стороны, авторы отмечают, что индустриализация первоначально вызвала высокий уровень выбросов загрязняющих веществ. Несмотря на это, истинные сбережения стали положительными за счет того, что формирование традиционного капитала и инвестиции в человеческий капитал опередили ущерб от истощения природных ресурсов и загрязнения окружающей среды.
Далее с использованием эконометрических методов исследования было выделено три периода с различными темпами роста истинных сбережений, для каждого из которых построено свое уравнение зависимости истинных сбережений от времени. Первый период — до 1953 года — истинные сбережения росли невысокими темпами, однако произошел переход к положительным значениям (притом, что истощение природных ресурсов еще было высоким, значительно снизился ущерб здоровью от инфекционных заболеваний). Второй период, который закончился в 1975 году, также характеризовался высоким уровнем использования природных ресурсов и ростом ущерба от выбросов загрязняющих веществ. С другой стороны, в это время увеличились чистые национальные сбережения и инвестиции в человеческий капитал, что позволило расти истинным сбережениям более высокими темпами. В последний период устойчивого развития шведской экономики рост чистых сбережений и одновременное снижение извлечения натуральных ресурсов и ущерба от выбросов загрязняющих веществ вызвали более крутой повышающийся тренд в динамике истинных сбережений [7].
Прогноз, построенный японскими исследователями, выявил для каждой группы регионов долгосрочные тенденции изменения истинных сбережений. По базовому сценарию истинные сбережения в мире в целом растут на протяжении всего рассматриваемого периода (до 2100 года), становясь положительными к 2050 году. Аналогичная динамика спрогнозирована для стран Африки и Юго-Восточной Азии. В странах постсоветского пространства и Восточной Европы истинные сбережения также растут, но положительными становятся только к 2100 году. Интересный прогноз построен для развитых стран (Северной Америки, Западной Европы, Японии) — в настоящее время истинные сбережения в них положительные и растут, однако с 2030 года начинают снижаться и к 2100 году становятся отрицательными. В случае снижения спроса на минеральные ресурсы значения истинных сбережений сходны со значениями, полученными по базовому сценарию; в случае снижения выбросов CO2 — неожиданно ниже, чем при базовом сценарии; в случае роста населения — немного выше, чем при расчетах по базовому сценарию [6].
Таким образом, исследования долгосрочных тенденций в динамике истинных сбережений позволяют сделать вывод, что, несмотря на указанные недостатки, индекс скорректированных чистых накоплений (истинных сбережений) дает общую оценку устойчивости развития, имеет достаточную прогностическую способность и позволяет обосновать необходимость компенсации истощения природных ресурсов и ущерба от загрязнения окружающей среды за счет инвестиций в образование и обновление основного капитала.


Литература
1. Алексейчук М.С. Чистые сбережения как индикатор оценки устойчивости регионального развития // Регион: экономика и социология. — 2008. — № 3.
2. Эколого-экономический индекс регионов РФ. Методика и показатели расчета // С.Н. Бобылев, В.С. Минаков, С.В. Соловьева, В.В. Третьяков. — М.: WWF России, РИА Новости, 2012. — С. 18–21.
3. Бобылев С.Н. Индикаторы устойчивого развития: региональное измерение. Пособие по региональной экологической политике. — М.: Акрополь, ЦЭПР, 2007. — 60 с.
4. Оценка устойчивости развития эколого-экономической системы региона при помощи индикатора «истинных сбережений» (на примере Красноярского края) / Е.В. Зандер, А.И. Пыжев, Ю.И. Старцева // Экономика природопользования / Всерос. ин-т научной и технической информации РАН. — 2010. — № 2. — С. 6–17.
5. Мекуш Г.Е. Кемеровская область. Устойчивое развитие: опыт, проблемы, перспективы — М.: Ин-т устойчивого развития Общественной палаты Российской Федерации; Центр экологической политики России, 2011.
6. Koji Tokimatsu, Rieko Yasuoka, Masahiro Hishio, Kazuhiro Ueta (2013) Sustainability and the measurement of future paths in genuine savings: case studies, International Journal of Sustainable Development & World Ecology, 20:6, 520–531.
7. Lindmark M. Acar S. (2013) Sustainability in the making? A historical estimate of Swedish sustainable and unsustainable development 1850–2000. Ecological Economics 86, 176–187.
8. Manual for Calculating Adjusted Net Savings // Katharine Bolt, Mampite Matete, and Michael Clemens. — Environment Department, World Bank, 2002.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2022
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия