Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (55), 2015
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Курбанов А. Х.
профессор кафедры материального обеспечения
Военной академии материально-технического обеспечения им. генерала армии А.В. Хрулёва (г. Санкт-Петербург),
доктор экономических наук, доцент

Наружный В. Е.
начальник 2-го отдела 249-го военного представительства МО РФ (г. Санкт-Петербург)

Перспективы реализации программы импортозамещения в интересах оборонно-промышленного комплекса России в современных условиях
В 2014–2015 гг. в российском оборонно-промышленном комплексе реализуются различные программы импортозамещения. Замене подлежат импортные материалы, элементы электронной компонентной базы, а также различные модули и блоки, производившиеся ранее за пределами Российской Федерации. Современный производственный и технологический потенциал российской оборонки позволяет провести глобальное импортозамещение в кратчайшие сроки при четко выстроенной государственной поддержке отечественного производства
Ключевые слова: государственный оборонный заказ, государственная промышленная политика, импортозамещение, оборонно-промышленный комплекс, экономическая безопасность
УДК 338.1   Стр: 72 - 77

В марте 2014 года в отношении Российской Федерации были введены экономические санкции. Инициатором введения являются Соединенные Штаты Америки. К ним присоединились страны Евросоюза, государства «Большой семерки» и некоторые другие страны, активно сотрудничающие с США и Евросоюзом. В санкционный список включено экспортирование продукции двойного применения, используемой при производстве российского вооружения и военной техники. В данных условиях российскому оборонно-промышленному комплексу (далее ОПК) необходимо либо создавать стратегические запасы покупных комплектующих изделий импортного производства, либо разворачивать программу импортозамещения. Высшим руководством страны принято решение развивать отечественный ОПК по второму пути. Это обусловлено тем, что за стремительно растущим производством вооружения и военной техники следует ожидать подъем и остальных отраслей промышленности, ориентированных на продукцию народного потребления [3, 7].
Некоторые действующие сегодня государственные контракты предусматривают закупку комплектующих изделий иностранного производства, при условии, что изделие с аналогичными характеристиками не производится в Российской Федерации и по своим характеристикам обеспечивает выполнение требований к «головному» комплексу. Это имеет существенное значение, если речь идёт о ввозе новых перспективных технологий для обеспечения развития ОПК. Предприятия — исполнители государственного оборонного заказа (далее ГОЗ) вынуждены платить пошлины (они напрямую зависят от курса доллара и евро), которые не учитываются при определении начальной (предельной) стоимости выполнения государственного контракта, что приводит к его последующему удорожанию. В условиях нестабильного курса иностранной валюты данное обстоятельство представляет собой серьёзную угрозу для реализации многих проектов государственного уровня. За последние десятилетия степень импортозависимости Российской промышленности (и экономики в целом) существенно возросла [2, 6, 11]. Это касается как предприятий ориентированных на выпуск продукции «гражданского назначения», так и тех, деятельность которых с момента основания связана с оборонным производством. Сергей Цыб, заместитель Министра промышленности и торговли РФ, заявил, что во многих стратегических областях промышленности доля импорта составляет 80% и создает потенциальную угрозу, как для национальной безопасности, так и для конкурентоспособности российской экономики в целом [18]. В 90-х годах, после открытия «железного занавеса» доля импорта увеличивалась, и по мере роста его уровня, продукция российской промышленности оказалась практически не востребованной на внутреннем рынке (рис. 1).
Рис. 1. Импорт товаров и услуг в текущих ценах (млн руб.) [8, 20].
Следует отметить тот факт, что в нашей стране глобальная программа импортозамещения в качестве основного приоритета развития промышленности не рассматривалась, пока в 2014 году не наступили кризисные события на Украине. В условиях наложенных санкций производство некоторых образцов военной техники стало невозможным в связи с усилением запрета ряда стран на экспорт в Россию продукции двойного назначения, что ставило под угрозу выполнение ГОЗ и экспортных контрактов на военную технику. В этих политических условиях, в кратчайшие сроки, при участии головных исполнителей ГОЗ, были разработаны перечни продукции, подлежащие первостепенному замещению, а правительство страны стало активно выделять бюджетные средства на освоение аналогичной продукции на мощностях российского ОПК. Это направление развития и реализуется сегодня в программе импортозамещения. Цель программы заключается в освоении и серийном производстве российских аналогов тех образцов военной техники, которые ранее производились и закупались за пределами страны. Бесспорно, это правильный путь развития экономики страны, однако на первых этапах выполнения этой программы складывается впечатление, что схема её реализации недостаточно эффективна и не обеспечит полную независимость производителей ОПК от использования продукции импортного производства. Стоит также отметить, что по результатам выполнения программ импортозамещения, зависимость от зарубежной кооперации частично уменьшится, но сможет ли российская промышленность полностью отказаться от импортных комплектующих изделий в среднесрочной и долгосрочной перспективе [2, 6, 13]?
В связи со сложившейся сегодня геополитической обстановкой, действующие программы разрабатывались в крайне сжатые сроки, и основная их цель — не допустить срыва срока выполнения программы перевооружения армии до 2020 года. По этой причине, программы несут в себе конкретные меры по созданию аналогов импортных изделий микроэлектроники, без выполнения мероприятий по восстановлению и увеличению объемов производств. Потенциал российского промышленного производства сегодня оставляет желать лучшего. Это вызвано нарастающим износом основных фондов с 1990 по 2011 г., средний возраст производственного оборудования увеличился до 17 лет [18]. В 1990-х годах прекратили деятельность свыше 75 тыс. промышленных предприятий, а численность занятых в этой сфере сократилась с 17,2 до 13,4 млн человек [18]. Для анализа состояния российского производства, мы рассмотрим статистические данные индекса промышленного производства Российской Федерации с 1992 по 2013 гг. (см. рис. 2).
Ориентир программ на создание дублирующего производства составных частей вооружения и военной техники на территории Российской Федерации не обеспечит технологического развития производителей отечественной микроэлектроники, как военной, так и общепромышленного применения. Предприятия ОПК России, в большей своей части, имеют сегодня научно-технический потенциал для создания техники, разработанной в 80–90-х гг. ХХ века. Номенклатура выпускаемой по результатам удачно поведенной программы импортозамещения продукции, обеспечит работоспособность изделий разработанных в прошлом веке. С одной стороны, программа перевооружения армии будет выполнена и российский ОПК сможет обеспечить весь цикл производства на собственных мощностях, с другой — это никак не отразится на научном потенциале ОПК, в частности, и страны, в целом, не повысит заинтересованность в российской продукции на мировом рынке, а технологии производства не выйдут на современный уровень. Результатом этого станет реализованная программа перевооружения армии, а российский ОПК перейдет в состояние стагнации. Несомненно, в условиях рыночной экономики, предприятия должны сами обеспечивать производство качественной продукции по конкурентоспособным ценам, однако существующее технологическое отставание производства настолько велико, что резкий подъем возможен только в условиях государственной поддержки. Технологическое отставание страны в настоящее время — это серьёзная угроза национальной безопасности.
В 1992 году наша страна вышла на мировой рынок, встроилась в общую производственную систему (на правах поставщика ресурсов и высококвалифицированных специалистов) и тем самым ликвидировала большую часть собственного производства. И хотя об отказе от чисто сырьевой экономики и необходимости развития собственных производств специалисты говорили уже давно, речь чаще всего шла не о возрождении полных производственных цепочек (по советской модели), а о встраивании в глобальные аутсорсинговые цепочки в качест­ве исполнителя одного из этапов производства [12]. В свою очередь, политика нашего государства в 2000-х годах была направлена на создание и поддержание производственных мощностей отечественных предприятий, однако обеспечить российской продукции конкурентоспособность с ведущими мировыми аналогами за несколько лет в рамках реализации программы импортозамещения, практически невозможно. Без полноценной государственной поддержки, мы сможем только сократить разрыв в технологическом отставании.
Мировая наука не стоит на месте, а технологическое отставание не может быть сокращено без системного обеспечения мировой конкурентоспособности. Конкурентоспособность отечественной промышленности — это экономическое будущее нашей страны, она включает в себя важнейшие составляющие, такие как: качество, ресурсоемкость продукции на всем жизненном цикле, имидж, правовую надежность, оперативность и организованность государственных органов управления и производителей, торговой и сервисной организации. Ежегодно всемирным экономическим форумом на основании общедоступных сведений проводится изучение экономики ряда стран, по результатам которого определяются рейтинги конкурентоспособности. Основным средством обобщенной оценки конкурентоспособности стран является индекс глобальной конкурентоспособности, созданный для ВЭФ профессором Колумбийского университета Ксавье Сала и Мартином и впервые опубликованным в 2004 году (ранее, до 2004 года рейтинги по фактической конкурентоспособности также оценивались, однако методика оценки не была опубликована). Для более подробного рассмотрения рейтингов конкурентоспособности, мы взяли для примера несколько стран — Россию, США, Швейцарию, Японию, Германию, Китай. На их примере проведем анализ развития экономики производства. Учитывая различия в подходе к определению рейтинга, мы решили также рассмотреть рейтинги за разные периоды времени (рис.3, 4).
Рис. 2. Индекс промышленного производства (в % к предыдущему году) [14]
Рис. 3. Рейтинги стран с 1999 по 2002 гг. [19]
Рис. 4. Рейтинги стран с 2010 по 2014 гг. [19]
Индекс глобальной конкурентоспособности включает в себя 12 слагаемых, которые характеризуют конкурентоспособность стран мира, находящихся на разных уровнях экономического развития. Этими слагаемыми являются:
– качество институтов;
– макроэкономическая стабильность;
– здоровье и начальное образование;
– высшее образование и профессиональная подготовка;
– эффективность рынков товаров и услуг;
– эффективность рынка труда;
– развитость финансового рынка;
– технологический уровень;
– размер внутреннего рынка;
– конкурентоспособность;
– инновационный потенциал.
Как мы видим из рис. 4, Россия за два года значительно укрепила свои позиции в рейтинге, однако есть слабые места, которые мешают двигаться выше. Как отмечают эксперты ВЭФ, одна из проблем состоит в существующих на территории страны монополии и олигополии, что распространяется и на исполнителей ГОЗ [18]. Концерны и холдинги, практически полностью захватили рынок разработки и поставки специальной и военной техники. Конечно, для выполнения ГОЗ необходимо иметь производственные мощности, научный потенциал, действующую систему менеджмента качества, которые формируются в течении нескольких лет и без предварительной оценки возможностей предприятия размещать у него выполнение даже малой части ГОЗ было бы нецелесообразно. Однако сложность включения предприятий промышленности в соисполнители выполнения ГОЗ практически исключает возможность конкуренции. Фактически, после включения предприятий промышленности в перечень единственных поставщиков, рычаги государственного управления качеством и себестоимостью выпускаемой продукции перестают функционировать. Порядок определения лимитной (предельной) стоимости какой-либо продукции или работы допускает включение в себестоимость всех обоснованных и подтвержденных затрат на её изготовление (выполнение). Министерство обороны принимает обоснованную предприятиями цену изготовления изделий в связи с фактическим отсутствием конкурентов. Интересен ещё и тот факт, что нередко предприятия промышленности, ориентированные на выпуск военной продукции, не организуют производство товаров народного потребления. Это обусловливается тем, что её стоимость на рынке будет абсолютно неконкурентоспособна, а снижение цены, несомненно, отразится на уровне качества. Отсутствие модели рыночной экономики в ценообразовании отечественного ГОЗ приводит к фактическому завышению стоимости его выполнения.
Другим фактором, по мнению специалистов ВЭФ, является недостаточное развитие инноваций. В 2011 году на инновации в России было выделено 358,9 млрд руб. В основном они были направлены на закупку импортных технологий [18]. Около 15% российских предприятий создают технологии самостоятельно. У России был большой научный потенциал в прошлом, однако на протяжении многих лет, научная деятельность государством практически не финансировалась, что выражалось в падении производственного заказа. Следствием снижения финансирования российской науки стал резкий отток кадров из этой сферы деятельности. При этом сокращение научного потенциала не сопровождалось реструктуризацией научных организаций и, как, следствие, многие научно-исследовательские институты и научные школы перестали существовать. Заложниками сложившейся ситуации стали и предприятия ОПК. Например, США, обнаружив в конце 80-х годов ХХ века отставание от СССР, Германии и Китая в естественно-научной составляющей подготовки специалистов, приняли на федеральном уровне ряд кардинальных мер по повышению качества подготовки специалистов. Это выражалось в принятии нормативных актов и национальных образовательных стандартов, компьютеризации образования, усилении математической подготовки специалистов, увеличении финансирования образования из федерального бюджета [1, 19]. Внутренние затраты на исследования и разработки в расчете на одного исследователя в России в 5–7 раз меньше, чем в развитых странах. Пытаясь преодолеть этот разрыв, Минэкономразвития РФ планирует к 2020 году увеличение внутренних затрат на исследования и разработки до 2,5–3% ВВП, из них больше половины — за счет частного сектора. В этой связи, можно сделать вывод, что обеспечение конкурентоспособности и, как следствие, поддержание российского производства на мировом уровне (после выполнения программы импортозамещения) возможно только в случае глобального инвестирования в российскую науку. Необходимо воссоздать институты и организации, которые обеспечат научное сопровождение всего жизненного цикла специальной и военной техники. Помимо этого, для обеспечения конкурентоспособности российской науки необходимо интегрировать новейшие российские военные разработки в продукцию народного потребления, что в свою очередь позволит загрузить производственные мощности предприятий ОПК продукцией двойного применения, которая сможет по своему качеству и цене конкурировать с ведущими мировыми аналогами. Обеспечив полноценное и качественное научное сопровождение всего жизненного цикла продукции, начиная с процессов первичной обработки материалов, предприятия промышленности создадут продукцию, конкурентоспособную на мировом рынке.
Здесь необходимо отметить, что материаловедение — еще одна «Ахиллесова пята» российской промышленности. С начала 90-х годов ХХ века, когда в нашей стране стало выгоднее покупать за границей, предприятия промышленности, поставляющие на российский рынок материалы, остались практически без заказов. На различных свойствах материалов основывается электронная промышленность, которая, в свою очередь, подлежит первичному импортозамещению. Далее можно привести пример зависимости российской оборонной промышленности от поставок зарубежных материалов.
Возвращаясь к слабым местам российской экономики, по мнению ВЭФ, специалисты также отмечают институциональную структуру (для восстановления требуется её глобальная модернизация с целью искоренения коррупции и лоббирования, восстановление доверия и независимости судебной системы), прозрачность финансирования и налогового регулирования, а также повышения эффективности государственного аппарата страны. Сегодня численность служащих в государственном управлении более чем в четыре раза превышает занятость в НИОКР и — 1/3 занятых в обрабатывающей промышленности страны [18].
Несмотря на относительно низкий рейтинг конкурентоспособности, в России сохраняется ряд отраслей экономики, где инновационный уровень является достаточно высоким, что обеспечивает высокий спрос на продукцию на мировом рынке (речь идет о химической и нефтехимической промышленности, авиационной и аэрокосмической отрасли, приборостроении и судостроении, а также об отдельных подотраслях ОПК). Для обеспечения стабильного роста конкурентоспособности страны, повышения инновационного уровня, увеличения качества и количества экспортируемой продукции, необходима глобальная модернизация системы производства [8, 9].
Реализация программы импортозамещения в ОПК должна быть тесно связана с повышением конкурентоспособности Российской Федерации. Сегодня производству необходим определенный уровень подготовленности к проведению на его мощностях программы импортозамещения, а также высококвалифицированный управленческий персонал и рабочие кадры. При активной государственной поддержке это обеспечит переход оборонной промышленности на новый уровень и создаст необходимые условия для удовлетворения возросшего спроса на продукцию общеотраслевого применения [10].
В июле 2014 года Владимир Путин призвал ускорить переход ОПК на импортозамещение. В ходе обсуждения ряда вопросов реализации государственной программы вооружения, он отметил необходимость максимально широкого перехода на отечественные материалы и комплектующие изделия при производстве специальной техники и вооружения. Это, безусловно, первоочередная задача российского ОПК. На сегодняшний день зависимость российской военной техники от своевременных поставок качественной электронной компонентной базы (далее ЭКБ) и материалов более чем велика [16]. Например, номенклатура применяемой импортной ЭКБ в системах противовоздушной обороны (ПВО) составляет более 4500 наименований, и постоянно расширяется. К введенным санкциям на поставку продукции двойного назначения США и странами НАТО, добавился еще отказ предприятий промышленности Украины от поставок продукции военного назначения, с которыми ранее у нас было налажено тесное военно-техническое сотрудничество (фактически этот выход знаменует собой окончательный развал советских производственных связей в ОПК, начало которого приходится на 1991 г.). И без того непростая процедура согласования применения импортной ЭКБ еще больше усложнилась организацией её закупки и вывоза из стран-производителей.
Порядок применения импортной комплектации определен соответствующим приказом Министра обороны Российской Федерации. Он, конечно, не охватывает все тонкости применения ЭКБ иностранного производства, но хотелось бы особое внимание обратить на следующий факт — ни один производитель импортной ЭКБ не дает гарантии на свою продукцию, соответст­вующие требованиям к российскому вооружению, военной и специальной техники. Чаще всего такие гарантии составляют от года до пяти (при двадцатилетнем сроке эксплуатации отечественной военной техники). С одной стороны, эту задачу можно решить путем создания страховых запасов импортной ЭКБ, однако определить срок «сохраняемости» (т.е. срок хранения продукции на складе в качестве ЗИП) можно только проводя длительные испытания такой продукции (что по объективным причинам невозможно). Действительность такова, что определить фактически необходимый страховой запас импортной продукции можно только после принятия военной техники на вооружение по статистическим данным её эксплуатации. Учитывая риски по вероятностям отказов зарубежной продукции, а также возможность снятия её с производства, предприятиям российской оборонки приходится закупать её «впрок», что с учетом сегодняшнего курса валют, а также затрат на его доставку, не в лучшую сторону сказывается на себестоимости производства образца военной техники. Проблема формирования отечественной ЭКБ возникла не сегодня, она формировалась длительный период времени, но развитие российской ЭКБ военного назначения финансировалось государством по остаточному принципу. Становясь заложниками этой ситуации, российским производителям военной техники ничего не оставалось, как увеличивать номенклатуру применяемой импортной продукции, что, соответственно, привело к простою российских предприятий — производителей изделий микроэлектроники. Следует отметить, что в некоторых современных разработках, предприятиям — головным исполнителям научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ было проще пройти установленный порядок согласования применения ЭКБ импортного производства, чем получить финансирование разработки аналога на российском предприятии. Значимую роль в этой проблеме имеет реформирование научно-исследовательских институтов Министерства обороны Российской Федерации.
Интересен тот факт, что в России уже были две попытки проведения программ импортозамещения ЭКБ. В конце девяностых годов Жорес Альферов пытался построить завод по производству микропроцессоров в Шувалове под Санкт-Петербургом. Для этой программы нашлись даже инвесторы, однако государственные гарантии на инвестиции так и небыли даны. В то время считалось, что для развития страны очень важен вывоз капитала, его свободное движение по трансграничным пространствам. Следствием этого стало то, что наша страна особых инвестиций так и не привлекла, зато стала донором глобального финансового рынка. Вторая попытка возродить отрасль связана с принятием ФЦП «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники на 2008–2015 годы». В части производства ЭКБ её выполнение позволило добиться оживления производства. В тоже время отмечалось, что сокращение отставания от мировых центров, составляющее в 2005-м году — 18–20 лет происходит недопустимо медленно. Кроме того, объем средств федерального бюджета, выделяемых на капитальные вложения по большому количеству объектов, на которых запланирована реконструкция и техническое перевооружение, не позволяет заменить морально устаревшее оборудование с высокой степенью износа на современное.
Примером успешного импортозамещения стала антикризисная политика России после дефолта 1998 года, благодаря чему удалось сразу перевести экономику в фазу восстановления. Сокращение импорта с 72 до 40 млрд дол. позволило обеспечить рост промышленного производства.
Как отмечалось выше, Президент РФ призвал ускорить переход ОПК на импортозамещение. Он также отметил необходимость применения отечественных материалов. Нами был проведен анализ отдельных планов-графиков реализации программы импортозамещения и мы пришли к выводу, что мероприятия по замене применяемого импортного материала на отечественный не предусмотрены. Рассмотрев материалы некоторых современных разработок образцов военной техники, была обнаружена потребность в материалах отечественного производства не меньшая, чем в ЭКБ.
Говоря конкретно о материалах, хотелось бы отметить, что природно-ресурсный потенциал США включает в себя лесную и деревообрабатывающую промышленность, сельское хозяйство, рыболовство, а также первичное топливно-энергетическое и минеральное сырье, поступающее в экономику страны из добывающих отраслей. По запасам природных ресурсов США занимают второе место (Россия опережает их примерно в 4 раза). США зависят от импортных поставок около 70 из 95 видов минерального сырья, которые входят в структуру основного промышленного применения [19]. Рынок добычи и переработки редкоземельных металлов сегодня, фактически монопольно занят Китаем с его структурированной системой управления.
На фоне санкций государство является основным инвестором импортозамещения (в первую очередь за счёт возросшего ГОЗ), вследствие чего отечественная промышленность сделает рывок вперед, но когда государственное финансирование прекратиться, темпы роста также будут снижены и промышленность войдет в состояние стагнации. Для привлечения предприятий к инвестированию в импортозамещение, государству необходимо создать для этого благоприятную институциональную среду, например путём снижения ставки налогообложения, а также создав преимущества в получении кредитов на закупку (изготовление) нового технологического оборудования, разработку программного обеспечения, реализацию крупных логистических проектов. Сегодня перед предприятиями промышленности не стоит задача создать конкурентоспособное изделие, необходимость которого подтверждена спросом на мировом рынке, они лишь создают аналоги зарубежного продукта и только под определенную номенклатуру техники, стоящей на вооружении. Интересен и тот факт, что производители не знают, сколько будет длиться финансовый подъем, связанный с получением государственных контрактов, поэтому не спешат вкладывать средства в расширение собственных производственных мощностей, обеспечивая выполнение ГОЗ организацией двух-трёх-сменной работы производственного персонала. Это значительно увеличивает стоимость поставляемой продукции, а низкий уровень технологической оснащенности предприятий приводит к большому количеству браков на различных стадиях производства, что, в конечном счёте, не оправдывает вложенных средств и затрудняет (делает невозможным) эксплуатацию вооружения и военной техники.
По всей вероятности, причиной сложившейся ситуации является отсутствие системного подхода к решению проблемы импортозамещения. За последние годы слишком много было сделано для того, чтобы «снизить себестоимость производства», сократить «избыточные», «неэффективные» производственные мощности, предприятия промежуточного технологического цикла, заменив их продукцию более дешёвым и доступным (в условиях политической стабильности и отсутствия конфронтации с западными странами) аналогами. В сложившихся условиях, возвращение высокой степени независимости от иностранных поставщиков представляется весьма сложным, длительным и дорогостоящим процессом.
Ошибка заключается и в том, что технология производства продукции военного назначения в полной мере не интегрируется в общепромышленную, хотя качество изготовления специальной и общепромышленной техники может регулироваться на технологических этапах. Это позволит, не раскрывая секретов производства, создать продукцию высокого технологичного уровня, потребляемую за пределами нашей страны, а доходы от экспорта позволят развивать науку, плотно закрепившись намировым рынке.
Ситуация усложняется еще и макроэкономической политикой. Ни для кого не секрет, что произведенный в Китае аналог всегда будет стоить дешевле изготовленного в России, при этом КНР уже имеет положительный опыт импортозамещения. Китай уже более 20 лет развивается за счет иностранных инвестиций. Результатом реформ в Китае стали высокие темпы экономического роста, повышение научно-технического уровня производства, рост экономического уровня населения и повышение конкурентоспособности страны.
Многие заводы в Китае заняты производством аналогов продукции ведущих мировых брендов (как военной, так и общеотраслевого применения). На примере беспилотных летательных аппаратов (БЛА) можно сделать однозначный вывод, что любая крупная программа БЛА США рано или поздно копируется КНР. В настоящее время компания «Чэнду» разрабатывает новый малозаметный сверхзвуковой БЛА с сочлененным крылом и хвостовым отсеком, который называется DarkSword. Он напоминает американский Avenger [11]. Китайская промышленность на своих производственных мощностях может воссоздавать аналоги по большей части любой продукции, при этом, в кратчайшие сроки. Рассматривая программу импортозамещения в краткосрочной перспективе, большим толчком её развития было бы размещение частичного воспроизводства ЭКБ в Китае.
Привлечение к российскому импортозамещению КНР несет в себе ряд положительных моментов, а именно:
1) создав аналоги всей зарубежной номенклатуры продукции, используемой в российской военной технике, Китай будет поставлять её нам дешевле (что абсолютно не отразится на качестве) и позволит инвестировать в модернизацию отечественного производства;
2) у российской науки появится возможность параллельной разработки новых образцов военной техники, по своим характеристикам, не уступающим ведущим мировым образцам, а в последствии освоении его в производстве на собственных мощностях.
3) уровень технологического отставания сократится до 1–2 лет, что, в общем, позволит в дальнейшем и в кратчайшие сроки, освоить экспортное производство.
Конечно, такая политика (по сути дела, представляющая собой переориентацию закупок комплектующих со стран НАТО на Китай) сделает отечественное производство зависимым от поставок комплектующих и материалов из Китая, однако зависимость будет носить временный характер. При этом позволит за два года совершить значительный прорыв в развитии отечественного ОПК, обеспечить запас ЭКБ на весь жизненный цикл военной техники и ориентировать на экспорт собственную промышленность при затратах несопоставимо меньших, чем при финансировании научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, направленных на технологическую двадцатилетнюю гонку.
При разработке политики импортозамещения, руководству Российской Федерации необходимо учесть также опыт наших соседей — Республики Беларусь. С 2006 по 2010 год она выполняла Государственную программу импортозамещения. Правительство Республики обеспечило благоприятную экономическую почву, для импортозаменяющих производств, однако по результатам её выполнения, ряд предприятий, занимающихся импортом, не имели конечных потребителей, а продукция оставалась на складе. Это говорит об ориентации программы на внутренний рынок.
На основании вышеизложенного можно сделать ряд выводов:
1) для успешного выполнения программы импортозамещения необходима максимальная государственная поддержка предприятий промышленности, привлекающих к её выполнению собственные средства;
2) импортозамещающая продукция должна изготавливаться с использованием отечественного сырья и материалов, а для этого их замена должна быть включена в соответствующие перечни;
3) продукция, вновь разрабатываемая предприятиями промышленности в интересах Министерства обороны Российской Федерации, должна быть интегрирована в продукцию общепромышленного исполнения, а по своим техническим характеристикам, качеству изготовления и стоимости должна быть конкурентоспособна с ведущими мировыми аналогами;
4) для сокращения срока технологического наращивания производства, на период восстановления и модернизации производства использовать продукцию, изготавливаемую странами, находящимися в тесном сотрудничестве с Российской Федерацией.


Литература
1. Бабенков В.И., Афанасьев М.В., Бабенков А.В. Механизмы взаимодействия государства и бизнеса по приоритетным инновационным проектам // Научно-технические ведомости СПбГУ. Экономические науки. — 2015. — № 1 (211). — С. 102–110.
2. Бендиков М. А., Ганичев Н. А. Электронная импортозависимость и пути ее преодоления (на примере космической промышленности) // Экономический анализ: теория и практика. — 2015. — № 3. — С. 2–17.
3. Вертакова Ю. В., Плотников В.А. Импортозамещение: теоретические основы и перспективы реализации в России. — 2014. — № 11 (109). — С. 38–47.
4. Журавлев С. Уловки государственной бухгалтерии // Эксперт, 2014, № 41 (918) [Электронный ресурс], режим доступа: http://expert.ru/expert/2014/41/ulovki-gosudarstvennoj-buhgalterii/(дата обращения: 16.07.2015).
5. Информационно-аналитический портал: Центр гуманитарных технологий, режим доступа: http://gtmarket.ru/ratings/global-competitiveness-index. (дата обращения: 20.07.2015).
6. Клочков В.В., Критская С.С. Прогнозирование долгосрочных экономических последствий введения санкций против российской высокотехнологичной промышленности (на примере гражданского авиастроения) // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. — 2014. — № 41. — С. 14–25.
7. Князьнеделин Р.А. Концептуальная модель совершенствования механизма государственного заказа как инструмента государственной промышленной политики в оборонно-промышленном комплексе // Проблемы экономики и управления нефтегазовым комплексом. — 2013. — № 9. — С. 45–49.
8. Князьнеделин Р. А. Формирование механизмов управления реализацией государственных заказов на инновационную продукцию как инструмента государственной промышленной политики в оборонно-промышленном комплексе // Экономиче­ское возрождение России. — 2013. — № 1. — С. 141–148.
9. Князьнеделин Р.А., Курбанов А.Х. Государственный оборонный заказ как основа развития российской экономики // Проблемы теории и практики управления.– 2014. — № 12. — С. 37–44.
10. Князьнеделин Р.А., Шевченко А.А. Формирование государственной промышленной политики на основе механизма государственного заказа // Известия ЮЗГУ. Сер. Экономика. Социология. Менеджмент. — 2013. — № 3. — С. 130–137.
11. Котляров И. Д. Сервисный рычаг и обеспечение доступа к производственным активам предприятия // Вестник НГУЭУ. — 2014. — № 4. — С. 164–172.
12. Котляров И.Д. Формы аутсорсинга в современной международной торговле // Мировая экономика и международные отношения. — 2011. — № 6. — С. 65–72.
13. Критская С.С. Анализ перспектив развития авиационной промышленности с учетом угрозы введения санкций против российской экономики // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. — 2014. — № 40. — С. 12–25.
14. М.Ю. Турунцева, Е.В. Астафьева. Модельные расчеты краткосрочных прогнозов социально-экономических показателей РФ // Научный вестник ИЭП им. Е.Т. Гайдара. — 2014. — № 11.
15. По стопам птеродактиля // Военно-промышленный курьер. Вып. № 38 (556).
16. Российская бизнес газета, 27.04.2015 г. [Электронный ресурс, режим доступа: http://www.rg.ru/2014/08/05/zameshenie.html.(дата обращения: 18.07.2015).
17. Россия в цифрах — 2014. — М.: Федеральная служба государственной статистики, 2014. 558 с.
18. Рязанов В. Импортозамещение и новая индустриализация России, или как преодолеть стагнацию // Экономист. — 2014. — № 11.
19. Фатхутдинов Р.А. Конкурентоспособность: Россия и мир 1992–2015 гг.
20. Федеральная служба государственной статистики // Российский статистический ежегодник, стр. 267, режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1135087342078 (дата обращения: 13.07.2015).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия