Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (55), 2015
ДИСКУССИЯ НА ТЕМУ «ЕСТЬ ЛИ В РОССИИ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС?»
Хубиев К. А.
профессор кафедры политической экономии экономического факультета
Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова,
доктор экономических наук


О структурной перестройке российской экономики на новой промышленной основе
Статья написана в рамках дискуссии: «Есть ли в России экономический кризис?», которую в № 2(2015) журнала открывает статья М.И. Кротова, В.И. Мунтияна «Антикризисная модель экономического развития России».
Экономический кризис позволил более четко выявить систему внешних и внутренних проблем торможения российской экономики. Очевидной стала исчерпанность нынешней модели экономики и экономической политики. Активизировались исследования, как причин кризиса, так и путей развития на новой основе. В работе анализируются разные подходы и развивается авторская позиция структурной перестройки на основе воспроизводственного метода. Излагаемая точка зрения продолжает исследования автора по проблемам содержания экономических реформ, причин кризиса, реиндустриализации и структурной перестройки.
Ключевые слова: воспроизводственный метод, модернизация, структурная деформация, структурная перестройка, технологические уклады, источники преобразований, изменение форм организаций, добавленная стоимость, вертикальная интеграция, межотраслевая диверсификация, ВТО, санкции
УДК 338.124; ББК 65.011   Стр: 35 - 42

Нарастающий кризис 2015 г. в России послужил катализатором поиска причин кризиса и путей выхода на новую траекторию устойчивого развития. Кризис обнажает не только ситуационно-конъюнктурные факторы экономических затруднений, но и глубинные причины, долгосрочного характера. Структурная деформация российской экономики из очевидного факта превратилась в необходимость модернизации. Несмотря на то, что функционирующая экономическая модель признана исчерпанной и тупиковой даже ее прежними сторонниками, нет никаких попыток ее изменения. Уже сложились устойчивые факторы, ограничивающие экономическое благополучие внешнего конъюнктурного происхождения. Столь же очевидной стала неспособность формирования внутренних факторов развития. В сложившейся ситуации консервация показавшей свою неэффективность модели ограничивает перспективы российской экономики. Пассивное ожидание возрождения прежних факторов благополучия только усугубляет нарастание негативных тенденций. Очередной кризис освободил от необходимости доказывать очевидное. На передний план вышли проблемы поиска путей выхода из кризиса и перспектив посткризисного развития. В результате активных обсуждений сложились разные подходы и решения позитивного порядка. Основными из них, по нашему мнению, являются следующие.
1. Радикальный. Его суть состоит в том, что предлагается все ресурсы направить на внедрение новейших технологий и создание шестого технологического уклада, основой которого являются нано- и биотехнологии, когнитивные технологии, новые материалы и др. В последнее время он получил дополнительную аргументацию, связанную с внешнеполитическим противостоянием и санкционными ограничениями по новейшим технологиям. Эта позиция имеет свою аргументацию. Экономистами используется солидный научный аппарат, в том числе и сциетического характера с заимствованием методов естественных наук. В последнее время осознание важности проблем реформирования экономической модели и модернизации привлекло внимание представителей естественных наук в том числе и из академической среды2. Против данного подхода трудно возразить, поскольку нет аргументов против новейших технологий последнего поколения. Можно согласиться и с тем, что «Это вопрос самого существования нашей страны»3. Желательность и даже необходимость освоения технологий последнего поколения осознается всеми. Вся проблема в возможностях и ресурсах реализации желанного уровня модернизации. Во-первых: эти новейшие технологии оказались очень затратными и область их применения в структуре современной экономики ограниченной. Во-вторых: нет субъекта, наделенного ресурсами для реализации этих технологий. Частный сектор, обладающий ресурсами, не заинтересован в альтернативных технологиях с высокими затратами. Государство, заинтересованное в модернизации всей экономики, ресурсами соответствующего масштаба не обладает4. По этой причине данная позиция является привлекательной и желанной, но нереализуемой в обозримой перспективе, хотя работы в этом направлении должны проводиться.
2. Либеральный. Ее основные черты известны: экономическая свобода и мотив частной собственности будут стимулировать конкуренцию, которая властно требует инноваций. Этот подход позиционировал себя как «модернизация снизу». Государству здесь отводится роль «ночного сторожа». В данном случае общий принцип, эффективно проявивший себя в конкретных условиях разных стран, не имел исторической конкретизации применительно к условиям России и превратился в догму. В 90-е годы данный подход был абсолютизирован и практически реализован в экономической политике России. Либеральная модель имела мощное интеллектуальное сопровождение правительственной политики со стороны околоправительственных кругов экономистов. Ее инновационно–модернизационные результаты в комментариях не нуждаются5. Самая большая ущербность реализации данной модели состоит не только в беспрецедентном спаде производства, резком сокращении уровня, качества и продолжительности жизни россиян, а в потере исторического времени, равного четверти века, когда была пропущена возможность модернизации на основе технологий пятого поколения и даже разрушении технологии четвертого поколения6.
3. Инерционный. Он характеризует деятельность российского правительства. Его основным ресурсом были внешние благоприятные факторы, обеспечивавшие благополучие граждан, решение социальных вопросов. А вот модернизационные результаты не очевидны, если не считать отдельные инфраструктурные проекты, которые не имеют системно направленного характера, а выглядят скорее как элементы архитектурного украшения над инерционно-либеральной, в целом, политики7.
4. Реиндустриализация. Это направление исходит из реальности деиндустриализации российской экономики за последние четверть века, когда самые тяжелые последствия реформ пришлись на реальный сектор экономики, ее промышленность и в особенности на машиностроение. Защищая интересы реального спектра, экономисты и специалисты разных отраслей знания исходят из того, что продвижение по пути модернизации невозможно практически без восстановления на новой основе промышленной базы и в особенности машиностроения. Отметим, что данное направление находится в русле идей новой индустриализации или является их продолжением8. Здесь следует заметить, что термин «реиндустриализация» используется представителями разных направлений, в частности, авторами упомянутого «либерального манифеста». Поэтому следует исходить из теоретической и нормативной сути позиции, скрывающейся за общим понятием.
5. Эволюционно-многоукладный. Данный подход, которого мы придерживаемся, продолжает, а точнее конкретизирует предыдущее направление. Необходимость в данной конкретизации вызвана следующими обстоятельствами:
– необходимо не только признать необходимость реиндустриализации, но и нужно определить ее общую направленность, исходные пункты и этапы продвижения;
– необходимо определить хотя бы порядок требуемых ресурсов и определить источники и возможности ее осуществления;
– необходимо обсудить возможные формы организационных преобразований для нового индустриального развития.
Следует отметить, что данная позиция поддерживает необходимость перехода к новейшим технологиям, считая это жизненно важным для России, особенно в складывающихся внутренних и особенно внешних проблемах и вызовах. Но мы считаем необходимым учитывать возможности и этапы продвижения к этой цели по мере наращивания ресурсов за счет структурной перестройки, доступной на разных уровнях, в разных отраслях в каждой конкретной ситуации.
Мы исходим из того, что масштабы проблем промышленно-индустриального возрождения экономики столь велики, а ресурсы столь ограничены, что модель реиндустриализации должна вырабатываться в рамках доступных возможностей и ограничений. Фундаментальное состояние экономики характеризуется, в частности, следующими данными. Основные фонды на 2012 г. составили 121 269 млрд руб. Их восстановительная стоимость, с учетом износа 47,7%, составила 231 869 млрд руб. Сумма износа — 110 601 млрд9. С такого базиса экономика не может перескочить на пятый, а тем более шестой технологические уклад10.
В рамках данных ограничений доступен только эволюционный многоукладный процесс модернизации, в основе которого находится машиностроительный комплекс. Но он сам должен иметь «целевую функцию», заданную структурной перестройкой отраслей, где продукция машиностроения будет применяться.
Для того чтобы выработать стратегию структурной перестройки, диверсификации11 и модернизации российской экономики необходимо оценить ее реальное нынешнее положение и определить основные деформации. Такой анализ поможет системному подходу к решению поставленной проблемы.
1. Как уже отмечалось, нынешняя экономическая модель России показала свою исчерпанность. Ее основным недостатком явилось отсутствие потенциала инновационного развития и модернизации. Не оправдались надежды на то, что мотив частной собственности явится локомотивом технологического прогресса. Большие усилия, потраченные на интеллектуальное сопровождение идеи «модернизации снизу», связанной с указанной мотивацией, оказались бесплодными12.
2. В ХХI веке Россия столкнулась с новыми вызовами. Переходя на рельсы рыночной экономики, встраиваясь в шлейф глобального экономического развития, она усилила зависимость от внешнего мира. Это объективный процесс экономической глобализации, функционирующей на основе экономических законов (общественное разделение труда, специализация на абсолютных и сравнительных преимуществах, международная кооперация и др.). Но Россия столкнулась с тем, что политика на международном уровне, в виде санкций, выступила силой, разрушительно вмешивающейся в объективно необходимый взаимовыгодный процесс эффективного взаимодействия национальных экономик на основе международного разделения труда, кооперации и торговли.
3. Замедление темпов роста российской экономики началось со второй половины 2012 г., когда Россия вступила в ВТО. Сокращались темпы роста ВВП с 104,1% в 2011 г. до 103,4 в 2012 г.; основных фондов, соответственно, со 104 до 103,3%. Ввод в действие основных фондов в 2012 г. составил 88,2% по отношению к предыдущему году. Снижались темпы роста инвестиций в основной капитал: с 110,8 до 106,6%. Падала рентабельность проданной продукции (товаров, услуг) и активов организаций (в 2012 г. рентабельность товаров сократилась по отношению к 2011 г. с 9,6% до 8,6%. По отношению к активам аналогичное изменение составило соответственно 6,5 и 6,1). Это время, связанное с качественным ухудшением основных макроэкономических показателей, совпадает с вступлением России в ВТО. Отечественные экономисты предупреждали, что от либерализации внешней торговли выигрывают страны с более высокой конкурентоспособностью. Россия вступала в ВТО, как было показано выше, при высоком износе основных фондов (на 47,9 % в 2011 г.). Снизился коэффициент обновления основных фондов с 4,6 до 3,813. Достаточно очевидные прогнозы скоро начали находить свое подтверждение. Мы полагаем, что влияние фактора ВТО на торможение российской экономики еще не получило качественную и количественную оценку14. Но зато распространялись привлекательные данные о выгодах, ожидающих Россию от вступления в ВТО15. Далее произошло наслоение других негативных факторов: снижение цен на нефть, санкции и антисанкции и пр.
4. Наконец, о структурных сдвигах в нашей экономике говорят данные о сфере торговли, отличающиеся от сферы производства. Торговля является сферой реализации товаров и услуг, которые прежде следует произвести. Развитие этих сфер совокупного воспроизводства должно быть симметричным. Вопрос этот не возникал, пока благополучие экономики базировалось на «тучных годах» внешнеэкономической конъюнктуры. Нельзя было полагаться на это благополучие в долгосрочной перспективе, поскольку оно не было создано усилиями правительства. Последствия оказались прогнозируемыми и неотвратимыми. Стала очевидной существенная деформированность отраслевой структуры отечественной экономики и необходимость ее диверсификации.
В приведенной таблице показан рост всех показателей торговли. Как оценить внушительный рост инвестиций в торговле при противоположной тенденции в сфере производства. Многие инвестиции в торговле зарубежные, причем сетевые. Их последствия для национальной экономики имеют двоякий результат. Для потребителей создаются определенные удоб­ства. Но зарубежные торговые организации, в особенности сетевые и мега уровня «улавливают» доходы отечественных потребителей. В торговых центрах, особенно мега уровня, принадлежащих иностранным инвесторам, в основном продаются иностранные товары, с использованием иностранной техники, оборудования и иностранного персонала. Обменом своих доходов на иностранные товары и услуги, российская экономика поддерживает зарубежных производителей и продавцов, поддерживает их занятость и доходы. Этим, в частности, объясняется несимметричная динамика показателей производства и торговли. Зарубежный торговый капитал движется вслед за сырьевыми доходами, полученными российскими экспортерами за рубежом. Через ряд метаморфоз эти доходы превращаются в доходы граждан (зарплата, пенсии, трансфертные выплаты) и организаций, которые обмениваются на зарубежные потребительские и иные товары. Под формой иностранных инвестиций скрывается импорт в Россию зарубежного торгового капитала, который реализует свою функцию максимизации прибыли за счет доходов, в том числе и тех, основой которых являются поступления от зарубежной торговли отечественными сырьевыми ресурсами. Импорт зарубежных товаров и услуг перерастает в импорт зарубежного торгового капитала. Образуется любопытная воспроизводственная цепочка: экспорт сырьевых отечественных товаров, превращение экспортной выручки через перераспределительные процессы в доходы граждан и организаций внутри страны, превращение доходов отечественных респондентов в выручку(соответственно и в прибыль) зарубежного торгового капитала. Помимо «улавливания» доходов, зарубежные мегаторговые сети вытесняют отечественных оптовых и розничных торговцев и продукцию отечественного производства. К экспортно-сырьевой деформации отечественного производства добавляется еще и зарубежно-торговая. Заметим, забегая вперед, что этот сюжет показывает одно из направлений структурной перестройки и диверсификации по линии наращивания добавленной стоимости в национальной экономике.
Конкретные направления структурной деформации следует дополнить более общими системными свойствами, характеризующими недостатки сложившейся экономической модели в России.
Во-первых: нынешнее состояние российской экономики характеризуется обремененностью разрушительными результатами радикальных преобразований 90-х годов. Поскольку процесс перехода от плановой экономики к рыночной охватил ряд стран, системной оценке поможет сравнительный анализ. Российские реформаторы руководствовались приоритетом политических целей — слом и невозврат к плановой экономике. Экономика была принесена в жертву политике. Результат: Россия прошла через глубокий трансформационный кризис с безпрецендентным по глубине спадом производства в 50% и сокращением инвестиций на 80%. Китайская экономика пошла другим путем рыночных реформ — без слома государственно-политической системы, приоритетно решая экономико-прагматические задачи, ставя их выше политических. Результаты прямо противоположные. Потрясения дней сегодняшних питаются энергией еще не остывшей лавы разрушительных выбросов 90-х годов16.
Во-вторых: если перейти от разрушительных результатов к «созидательным» результатам работы рынка в указанный период, то его стихия исправно делала свое дело: развивала высокодоходные отрасли нефтегазового сектора, за счет которого формируется 50% бюджета и где налоги и акцизы составляют около 50 процентов себестоимости. За этот период обрушились некоторые отрасли сельского хозяйства и промышленности. Образовалась деформированная и уязвимая в отраслевом отношении структура экономики.
В-третьих: при радикальном переходе к рынку не учитывались глобальные риски, в том числе и неэкономического характера. Старожилы рыночной экономики наказывают новичков неэкономическими, антирыночными методами, направленными против специализации на преимуществах, свободы контрактов, и взаимной выгоды сделок. А нацелены они на нанесение ущерба стране — оппоненту вплоть до ее разрушения, как это уже неоднократно было во второй половине ХХ и в начале ХХI века17.
Переходя к позитивной части18 структурной перестройки экономики, сформулируем основную идею: вертикальная интеграция и горизонтальная межотраслевая диверсификация с целью создания устойчиво завершенных технологических циклов с наращиванием добавленной стоимости. Представляется логичным в анализе двигаться от сырьевого сектора к высокотехнологичным наукоемким благам, находящимся на вершине технологического цикла. Начнем с нефтяной отрасли.

ОСНОВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНИЗАЦИЙ ТОРГОВЛИ
 Организации, осуществляющие торговлю автотранспортными средствами и мотоциклами, их техническое обслуживание и ремонтОрганизации оптовой торговли (включая торговлю через агентов), кроме торговли автотранспортными средствами и мотоцикламиОрганизации розничной торговли, кроме торговли автотранспортными средствами и мотоциклами, и по ремонту бытовых изделий и предметов личного пользования
200520112012200520112012200520112012
Число организаций1) (на конец года), тыс.44,090,291,2398,6686,8700,0133,3259,4262,7
Среднегодовая численность работников, тыс. человек397,4495,7531,82265,02343,92319,91808,42440,82500,9
Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников, руб.711221939237017522229742542952141591317674
Оборот (в фактически действовавших ценах), млрд руб.1211,74629,55246,810251,29099,33928,2659,77492,77869,3
Инвестиции в основной капитал2) (в фактически действовавших ценах), млн руб.8424,732820,38198,58948,103800111545,34243,768176,4102819,
Валовая прибыль3) млрд руб.76,0355,1416,31459,64170,54530,8223,7853,01289,8
Коммерческие и управленческие расходы3), млрд руб.48,6236,9294,4887,72339,62793,7183,3793,51205,8
Российский статистический ежегодник. — М., 2013. — С. 470.

Производство, экспорт и переработка нефти в России в 2011, 2013, 2014 гг.
  2011 год2013 год2014 год
Общее пр-воМлн тонн513,43522,9526, 7
ЭкспортМлн тонн236,52244,7273,7
ПереработкаМлн тонн276,91278,2289
Таблица составлена на основе данных Госкомстата.

Около половины добытой нефти экспортируется в сыром виде. А качество переработки существенно отстает от мирового уровня. По индексу Нельсона — современному методу оценки глубины переработки нефти и добавленной стоимости на НПЗ, Россия достигла уровня 7, что соответствует уровню Западной Европы 2000 года. Это в два раза меньше передового мирового уровня. (В США данный показатель в 2000 году составлял 9,5). В современных условиях показатель ниже 10 считается неэффективным для строительства новых НПЗ. Отсюда напрашивается вывод об одном из направлений вертикальной интеграции в конкретной отрасли с огромными перспективами наращивания добавленной стоимости и расширения предложения продуктов нефтепереработки на внутреннем рынке для отечественных производителей19.
Вертикальную интеграцию и диверсификацию следует распространить и на другие виды сырьевых товаров: металл, лес, руды и др. Экспорт черных металлов в 2012 году составил 22614 млн долл., а изделий из них (в виде труб, сборных строительных конструкций и др.) — 3063.В необработанном виде экспорт цветных металлов составил: меди — 1928 млн долл., никеля — 3721, алюминия — 6334. А экспорт изделий (в виде крепежной арматуры, фурнитуры и иных изделий из недрагоценных металлов) составил 22,1 млн долл., т.е. на порядок меньше.
Рост импорта продукции комплекса конструкционных материалов с 2000 по 2011 г (разы в миллиардах долларов)
• Металлы и изделия из них 7,1
• Продукция химической промышленности и каучук 11,3
• Древесина и целлюлозно-бумажные изделия 4,9
Рост импорта металлосодержащей продукции в Россию с 2000 по 2011 ( в тыс тонн. – в разах)
• Всего 11928/2048 – 5,8
В том числе:
• Средства наземного транспорта 4030/357 – 11,3
• Оборудование и механические устройства 4133/768 – 5,4
• Электрические машины и оборудование 1889/387 – 4,9
• Продукция железнодорожного машиностроения 1191/105 – 11,3
Удельный вес инвестиционных товаров в импорте составил лишь 24,9%. Остальное — потребительские товары и промежуточная продукция20.
Промежуточной продукции не уделяется достаточного внимания в теории и на практике, хотя она имеет чрезвычайно важное значение для выстраивания технологически целостных и устойчиво воспроизводимых комплексов. Особое внимание здесь следует обратить на создание новых материалов с высокими заданными свойствами.
О структурных перекосах свидетельствуют и следующие данные — экспорт высокотехнологичных товаров составил 16 022 млн долл.; импорт — 40 205 млн долл.21 Статистика подсказывает направления диверсификации, хотя стратегические решения требуют дополнительного анализа. Сложившуюся в этой области ситуацию можно назвать неблагоприятной, если не провальной. Рост производства машиностроительной продукции сопровождался сокращением внутренних закупок металлического проката. За рубеж переносится накопленный в России капитал для продолжения технологических цепочек по вертикальной интеграции и повышению добавленной стоимости из сырья, произведенного в России. К примеру: базы «Северстали» в Бразилии, ММК в Австрии, Норникель в Канаде, Русал в Африке. Норникель к 2030 году планирует создать за рубежом мощности, равные российским22. Еще одна неблагоприятная тенденция состоит в том, что зарубежные компании тоже устремлены в Россию для производства промежуточной продукции и конструкционных материалов уже внутри национальной экономики, рассекая единое технологическое пространство. Здесь, кстати, содержится одно из актуальных направлений импортозамещения через вертикальную интеграцию. Совершенствуя и модернизируя существующую структуру, надо параллельно создавать новый «слой» современного производства вторичной металлургии, производства материалов, новых производств в лесопромышленном комплексе (ЛПК) с доведением использованием лесных ресурсов до конечной продукции с высокой добавленной стоимостью. Неэффективной с макроэконимческой точки зрения представляется ситуация, когда отечественные переработчики леса испытывают дефицит сырья при росте экспорта сырой древесины. Отдельным направлением может быть производство конструкционных материалов при крупных предприятиях химического, нефтехимического комплекса с активным участием малых и средних предприятий
Основой процесса диверсификации и роста добавленной стоимости являются новые технологии. Поэтому стержнем модернизации служит развитие машиностроения на инновационной основе. Машиностроение занимает место на вершине пирамиды воспроизводственных комплексов. Машиностроительный комплекс (МК) обладает наибольшим потенциалом диверсификации как вертикальной, так и горизонтальной. Например, для производства автомобиля или самолета типа Суперджет требуется около 600 технологий только среднего и высокого уровня.
Машиностроение имеет существенные особенности, выдвигающие его на ведущие позиции в системе национальных экономик. Во-первых: высокая доходность. Затраты на новое и высокотехнологичное оборудование окупаются за 1,5–2,5 года. Во-вторых: отрасли машиностроения относятся к числу самых высококонкурентных. В-третьих: оно отличается высокой степенью инновационности. Три эти свойства органически связаны. Состояние МК, куда включается и станкостроение, определяется разрушительными результатами радикальных реформ 90-х годов. К 90-му году Россия занимала 3-е место в мире по станкостроению, сейчас 22-е. Доля России в мировом производстве составляет 0,3%. Отсутствие средств на технологическое обновление привело к утрате конкурентоспособности. В результате более половины внутреннего рынка занимает продукция зарубежных компаний. Доля зарубежных комплектующих в выручке от продаж продукции, произведенной в России, составляет более 50%. Сами российские компании — резиденты превращаются в логистические звенья для зарубежных фирм. Рост спроса в 2000-е годы удовлетворялся в основном за счет импорта (до 100 млрд долл. ежегодно).
МК имеет самые широкие возможности для интеграции и диверсификации как вертикальной, так и горизонтальной. Эти возможности должны быть использованы национальной экономикой23. Любое совместное производство полезно, особенно связанное с конверсией высоких технологий. Но надо активно вторгаться в доступные для отечественных производителей сферы, связанные в изготовлением технически сложных систем (например, колеса, тормоза и т.п.)
Ситуация в МК может быть существенно улучшена в результате инвестиционной экспансии и подготовки кадров (за последние два десятилетия численность работающих сократилась в 4 раза). Низкий уровень инвестиционной активности позволяет обновлять лишь 4–5% основных фондов. Об ограничениях и источниках инвестиций речь пойдет ниже. Здесь обратим внимание на благоприятные условия и преимущества для отечественного МК:
— возможность выстраивания преимущественного доступа к сырьевым ресурсам и превращение ресурсных преимуществ в конкурентные преимущества;
— емкость внутреннего рынка и доступность потребителей;
— ценовые преимущества. По расчетам ИНП ценовая конкурентоспособность усредненной единицы продукции машиностроения (некий аналог модели цена-качество) выше западных производителей на 25%, (хотя на столько же ниже китайских)24.
В МК могут быть выстроены следующие технологические цепочки:
— ОПК (оборонно-промышленный комплекс) — станкостроение — машиностроение;
— Топливно–энергетический комплекс — полезные ископаемые — тяжелое машиностроение — станкостроение;
— Транспортное машиностроение — станкостроение;
— АПК (агропромышленный комплекс) — тракторостроение, с/х машиностроение;
— Строительный комплекс — машиностроение — станко­строение.
МК составляет основу модернизации экономики России. Но ее внутренняя структура должна определяться спросом со стороны потребителей ее продукции. Последние заинтересованы в повышении своей конкурентоспособности. Чтобы удовлетворить спрос, ориентированный на конкурентоспособность, МК должен отличаться высокой степенью инновационности, что должно быть учтено на всех уровнях принятия решений по возрождению на новом уровне системообразующей основы национальной экономики.
Наконец, необходимо обратить внимание на наукоемкий, высокотехнологичный комплекс (НВТК)25. НВТК состоит из 40 интегрированных структур типа холдингов, некоторые из них наделены функциями государственных агентств (Росатом, Нанотехнологии). Россия занимает 12 место в мире с долей в мировом производстве около 1,5%. Для оценки состояния и перспектив этого «верхнего» слоя российской экономики следует учитывать разные обстоятельства. Ядро данного комплекса составляет ОПК. В нем самые высокие темпы роста производительности труда и самый высокий уровень инноваций. За последнее десятилетие выросло более, чем в 2 раза. (Только за 2005–2011 гг. почти в 1,5 раза). Вместе с тем, симметрично вырос гособоронзаказ. Этим объясняются более высокие темпы роста (более 7% ежегодно). Кроме того, гражданский сектор составляет менее 50% и не растет внешний спрос на продукцию. В этой ситуации, очевидно, следует поддерживать и развивать этот, инновационно лидирующий комплекс с наращиванием доли гражданской продукции, технологий двойного назначения и увеличением доли продукции экспортного назначения.
НВТК — станкостроение — металлургия
НВТК — энергомашиностроение (включая атомное), нефтяное, газовое, буровое оборудование — ТЭК
НВТК — горнодобывающее и металлургическое оборудование
НВТК — гражданские отрасли, технологии двойного назначения.
Относительно перспектив данного комплекса можно сделать следующие выводы. С одной стороны, реально существующий сектор НВТК может стать «локомотивом» для основного массива промышленности и экономики в целом в силу описанных выше особенностей. С другой стороны, большая зависимость от госзаказов, что делает этот сектор достаточно уязвимым, особенно в современных условиях бюджетных ограничений26.
Подводя некоторые итоги можно сделать следующие выводы:
В основе различных подходов к модернизации и структурной перестройке находится соответствующая методология. Мы опирались на воспроизводственный подход в рамках классической теории (политэкономии). Он позволяет выстроить схемы технологических цепочек, пути наращивания добавленной стоимости, развития воспроизводственной устойчивости и динамичности отечественной экономической системы27. Противоположный подход видит проблему в регулировании денежно-финансового рынка, а производственные процессы, включая структурную перестройку, рассматриваются как область саморегулирования, где основная задача видится в максимальном ограничении роли государства28.
Одной из самых главных проблем, которая часто обходится при обсуждении перспектив структурной перестройки экономики России, является вопрос об источниках реализации той или иной модели. Проблема эта получила дополнительную актуальность в условиях санкций, включающих ограничение доступа к мировым финансовым ресурсам. Нам представляется, что в сложившихся условиях нет иного варианта кроме сосредоточения на внутренних источниках. Около 8 трлн руб. составляет сальдированная прибыль организаций29. Более трети доходов граждан составляют накопления. Это внутренние источники инвестиций. Накопления государства и граждан тоже могут быть привлечены для модернизации экономики, учитывая сложность ситуации. Но для этого нужна соответствующая, понятная абсолютному большинству граждан стратегия развития страны и соответствующая ей промышленная политика. Уместно еще раз напомнить об опыте индустриализации, когда были еще более ограниченными условия доступа к зарубежным источникам, да и внутренних было не более. Но была стратегия, отражающая историческую необходимость, была ясная промышленная политика, политическая воля и стратегически осмысленное руководство экономикой страны30.
 Еще один, чрезвычайно важный вопрос: в каких конкретных организованных формах может быть проведена интеграция предприятий, имеющих экономическую и юридическую самостоятельность и освоившие отдельные звенья технологических цепочек. Из нашего эволюционно-многоукладного подхода вытекает разнообразие форм организационной перестройки промышленности. Не может быть одной и той же формы для предприятий ВПК, МК, предприятий, производящих промежуточную продукцию и др. В одних случаях возможна национализация или создание новых государственных предприятий или предприятий с частно-государственным участием. В других случаях возможны слияния или поглощения. В третьих случаях возможно образование холдингов или новых корпораций с определением долей вошедших в них компаний. Для компаний, созданных в результате приватизации, но не развивающихся в России и вывозящих активы за рубеж, следует устроить открытые инвестиционные конкурсы с целевыми условиями, направленными на решение инновационных и интеграционно-диверсификационных задач. Если победителями таких конкурсов окажутся не прежние владельцы, то последним должны быть компенсированы затраты, понесенные в период приватизации. Проблема эта довольно сложная, но без ее обсуждения не обойтись, если всерьез ставить вопрос о структурной перестройке экономики России. Но проблема не является неразрешимой, поскольку она не сложнее массовой приватизации, тем более что последняя имела колоссальный разрушительный результат, а предлагаемые изменения организационно правовых и экономических форм имеют созидательную цель. Но печальный опыт приватизации должен быть учтен в полном объеме и выбор новой интеграционной формы должен быть тщательно обоснован с точки зрения экономиче­ской эффективности достижения поставленных целей.
Выше основное внимание было уделено разным направлениям и разным уровням интеграции и диверсификации. Для их комплексной реализации необходимы соответствующие изменения в экономической политике.
Во-первых: в экономической теории и экономической политике надо восстановить и развивать системно-воспроизводственный подход, который в единстве реальных и финансовых потоков фундаментальное значение придает реальному сектору. Сейчас приоритеты иные, хотя суть экономики — это превращение ресурсов в блага наиболее оптимальными способами. Финансовая система, при всей ее важности, сопровождает и обслуживает этот процесс. Монетарные приоритеты в экономической теории, политике и практике меняют местами основу и обоснованное в едином воспроизводственном процессе. Системно воспроизводственный подход позволит выявить эффективность технологических цепочек, включая межотраслевую диверсификацию. Он же позволит выявить слабые звенья и уязвимые участки единого экономического комплекса, а также новые точки роста. Преобладание монетаристских методов в экономической политике показало свою неэффективность. Основанная на ней идея модернизации «снизу» не оправдалась, оставив после себя лишь инновационно-модернизационную риторику. За четверть века реформ не создана ни одна новая отрасль отечественной экономики. Монетарная и фискальная политика, используемая правительством, должна быть дополнена воспроизводственной экономической политикой. Ее основная задача — реализация структурной перестройки, направленной на воспроизводственную самодостаточность и устойчивость с наращиванием производства добавленной стоимости. Ее нормативным основанием явятся законы о стратегическом планировании, промышленной стратегии; федеральные программы научно-технического прогресса и другие.
Во-вторых, на основе системно-воспроизводственного подхода следует разработать и реализовать стратегию превращения ресурсных преимуществ России в ее конкурентные преимущества31. Одним из направлений является глубокая переработка нефти, газа и иных исходных ресурсов32. Расширение их предложения на внутреннем рынке будет способствовать снижению внутренних цен и сокращению издержек у отечественных производителей. Снижение внутренних цен можно поддержать даже административными методами ради повышения конкурентоспособности и роста отечественного производства. Воспроизводственный метод поддержки отечественной экономики эффективней монетарных манипуляций, важность которых мы не отрицаем. Вообще, нужно переходить на другой язык в теории и на практике, который отражает экономические события, процессы, проблемы и их решения в реальном секторе. При всей важности не может быть стратегией экономического развития ни уровень инфляции, ни валютный курс. Они производны от состояния реального сектора: инвестиций в основной капитал, новых технологий, конкурентоспособности предприятий. Давно актуальна проблема разработки стратегии развития и органически с ней связанные промышленная и аграрная политика. Для их реализации в ближайшей перспективе приоритетной могла бы быть идея инвестиционной экспансии33 из источников всех уровней (государственный, корпоративный и уровень домашних хозяйств), некоего аналога довоенной индустриализации.
Долгосрочные тренды глобального экономического развития и перманентная турбулентность в экономике и политике последнего периода ставят перед экономической наукой и практикой задачи и цели, существенно отличающиеся от радикальных решений начала 90-х годов прошлого столетия, сформировавших нынешнюю модель экономики России. Необходимость ее существенной перестройки становится очевидной. Но новой модели в существенно разработанном и комплексном виде еще нет, хотя имеются разные подходы и наработки. Они имеют разную идейно теоретическую основу. Поэтому, чтобы не повторить разрушительный результат преобразований 90-х годов, любые преобразования и экономическую политику следует подчинять строгому требованию уместности и объективной необходимости по критериям технологического и социально-экономического прогресса.


Сноски 

1 Кротов М.И., Мунтиян В.И. Антикризисная модель экономического развития России // Проблемы современной экономики. — 2015. — №2. — С.7–14.
2 «Необходимо концентрировать основные усилия на освоение кластера базисных инноваций, формирующих структуру шестого технологического уклада ... на это отводится 10–15 лет». Садовничий В.А., Акаев А.А., Каратаев А.В., Малков С.Ю. Моделирование и прогнозирование мировой динамики. — М., ИСПИ РАН, 2012. — С.162; Крупнов Ю. Прорыв к новому укладу — единствпенный выход из сложившейся ситуации //Портал общественное действие по развитию страны. Проект № 22; Яковец Ю.В. Прогноз технического развития России и мира и стратегии инновационного рывка. — М.: МИСК, 2008; Глазьев С.Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса, 2010.
3 Малецкий Г.Г. Перспективы будущего и модернизация России. Препринты ИПМ им. Келдыша М.В. — М., 2010. — №41. — С.19. В крайней форме данной позиции сопутствуют апокаллиптические оценки состояния российской экономики. «Россия находится в инновационной пропасти» См там же.
4 Нам представляется, что данная позиция опирается на необоснованно оптимистичную оценку ресурсов, имеющихся для реализации данного сценария технологического развития. «Страна на сегодня располагает для решения этой задачи мощной финансовой базой, сохранившимся высоким научным потенциалом и огромными человеческими ресурсавми» // Садовничий В.А., Акаев А.А., Каратаев А.В., Малков С.Ю. Моделирование и прогнозирование мировой динамики. — М.: ИСПИ РАН, 2012. — С 163.
5 Данная позиция была изложена, в частности, в виде манифеста Института современного развития «Россия ХХ! века: образ желаемого завтра. — М.: Экон-информ, 2010. В этом документе содержится набор либеральной идеологизированной терминологии: свобода, собственность, творчество, самодостаточность дебюрократизация и т.п. Все фундаментальные реформы 90-х годов имели приставку, соответствующую сути данного направления: либерализация ценообразования, либерализация собственности, либерализация внешней торговли, либерализация валютного и денежного рынков и т.п. Следует ответить на вопрос: почему эта политика тотальной либерализации привела к экономическому, вообще, и инновационному провалу, в частности, прежде чем предлагать ее вновь и вновь. Почему менее радикальная либерализация китайской экономики дала противоположные результаты. Последний вопрос встает перед теми, кто считает основной проблемой российской экономики ее недолиберализованность. С этих позиций совершенно справедливые предложения необходимости дебюрократизация, транспарентности, защиты собственности и т.п. носят явно спекулятивный характер. Любопытным представляется видение авторами манифеста базовых ценностей российского общества: «Паразитарно-распределительные ценности заменяются творчески-производительными» с.8. Выход на уровень ценностей требует ответа на вопрос, почему именно после реформ 90-х годов у россиян пропало творчество и трудолюбие, на основе которых была создана производственная и инфраструктурная база, на которой держится современная экономика. Почему именно в 90-е годы у россиян, по мнению авторов манифеста, «обленились» руки и «зависли» творческие способности. Ведь в манифесте повторяются все те же ценности, на которых базировалось формирование нынешней модели социально-экономического устройства и экономической политики, приведшие к тупиковым тенденциям. Если авторы манифеста, поднявшие свой анализ до уровня ценностей задумаются над вопросами, прямо вытекающими из их оценок, возможно они придут к иным суждениям относительно оценок российского общества, социальных и экономических результатов либеральных реформ в варианте российского исполнения в 90-х годах.
Наконец, необходимо обратить внимание на методологию «либеральной» альтернативы российской модернизации. Применяется метод отвлечения от «порочного экономического настоящего», рисуется образ «желательного экономического будущего». Далее сочиняются средства перехода от одного состояния к другому. Помимо своеобразной оценки настоящего, фантастической (благопожелательной) зарисовки будущего, нет ничего. Нет попытки оценить ресурсы, необходимые для тех или иных преобразований, анализа источников, мотивированных субъектов и т. п. Не вполне адекватная оценка настоящего и причин инновационного кризиса, необычная в научном отношении методология, практическая дискредитация в конкретных российских условиях основных положений либерализма, выставляют данную альтернативу малопригодной для позитивного анализа.
6 Хубиев К.А. Большой трансформационный цикл и императивы посткризисного развития // Проблемы современной экономики. — 2010. — № 3(51). — С. 49–53.
7 См. План первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности. от 27 января 2015 г., № 98-р. Можно упомянуть правительственные документы прогнозного характера, в частности, получивший название «2020», но едва ли нынче актуально их рассмотрение. Помимо критики ее на разных уровнях, документ этот утратил и практическую актуальность, поскольку не учитывал сложившуюся ситуацию в рамках даже пессимистических сценариев.
8 Активная разработка данной позиции принадлежит С.С.Губанову. См его труды: Державный прорыв. Неоиндустриализация России и вертикальная интеграция. — М.: Книжный мир, 2012; «Неоиндустриализация плюс вертикальная интеграция (о формуле развития России)» // Экономист : журнал. — М.: 2008. — № 9 .;«Неоиндустриальная модель развития и её системный алгоритм» // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз: журнал. — М.: 2014. — Т. 33. — № 3. — С. 23–44.
9 Российский статистический ежегодник. — М., 2013. — С. 36, 298, 569.
10 Многие авторы, понимающие исключительную (даже историческую) важность необходимости создания шестого уклада, осознают сложность задачи. Например, академик Е Каблов, генеральный директор института авиационных материалов констатирует, что доля пятого уклада и России составляет только 10% и перескочить в шестой — нереально. А Д. Рогозин признает провал пятого уклада, но считает, что к шестому укладу следует переходить не вдогонку, а «срезав угол». Д. Рогозин: «Россия профукала пятый технологический уклад, а шестой изменит политику войны». Газета. ру 12 августа 2015 г., Возможно под образом «срезанного угла» имеется в виду внедрение шестого уклада в подведомственной области ВПК. Но ни одна из занимаемых позиций и излагаемых точек зрения не базируется хотя бы на примерных расчетах средств, необходимых для реализации задач модернизации на базе нового технологического уклада и анализа источников.
11 Под диверсификацией в данной работе мы имеем в виду межотраслевые структурные сдвиги.
12 В конкретно исторических условиях мотив частной собственности был движущей силой экономического развития. Из этого исходили реформаторы в России, полагаясь на универсальность этого принципа, проводя беспрецедентную по масштабам приватизацию. Вопрос о том, почему эта сила не сработала в России, остается без ответа.
13 Российский статистический ежегодник. — М., 2013. — С. 36, 298, 569.
Десятилетия «тучных лет» хватило бы для обновления основного капитала на инновационной основе, если учесть сальдированный финансовый результат деятельности предприятий и организаций, а также доходы государства рентного и монопольного происхождения. Но для этого требовалась иная, инвестиционно активная политика правительства, которое пассивно паразитировало на благоприятной конъюнктуре, сопровождаемой риторикой монетаристского характера и пропагандой навязчивой идеи «модернизации снизу». С истощением благоприятных внешнеэкономических факторов политики «финансового фетишизма» показала свою беспомощность, продемонстрировав их в попытках повлиять на развитие негативных процессов.
14 Если не иметь в виду чисто идеологические оценки. В.А. Мау и Е.Г. Ясин в совместной статье с очень претенциозным названием «Двадцать лет рыночных реформ и новая модель экономического роста», (М., Изд. дом Высшая школа экономики. — М., 2012) считают создание рыночной экономики и вступление России в ВТО достижениями реформ. Возможно, это связано с острым дефицитом позитивных результатов реформ. Но и здесь преобладает идеологическая оценка, в силу отсутствия экономических результатов.
15 По оценкам Всемирного банка, вступление в ВТО обеспечит прибавку российскому ВВП примерно на 2.8% в краткосрочной перспективе, 3.3% — в среднесрочной и 11% — в долгосрочной. Это означает дополнительный прирост ВВП на уровне 0.4–0.5 п.п. в год в течение следующих 7 лет. Подобного рода привлекательная информация в разных вариантах широко распространялась перед вступлением в ВТО. Она была бы справедлива, если бы уровень технологического развития и конкурентоспособности был бы сопоставим. Но те, кто преждевременно подталкивали Россию в ВТО, либо не ведали о последствиях в конкретно исторических условиях, либо намеренно предвкушали вытеснение более слабых отечественных производителей с внутреннего рынка, что собственно и происходит. Не может быть оспорен закон разделения труда и выгоды для сторон на основе абсолютных и относительных преимуществ. Но столь же определенно не может быть оспорен закон выгоды от конкурентных преимуществ. При очевидной ослабленности российской экономики в результате разрушительных реформ втягивать ее в режим более острой международной конкуренции, значит затевать игру с очевидным результатом. Риторика, которой сопровождался этот процесс, не имеет существенного значения.
16 Хубиев К.А. Большой трансформационный цикл и императивы посткризисного развития // Проблемы современной экономики. — 2010. — № 3(51). — С. 49–53.
17 Хотя санкции по форме носят точечный характер, нацелены они на системно–разрушительный результат. Г. Менкью в качестве эпиграфа к 6 гл. своего учебника по макроэкономике приводит следующую цитату Д.М. Кейнса «Говорят Ленин считал, что разложение системы денежного обращения — лучший способ уничтожения капиталистического строя... Ленин был, безусловно, прав. Нет более верного и действенного способа ниспровержения основ существующего общественного устройства, нежели подрыв денежной системы. Этот процесс пробуждает все разрушительные силы, скрытые в экономических законах...». Н. Грегори Менкью. Макроэкономика. — М.: Изд-во Московского университета, 1994. — С. 321.
Следует понимать, что цели «старослужащих» рыночной экономики простираются далеко за пределы затруднения доступа «новобранцам» к зарубежным финансовым ресурсам. Основная цель, как выясняется, сформировать разрушительные силы внутри страны, что подтверждается периодическими угрозами отключить Россию от системы международных расчетов.
18 Во второй части данной статьи использованы материалы Института научного прогнозирования РАН, в частности, коллективный труд: Перспективы развития экономики России: прогноз до 2030 года / Под ред. В.В. Ивантера, М.Ю. Ксенофонтова. — М.: Ансил, 2013. Хотя прогнозные материалы не учитывали экономический кризис, аналитические материалы сохраняют свою актуальность.
19 Мы полностью разделяем критику сырьевой деформации структуры национальной экономики. Но мы не согласны с радикальными предложениями по исправлению данной ситуации — свертыванием производства в нефтегазовом комплексе. Это означало бы лишить экономику ее конкурентного преимущества. При этом не учитывается социальная функция этого комплекса, обеспечивающего половину доходной части бюджета. Мы считаем, что не свертывать, а развивать следует нефтегазовый комплекс, модернизируя его технологическую базу и внедряя глубокую переработку углеводородов.
20 (Росстат. Официальный сайт ); (Статистика внешней торговли comtrade.un.org)
Довершит картину товарная структура экспорта и импорта (%)
Товарная структура экспорта
Минеральные продукты 71,1
Металлы, драгоценные камни и изделия из них 11,1
Машины и оборудование 5,1
Товарная структура импорта
Машины и оборудование 50,2
Продовольственные товары 12,9
Каучук 15,3
21 Российский статистический ежегодник. М, 2013. — С. 633, 624, 627.
22 Перспективы развития экономики России : прогноз до 2030 года / Под ред. В.В. Ивантера, М.Ю. Ксенофонтова. — М.: Ансил, 2013.
23 Например, в самолете Суперджет-100 российское производство составляют лишь элементы фюзеляжа, концентратор данных, интерьер кабины пилотов и компоненты основных опор шасси. Двигатель — совместное производство с Францией; система кондиционирования — с Германией; гидравлическая система, топливная система, авионика, система управления, датчики вибрации, колеса, тормоза — все импортное. (Перспективы развития экономики России: прогноз до 2030 года /Под ред. В.В. Ивантера, М.Ю. Ксенофонтова. — М.: Ансил, 2013. – С.261)
24 Перспективы развития экономики России... 258.
25 К нему могут быть отнесены: ОПК — оборонно-промышленный комплекс; АТК — атомный комплекс; химико–фармацевтическое производство; микробиологическое производство; Химическое производство (пластмассы, химволокно, нити, композиты); виды связи — космическая, оптико-волоконная, сотовая, Интернет и некот. др.
Ядро с высоким диверсификационным потенциалом составляет ОПК и АТК.
ОАЭСР определяет следующую классификацию: авиационная промышленность (АП) и ракетно-космическая промышленность (РКП); радиоэлектронный комплекс (РЭК), включающий электронную промышленность, радиопромышленность и промышленность средств связи; производство сложных видов техники (СВТ), состоящие из промышленности обычных вооружений, судостроения, производства боеприпасов и спецхимии; атомная промышленность (тоже дифференцируется на производство энергии и атомное мащиностроение)
26 В нынешних условиях кризиса следует сохранить существующий уровень финансирования.
Сохранить расходы на нынешнем уровне 20% от ВВП и доли гособоронзаказа (6–7%), а так же реализовать уже принятые госпрограммы:
– Государственная программа вооружений на 2011–2020 г.
– Стратегия развития электронной промышленности на период до 2025 г.
– Стратегия развития судостроительной отрасли на период до 2020 и далее.
– Стратегия развития авиационной промышленности на период до 2025.
–Стратегия развития тяжелого машиностроения на период до 2020. 
27 Наличием общей методологии объясняется, на наш взгляд, существование совпадающих по сути позиций разных авторов, работающих независимо друг от друга, по-разному относящиеся к реформам, нынешней экономической модели и политике, но приходящие к одинаковым выводам: «Нужно изменить структуру экономики: в ней должно преобладать производство готовой продукции с высокой добавленной стоимостью. Надо резко повысить долю высокотехнологичных, наукоемких и инновационных отраслей — примерно с 10% в настоящее время — до 25–30%. Это избавит нашу страну от чрезмерной зависимости от топливного и сырьевого секторов экономики. В структуре экспорта России доля сырья, полуфабрикатов и материалов должна снизиться с 90 до 50%, а готовой продукции с высокой добавленной стоимостью — повыситься с 10 до 50%, в том числе высокотехнологичной — с 3 до 15%. Следует обеспечить преимущественный рост экономики знаний (наука, информационные технологии, биотехнологии, образование и здравоохранение): ее доля в ВВП должна повыситься с 15% в настоящее время — до 30–35%, в том числе науки — с 1 до 3%, образования — с 4,5 до 9%, здравоохранения — с 5 до 10%, информа­ционных технологий — с 5 до 15%». Аганбегян A. О месте экономики России в мире (по новым данным о международном сравнении валового внутреннего продукта) // Вопросы экономики. — 2011. — №5. — С.45.
28 В упомянутом выше либеральном манифесте данное требование, обращенное к государству, выражено фразой «Не мешать!» Позиция, исключительно комфортная для правительства. Куда труднее и полезнее подчинить работу принципу «Помогать!» Помогать экономике в структурной перестройке и модернизации. Это куда труднее, но столь же полезнее.
29 Российский статистический ежегодник. М. 2013 с. 545.
30 Учитывая неоднозначное отношение к индустриализации, считаем возможным привести некоторые ее результаты. Результаты модернизации экономики СССР в первую пятилетку (1929–1934).
МЕТАЛЛ Магнитогорский металлургический завод им. Сталина. Кузнецкий металлургический завод им. Сталина. Керченский металлургический завод им. Войкова. Домны № 4, № 5 и № 8 макеевского завода им. Томского. Домна № 6 Сталинского металлургического завода. Домна № 7 металлургического завода им. Дзержинского. Домны № 5 и 3 металлургического завода им. Рыкова. Домна № 3 Косогорского завода им. Дзержинского. Мартеновский цех Таганрогского завода им. Андреева. Трубный завод (манесмановский) в Мариуполе. Салдинский мостовой завод. Челябинский завод ферросплавов.
МАШИНОСТРОЕНИЕ Сталинградский тракторный завод им. Дзержинского. Харьковский тракторный завод им. Орджоникидзе. Челябинский тракторный завод (пуск в первой половине 1933 г.). Московский автозавод им. Сталина. Горьковский автозавод им. Молотова. Московский шарикоподшипниковый завод им. Кагановича. Московский станкостроительный завод. Московский завод «Фрезер». Московский завод «Калибр». Горьковский фрезерный завод. Уральский завод тяжёлого машиностроения. Краматорский завод тяжёлого машиностроения (пуск в первой половине 1933 г.). Ростовский сельмаш им. Сталина. Запорожский завод комбайнов. Саратовский завод комбайнов. Горловский завод врубовых машин. Харьковский турбинный завод. Луганский паровозостроительный завод.
ЭЛЕКТРОСТАНЦИИ ДнепроГЭС. Каширская ГЭС. Ленинградская станция «Красный Октябрь». Горьковская ГРЭС. Зуевская ГРЭС. Штеровская ГРЭС. Харьковская ГРЭС. Ивановская ГРЭС. Челябинская ГРЭС. Магнитогорская ЦЭС. Кузнецкая ТЭЦ. Березниковская ТЭЦ. ДзораГЭС. Осиновская ГРЭС. Сталинградская ГРЭС. Саратовская ГРЭС. Самарская ГРЭС. АртёмГРЭС.
И это без учета нефтяной, химической, резинотехнической, легкой и пищевой промышленности транспорта и др. отраслей. Результаты впечатляют и поражают, особенно если учесть, что в следующую пятилетку создавались целые отрасли машиностроения, было запущено московское метро и т. д. На фоне нынешнего провала и потери исторического времени в два десятилетия, свершенное с 1918 по 1938 гг., после тотальной разрухи в первую мировую и гражданскую войн, выглядит как фантастика.
31 К.А. Хубиев. Экономическая система России: проблема исторического тренда и функциональной эффективности // Проблемы современной экономики. — 2014. — № 3. — С.49–53.
32 Предвидя возможнее возражение против административных мер, напомним, что с 1973 года действует запрет на экспорт сырой нефти из США. В последнее время поднимается вопрос об отмене ограничений. Такая точка зрения опубликована в The Wall Street Journal бывшим главой ЦРУ и Пентагона Леоном Патентом и экс-советником по национальной безопасности Стивеном Хэдли. Авторы статьи мотивируют свою позицию тем, «чтобы поддержать членов НАТО и других союзников США в Европе, снизив их зависимость от энергоресурсов России». «Кроме того, доходы от продажи [энергоресурсов] в Европу приносят России значительные доходы, позволяющие ей финансировать агрессивные действия на Украине. Это стратегический императив», — отмечается в статье. googletag.cmd.push(function() {googletag.display(‘div-gpt-ad-1421852788544-0’);});
В упомянутой статье приводится мотивация политического толка. Об этом свидетельствует и направленность против Ирана, после наметившегося снятия эмбарго. В экономическом контексте против снятия ограничений выступает нефтеперерабатывающая отрасль, которая во многом развилась благодаря запретам на вывоз сырой нефти.
Для России, особенно в сложившейся ситуации, увеличение объемов переработки нефти (и других сырьевых ресурсов) укрепит экономику страны, и, соответственно, усилит ее политические позиции.
33 Этой идеи мы придерживаемся с середины 90-х годов, считая ее национальной экономической идеей.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия