Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (55), 2015
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Багиев Г. Л.
профессор кафедры маркетинга
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Лищук А. А.
докторант кафедры маркетинга
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук


Концепция превентивного стратегического планирования устойчивого развития предпринимательства: иерархический подход
В статье рассматривается процесс формирования стратегического планирования устойчивого развития предпринимательских структур при переходе к превентивному управлению экономикой. Авторы предлагают иерархический подход к стратегическому планированию устойчивого развития предпринимательства, учитывающий использование технологических форсайтов и активное взаимодействие государства и бизнеса
Ключевые слова: превентивные системы управления, устойчивое развитие, стратегическое планирование, предпринимательство, форсайт
УДК 330.88; ББК У65.01   Стр: 208 - 212

В условиях усложнения рыночной среды, роста факторов влияния, а также роста неопределенности процесса принятия решений меняется подход к управлению, обеспечивающий развитие предпринимательской структуры. Признание нелинейности процессов развития, с одной стороны, и их предсказуемости, с другой, заставляет искать новые способы и методы управления, включая планирование предпринимательской деятельности. Принятие концепции устойчивого развития требует совершенствования подхода к стратегическому планированию предпринимательской деятельности, что еще несколько лет назад казалось не характерным для предпринимательских структур. В связи с этим особую актуальность приобретают системы превентивного управления, обеспечивающие плановое развитие субъекта за счет предвидения и разработки сценариев развития событий на основе технологических форсайтов.

Предпосылки устойчивого развития предпринимательства
Переход предпринимательских структур на превентивное управление средой и сценариями ее развития с ориентацией на устойчивое развитие невозможен без предварительного перехода всей государственной системы на превентивное управление. В связи с этим следует проанализировать предпосылки такого перехода. В целом следует отметить, что такой переход Россия осуществляет, поскольку многие субъекты государ­ственной власти (регионы), а также министерства, ведомства и госкорпорации вполне успешно реализовали проекты по технологическому форсайту и разработали стратегические планы, основанные на результатах предвидения будущего. Интеграция и взаимопроникновение идей и информации между иерархическими уровнями среды является объективным условием эффективного развития общества (рис.1).
Выделенные четыре иерархических уровня среды (микро, мезо, макро и глобальный) взаимосвязаны между собой и обмениваются информацией. Следует рассматривать их как вложенные, то есть имеющие между собой как вертикальные, так и горизонтальные связи.
Рис. 1. Иерархия уровней стратегического планирования
Задавать ориентиры и вектор на устойчивое развитие должно государство, используя различные институты и создавая соответствующую институциональную среду. Базовой методологией здесь выступает институционализм, который исходит из управления поведением рыночных субъектов посредством учреждения формальных и неформальных институтов. Институты упорядочивают совместную деятельность субъектов и снижают неопределенность и риски внешней среды.
Согласно теории государственного управления, государ­ство должно создавать эффективную среду для предпринимательства и эффективно ее регулировать. Многие российские и западные ученые отмечают, что большая часть проблем развивающихся стран, в том числе России, связана с неразвитостью ее формальной институциональной среды — это отсутствие необходимой законодательной базы, неэффективные механизмы регулирования и особенно исполнения решений, отсутствие институтов и механизмов взаимодействия общества и государства, государства и бизнеса и т.п. [1,2,3]. Неформальные институты, такие как культура, этика, традиции и т.п. часто плохо интегрируются с формальными, что создает дополнительные противоречия и невозможность достижения эффективной координации деятельности экономических субъектов.
Государству принадлежит ведущая роль в формировании и управлении институциональной средой, которая во многом определяет будущие сценарии развития экономики и рынков. Поэтому переход на превентивное управление устойчивым развитием, прежде всего, должно осуществить государство, создавая новые параметры порядка будущей среды, в которой будет развиваться бизнес, и которая будет стимулировать его ориентироваться на устойчивое развитие, а не на получение сиюминутных текущих выгод.
Поиск методологии управления средой позволил выявить, что реализация управления устойчивым развитием требует смены объекта управления. В традиционном кибернетическом подходе объектом управления является фирма, а субъектом — топ-менеджмент. Экономика постиндустриального типа требует реализации управления средой, поскольку только тот, кто создает будущую среду, тот ей и управляет. Управление средовыми системами реализуется с помощью методологии синергетики [1, 4, 5].
Г.Б. Клейнер, с нашей точки зрения, рационально структурировал четыре типа экономических субъектов, выделив системы объектов (предприятие), сред (институты), процессов (инновация) и проектов (строительство) [6]. Характеризуя типового представителя средовой системы — институты, Г.Б. Клейнер неявно подчеркивает важность создания эффективной институциональной среды, которая должна облегчать взаимодействие, распространять информацию, необходимую экономическим субъектам для принятия эффективных решений.
Практика государственного регулирования в России показывает фактическое отсутствие эффективных институтов, способных координировать совместную деятельность экономических субъектов на всех уровнях хозяйствования. Точнее, институтов создано предостаточно, а эффективность их функционирования очень низкая, мотивация руководителей этих институтов нацелена только на получение государственного финансирования, а не на решение реальных деловых проблем и развитие предпринимательства.
Помимо этого, существует уязвимость нашей экономико-социальной системы от воздействия глобальных факторов (мировой финансовый рынок, санкции и т.п.). Частично, а возможно и в значительной мере, это объясняется тем, что мы живем в условиях реализованных сценариев, которые когда-то были созданы не нами. Именно поэтому мы к ним не готовы. Следовательно, изменение ситуации возможно, только если мы сами начнем создавать или хотя бы активно участвовать в создании своего будущего на всех уровнях социально-экономической системы.
В связи с этим необходимо разрабатывать и реализовывать специальные меры, обеспечивающие развитие стратегического планирования на всех иерархических уровнях национальной экономики при ведущей роли государства. Активно в России этот процесс осуществляется с начала 2010 г. Так, в соответствии с поручением Президента РФ, Комиссией по модернизации и технологическому развитию экономики России (№ Пр-22 от 4 января 2010 г., пункт 5 «б») был разработан Перечень госкомпаний, которые должны были подготовить программы инновационного развития (ПИР).
Госкомпании должны были разрабатывать ПИР самостоятельно и затем представлять их в соответствующие федеральные органы исполнительной власти. ПИР госкомпаний должны были формироваться на среднесрочный период (5–7 лет) с учетом приоритетов государственной научно-технической и инновационной политики и содержать комплекс мероприятий, направленных на разработку и внедрение новых технологий, инновационных продуктов и услуг, соответствующих мировому уровню, а также на инновационное развитие ключевых отраслей промышленности Российской Федерации.
В Перечень госкомпаний попало 60 организаций, 46 из которых (производят около 20% ВВП) представили в министерство свои инновационные программы уже в конце 2010 г. Эти программы предполагали совокупные инвестиции в инновации в 2011 г. на уровне 700 млрд руб., из них 230 млрд руб. — в НИОКР [7].
Таким образом, государство решало вопросы перехода к инновационному развитию, поскольку все эти Программы должны были лечь в основу реализации стратегии Минэкономразвития «Инновационная Россия-2020». Согласно этой стратегии, доля промышленных предприятий, осуществляющих технологические инновации, должна вырасти до 40–50% к 2020 г. с примерно 9% в 2010 г.; удельный вес экспорта российской высокотехнологичной продукции на мировой рынок должен вырасти до 2% в 2020 г. с 0,35% в 2008 г.; валовая добавленная стоимость инновационного сектора в ВВП должна вырасти до 17–18% в 2020 г. с 12,7% в 2009 г.; доля инновационной продукции в общем объеме промышленной продукции должна увеличиться до 25–35% в 2020 г. с примерно 5% в 2010 г.; внутренние затраты на исследования и разработки должны возрасти до 2–3% от ВВП в 2020 г. с 1,3% в 2010 г., и более половины этих затрат должно приходиться на частный сектор [8].
Как видно, Минэкономразвития делает ставку на госкомпании, которые должны разрабатывать собственные планы по внедрению инноваций, согласовывать их с правительством, а потом под контролем чиновников исполнять. Налицо — плановый (директивный) подход или программно-целевой подход, сутью которого является индикативное планирование.
Данный подход вызвал серьезную критику со стороны, как ученого сообщества, так и предпринимателей и даже самих чиновников, особенно имеющих прямое отношение к госкомпаниям. Фактически вместо использования более гибких механизмов регулирования инновационной среды, государство пытается восстановить директивную систему планирования и заставить госкомпании внедрять инновации.
Однако, сказать, что такой подход полностью не верен тоже нельзя. Государство обязано управлять государственной собственностью и жестко контролировать эффективность ее использования. Поэтому такие инструменты планирования вполне могут применяться, но в совокупности с другими инструментами регулирования инновационной среды, которые будут создавать конкуренцию между государственным и частным секторами для усиления мотивации госкомпаний к инновационному развитию. В противном случае, без конкуренции, никакие программы не заставят директоров госкомпаний внедрять инновации, и все планы останутся только на бумаге.
В целом так и произошло. Многие госкомпании наняли консультантов, которые разработали прекрасные программы-отписки. Однако, эффект от этих программ до сих пор не очевиден.
Следующий этап развития стратегического планирования по инициативе государства отражен в письме Минэкономразвития от 29 апреля 2014 г. N ОД-11/18576 «О разработке ключевых стратегических документов в госкомпаниях», где этим компаниям предлагается сформировать вертикальную систему стратегического планирования, построенную на основе:
— стратегии развития госкомпании;
— долгосрочной программы развития госкомпании;
— текущего (тактического) планирования;
— аудита реализации долгосрочной программы развития госкомпании;
— системы ключевых показателей эффективности.
Предполагается, что долгосрочные программы развития госкомпаний должны быть утверждены в Минэкономразвития.
Параллельно с директивным стратегическим планированием госкомпаний государство юридически закрепило обязательное стратегическое планирование развития субъектов РФ посредством принятия Федерального закона Российской Федерации от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» [9]. В соответствии с этим законом, стратегическое планирование должно осуществляться на федеральном уровне, уровне субъектов Российской Федерации и уровне муниципальных образований.
Настоящий Федеральный закон (далее по тексту — Закон) регулирует отношения, возникающие между участниками стратегического планирования в процессах целеполагания, прогнозирования, планирования и программирования социально-экономического развития Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований, отраслей экономики и сфер государственного и муниципального управления, обеспечения национальной безопасности, а также мониторинга и контроля реализации документов стратегического планирования.
В Законе отдельными статьями прописана необходимость разработки прогноза научно-технологического развития РФ каждые 6 лет на 12 и более лет (статья 22), а также стратегического прогноза РФ (статья 23) на 12 и более лет. Таким образом, механизм директивного государственного стратегического планирования в виде программно-целевого и индикативного планирования запущен, а роль государства как лидера этого процесса формально реализована.
Следует отметить, что все эти документы стимулировали интерес к стратегическому планированию не только у госкомпаний, но и у предпринимательских структур разного уровня. Поэтому, несмотря на часто формальный характер планов и программ, смысл в таком административном внедрении механизмов стратегического планирования есть, поскольку он, хоть и косвенно, но, влияет на развитие культуры стратегического планировании и управления предпринимательской деятельностью не только в государственном, но и в частном секторах экономики.
Если же оценивать данные меры и механизмы с точки зрения типа управления, то мы имеем дело скорее с проактивным управлением, поскольку нет форсайтов, нет упоминаний о развитии систем научения, об управлении знаниями, об устойчивом развитии.
Так, форсайт в отличие от прогноза — это инфраструктура долгосрочного технологического прогнозирования, позволяющая выявить из всего спектра предложенных разработок те, которые приведут к реализации желаемого образа будущего. Промышленно-энергетический форсайт, например, вовлекает в свою работу все заинтересованные стороны. Основу инфраструктуры составляют объемные экспертные панели (до нескольких тысяч человек), в которые входят специалисты предметной области.
Тем не менее, отдельные случаи реализации технологиче­ских форсайтов в России имеются. Так, в России уже реализовано несколько Форсайтов по разным направлениям:
● Промышленно-энергетический Форсайт Минпромэнерго;
● Форсайт атомной отрасли;
● Форсайт Министерства информатизации и связи;
● Форсайт Министерства образования и науки;
● Региональные Форсайты в Перми, Иркутской области, Республике Башкортостан и т.д.
Форсайт дает и предвидение возможного ущерба от технологического отставания, поскольку прогнозирование технологий доводится до прогнозирования возможности занятия рынка, получения доходов от применения новых технологий, соответственно и прогнозирование ожидаемых потерь рынков при технологическом отставании [10].
Разработка форсайтов на уровне государства (правитель­ства РФ), министерств и ведомств, а также крупных предприятий (госкорпораций, госкомпаний и крупных предпринимательских структур) позволит реализовать практику создания активного прогноза и управления сценариями будущего. Все форсайты должны быть согласованы в соответствии с иерархическим подходом (на глобальном уровне, макро, мезо и микро -уровнях). Тогда предпринимательские структуры каждого следующего (более низкого) уровня, которые не в состоянии осуществлять активное прогнозирование, смогут пользоваться сценариями и планами выше стоящих субъектов.
Обращается внимание на необходимость разработки форсайтов не столько для крупных предпринимательских структур, сколько для инновационных компаний, которые являются двигателями прогресса.
На самом нижнем уровне малый и средний бизнес (не инновационный) чаще всего подстраивается под стратегии и планы более крупных компаний, компаний-лидеров инноваций, участвуя в их цепочках и сетях ценности, а также вступая в инновационные кластеры. Эти формы взаимодействия крупных, малых и средних предпринимательских структур обеспечивают согласованность не только традиционных стратегий, но и стратегий устойчивого развития, поскольку крупные корпорации более, чем малые и средние, ориентированы на него (рис.2).
Рис.2. Иерархический подход к стратегическому планированию устойчивого развития ключевых субъектов национальной экономики
Детальный анализ имеющегося законодательства и документов, регламентирующих процесс стратегического планирования субъектов Федерации и госкомпаний показывает, что, к сожалению, упоминаний о необходимости устойчивого развития, а также использования систем управления знаниями, тем более интеллектуальных систем поддержки принятия решений, основанных на большом объеме баз данных, исчерпывающей статистике, на серьезных экономико-математических методах и позволяющих просчитывать и анализировать множество сценариев реализации событий (хотя упоминание в Законе о необходимости рассмотрения нескольких вариантов развития событий имеется) нет.
В Законе (статья 14) описывается информационное обеспечение стратегического планирования, которое реализуется в рамках создания Федеральной информационной системы стратегического планирования. Однако описание этой системы не позволяет сделать вывод о ее соответствии системе управления знаниями и тем более интеллектуальной системе поддержки принятия решений.
Предложенный обзор существующих возможностей и предпосылок системы стратегического планирования, выстраиваемой государством, позволяет сделать вывод о том, что необходимо ставить задачу перевода линейных систем программно-целевого планирования на системы нелинейного развития — адаптивные и превентивные системы управления. И, прежде всего, необходимо создать единую систему информационного обеспечения процесса стратегического планирования (ЕИССП) с доступом к ней всех заинтересованных лиц (рис.3).
Как видно, субъектами ЕИССП являются государственные (федеральные), региональные и муниципальные органы власти, госкомпании, информационно-аналитические институты и организации, сообщество экспертов и все виды предпринимательства и их объединений. Каждый из субъектов ЕИССП должен предоставлять в систему данные и информацию, имеющую отношение к стратегическому планированию.
Особую роль в формировании ЕИССП играет Росстат, который должен предоставлять объективную информацию, статистические данные о развитии страны, ее регионов, отраслей промышленности для объективной оценки планов и фактов.
Все органы власти (федеральные, региональные и муниципальные) должны в обязательном порядке направлять в ЕИССП свои планы и программы развития, включая форсайты, а также любые нормативно-правовые акты, положения и Законы.
Госкомпании также должны направлять в ЕИССП свои планы и программы, а также форсайты, помимо этого — отчеты по выполнению планов, чтобы обеспечить открытость и доступность информации для широкой общественности с целью оценки эффективности использования государственной собственности.
Активными пользователями ЕИССП должны стать широкое экспертное сообщество и все виды предпринимательских структур, занимающиеся стратегическим развитием, а также их ассоциации, союзы, объединения (сети, кластеры и т.п.).
Что касается структуры БД, то нами выделены четыре основные составляющие: статистические данные, законодательно-правовые документы, планы, программы, проекты, форсайты и другая релевантная информация. ЕИССП должна обладать удобным классификатором для быстрого поиска любой информации любым обратившимся пользователем.
Если говорить о принципах функционирования ЕИССП, то они стандартные: открытость, достоверность, доступность любому пользователю, максимальная полнота, единое входное окно (вход с одного сайта и переадресация в случае необходимости), оперативное обновление, функционирование в режиме реального времени.
Для возмещения затрат на функционирование ЕИССП предлагается внедрить платное пользование системой, либо полное, либо частичное (только по сложным и специфическим запросам).

Заключение
Анализ предпосылок перехода на адаптивное и превентивное управление устойчивым развитием показал, что фактически почти все элементы адаптивных и превентивных систем присутствуют, кроме наличия Единой Информационной Системы стратегического планирования, хотя имеются ее разрозненные элементы.
В соответствии с предлагаемыми уточнениями иерархический подход к формированию превентивного стратегического планирования устойчивого развития экономики и предпринимательских структур основан на следующих положениях:
1) ведущая роль государства в организации процесса стратегического планирования на уровне всех субъектов РФ и госкомпаний за счет реализации формализованного подхода к планированию (фактически административного планирования, но основанного на индикативном планировании);
2) создание государством условий (прежде всего, единой информационной среды) для реализации эффективного информационного обеспечения процесса стратегического планирования на всех уровнях социально-эколого-экономической системы РФ;
3) переход на интегрированное планирование, то есть на совмещение планового и спонтанного (по нескольким целям) подходов за счет реализации эффективной обратной связи со средой, чему способствует внедрение современных информационных систем управления знаниями на всех уровнях системы народного хозяйства;
4) переход на адаптивные и превентивные системы управления за счет внедрения в практику планирования активных прогнозов — форсайтов, построения стратегического видения, дорожного планирования и использования информационных систем типа BI (business intelligence);
5) переориентация с механизмов господдержки предпринимательства за счет дотаций (как точечных мер по решению конкретных проблем) на механизмы создания эффективной институциональной среды с равными условиями хозяйствования для всех видов предпринимательства (по размерам, формам собственности и т.п.), отказ государства от господдержки госкомпаний;
6) осуществление государственной поддержки малых и средних предпринимательских структур в реализации процесса стратегического планирования за счет предоставления субсидий и дотаций на обучение топ-менеджмента (например, продолжение финансирования Президентской программы обучения) и информационно-консалтинговую поддержку (за счет федеральных и региональных программ поддержки предпринимательства).
Рис.3. Участники Единой Информационной Системы Стратегического Планирования (ЕИССП) и ее структура


Литература
1. Ахтямов М.К. и др. Инновационное развитие предпринимательства в экономике знаний. — М.: Креативная экономика, 2011.
2. Абдеев P.Ф. Механизм управления, его генезис и системоорганизующая роль // Философские науки. — 1990. — №4. — С. 105–113.
3. Farley J.U. and Deshpandй R. Charting the Evolution of Russian Firms from Soviet ‘Producer Orientation’ to Contemporary ‘Market Orientation’. Journal of Global Marketing, 19, no. 2 (2005): 7–26.
4. Николис Г., Пригожин И. Познание сложного. — М.: УРСС, 2003.
5. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Основания синергетики. Режимы с обострением, самоорганизация, темпомиры. — М.: Алетейя, 2002.
6. Клейнер Г.Б. Микроэкономика знаний и мифы современной теории // Высшее образование в России. — 2006. — №9. — С.36.
7. МЭР предлагает контролировать исполнение бумажных планов госкомпаний (новостная статья) // Умное производство. 25.10.2011. //URL: http://www.umpro.ru/ (accessed 11.08.2015.)
8. Стратегия «Инновационная Россия-2020». //URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70006124/ (accessed 11.08.2015.)
9. Федеральный закон Российской Федерации от 28 июня 2014 г. N 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», опубликован 3 июля 2014 г. в «Российской газете» — Федеральный выпуск №6418. Вступил в силу 11 июля 2014 г. Принят Государственной Думой 20 июня 2014 года и одобрен Советом Федерации 25 июня 2014 года.
10. Андреев Ю.Н. Федеральный форсайт: инновационное развитие и его специфические российские особенности // URL: http://itg.irkutsk.ru/index/ (accessed 11.08.2015.)

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия