Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (54), 2015
ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ
Борисова А. А.
доцент кафедры менеджмента
Новосибирского государственного технического университета,
кандидат экономических наук


Предпосылки и ограничения формирования конкурентоспособности выпускников
В статье анализируется проблема качества современного высшего образования. Показана взаимосвязь между содержанием профориентационной работы вузов и качеством подготовки выпускников, которое напрямую зависит от их мотивации к учебе по выбранному направлению подготовки. Центральной исследовательской задачей является анализ влияния основных ограничителей конъюнктуры молодежного рынка труда на профильную занятость выпускников вузов
Ключевые слова: конкурентоспособность, высшее образование, профессиональный потенциал, пригодность к профессии, абитуриент, выпускник вуза, трудоустройство по специальности, рынок труда
УДК 331.538.2   Стр: 351 - 353

В течение последних десятилетий по мере повышения доступности высшего образования наблюдается и увеличение числа студентов. В период с 2006 по 2012 гг. Федеральной службой государственной статистики фиксируется динамика роста числа образовательных учреждений разных форм собственности. Данные эмпирических исследований показывают возросшую ценность образования у молодежи [1, С.145]. Подавляющее количество (до 90%) учащихся одиннадцатых классов ориентируются на поступление в вузы [2, C.14]. В современных исследованиях по развитию теории человеческого капитала [3, C.456; 4, С.54] выявлена тенденция снижения отдачи инвестиций в образование при значительном росте выпускников учебных заведений. Замедляется реализация фильтрующей функции образования, связанной с отсеиванием непродуктивных и непригодных к профессии. Наличие диплома рассматривается как информационный сигнал о «природных индивидуальных способностях» и в меньшей степени как сигнал о профессиональной пригодности и конкурентоспособности на рынке труда. Это подтверждает и сравнительный анализ доходов специалистов (как отдача инвестиций в образование), трудоустроенных по разным типам профильной занятости [5, С.118].
Повышенный спрос на высшее образование обусловлен диктатом требований работодателей, желанием самих выпускников повысить социальный статус и встроиться в общественную и экономическую деятельность. Наличие высшего образования является формальным «пропуском» на рынок труда, становится ведущим ресурсом при инкорпорировании специалиста в профессиональную деятельность и способствует обеспечению вертикальной мобильности.
Последствия демографической ситуации 1990-х гг. вызывают значительное снижение абсолютных показателей части молодежи в структуре населения России. Вузы, несмотря на растущее желание выпускников школ получить высшее образование, вынуждены вести острую конкурентную борьбу за привлечение абитуриентов, в особенности абитуриентов с высоким качеством подготовки. Основным конкурентным преимуществом вуза, позволяющим реализовать его выпускникам стратегию успешного трудоустройства, является качество предоставляемых образовательных услуг.
Принятие решения о получении высшего образования и выборе учебного заведения основаны на оценках конъюнктуры рынка образовательных услуг по критерию «качество подготовки», прогнозных ожиданий уровня востребованности специалиста у работодателей и конкурентоспособности трудоустройства. Считается, что главной целью высшего профессионального образования является подготовка компетентного специалиста, свободно владеющего своей профессией, способного к эффективной работе. Возможность массового производства специалистов высшей квалификации дифференцирует рынок образовательных услуг по критерию «качество профессиональной подготовки». Значительная часть россиян, по оценкам исследователей [6, С.14], убеждена в возможности получения высшего образования, но не в доступности образования хорошего качества.
Проблема оценки уровня качества подготовки выпускников вуза относится к разряду «вечных» проблем. Качество является комплексной категорией и предполагает оценку эффективности деятельности и взаимодействия всех элементов вузовской системы подготовки. Качество можно рассматривать в том числе через уровень профессиональной подготовки специалистов, который позволяет им осуществлять деятельность с минимальными затратами ресурсов на профессиональную адаптацию. Базовым критерием качества подготовки выпускников может выступать профессиональная компетентность. В рамках широкой трактовки понятия «компетентность» не сводится к совокупности знаний, умений, навыков, а дополнительно включает ценностные ориентации специалиста, мотивы его деятельности, намерения продолжить наращивание профессионального потенциала и пр. В эмпирических исследованиях фиксируются расхождения в оценках основных групп потребителей о профессиональной компетентности молодых специалистов. Расхождения могут быть обусловлены использованием разного инструментария диагностики, значительным временным лагом проведения замеров и высокой ресурсоемкостью введения корректирующих мероприятий по выявленным расхождениям.
Устойчивым стало мнение, что уровень профессиональной подготовки выпускников вузов не соответствует запросам основных потребителей — будущих работодателей. Последние не питают иллюзий получить специалиста с высоким уровнем трудовой отдачи, способного быстро включиться в производственный процесс. Исследования специалистов [7, C.123; 8, С.43] на протяжении длительного времени в той или иной степени по различным направлениям подготовки подтверждают это распространенное положение. Сложившееся мнение и часто используемый штамп в оценках работодателей нуждаются в пояснении. Рост доступности высшего образования в разы увеличивает число абитуриентов: по данным департамента профобразования Министерства образования и науки РФ более 70% всех выпускников школ являются абитуриентами вузов. Если раньше было возможным отбирать лучших из небольшого числа абитуриентов, то сегодня массовый спрос (далеко не всегда обоснованный) на специалистов высшей квалификации не позволяет это сделать, что негативно сказывается на исходном уровне качества подготовки абитуриентов. Фиксируется ужесточение конкурентной борьбы за привлечение абитуриентов (с использованием агрессивных средств «переманивания») и активизация деятельности по довузовской целевой подготовке. Ведущие вузы сокращают децентрализованные формы довузовской подготовки по выбранной специальности, передавая все полномочия факультетам и кафедрам.
Система профориентационной работы пока не является обязательным элементом приемных кампании российских вузов. Многие вузы используют тесты по диагностике пригодности к будущей профессии, но их применение — добровольное решение и желание самого абитуриента. При этом не более 5–10% абитуриентов проходят комплексную диагностику профпригодности в специализированных центрах, каждый второй — ограничивается мероприятиями на базе общеобразовательных школ, а более 40% — и вовсе не определяют меру пригодности к будущей профессии [9, C.100]. Свертывание профориентационной работы в школе, значительное сокращение просветительско-информационных проектов в средствах массовых информации, не способствуют формированию у абитуриентов реальных жизненных планов, осознанному выбору профессии. Также отмечается низкая отдача от используемых вузами каналов передачи информации. Две трети абитуриентов не имеют достаточной и необходимой информации о содержательном наполнении будущей профессиональной деятельности, об особенностях и возможностях реализации в ней. Полагаем, назрела необходимость введения в систему мероприятий по профориентации корректирующего составляющего, направленного на организацию целевого поиска абитуриента. Необходимо объединить усилия центров профориентации и выпускающих кафедр на этапе довузовского обучения даже в рамках стандартных форм информирования, что поможет сформировать группы «целевых» студентов, с большей вероятностью готовых реализоваться именно в выбранной профессии.
Пока вузы не заинтересованы брать на себя функции профориентационной работы. Однако, в случае отсутствия улучшений в системе довузовской подготовки абитуриентов и дальнейшего ужесточения требований потребителей к обеспечению профильного трудоустройства выпускников, вузам придется вводить изменения в приемные кампании (например, мероприятия по предварительной диагностике профессиональной пригодности и инструменты оценки отдачи каналов по привлечению целевых абитуриентов).
Также деформируется и структура мотивов получения высшего образования в целом и профессии в частности. Исследования Д.Л. Константиновского, Е.Д. Вознесенской, О.Я. Дымарской, Г.А. Чередниченко подтверждают, что снижение исходной мотивации на профессиональную состоятельность является доминирующим фактором снижения эффективности образовательного процесса [10, С.123]. Отсутствие действенных фильтров в технологиях приема абитуриентов, позволяющих выявить предрасположенность к профессиональной деятельности, не способствует их дифференциации по критерию «исходный уровень готовности состояться в профессии». Следовательно, вузы вынуждены корректировать используемые образовательные технологии и по-разному выстраивать организационно-методическое сопровождение наращивания профессионального потенциала для абитуриентов с разной исходной готовностью.
Используемые в вузах инструменты оценки уровня компетентности выпускников в большей мере ориентированы на удовлетворение целевых запросов Минобрнауки РФ, поскольку основаны на контроле выполнения требований федеральных государственных образовательных стандартов. Для усиления практико-ориентированности отдачи высшего образования активно распространяются международные и российские рейтинговые системы оценки качества услуг высшего профессионального образования. Разрабатываются кластеры, соответствующие разным моделям развития вуза. Например, выделены семь кластеров: лидеры; аккумуляторы материальных и кадровых ресурсов; аккумуляторы финансовых ресурсов; диверсификаторы; экспансеры; консерваторы; аутсайдеры [7, C.232]. Эти кластеры и данные о рейтинге вуза в большей степени представляют интерес для внешних стейкхолдеров — исследователей, специалистов Минобрнауки РФ, руководителей учебных заведений, специалистов, реализующих контрольные функции. Стейкхолдеры — потребители, т.е. работодатели и выпускники, оценивают уровень качества подготовки по степени рассогласования своих запросов к уровню профессиональной и личностной компетентности с реально сформированными в процессе профессиональной подготовки. При этом ключевым критерием оценки качества профессиональной подготовки специалистов, на наш взгляд, может служить ресурсозатратность «доведения» уровня трудовой отдачи молодого специалиста (его профессионального потенциала) до заданного.
Уровень востребованности профессионального потенциала специалистов различен в зависимости от специфики деятельности предприятия, используемых подходов к ведению бизнеса и организации трудовой деятельности. Таким образом, и уровень качества подготовки студентов одного вуза может быть оценен работодателями по-разному. При реализации одной из ключевых идей ФГОС третьего поколения — привлечение работодателей к формированию компетентностной модели выпускника, вузы столкнулись с трудно решаемым вопросом — ограниченной активности работодателей взаимодействовать и формировать целевой запрос. Неоднородность экономической среды по уровню развития предприятий, использующих прогрессивные бизнес-технологии, и сомнения работодателей в возможности реализации изменений в образовательном процессе, затрудняют формирование эталонных моделей выпускника и способствуют сохранению дистанцированности структуры профессиональной компетентности целевым запросам потребителей. Несмотря на расширение числа исследований о механизмах, обуславливающих удовлетворение целевых запросов потребителей образовательных услуг, по-прежнему актуальна проблема наращивания и усиления дистанцированности между запросами общества на определенный уровень профессиональной подготовки молодых специалистов и возможностями вузов в их удовлетворении. Если уровень профессионально-квалификационной подготовки специалистов не соответствуют текущим потребностям практики, то наблюдается либо избыточность образования («великий образовательный грабеж», либо «недообразованность»). Обозначенные рассогласования характеризуют неэффективность взаимодействия систем формирования профессиональной подготовки, распределения и потребления. Проблема характеризуется рядом противоречий:
— между очевидной потребностью всех категорий потребителей образовательных услуг в конструктивном диалоге и выработке нормативных моделей выпускников вузов и снижением (утратой) доверия к предлагаемым механизмам взаимодействия;
— между сложившимися технологиями привлечения и отбора абитуриентов (без учета потенциальной пригодности к профессии) и последующими подходами к организационно-методическому сопровождению образовательно-карьерных траекторий;
— между ростом количества дипломированных специалистов, трудоустроенных не по профилю профессиональной подготовки и отдачей от использования регуляторов диспропорций молодежного рынка труда;
— между установленными нормативными значениями показателя профильного трудоустройства и реальными возможностями вузов в их достижении;
— между готовностью бизнес-практики актуализировать сформированный профессионально-квалификационный потенциал молодого специалиста и удовлетворять его ценностные притязания по продвижению на рынке труда.
Выявленные противоречия свидетельствуют о наличии существенных барьеров в обеспечении конкурентной профильной занятости выпускников, обусловленных объективными реалиями развития экономики и проблемами субъектного взаимодействия стейкхолдеров. Поэтому устойчив интерес к разноплановым исследованиям данной проблемы и обоснованию возможных механизмов ее решения. Выстраиваются технологии адаптации и перехода абитуриентов от школы к вузу; разрабатываются модели готовности к обучению в вузе; исследуются закономерности и способы поиска работы; изучаются особенности адаптации выпускников вузов на трудоизбыточном рынке.
Выделенные ключевые противоречия можно изучать и на основе исследования связи между исходной готовностью обучающихся состояться в профессии, динамикой ее деформации в процессе формирования образовательно-карьерных траекторий и механизмом распределения и трудоустройства выпускников вузов. Результатом этой связи выступает мера конкурентоспособности молодого специалиста на рынке труда. В таком случае становится возможным получить ответы на вопросы: существенна ли связь между готовностью обучающегося состояться в профессии и уровнем его конкурентоспособности на рынке? Позволяет ли используемый в вузах механизм формирования профессионального потенциала выпускника в полной мере наращивать меру готовности состояться в профессии, и какие источники значимо ее снижают? Какие факторы детерминируют профильное трудоустройство и конкурентоспособность выпускника? Позволяет ли профильное трудоустройство занять более высокие конкурентные позиции на рынке труда? Поиск ответов на поставленные вопросы предполагает изучение особенностей формирования готовности обучающихся состояться в профессии, выявление масштабов потерь основных потребителей образовательных услуг. В результате становятся возможным разработка и обоснование ввода регуляторов консультационно-сопроводительного механизма динамики готовности и профильного трудоустройства обучающихся.


Литература
1. Цылев В.Р., Дюмина Н.Н. Тенденции в изменении мотивов получения высшего образования у молодежи Мурманска // Социологические исследования. — 2012. — № 2. — С. 143–151.
2. Беляева Л.А. Образование в России и модернизация экономики (по результатам Европейского социального исследования) // Социологические исследования. — 2011. — № 12. — С. 14–23.
3. Аистов А.В. О фильтрующей роли образования в России // Экономический журнал ВШЭ. — № 3. — 2009. — С. 452–476.
4. Гимпельсон В. Е. Нужны ли нашей промышленности квалифицированные работники? История последнего десятилетия: препринт WP3/2010/04. — М.: Изд. дом Гос. ун-та — Высшей школы экономики, 2010. — 72 с.
5. Борисова А.А. Качество подготовки и востребованость специалистов по управлению трудом. Методология и практика исследования: монография. — Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2013. — 283 с.
6. Борисова А.А. Тимофеев. В.С., Тимофеева. А.Ю. Готовность будущих специалистов состояться в профессии (индикаторы мониторинга) // Труд и социальные отношения. — 2013. — № 2. — C. 12–23.
7. Константиновский Д.Л., Вознесенская Е.Д., Чередниченко Г.А., Хохлушкина Ф.А. Образовательные траектории молодежи: 1998–2008 гг. — М.: ФГНУ ЦСИ, 2011. — 277 с.
8. Аврамова Е.М., Кулагина Е., Верхаповская Ю. Поведение молодых специалистов на рынке труда: новые тенденции // Человек и труд. — 2007. — № 9. — С. 41– 47.
9. Апокин А.Ю. Анализ студенческой занятости в контексте российского рынка труда // Вопросы экономики. — 2008. — №  6. — С. 98–110.
10. Константиновский Д.Л., Вознесенская Е.Д., Дымарская О.Я., Чередниченко Г.А. Социально-гуманитарное образование: ориентации, практики, ресурсы совершенствования. — М.: ЦСП, 2006. — 264 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия